Badge blog-user
Блог
Blog author
Ольга Зеленина

Безответное письмо в Московский комсомолец

29 January 2015, 09:53

Безответное письмо в Московский комсомолец

Статистика Постов 7
Перейти в профиль

<anons>В газете Московский комсомолец была напечатана статья А. Степанова, содержащая утверждения, не соответствующие действительности. Главному редактору газеты было направлено письмо с просьбой разместить ответную реплику и её текст.</anons>
9ad346858f42.jpg
Редакция газеты убрала с интернет- сайта статью А. Степанова, но реплику не разместила.

Хочется, чтобы наша точка зрения была увидена моими друзьями. Поэтому я привожу текст реплики здесь как отражение моей позиции по данному вопросу.

«13 ноября Александром Степановым в статье «Дело о булочках с опийным маком дошло до суда» были изложены сведения, которые не соответствуют действительности, порочат нашу репутацию, способствуют репрессивной политике ФСКН. В этой статье содержатся утверждения, которые не подтверждаются ни материалами уголовного дела, ни обвинительным заключением. В ней идет речь о старательно раздуваемом «деле кондитеров» или маковом деле, которое стало очередным звеном в цепи репрессий ФСКН: «дела ветеринаров» — «дела химиков» — «дела «врачей» — «дела бакалейщиков».

Прежде всего, полностью не соответствуют действительности утверждения А. Степанова о наличии свыше полутора тонн опийных наркотиков в импортированном маке и о том, что производилась маскировка наркотиков под пищевой мак. Самими материалами расследованного дела утверждается, что С.Я. Шилов импортировал вовсе не опийные наркотики, а ПИЩЕВОЙ МАК, соответствующий международным и российским требованиям. Никаких подтверждений процесса «замаскирования» и того, что в пищевой мак что-либо добавлялось импортерами, в деле нет. Утверждения А. Степанова есть либо фантазия журналиста, либо информация, полученная из недоброкачественного источника.

Явно стремясь очернить обвиняемых в преддверии предстоящего судебного разбирательства, А. Степанов пишет, что организатору и участникам якобы существующего преступного сообщества предъявлено обвинение в совершении 25 преступлений. Однако на деле более половины участников обвиняются по 2-3 эпизодам.

Абсолютно не соответствует действительности утверждение, что «Оборот наркотиков, в котором обвиняются „кондитеры“, даже по скромным подсчетам, тянет на криминальный рекорд — более миллиарда рублей. С 2010 по 2012 год Шилов через подконтрольные ему фирмы ввез в Россию около полутора тысяч тонн опиумного мака, предназначенного для производства наркотиков — морфина, кодеина и тебаина». Материалами дела не подтверждается, что Шилов ввозил в Россию «опиумный» мак (растения). Шилов импортировал в Россию ПИЩЕВОЙ МАК («семена») в установленном законом порядке и строго через таможенные посты. В законном же порядке реализовывал его оптовым покупателям. Цена реализации составляла от 80 до 150 рублей в зависимости от цены закупки, транспортных расходов и конъюнктуры рынка. Кроме того, ни материалами уголовного дела, ни какими — либо научными исследованиями, а также заключениями экспертов не подтверждается, что пищевой мак используется наркозависимыми лицами «для производства наркотиков — морфина, кодеина и тебаина».

Является лживым утверждение, что «... предприниматель, которого в прессе прозвали „маковым королем“, покупал отходы фармацевтического мака с высоким содержанием наркотических веществ и маскировал его под кондитерский». Как уже указывалось, Шилов приобретал и импортировал ПИЩЕВОЙ МАК. В материалах дела отсутствуют доказательства, что испанская фирма Alcaliber S.A. занималась «реализацией отходов фармацевтического мака». На самом деле испанская фирма Alcaliber S.A. кроме морфина, кодеина и других алкалоидов продает в 23 страны мира и пищевой мак. В уголовном деле нет данных, что фирма Alcaliber S.A. извлекает опиаты из семян, поскольку это практически невозможно для получения опиатов в промышленном масштабе. Именно поэтому Конвенция о наркотических средствах, не признающая наркотиком никакие части растения опийного мака, особо оговаривает, что семена мака не должны подвергаться никакому контролю. По сути, А. Степанов обвиняет испанскую фирму в умышленном сбыте наркотиков.

Кроме того, вопреки утверждениям ФСКН классификации растения Мак на фармацевтический, технический и пищевой не существует. Пищевым маком принято называть семена Мака, предназначенные для пищевых целей. При этом материалами уголовного дела подтверждается, что весь импортируемый С.Я. Шиловым пищевой мак имел необходимые сертификаты соответствия товара нормативам, предусмотренным нормативными документами органов власти Таможенного союза.

Таможенные декларации, копии которых составляют десятки томов дела, подтверждают ввоз именно пищевого мака. В деле есть как минимум 180 заключений экспертов ФСКН и Минюста, выводы которых однозначны — «На экспертизу представлен пищевой мак. Пищевой мак наркотическим средством не является».

Не имеет под собой фактических оснований утверждение, что: «в ходе проведения оперативно-следственных мероприятий с 2010 по 2012 гг. в городах Москве, Абакане и Белгороде, Республике Татарстан, Красноярском и Краснодарском краях выявлены и ликвидированы региональные преступные наркосети, выступавшие торговыми агентами шиловского ОПС и обеспечивавшие внутрирегиональную дистрибуцию наркотиков». Во-первых, в деле фигурируют обвиняемые лишь из двух, а не из шести указанных регионов. Во-вторых, в обвинительном заключении отсутствуют доказательства не только взаимосвязи действий С.Я. Шилова с действиями лиц по «внутрирегиональной дистрибуции наркотиков», но даже его знакомства с этими лицами. В третьих, в уголовном деле отсутствуют доказательства фактического наличия лиц, выступавших «торговыми агентами шиловского ОПС». В четвертых, в материалах дела отсутствуют доказательства существования «шиловского ОПС» — организованного преступного сообщества.

Материалами дела не подтверждается наличие причинно-следственной связи между импортируемым С.Я. Шиловым пищевым маком и ликвидированными притонами. Нет в них даже намека на организацию и содержание С.Я. Шиловым притонов.

Утверждение о получении «тяжелого наркотика» из пищевого мака также не соответствует действительности. Обвиняемые не занимались изготовлением и реализацией наркотиков. Кроме того, экспертизы, проведенные в независимых от ФСКН учреждениях Минюста России, показали, что в конечном продукте изготовления «наркоманского» зелья из мака пищевого наркотические средства отсутствуют.

Утверждения А. Степанова о «наличии сырья, «закамуфлированного под мак» и «замаскированию под кондитерский мак», является повторением абсурда ФСКН. Ибо Степанов обязан был задуматься, кому нужно такое «замаскирование» 0,01% маковой соломы под тонны пищевого мака и как практически осуществить такое «замаскирование».

Заведомо необоснованным является указание на взаимосвязь С.Я Шилова с какими-то лицами, которые выставляли «в витринах бутылки с химическим растворителем, используемым для варки зелья вместе с пакетиками мака». С.Я. Шилов розничной продажей пищевого мака (и растворителя) не занимался.

Подсудимые при всем своем желании не могли влиять на рыночную привлекательность цены «условной дозы полученного наркотика». Обвинение в этом не предъявлялось.

В нормативных актах и в научно—методической литературе отсутствует градация пищевого мака на «чистый» и «грязный». Пищевой мак всегда, при любой очистке, содержит естественные для него наркотические примеси.

Материалы дела не содержат фактических доказательств замены испанских этикеток на чешские. Это действие лишено смысла, поскольку и испанский и чешский пищевой мак всегда содержит наркотические средства. Кроме того, испанский мак никогда не ввозился фирмой МКМ через Чехию.

Утверждение Степанова о наличии «скрытой прибыли» и ее распределении между кем-либо означает по сути утверждение об уклонении Шилова от уплаты налогов в особо крупном размере с суммы «более одного миллиарда рублей», большую часть которой «наркодельцы вывели в Австралию, где Шилов планировал получить гражданство». Вбрасывая публично подобное утверждение, А. Степанов обязан понимать: пытаться вывести в современную западную страну, да и в любую страну, миллиарды рублей, полученных от торговли наркотиками, с целью их «отмыть», а потом стремиться в этой стране поселиться, — это означает стремление к пожизненному тюремному сроку.

Заведомо ложными являются утверждения, что: «Следствием установлено, что члены ОПС Шилова для прикрытия своего нелегального бизнеса использовали специалиста Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольгу Зеленину, которая за денежное вознаграждение выдавала им недостоверные заключения о качестве семян «товара».

Письмо Пензенского НИИ Сельского хозяйства, подготовленное кандидатом наук О.Н. Зелениной (по поручению директора института и им подписанное), было составлено через год после событий сентября 2010 года, которые ФСКН сочло «контрабандой наркотических средств под видом пищевого мака» и, очевидно, к данному эпизоду не могло иметь отношения. Утверждения журналиста, что предметом исследования Зелениной выступало «качество семян «товара», является ложным, поскольку «семена «товара» в НИИ не представлялись.

Ольга Зеленина не могла и не выдавала никаких заключений. О.Н. Зеленина в данном деле не может рассматриваться как процессуальный эксперт или специалист. Ее выводы носят сугубо научный характер, и их оценка является исключительной прерогативой ученого сообщества и должно подтверждаться заключением Ученого Совета. Материалы уголовного дела не содержат ни одного заключения Зелениной по какой-либо партии мака.

В нашей стране ни в 2010 г. и ни по сей день нет нормативных правовых актов, требующих подтверждения отсутствия наркотических средств в пищевом маке. Никаких заключений об этом от импортеров мака не требуется ни при пересечении таможенной границы, ни на территории РФ. Требования к безопасности импортируемых на территорию Таможенного союза сырья и пищевых продуктов, включая пищевой мак, устанавливаются только Техническими регламентами, а также принимаемыми на их базе иными нормативными актами. При этом Техническими регламентами «О безопасности зерна» и «О безопасности пищевых продуктов», а также «Едиными санитарно—эпидемиологическими и гигиеническими требованиями к товарам, подлежащим санитарно—эпидемиологическому надзору (контролю)», требования к маку пищевому по содержанию в нем количественно удельно-ничтожных примесей естественных для растения Мак наркотических средств, как и в странах-импортерах пищевого мака, не предусмотрены.

Кроме того, материалами уголовного дела не подтверждается, что О.Н. Зеленина выдавала заключения за денежное вознаграждение.

Нелепы утверждения того, что заключения заведующей лабораторией Зелениной или любого другого специалиста «относительно безопасности задержанных партий мака» могут иметь разрешительное значение для внешнеторговых операций Российской Федерации. К тому же, безопасность мака однозначно обозначена в нормативных документах.

Жаль, что некоторые «степановы» включаются в кампанию по поддержке явно сфабрикованных дел и способствуют травле и истерии. Вызывает особое сожаление, что недобросовестные журналисты забывают, что согласно статье 49 Конституции РФ, «Каждый обвиняемый в совершении преступлений считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Приговора еще нет. И если суд будет читать материалы дела беспристрастно, без оглядки на статью Степанова, то обвинительного приговора не будет!"

util