Badge blog-user
Блог
Blog author
Царьков Иван

По другую сторону занавеса

28 Октября 2014, 21:25

По другую сторону занавеса

Статистика Постов 6
Перейти в профиль


47d0c7177da7.jpg
Совсем немного лет назад, уже в наше время, самой дальней заграницей считались Таллин, Рига и Каунас. За экзотику было поехать в Фергану, Ереван или Мухачево. На море в Крым или Геленджик. Остальная заграница была от нас бесконечно далеко. Правда, оставалась еще возможность послужить в составе ограниченного контингента в Чехословакии, Польше, ГДР или, не дай бог, в Афганистане. Всё остальное за высоким занавесом.
Доступное на коротких волнах радио в виде Радио «Свобода» или Би-би-си, или в одноименном глянце «Америка», а также в каталогах с фирменных выставок. Еще изредка непонятно откуда появлялись редкие номера «Русской мысли», «Посевов» или НРС. Мы все хором и уверенностью говорили «Спасибо партии родной за то, что сделала со мной». Искренне верили в коммунизм и чертили «надувную» подводную лодку для бегства в Швецию. Потом коммунистические дедушки начали умирать как мухи и появился лысый дядька в шляпе и с модницей-женой. Ходила шутка, что Раиса Максимовна, впервые попав в Лондон, вместо могилы Маркса попросила отвезти ее в «Маркс и Спенсер». Короче, это она, похоже, наслушавшись голосов и начитавшись «мысли» и разрушила Занавес.




Редкие, но голодные совки потянулись за рубеж. Помню, в 92-м году как рыдала в голос моя жена, впервые попав в буржуйский Харродс в Кенсингтоне. Причем объяснить, почему рыдает, она не могла, от горя или счастья. Мне же магазин Аль Файеда напоминал ВДНХ, где всё есть, но можно купить, причем у меня реально хватало бабок купить там практически всё.



Потом Занавес упал, вместе с ним развалился Совок, Прибалтика уже не воспринималась заграницей, в почете Нью-Йорк, Лондон и Париж. Даже Берлин все еще смотрится «советским». А потом те, кто выжил в 90-е, уехали насовсем. Потому как уже никто не чувствовал обязательств перед «Новой Россией», которая фактически всё только отнимала у людей. Сначала со сберкнижек, потом с ваучеров, черных вторников и дефолтов, а многие и вообще не дожили до наших дней, избитые ментами до полусмерти, погибшие в бандитских разборках или просто не выдержавшие безумного давления дикого российского капитализма.



И вот уехавшие попали в тот мир, за занавесом, и мир из-под занавеса пришел в Россию. Во-первых, подтвердилась старая аксиома о том, что хорошо там, где нас нет, во-вторых, выяснилось, что не такие уж мы и разные. У каждого народа свои тараканы в голове, у каждого придурка свои радости. И казалось, что так и будет. Россия превратится в нормальную европейскую страну без амбиций и будет на пару с Евросоюзом поругивать распоясавшихся американцев, ковыряться в своих проблемах и тихо таскать бюджетные средства. Переживать вместе, горести экономических кризисов и радость технологических прорывов.



Но по гнусной теории диалектики развития, которая, как известно, развивается по спирали, мы вышли на следующий ее виток и, соответственно, Занавес снова поднимается.



И теперь предоставляется возможность попробовать посмотреть на тех за занавесом, но с другой стороны.



Не знаю, как это было у русских, которые попали по другую сторону в «раньшие» времена. Но надеюсь, судя по сочинениям, они не переставали чувствовать себя советскими людьми. Жили, общались, обходили за километр Советское посольство и душой болели за историческую Родину. Наиболее продвинутые писали в газеты и иногда выступали по радио, но их влияние на советскую действительность было несравнимо, по отношению к Пепси, Lee и Мальборо.



Как будут видеть нас те друзья и знакомые, которые остались на «нашей» стороне занавеса, я уже представляю. Они в основном искренне верят в линию Путина, понимают риторику процесса, на кухнях тихо ругают правительство. Вождь задирает занавес по самые небеса, в качестве устрашения начинает съедать своих близких и друзей, ГУЛАГ — это не отдельные места на карте, это на самом деле и есть карта СССР. Где все молодые люди с 18 до 20 лет проходят воинскую обязанность только для того, чтобы понять разницу до и после отсидки, ну и привыкают жить не только к законам, но и понятиям.



Как будем видеть мы тот мир, с сознанием, что возвращение невозможно, ну или нежелательно. Причем невозможно не только по политическим, но и экономическим причинам. Просто опасение быть схваченным в качестве владельца иностранного паспорта, за неверно высказанное суждение в социальной сети, да просто за несоветский взгляд и улыбку. Поверьте, нас, которые прожили десятки лет за рубежами, уже различают по безмятежному лицу и неготовности к броску и удару в ответ за случайную грубость.



Что будет нашей «Новой Русской Мыслью», будем ли мы высматривать знакомые места в футтаджах новостных каналов с другой стороны.



Я уверен только в одном, смотреть на занавес опять с «нашей» стороны я лично не готов.






Искренне ваш,



Ваня Царьков




util