Badge blog-user
Блог
Blog author
Андрей Гривцов

Суд присяжных и статистика правоохранительных органов

4 Ноября 2014, 10:56

Суд присяжных и статистика правоохранительных органов

Статистика Постов 7
Перейти в профиль

Не так давно прочел в одном издании, что за последний год значительно увеличилось количество уголовных дел по ст. 290 УК РФ (взятка), направленных в суд.

Казалось бы, состав следователей и оперативников качественно не улучшился, ситуация в стране в плане коррупции кардинально не поменялась, а взяточников у нас стали выявлять в разы больше. В чем причина? Исключительно в изменениях в уголовно-процессуальном законодательстве, согласно которым все дела о взяточничестве выведены из-под подсудности судов присяжных и переданы на рассмотрение районных судов. И дело здесь не только в том, что присяжные достаточно часто выносят оправдательные вердикты, но, прежде всего, и в том, что они в свое время являлись весьма качественным средством судебного контроля над следствием.

Поясню. Так уж повелось с советских времен, что вся работа нашей правоохранительной системы построена на статистике. Эффективность этой работы, к сожалению, измеряется не отношением общества, а статистическими показателями. Для следователей это в первую очередь количество направленных дел в суд, низкий процент прекращенных дел, низкий процент реабилитированных граждан, для оперативников — количество выявленных преступлений и процент раскрываемости. Доказать собственную эффективность, получить дополнительные штатные единицы, а возможно, и дополнительные полномочия, руководитель правоохранительного органа может лишь путем демонстрации высоких статистических показателей. Вот и начались еще в начале 2000-х годов в период обострения борьбы силовых кланов гонки за повышением статистических показателей в целях демонстрации собственной эффективности.

В правоохранительных органах есть такой показатель АППГ (аналогичный показатель прошлых лет). Идеальным для опытного руководителя является прирост «хороших» статистических показателей в размере +1 по сравнению с АППГ (вроде и выросли показатели, но и не настолько, чтобы еще через год не обеспечить дальнейший прирост). В масштабах же целой страны ежегодные приросты таких показателей, как, например, направленные дела в суд, для самостоятельного следственного органа, естественно, измеряются уже не единицами, а тысячами и десятками тысяч.

А где брать дела, если преступления не совершаются и должным образом не выявляются? Правильно мыслите: играть со статистикой. Эти игры могут быть разными, от банальной подделки статистических карточек до всякого рода фабрикаций уголовных дел, привлечения к уголовной ответственности при отсутствии доказательств, завышения квалификации и т.д. и т.п.

И вот как раз суды присяжных до определенного времени являлись серьезным препятствием и сдерживающим фактором для такого рода манипуляций. Присяжные — это судьи факта, и принцип презумпции невиновности они трактуют так, как это прописано в Конституции РФ, то есть если доказательств вины не представлено, если имеются неустранимые сомнения в виновности, они, как правило, растолкуют сомнения в пользу подсудимого и вынесут оправдательный вердикт. На самом деле, по статистике присяжные не так уж и много выносили оправдательных приговоров, но они всегда являлись сдерживающим фактором, своего рода красным светом на пути сомнительных дел в суд. Дела о преступлениях, подсудных суду присяжных, при наличии сомнительных доказательств, неоднозначности, следователи и прокуроры в суд старались не направлять, опасаясь опять же плохого для себя статистического показателя — оправдательного приговора. Если говорить о тех же взятках, то при наличии сомнений в виновности, дела о них на конечной стадии старались переквалифицировать на мошенничества, подсудные обычному районному суду, дабы не нарваться на суд присяжных и не получить оправдательный приговор. Естественно, я говорю лишь о случаях обыденных, а не об исключениях вроде заказных дел, дел, связанных с переделом сфер влияний, перераспределением собственности, то есть ситуациях, когда страх перед статистикой отходит на второй план.

Сейчас же, после изменения подсудности дел о взятках, все эти «статистические» страхи ушли, и никто уже не боится отправлять взяточные дела в суд даже несмотря на наличие сомнительных доказательств: считается, что районный суд у нас не оправдывает, а если оправдывает, то в таких исключительных случаях, что испортить статистику можно практически не бояться.

Не хочу быть пророком, но вот почему-то почти уверен, что в ближайшее время резко взлетит вверх и количество направленных в суд дел об убийствах, а следовательно, и раскрываемость убийств. Дело в том, что убийства, совершенные несовершеннолетними, женщинами и покушения на убийства с недавнего времени суду присяжных также не подсудны.

Кто, почему и для чего столь существенным образом сузил подсудность судов присяжных, можно только догадываться. Предполагаю, что в первую очередь здесь не обошлось без лобби правоохранительных органов, чьи статистические интересы, к сожалению, с интересами объективного судебного разбирательства, предусматривающего возможность вынесения оправдательного приговора, далеко не всегда совпадают. Весьма меня удивляет и позиция Конституционного суда РФ, который регулярно на жалобы граждан о лишении их права на суд присяжных твердит, как мантру, что суд присяжных сам по себе не является гарантией объективного судебного разбирательства и что у нас в стране и так каждому гарантирован объективный суд. Мне всегда хотелось спросить тех, кто утверждает подобное в официальных документах: а если (не дай Бог, конечно) в отношении вас возбудят уголовное дело, вы хотели бы, чтобы вас судили присяжные или профессиональный судья единолично? Наверное, ведь измените свою точку зрения, нет? Интересно, что бы по этому поводу сейчас ответил, например, депутат Митрофанов, который наряду с другими своими коллегами не так давно голосовал за закон о сужении подсудности судов присяжных.

Из всего этого могу сделать следующие выводы. Суд присяжных в частности и объективное судебное разбирательство в целом являются действенным способом контроля над работой правоохранительных органов, реально способствуют защите от правоохранительного произвола. Существующие способы государственной оценки эффективности работы правоохранительных органов надо срочно менять, уходить от оценки по статистическим показателям и приходить, например, к оценке по степени доверия обществом. Реформу уголовно-правовой политики следует начинать с реформы судов. Как только мы получим объективное правосудие, вся система предварительного следствия будет вынуждена измениться в сторону объективности.

util