Badge blog-user
Блог
Blog author
Тамара Эйдельман

Тамара Эйдельман: «Вы дустом не пробовали?»

19 November 2014, 13:00

Тамара Эйдельман: «Вы дустом не пробовали?»

Статистика Постов 1
Перейти в профиль

Заслуженный учитель России — о том, как «модернизация», «оптимизация», «самоокупаемость» и «подушевое финансирование» убивают школу

Позволю себе начать издалека. В последнее время часто вижу в средствах массовой информации самые разные (иногда просто вопиющие) примеры неграмотности и необразованности студентов. Вывод из этого делается обычно такой: вот до чего нас довел ЕГЭ. Какая простая связь. Все эти люди, которые не знают примитивных вещей, сдавали ЕГЭ, поступили, и вот вывод — во всем виноват экзамен.

А может быть, есть какие-то куда более глубокие причины наступающего на нас со всех сторон страшного, глубокого невежества? Невероятное отупение массовой культуры, телешоу, которые не только обрушивают на головы молодых зрителей тонны оболванивающей информации, но еще и внушают им четкую уверенность — для того, чтобы преуспеть в жизни, чтобы жить в хоромах, ездить на огромной машине, отдыхать в роскошных отелях, учиться совсем не надо.

Конечно, массовая культура всегда была такой, но еще не так давно нам было что ей противопоставить. Сегодня у образовательных программ на радио и телевидении «слишком низкий рейтинг», билеты в музеи и театры дорожают так, что далеко не каждый родитель может позволить детям регулярно туда ходить. Что остается?

Остается школа.

Школа, которая всегда худо-бедно была островком не только знаний, но и жизни, в большой мере противостоявшей телешоу. И я сейчас даже не говорю о выдающихся школах, воспитывающих интеллектуальную элиту. Школа в маленьком поселке где-нибудь за Уралом при наличии хорошего директора и нескольких энтузиастов могла стать настоящим центром притяжения для молодежи. Школьный спектакль, исторический кружок, литературное кафе — все это может показаться примитивным столичным снобам, но для ребят из этого поселка такие мероприятия часто оказываются важнейшей ниточкой, связывающей их с мировой культурой.

Мне неоднократно приходилось читать школьные работы, присланные на различные конкурсы. Большая часть из них обычно бывает достаточно примитивна, хотя всегда попадаются настоящие, глубокие, умные исследования. Но я всегда думаю, что эти девочки и мальчики, которые под руководством своей, может быть, не очень далекой учительницы, собирали материалы, обрабатывали их, как могли, они ведь тоже соприкоснулись с культурой, с историей, увидели какую-то жизнь за пределами той серости, которая окружает их на улице.

И вот этот островок культуры в последние годы у нас тоже весьма последовательно и успешно отбирают. Казалось бы, хуже со школой обходиться уже невозможно. Нищенские зарплаты, тяжелые условия труда, наглый деспотический контроль вышестоящего начальства, одуряющие отчеты. Впрочем, уже давно стало ясно — все, кто могли или хотели найти себе другую работу, из школ ушли. Остались или те, кому совсем некуда идти, или же энтузиасты, которые будут работать и при этой зарплате, и при всех сваливающихся сверху отчетах. Так и хочется спросить: «А вы дустом не пробовали?»

Оказывается, можно и без дуста. Можно вооружиться модными словами — «модернизация», «оптимизация» (прости господи), «самоокупаемость» и благополучно добивать школу с их помощью. И первое, что душит школу, это вовсе не ЕГЭ, который, как раз, на мой взгляд, намного облегчает жизнь ученикам и дисциплинирует учителей.

Но про ЕГЭ все слыхали. А все ли слыхали про подушевое финансирование? Уже несколько лет, как каждая государственная школа получает деньги в зависимости от количества учеников. Есть даже такое понятие: «каждый ученик приносит с собой N рублей». Приносит, как легко догадаться, не в прямом смысле, а в переносном — за него государство платит эту сумму. Как логично... Только это значит, что малокомплектные школы обречены на вымирание. И та самая школа в маленьком поселке, где она для своих учеников, может быть, единственный свет в окошке, благополучно прикажет долго жить. Зато очень выгодно создавать мощные комплексы. К чему это приводит — мы видим сейчас в Москве, где идет безумное объединение школ. И волнует меня не столько объединение школ для талантливых детей с обычными школами — эти, надеюсь, выживут. В сильных школах обычно и руководители сильные, и коллектив устойчивый. А вот те школы, где учатся слабые ученики, школы «на рабочих окраинах», школы, где большой процент составляют дети гастарбайтеров? А что уж говорить о школах коррекционных, школах для инвалидов, эти-то вообще никому не нужны. Их ведь сливают с обычными школами. Вот и все. Ах, ты слабенький? Видишь плохо, инвалид-колясочник? Ну что делать? Стране нужны солдаты... Ты же все равно нормы ГТО сдать не сможешь.

Вообще-то, чем слабее ученики, тем больше им нужно внимания, тем меньше учеников должно быть в классе, тем больше времени учитель должен уделять каждому из них. Нет, давайте объединим школы, давайте создадим агрегаты из нескольких школ, и пусть они там разбираются сами. Хорошо это или плохо? А мы узнаем по результатам ЕГЭ. Результаты ЕГЭ по московским школам, если верить начальству, после объединения повысились. Оно и понятно — объединили слабую школу с сильной, средний балл вырос.

Сколько ни говорили, ни кричали учителя, директора, журналисты — нельзя оценивать школу по результата ЕГЭ — все продолжается. И, когда очередной начальник в очередной раз скажет вам, что это не так — не верьте. Что там школы — губернаторов оценивают по тому, как у него в области сдают ЕГЭ. И дело даже не в том, что таким образом создается ситуация, когда всем выгодно позволить детям жульничать на экзамене, — хотя это тоже часть нашего общего морального разложения. Я вижу в этом еще более страшную вещь. Всем выгодно быть чемпионами. Школы, где дети лучше всего сдают экзамены, получают премии, учитель, подготовивший победителей олимпиады, получает премию, ну и так далее и тому подобное. Очень хорошо, когда дети хорошо сдают ЕГЭ и хорошо поступают в вузы, очень приятно учить детей — победителей олимпиад. И почему же никому не приходит в голову, что если где-то в маленьком провинциальном городке учительница математики двоечников научила на тройку, то, может быть, она совершила не меньший, а даже больший подвиг, чем те, у кого дети побеждают на Всероссийской олимпиаде. Дети, идущие на олимпиаду, уже мотивированы, они обычно уже воспитаны семьей, задача учителя, конечно, очень важная, научить его основам своей дисциплины, помочь решать сложные задачи. И это очень хорошо. А как быть с теми тысячами, которые не хотят решать сложные задачи? И простые не хотят? Никакие не хотят? Хотят поскорее выбежать из школы, закурить в подворотне и пойти бессмысленно шататься по городу. Кто наградит учителя, который научил их хоть чему-то, который прочитал с ними несколько книг, съездил на экскурсию и сделал так, что этим детям, у которых дома только пьяный отец и замученная жизнью мать, чтобы вот ЭТИМ детям понравилось учиться?

Кто обеспечит дополнительные занятия русским языком для детей, которые почти не говорят по-русски? Сколько криков и воплей о том, что мигранты, видите ли, не хотят интегрироваться в наше общество. Так, может, стоит помочь их детям интегрироваться? Например, помочь нормально учиться в школе, ведь школа — один из основных путей социализации. Сегодня этим занимается организация «Гражданское содействие», и считает при этом каждую копейку, а много ли таких курсов в школах?

И, кстати, а много ли в школах вообще дополнительных занятий? Когда пару лет назад журналисты кричали о том, что у нас отнимают бесплатное образование, их успокаивали — все основные предметы остаются бесплатными. Так и есть. А платить надо... Ну да, только за кружки, за предметы по выбору, за школьные секции, за танцы... Это ведь не ЕГЭ. Никто не будет оценивать школу по тому, сколько детей не убежало сразу домой, а осталось в школе до 5-6 часов, чтобы позаниматься тем, что им интересно — неважно будет ли это кружок лепки или спецкурс по изучению философии экзистенциализма. А ведь это, может быть, самое главное. Или по крайней мере, это не менее важно, чем основные занятия.

А еще между делом в этом году из бюджета школ вообще исчезла строчка, определявшая деньги на группы продленного дня. Не оплачивает больше государство продленку и все. Есть школы, которые как-то вывернулись, и платят за продленку из других статей своих расходов, а в большинстве случаев, конечно, должны платить родители. Еще одна гирька, отягощающая семейные расходы. Как же не заплатить за продленку, если родители работают, и ребенка некуда деть. Значит, бедным семьям придется сэкономить на чем-то еще. Например, на «культпоходе в театр», который предложит школьникам классный руководитель. Или на покупке книг.

Сегодня в Москве, да и не только в Москве, можно увидеть роскошные здания школ. Сегодня всюду в школах стоят компьютеры (вопрос, конечно, кто и когда ими пользуется), сегодня произносятся гордые речи об оптимизации. Но за всем этим стоит одна страшная реальность — образование добивают окончательно. То, что государство не смогло сделать, унижая учителей, грабя их и ставя в невыносимые условия, то оно делает, заходя с другой стороны и прикрываясь красивыми словами о финансовой окупаемости, более правильном ведении дел, более эффективном менеджменте. И это значит, что скоро у нас останутся небольшие островки в Москве, Петербурге, Казани, Челябинске, Екатеринбурге, где будут сохраняться элитарные школы для сильных учеников, туда, кстати, будут отправлять своих чад те начальники, которые по каким-то причинам еще не подсуетились и не отправили своих деток в Лондон. А всех остальных по сути дела будут учить счету, письму, основам истории государства Российского с упором на благодетельность самодержавия, а потом, наверное, и закону божию.

Вот тут-то заживем!

util