Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Кара-Мурза
Blog post category
Политика

Рекс Тиллерсон и Россия

«В случае своего утверждения я обеспечу исполнение „закона Магнитского“»

12 January 2017, 21:13

Рекс Тиллерсон и Россия

«В случае своего утверждения я обеспечу исполнение „закона Магнитского“»

Статистика Постов 16
Перейти в профиль

Сенатские слушания по утверждению кандидата на пост госсекретаря США всегда превращаются в общую дискуссию о внешней политике. Публичный, под телекамеры, диалог с президентским выдвиженцем — возможность для сенаторов высказаться по темам, традиционно считающимися прерогативой исполнительной власти. Как правило, за несколько часов, отведенных на эту процедуру, законодатели успевают пройтись почти по всей дипломатической географии.

Открывшиеся 11 января слушания по утверждению Рекса Тиллерсона стали исключением. Подавляющее большинство вопросов и реплик, обращенных к кандидату в госсекретари, касались одной темы и одной страны.

Такое внимание к России было неизбежно — не только из-за «хакерского скандала» и доклада американских спецслужб о вмешательстве Москвы в выборы президента США, но и из-за биографии самого кандидата — экс-главы нефтяной компании ExxonMobil, кавалера российского Ордена Дружбы, называвшего свои отношения с Владимиром Путиным «очень близкими», а Игоря Сечина — «другом».

Первый же вопрос кандидату — от сенатора Бена Кардина, автора «закона Магнитского» (как раз на этой неделе Минфин США включил в санкционный список самого высокопоставленного на сегодняшний день фигуранта — главу Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина).

— Поддерживаете ли Вы «закон Магнитского»?

— Да.

— Будет ли этот закон исполняться новой администрацией?

— В случае своего утверждения я обеспечу исполнение этого закона.

Последующие вопросы — и от республиканцев, и от демократов — были призваны обозначить отношение кандидата к ситуации в России.

— Есть ли в России уважение к закону?

— Нет.

— Является ли режим Владимира Путина диктаторским?

— У меня нет причин спорить с такой интерпретацией.

— Законно ли Россия присоединила к себе Крым?

— Нет.

Самый жесткий диалог у республиканца Тиллерсона состоялся с соратником по партии. Сенатор от штата Флорида Марко Рубио внес в официальную стенограмму слушаний список российских журналистов и оппозиционных политиков, убитых при Путине — от Юрия Щекочихина до Бориса Немцова.

— Считаете ли Вы, что Путин и его подельники несут ответственность за убийства диссидентов, журналистов и политических оппонентов?

— Я не хочу делать выводы на основании только публичной информации.

— Это не засекреченная информация. Эти люди мертвы.

Еще один вопрос от Рубио: «Согласны ли Вы с тем, что Путин — военный преступник?» Сам сенатор его таковым считает, в доказательство приводит не только уничтожение Алеппо, но и бомбардировки Чечни в 1999–2000 годах. Тиллерон ответил, что «не стал бы использовать такой термин». Ответ сенатора «не удовлетворил». Как не удовлетворил (впрочем, не только его) и другой ответ: кандидат в госсекретари не смог сказать, сохранит ли введенные недавно санкции против российских структур, участвовавших в кибератаках, и будет ли поддерживать сенатский законопроект с новым санкционным пакетом.

Столь пристальное внимание к позиции Рубио (к слову, соперника Дональда Трампа на прошлогодних республиканских праймериз) неслучайно. Именно его голос станет решающим при утверждении Тиллерсона. Партийный расклад в комитете по иностранным делам — 10 республиканцев на 9 демократов. Если демократы проголосуют исходя из партийной дисциплины, одного «перебежчика» будет достаточно. Да и в общем составе Сената перевес республиканцев над демократами невелик — 52 на 48. Достаточно трем республиканцам посчитать, что позиция Тиллерсона в отношении Кремля слишком мягкая — и его утверждение может быть заблокировано.

И сам Тиллерсон, и команда будущего президента это хорошо понимают. Как понимают и то, что влияние Конгресса на внешнюю политику не ограничивается утверждением госсекретаря. «Право кошелька» никто не отменял: бюджет Госдепартамента и других внешнеполитических программ зависит от законодателей. Им же принадлежит право надзора за деятельностью администрации и вызова госсекретаря на Капитолийский холм для публичных отчетов.

Разделение властей, институты, система сдержек и противовесов — не красивые лозунги, а стержень государственного устройства в конституционных демократиях. Кто бы кого ни считал своим другом. Поэтому вряд ли Игорю Ивановичу удастся в обозримом будущем прокатиться с Тиллерсоном на мотоцикле.

util