Badge blog-user
Блог
Blog author
Елена Боровская

Первая акция против президента Путина была 15 лет назад — в день его инаугурации

7 Мая 2015, 21:28

Первая акция против президента Путина была 15 лет назад — в день его инаугурации

Статистика Постов 5
Перейти в профиль
15 лет назад, 7 мая 2000 года, состоялась первая инаугурация Владимира Путина.

В тот день и произошла первая, насколько мне известно, антипутинская акция протеста. Провели ее нацболы и представители левых движений — Авангарда красной молодежи Сергея Удальцова и, если память не изменяет мне, Союза коммунистической молодежи. Всего в акции участвовало около 30-40 человек. В основном интеллигентная городская молодежь, студенты.

Идея заключалась в том, чтобы во время инаугурации перекрыть Большую Дмитровку возле Манежа, в прямой видимости от Кремля, и развернуть транспарант, на котором было написано что-то вроде «Долой престолонаследие и самодержавие!».

Стоял солнечный день. Общая встреча была назначена на Манежной площади. Оттуда с самого утра начали поступать тревожные сигналы: мол, там милиция и люди в штатском, ведущие наружное наблюдение. Дежурил серый микроавтобус и возле «Бункера» на Фрунзенской — штаба НБП, откуда часть нацболов должна была стартовать на акцию.

Нацболы в штабе вели себя тихо, озадаченные явным риском провалить акцию. Поскольку предполагалось, что микроавтобус может быть оснащен средствами удаленной прослушки, общались по делу, лишь переписываясь на бумажках. В итоге старт решили перенести на окончание инаугурации, когда оперативная обстановка должна была разрядиться.

Оставалось лишнее время. Все собрались в одном из помещений, включили старый черно-белый телевизор, который никогда до этого не включали (он был притащен кем-то с окрестных помоек в качестве реквизита, чтобы разбить на какой-нибудь акции), и молча вперились в трансляцию инаугурации. Изображение было мутным, тень Путина бодро двигалась по серой ковровой дорожке и перспективы были неясными — ничего хорошего никому, кроме самого Путина, все это не обещало.

Трансляция окончилась, и основная группа нацболов стартовала на место встречи, хитро маневрируя дворами. Те, кто еще оставался, стали спешно зачищать штаб на предмет возможного обыска после акции: вынули из загашников бутылки с бензином, но на улицу не потащили, чтобы не привлекать внимание, а стали сливать их в канализацию. Затем там же, по суете, начали сжигать и бумажки с записями. Разумеется, такого унитаз уже не перенес и, обратившись в огнедышащего дракона, выплюнул струю пламени в потолок. Это тоже несколько повлияло на перенос начала акции: тушение горящего туалета и разгон дыма заняли некоторое время.

На Манежке первые антипутинцы стояли вразнобой и тщательно делали вид, что никто ни с кем не знаком. Когда все наконец собрались, акционеры двумя ручейками потянулись к Дмитровке, выплеснулись на проезжую часть и развернули транспарант. Тут же практически мгновенно началось винтилово. Я шла совсем в хвосте, и, когда оказалась на точке действия, мне оставалась только броситься в смятый милицией строй, схватиться за край уже упавшего на асфальт транспаранта и тут же быть задержанной. Прессы на акции практически не было.

Было схвачено чуть более половины протестовавших, другие успели разбежаться. После оформления нас развезли до суда по трем отделениям. Суд состоялся только через трое суток, по окончании выходных и праздничных дней, все это время участники акции просидели в милиции. Мы — три девушки из НБП и одна из АКМ — были в ОВД на Красной пресне, в КПЗ — помещении примерно 3 на 4 метра, большую часть которого занимала невысокая деревянная ступенька в качестве лежака. Спали на куртках, ели и курили то, что передали с воли. Менты вели себя недоверчиво, но беззлобно, лишь однажды намеренно подсадили к нам хорошо одетого, но вусмерть пьяного кавказца — за то, что громко орал в дежурке. Дядька продолжил шуметь и на нас, однако мы начали делать вечернюю зарядку, он тоже стал пробовать отжиматься от стенки, но ощутил себя неубедительным и поспешил «сломиться с хаты». Потом отгремел салют 9 мая, и суд назначил всем штрафы.

Паспорта милиционеры возвращали только в обмен на квитанцию об оплате штрафа, поэтому после суда нацболы и молодые коммунисты оккупировали ближайшие сберкассы. Точную сумму штрафа я уже не назову, помню только, что она была сравнительно небольшой. Деньги на штрафы привезли товарищи, скинувшись. Обысков и иных последствий эта акция не имела.

Ранее, за некоторое время до инаугурации газета «Лимонка» опубликовала обширный материал, посвященный Путину и его связам с криминалитетом, после чего редактора побили возде подъезда его дома. Все это было тогда, когда нацболы еще третировали «Макдоналдсы» и регулярно забрасывали Никиту Михалкова продуктами питания за его контакты с Нурсултаном Назарбаевым.

Так почему НБП сразу же выступила в оппозиции к Путину? Большая же часть общества, а главным образом истеблишмента, приход Путина одобрила (правда, как-то упустив из виду, что в доверие втерся пресловутый сотрудник КГБ).

Было бы странно, если бы нацболы, которые за полгода до того разбрасывали по Москве листовки с портретом Бориса Ельцина и призывом «сброситься на киллера», положительно восприняли бы ельцинского ставленника. Было очевидно, что речь идет не о честной политической конкуренции в рамках действующей избирательной системы, а о банальном, хамском престолонаследии. Нацболы сами тоже хотели участвовать в честных выборах.

Было очевидно и то, что патриотически настоенной общественности в лице Путина подсовывают симулякр. (Симулякр в дальнейшем и расплодил вокруг себя другие симулякры — прокремлевские молодежные организации, псевдопатриотические структуры из мошенников и параноиков; пирровыми победами обернулись аннексия Крыма и «установление конституционного порядка» в Чечне.)

А в тот давний 2000-й год на западе Москвы странным предзнаменованием появились (и потом опять исчезли, но не навсегда) билборды и щиты на фонарях с лозунгом «Слава России!» в качестве государственной рекламы. «Слава России!» тогда только что отскандировало Русское национальное единство Александра Баркашова, широко подсвеченное медиа накануне его разгрома. В августе загорелась Останкинская телебашня.

Потом закрыли газету «Лимонка». В Уголовный кодекс было введено наказание за экстремизм. Нацболы наконец перестали забрасывать продуктами питания Никиту Михалкова, переключившись на главу Центризбиркома Александра Вешнякова, а в «Макдоналдсах» стали проводить конспиративные встречи.

В 2004 году Путин опять стал главой государства. В день президентских выборов горел Манеж. Александр Вешняков предположил, что это «провокация против России». А незадолго до думских выборов произошел страшный пожар в Российском университете дружбы народов, в котором погибли несколько десятков человек.

Вторую инаугурацию нацболы отметили в Большом театре на опере «Мазепа», куда, по слухам, мог приехать Путин: перед началом второго действия (занавес еще не был поднят, но свет уже погас) одна группа забралась на сцену, другая группа — в правительственную ложу, третья группа вывесила на балконе транспарант «Долой самодержавие Путина!» и приковалась наручниками к канделябрам. В зрительный зал полетели листовки, на сцене скандировали «Царизм не пройдет!» и зажигали файера. Вот цитата из листовки: «7 мая 2004 года — день национального позора. На престол (иначе не скажешь) взошел человек, обманувший собственный народ. Бесчестные выборы сделали Путина президентом. Россия превращена в полицейское государство, ее народ — в крепостных».

Охрана, выдирая нацболов из наручников, надавала им крепких тумаков, а одному парню серьезно разбили голову. Задержание происходило под одобряющее улюлюканье части публики, хотя некоторые люди встретили акцию аплодисментами. По окончанию хэппенинга опера продолжилась. Всего было задержано 16 человек, половина из которых — девушки. Суд признал нацболов виновными в мелком хулиганстве и назначил им от 1 до 7 суток ареста. Большинство вышли на свободу на следующий день после акции.

Потом в Украине произошла Оранжевая революция. НБП высказалась в поддержку братского украинского народа. Потом запретили НБП. Потом были выборы 2008 года, которые я пропустила, сидючи в тюрьме за нацбольскую деятельность, а те ребята, кто были на свободе, протестовали против престолонаследия. Потом новый президент Дмитрий Медведев легализовал политическую охранку под видом Центров по борьбе с экстремизмом.

В 2012 году под третью инаугурацию Путина произошли массовые протесты на Болотной площади. За месяц до того над столицей вовсю пылала башня «Восток» в «Москва-сити».

Потом начались массовые аресты протестовавших на Болотной и задержания людей за белый цвет. Потом запретили все остальное, чуть позже — все остальное, что не успели запретить раньше. В Уголовный кодекс было введено наказание за неоднократное участие в митингах. На всех углах стали бесстрашно кричать «Слава России!» и закрывать «Макдональдсы».

Потом в Украине произошла Революция достоинства, а потом началась война. В числе прочих лиц воевать с братским украинским народом поехали экс-лидер РНЕ Баркашов и экс-нацболы. Экс-лидер АКМ Сергей Удальцов сел в тюрьму за протесты на Болотной, но тоже поддержал «борьбу с фашизмом». Между тем, людей начали задерживать за желто-голубые цвета.

Пребывая в некотором скепсисе, с интересом жду четвертой инаугурации. «Макдоналдсы» все-таки пока уцелели —несмотря на то, что Никита Михалков призывает граждан есть дома. А вот оперы, кстати, начали запрещать.


util