Badge blog-user
Блог
Blog author
Анастасия Денисова

Зомби внутри нас

5 Ноября 2014, 10:02

Зомби внутри нас

Статистика Постов 1
Перейти в профиль

Анастасия Денисова — координатор программы толерантности Комитета «Гражданское содействие»

Вот уже около трех лет на приеме в Комитете «Гражданское содействие» мы спрашиваем беженцев и мигрантов: «Вас били в России из-за вашего цвета кожи, внешности, религии или языка?» 103 человека ответили «да», и многие рассказывали по нескольку случаев. Это узбекский ребенок, которого облили кислотой и выжгли глаз под крики «догоняй, убивай!»; это афганские крепкие мужчины, которые в одиночку противостояли толпе пьяных молодчиков, решивших помочь государству отрегулировать миграционные процессы; это буквально вспоротые ножами африканцы, все никак не могущие понять, что жить в Подольске им почему-то нельзя; это геи из Центральной Азии, которых и здесь ставили к стенке и «выколачивали» ориентацию; это киргизская женщина, которую насилием ее соотечественники заставляют соблюдать «чистоту расы» и не встречаться с таджиками и узбеками. Порывы «чистоплотности», как видно, возникают не только у этнических русских — явление это интернациональное.

Есть у нас принцип в работе с пострадавшими от таких нападений — сам человек должен считать, что на него напали именно из-за его цвета кожи, разреза глаз, иностранного говора, тюбетейки или православного крестика. Если человек в этом уверен, уже потом можно пытаться найти другие типичные следы: нападение толпой на одного, отсутствие других причин, выкрики.

До сих пор со всеми побитыми и искалеченными — таджиками и узбеками, африканцами и арабами — этот подход работал. Мы начинали сбор средств на лекарства, искали юристов, готовых за крошечные суммы добиваться возбуждения уголовных дел.

Этой теплой осенью мне пришлось побывать в больнице имени Пирогова у парня с русским именем Алексей и внешностью Брюса Ли. «Брюс Ли», парень корейского происхождения, для которого русский язык является родным, был в памперсах и прикован к кровати. Летом его сильно избили незнакомые ему люди, повредили позвоночник, теперь руки плохо двигаются, а ноги вообще отнялись. За ним гнались несколько сот метров с криками: «Догоняй чурку!» Когда догнали, залили глаза газовым баллончиком и достали дубинки. Друг Алексея написал нам письмо с просьбой о помощи — денег на оплату больничных счетов занять больше было не у кого, не говоря уже об оплате услуг адвоката.

Беседа с Алексеем меня повергла в смятение.

— Как вы думаете, почему на вас напали?

— Сам не могу понять до сих пор.

— Ну есть какие-то догадки?

— Их было много, они неожиданного побежали прямо на меня, когда я стоял на трамвайной остановке. Вокруг было много людей. Почему ко мне — до сих пор не могу понять.

Я молча смотрела на его красивые раскосые глаза и не могла понять, чего именно он не может понять. Так и ушла.

Алексей позвонил через несколько дней после нашей встречи, полтора месяца после нападения и нескольких операций:

— Как вы думаете, может, им не понравилось, что я выгляжу не как типичный русский? Да нет, вряд ли. Я же русский почти — русский язык для меня родной, дома всегда на нем говорили, работаю поваром в государственном учреждении уже много лет, одеваюсь как все москвичи...

Адвокат, которого мы пригласили для защиты прав Алексея, как водится, произвел магическое действие на правоохранительные органы, и уголовное дело сразу возбудили. Как-то быстро выяснилось, что один из нападавших известен по кличке «Гитлер», и Алексей был далеко не первой жертвой этой компании.

Наверное, многие из нас уже невольно окидывали «взглядом неонациста» своих близких, чтобы оценить, насколько наши мужья или сыновья могут быть похожи на кавказца или азиата и каковы их шансы стать жертвами борцов за чистоту расы? Но сбрить бороду еще можно, а вот ушивать разрез глаз или отбеливать кожу, наверное, мало кто решится. «Да и не все так страшно пока», «это же единицы, и их обязательно поймают и посадят» или «ну нас-то ни с кем не спутают», думаем мы. Алексей тоже никак не мог понять, его-то за что?

Искалечивших Алексея, возможно, удастся остановить по закону, но этого еще предстоит добиваться, а что делать со спонтанным насилием на улицах Москвы, Питера и других крупных городов?

Организованные группы неонацистов рано или поздно встанут поперек горла властей, а подвыпившие люди, разных, между прочим, национальностей, в электричках и переулках, в метро и подъездах, вместе с опьянением испытывающие острую «любовь к родине» и желание эту любовь немедленно доказать, ударив, пырнув, на «слабо» повалив и искалечив «не такого» — с этим что делать? Пострадавшие мигранты, если удалось выжить, и сами неохотно обращаются в полицию, боятся ее и не верят в успех. А если даже подадут заявление, то властям, как показывает наша работа, часто нет дела до таких спонтанных нападений. Злодеев вряд ли найдут, а «висяки» никому не нужны. И зомби гуляют на свободе.

Можно игнорировать ненависть. Это очень прагматично и разумно. А чего париться, ведь ненависть к чужакам или тем, кто кажется чужаком, — древняя, как мир. Можно игнорировать, правда. Ну, людей жалко и за родных страшновато.

Наверное, мы не такие прагматичные и разумные в нашей благотворительной организации, поэтому начали кампанию против зомби. И мы предлагаем начать с себя.

Нам кажется, что маленький фашист, способный ненавидеть и нападать, живет в каждом из нас. Нетерпимость, культ силы и желание подавлять других — это архаичные черты любого человека. Этого внутреннего фашиста можно игнорировать, и тогда рано или поздно он завладеет нами. А можно научиться его контролировать: следить за собственными словами и действиями, и тогда он так и останется маленьким и слабеньким.

Потому что нетерпимости противостоит равенство и гуманизм, культу силы — миротворчество и солидарность, желанию подавлять других — свобода. И это тоже древние, заложенные в нас культурой и цивилизацией идеи.

Кто побеждает внутри тебя?

util