Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Вахтель

Ходорковский, масштаб личности или объект события?

2 Ноября 2014, 11:29

Ходорковский, масштаб личности или объект события?

Статистика Постов 4
Перейти в профиль
Есть две точки зрения относительно переломных эпох. Одна китайская: «Не дай вам бог жить во время перемен!». Другая — русская, выраженная поэтом Тютчевым: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». И та, и другая демонстрируют возможность полярного подхода к одним и тем же событиям.

В частности, эти философские напутствия достаточно точно предопределили судьбу двух ярких личностей в российской истории начала нового века.

Одного из них обстоятельства вознесли на вершину власти. Другой, используя обстоятельства, достиг вершины финансового могущества. Теперь по законам жанра эти двое обязаны встретиться. И они встретились. Место встречи: Россия, эпоха перемен.

Это произошло 19 февраля 2003 года в Кремле, на встрече крупнейших российских предпринимателей с президентом. Тогда Михаил Ходорковский представил доклад «Коррупция в России — тормоз экономического роста». Это была неудобная тема, и президент вынужден был выслушать о российской коррупции то, чего слышать о ней не хотел.

Логика доклада заключалась в главном посыле: бесполезно бороться с коррупцией в государстве без помощи самого государства как заинтересованной стороны. В приведенном им примере Ходорковский показал, что в государственных компаниях принимаются решения, мягко говоря, не очень прозрачные. Это был откровенный намек на близких президенту людей, в тени которых находился и сам президент.

На самом деле доминирование коррупционной составляющей весьма выгодно сегодняшней власти. Ведь гораздо удобнее держать бизнес и госчиновников на коротком поводке и таким образом осуществлять управление страной, чем ломать систему и делать бизнес прозрачным. В этой ситуации власть могла бы потерять реальные рычаги управления и лишиться возможности правового давления на бизнес.

Этого не мог не понимать и Ходорковский, и, тем не менее, он не только сделал свой доклад, но и оппонировал президенту в прениях. Это и стало последней каплей, за которой последовала череда известных событий...

Тогда кипели нешуточные страсти, и все тогда было неподдельным — успех, опала, тюрьма и, конечно, достоинство, с которым Ходорковский преодолел все испытания.
Перемена судьбы действующего лица совершалась у нас на глазах. И во всем происходящем угадывались элементы классической драмы, первый акт которой, в соответствии со строением жанра, открылся декламационным прологом в Кремле.

Дальнейшее развитие действия вполне повторяет сюжетно-образную концепцию трагедии времен Эсхила — идея всемогущества рока и обреченность борьбы с ним, когда общественный порядок изображается установленным раз и навсегда, и поколебать его не могут даже взбунтовавшиеся титаны.
Конечно, сегодняшнему обывателю такие образно-исторические параллели покажутся нелепыми. И напрасно, потому что неизвестно, каких высот достигла бы древнегреческая трагедия, доведись Эсхилу посидеть с десяток лет в русской тюрьме.

А тогда, в две тысячи третьем, этот странный человек сам взошел на эшафот. Он не отказался делать тот самоубийственный доклад и позже не покинул страну даже тогда, когда обстоятельства личной безопасности уже настоятельно требовали того.
О причинах его поведения можно только гадать. Видеть в них только акт жертвенности, то есть человека, «который вместо предлежавшей ему радости, претерпел крест», будет откровенным святотатством — не был он безгрешным праведником.

Скорее это был просчет, в основе которого лежала эмоциональная составляющая. Трудно в сорок лет оказаться на такой высоте и избежать «головокружения от успехов». Однако, несмотря ни на что, этот человек доказал, что живет в соответствии со своими конкретными нравственными принципами.

В этой связи отчетливо виден качественный скачок уровня его мировоззрения. В какой-то момент к успешному бизнесмену Михаилу Ходорковскому пришло осознание того, что всех денег не заработаешь, и он начал работать на будущее. Его компания вкладывала огромные деньги в образовательные проекты и благотворительность, он стал понимать, что нужно распространять технологии и финансировать подготовку учителей.

Феномен Ходорковского состоит в том, что если у Морганов эволюция сознания от «пиратов до магнатов», от первоначального накопления для себя до заботы о процветании нации происходила в течение нескольких поколений, то Ходорковский преодолел этот путь всего за 15 лет. Однако, по старой российской традиции презирать отечественное и нахваливать чужое, его талант показался опасным и не нужным. Поэтому он был вначале показательно репрессирован на родине, а затем вытеснен за ее пределы.

Остальной бизнес-бомонд, напуганный жесткостью власти, стал окончательно послушным в обмен на ее покровительство и отпущение грехов.

В России существует давний обычай закон не исполнять и судить не по правилам, а по совести, а сегодня еще и по понятиям. Так вот, сегодня этот человек чист и по закону, и по совести, и по понятиям — ведь он единственный олигарх, который сполна расплатился за все, даже за то, чего не совершал. (Кстати, таким образом, власть формально довела до абсолюта вину остальных, «неочищенных»...)

Этот человек побывал на самом верху и на самом дне. Он много переосмыслил и не сломался. Он потерял деньги, но сохранил честь и приобрел серьезный нравственный капитал. И теперь перед ним стоит одна главная задача — этот капитал не растерять.
Для этого ему уже сейчас нужны действия, подтверждающие масштаб его личности. Или Ходорковский способен нести нагрузку политического лидера и нравственного авторитета, или он — лишь объект бурных событий переломной эпохи, который временно привлек к себе внимание публики.



Рига, 20.09.2014





util