Badge blog-user
Блог
Blog author
Andrei Verbitski
Blog post category
Общество

Великая Московия 20X0

(Первая часть трилогии «Люди и Симулякры»)

3 December 2016, 14:08

Великая Московия 20X0

(Первая часть трилогии «Люди и Симулякры»)

Статистика Постов 15
Перейти в профиль

СОДЕРЖАНИЕ

ПЬЯНСТВУ — БОЙ? 3
За пару лет до этого... 8
ИМЕНОВАНИЕ ВЕЛИКОМОСОВ 10
ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ ИЛИ КОЛЬЦА ОТЕЧЕСТВА 12
В ИНФОХРАНИЛИЩЕ 15
КРЕС НА КРЕС 20
ДЕНЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ СУДОКИНА 22
БЕЛЫЕ ПАЛАТЫ 29
ДЕМОГРАФИЯ НА СТРАЖЕ СЧАСТЬЯ И БЕЗОПАСНОСТИ 33
КТО В МОСКОВИИ НЕ БЫВАЛ, КРАСОТЫ НЕ ВИДАЛ 40
ПОД СЕРЕБРЯНЫМ КУПОЛОМ 44
ОТЧЕТ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ БОДРОСТИ И УПОКОЕНИЯ ВЕРХОВНОМУ ОТЦУ 47
СПРАВКА УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПСИХИЧЕСКОМУ БЛАГОПОЛУЧИЮ, ПОДГОТОВЛЕННАЯ ДЛЯ ГОСВЕМПОЦА ВСКОРЕ ПОСЛЕ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ ВЕЛОКОМОСКОВИИ ТЕРРИТОРИЕЙ ВСЕОБЩЕГО СЧАСТЬЯ 52
ТЕМНОЕ ВРЕМЯ И БЕЛОЕ БРАТСТВО 54
ОТЕЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ — КАЖДОМУ ВЕЛИКОМОСУ 58
ПРАКТИТКАНТЫ В СОБЕЗЕ 61
КАЛЕНДАРЬ И ОТЕЧЕСКИЕ ПРАЗДНИКИ 63
КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОСУГ 66
ГУЛЯНИЯ НА ОТЕЧЕСКИХ ПРАЗДНИКАХ 69
ПЫЛЬНИКОВ И СИЛОВИКИ 71
ТЕХНИКА И ДЕВАЙСЫ 74
«В ПОЯСЕ ВОСПИТАЛЬНИКОВ» 76
ДЕТСКИЕ ИНФОВБРОСЫ 83
AB OVO (ОТ ЯЙЦА) 84
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 85
БОЛЬШАЯ СТИРКА 89
ВЕМГОСПОЦ 92
ВЕРХОВНЫЙ ОТЕЦ ОБ ОТНОШЕНИИ ПОЛОВ, О ДЕТЯХ И О ВЛАСТИ 95
УПРАВЛЕНИЕ ВЕРЫ И ОБЩЕСТВЕННОГО НАСТРОЕНИЯ 97
ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ 101
ПЫЛЬНИКОВ НА ПОЛЕВЫХ РАБОТАХ 106
НА ЧЕМ ЛЕТАЮТ ПЛАНОЛЕТЫ... 108
НАТАШКА И ПЫЛЬНИКОВ 109
ЧАЕПИТИЕ У МЕСТОТА 111
НАТАШКИН ГЕРОЙ 114
НЕФТЯНИКИ НЕЧЕРНОЗЕМЬЯ И ВОДИЛЫ МУССБОБОЗОВ 115
В ВОСТОЧНОМ ПРИСТЕНЬЕ 118
«Я ВАС ЛЮБИЛ...» 120
ПУТЬ НАВСТРЕЧУ 123
ПОПУТНЫЙ ВЕТЕР И МОСКИТЫ 129
БЕЛЫЙ ЦЕНТР ПРЕБУДЕТ ВОВЕКИ 132
СТРАНА «ОЗ» 135
БЕГСТВО ОСТРОГЛАЗА 138
ВОСТОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС 140
САНАТОРИЙ МОЗГОВИКОВ 144
«БОЛЬШОЙ САЛЮТ» 149
ЭПИЛОГ 151
...ДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ 153
СЛОВАРИК


ПЬЯНСТВУ — БОЙ?
(почти конец, который стал началом)

«Какого черта ты там делаешь, хер погонный?, — слышался раздраженный голос из слухового окна служебного каринфа, — тебе ж сказали — загодя перепрограммировать маячки, а ты сопли жуешь, что ли? Щас командир мой к тебе прибудет — надерет тебе холку, долбодею хренову...».

Погонник (по-старому, офицер) Кнопка отодвигал каринф все дальше от своего уха — и голос, продолжавший его поносить, на чем свет стоит, становился все тише, все спокойнее, пока не превратился в неразличимое жужание, в усыпляющее стрекотание...

И Кнопка вспомнил детство, когда он жарким летним днем ложился на прохладную луговую траву, смотрел сквозь ресницы в голубое, без малейшего пятнышка, небо — и растворялся в стрекотании кузнечиков, которые на все лады и забывая о страхе, о необходимости самосохранения давали о себе знать и своим собратьям, и целому свету.

Но вот стрекотание, казавшееся бесконечным, наконец, прервалось короткими гудками — и Кнопка положил каринф на место.

Это звонил начальник расчета дронозапускателей младший силовик Иван. Ребята его пару минут назад запустили в подстенный туннель стайку минидронов, которые стали новым словом в защите Отечества. Недаром это грозное оружие поступило в первую очередь в войска ПТО (противотунельной обороны). В этих войсках Кнопка служит уж который год перепрограммистом маячков.

Туннели роют лазутчики из-за стены, чтобы вредить Отечеству нашему. Роют супостааты вручную или специальными машинами. Хорошо хоть, что мозги у них не дошли еще до того, чтобы роботов на это дело пускать. А наши ПТОшники бдят — и уши, и глаза электронные настороже. Только обнаружат туннель — враз оружие могучее наизготовку. И несдобровать вражеским землероям.

Фумидроны «ОСА» — это пока еще сверхсекретные фугасные минидроны, миниатюрные летающие роботы, которые запрограммированы на поражение живой силы. Они притягиваются датчиком инфракрасного излучения на тепло человеческого тела, наведение корригируются акустическим способом — на удары сердца.

Блокировка наведения осуществляется с помощью маячков, которыми оснащены бойцы Стражей Стены. Маячки программируются на серийную волну запускаемых дронов и не позволяют им причинять вред своим бойцам. Все, что дрон не распознает в качестве своего, подлежит уничтожению.

Дроны подлетают неслышно к вражеским объектам, цепляются лапками за одежду, волосы или сетку на касках. После этого одновремненно происходит взрыв — и части тела, куда дрон прицепился, как не бывало.

Хитрость в том, что на один объект садится только один дрон — тем самым обеспечивается максимальное поражение вражеских сил при минимальной затрате дорогостоящих устройств.

Отечественные разработчики позаботились и о том, чтобы минидроны не попали во вражеские руки (ведь шпионы ихние постоянно охотятся за нашими секретными новинками). Все дроны взрываются одновременно. Даже те, которым не нашлось объекта, взрываются для самоуничтожения.

Для поражения вражеской техники и помещений предназначены зажигательные минидроны — замидроны «ШМЕЛЬ». Своя техника и помещения также защищаются специальными маячками.

И задача Кнопки как раз и состоит в том, чтобы все маячки перепрограммировать вовремя — то есть до запуска минидронов. Можно сказать, что вся защита от своих дронов — и жизней бойцов, и техники, и имущества — в руках Кнопки. Потому-то он любит свою службу, гордится своими успехами и чувствует себя очень счастливым.

Беда лишь в том, что дронозапускатели иногда, особенно если запуск экстренный, вспоминают о необходимости перепрограммирования своих маячков уже после того, как дроны улетели. И тут начинается суета и матюкня — или по каринфам с представителями других подразделений, или между собой... Проклятия несутся и в адрес тупых и бездарных смежников, и того из своих, кто оказывается крайним.

Как правило, Кнопка всегда успевал сделать свое дело — и, Бог миловал, никаких неприятностей по его вине еще не было. Но, сегодня что-то пошло не так...

Точнее, сегодня все шло, как по маслу. Кнопка начал наладку и запуск новейшего агрегата ЭПСлаГ. Это этиловый преобразователь сланцевых газов. Он представляет собой мини-буровую, набор труб и электро-химический синтезатор. Сланцевые газы преобразуются в этиловый спирт, который конденсируется в змеевике и поступает в специальную систему фильтров и ароматизаторов.

ЭПСлаГ — прибор в Великомосковии запрещенный. Его только на рубежах Отечества в самых пристенках и приобретают. Контробандным путем проносят его по тем же туннелям (не по тем же, конечно, а по специальным, для этих целей сохраняемым; и лишь в особых случаях — если начальство что заподозрит или СОБезники на след выйдут — их показательно ликвидируют — да при журналистах, да за геройский подвиг выдают).

Приборы эти всеми желаемые, производимые кустарями-нефтегонами из Кавбатата, меняют на всякие штуки, нужные ребятам по ту сторону стены. Вот, Кнопка обменял вчера контробандистам СРУЛЬ, старинную, списанную уже давно ракетную систему — так называемую стенобитную реактивную установку «Легенда 6» (сокрашенно СРУЛ-6). Ну, хохмачи из армейского склада всегда вместо шестерки мягкий знак пишут.

СРУЛЬ был разработан в те стародавние времена, когда прежнее руководство еще очень Большой Страны норовило расширить свою географию, занять когда-то ей принадлежащие, но отделенные неприступными стенами территории. Последняя попытка, говорят, была предпринята на границе с Киевской Русью, после того, как та войско московских русичей с Долбаса что ли (или как там его) прогнала и стену возвела.

Если бы вы спросили Кнопку, знает ли он, что делают за Стеной с этими СРУЛЯМИ, он бы пожал плечами — ему это и не интересно. Там у них своя жизнь — пущай хоть подорвутся на этих ракетах. Ведь Стена Великая так построена, что ее никакая стенобитная система не возьмет.

А контрабандисты застенные ему к ЭПСлаГу новенькому впридачу еще и браслетик драгоценный подарили — золотой да с красным рубином, да на запястье кнопкином сами же и застегнули. Потом по плечу Кнопку похлопали и исчезли в туннеле со СРУЛЕМ вместе.

ЭПСлаГ потому запрещен, что Верховный Отец не признает бытового пьянства: пить можно только по большим празднествам Отечества — и только выдаваемую по специальным талонам Отеческую Водку. Но куда ж денешь традиции, корнями, старики говорят, в самые дремучие времена уходящие. Вот Кнопка и решил обзавестись своим прибором — не век же ему у других погонников побираться.

Накануне он пробурился через пол и завел улавливающие трубы в сланцевые слои. А теперь, пока он налаживал заветный агрегат, от расчета запускателей дронов пришла инфа, что надо заменить коды маячков личного состава. Кнопка затребовал от них серийный номер дронов, запущенных в недавно обнаруженный новый туннель, а сам продолжил сборку своего прибора.

И то ли он прослушал сигнал поступления инфы, то ли запрошенная инфа не поступила — но только следующий контакт с младшим начальником дронозапускающего расчета произошел уже по служебному каринфу. Содержание этого разговора мы подслушали в начале рассказа.

Кнопка в холодном поту кинулся к инфополучателю — точно, уже пару минут назад коды поступили, а он и не заметил. Маячки бойцов-дронозапускателей аварийно мигали на экране красным. Кнопка лихорадочно, но, как и всегда, без единой ошибки, стал вводить коды перепрограммирования: благо, десятипальцевый метод инфовведения был им в совершенстве освоен еще в воспитальнике — на обязательных для будущих силовиков занятиях.

Кнопка нажал «добро» — и коды улетели куда положено. Но секундой позже сигналы маячков бесследно исчезли с его экрана. Это могло означать только одно — он опоздал с перекодировкой и теперь ему будет большая взбучка.

А между тем, ЭПСлаГ заработал. Из ароматизирующих насадок сначала закапала, а потом полилась тонкой, но уверенной струйкой душистая вожделенная жидкость. Кнопка не выдержал и пригубил. Теплое еще зелье так и побежало по языку, да вниз, в самую сердцевину его тела. Кнопка довольно зажмурился... Но был тут же вырван из блаженного состояния звонком взбешенного младшего начальника дронозапускателей:
«Ну ты сволота!!! Дроны вернулись — и всем ребятам моим головы разнесло...».

Кнопка так обмяк, что даже выронил свой каринф — но оттуда уже неслись сигналы отбоя.

Кнопка опрокинул еще полстаканчика — и забылся, перебирая оправдания. Самым приемлемым ему показалось такое: «А что, на всех войнах солдаты от дружественного огня погибают!». Успокоенный, он выпил успевший наполниться до краев стаканчик...

Услышав звук захлопнувшейся двери, Кнопка судорожно бросился прикрывать газетками свой агрегат. Но вошедший — командир отряда тоннельных ликвидаторов средний погонник Хлопник — сразу заметил наметанным взглядом, в чем тут дело.

«Да ладно, не суетись перед своими. Ребята сказывали, что обзавелся ты...». И попросил плеснуть ему зелья — «для дегустации».

Выпив и крякнув, Хлопник сказал: «Жалко ребят — но что поделаешь... Война, тудыть ее в качель».

После второго стаканчика он признался, что рад мудрому распоряжению Верховного Отца, чтобы в Стражах Стены сироты круглые служили, в старые времена — от прежних войн осиротевшие, а в наше время — выпускники воспитальников для младших силовиков. Никакрй родни у них — так что, в случае чего, никто и не пожалуется. Все правильно.

«А начальник расчета Иван — мудак вообще, голова с дырой. Всегда или опоздает с инфой, или не то сообщит, — распалялся Хлопник, — Ему разнос завтра устроим показательный. Но не сильно. И без огласки — чтобы не позорить и авторитет не снижать. Он все же опытен и смел. И бойцов муштрует по всей строгости. И живуч, ко всему — вон сколько расчетов уж пережил».

Хлопник заржал, а потом предложил выпить на брудершафт. А то, почитай, полгода в одной обойме — а все не побраталися.

Выпили по стаканчику, перекрестив руки, поцеловались взасос. И долго не могли оторваться друг от друга в поцелуе — языки сплелись, друг за дружками гоняются, а члены в штанах форменных напряглись — и пальцы быстрые уж тут как тут. Пуговицы расстегивают, ширинки ракрывают, горячие члены наружу выпускают — и ну их мять да тереть... Рты друг в друга стоны испускают, а члены друг к дружке тянутся, бьются друг о дружку — и от биений этих молнии по всему телу пролетают...

Замесили друг дружку руками погонники — до крику истошного, до изнеможения крайнего. Отвалились — на пол рухнули, выплески членовы с рук отерли салфетками спермицидными. Это правило строгое — для того оно надо, чтобы семя отечественное враги не смогли для своих подлостей использовать. А то, говорят, они в склянках яйцеклетки невольниц тайно добытыми спермиями великомосов оплодотворяют — и рабов потом себе выращивают.

Отношения мужские — строгие. Руками — это да. А вот орал или анал — это погонникам ни-ни. Не положено им по званию. Блюдут себя и честь свою.

Верховный Отец, хотя и не одобряет такие дела в Столице, но все же допускает их на дальних пристенных рубежах. Защитники Великого Отечества имеют парво на маленькие слабости. Главное — чтобы успешны они были в своем нелегком труде, отбиваясь от застенных врагов, не давая им и мизинца на землю Велико-Московскую просунуть, не позволяя им и вполглаза жизнь ее расчудесную и счастливую подглядеть.

Кнопка молодой — у него и девки никогда не было: как послало его Отечество на Восточную Стену, так он оттуда уж сколько лет в родные края, на север Шестого Кольца, и не возвращался.

Спросил Кнопка у Хлопника: «А у тебя с девками как?».

«Да сдались они мне — стану я за этими мокрощелками гоняться! Вот мужское братство наше — это для меня всё!!!».

Выпили погонники еще по стаканчику ароматного пойла — да тост сказал Хлопник: «За нас, за славных защитников Отечества!!! Там, во внутренних Кольцах, наши люди мирно спят — именно потому, что мы здесь несем свою нелегкую и опасную вахту!!!».
За вахту добавили еще — и помянули заодно павший сегодня расчет дронозапускателей.

Потом чокнулись за пополнение, которое должно завтра прибыть: не гоже Стенной Страже слабеть — ни при каких обстоятельствах.
Последний тост был за техническое превосходство над застенными недоумками. Где им за нашими угнаться!

Тут Хлопник заговорщически тихо сказал Кнопке: «Пойдем, я тебе новинку покажу».
Они вышли в душный вечер. После выпитого в прохладе помещения, создаваемой под легкий шумок кондиционером, погонников быстро развезло на жаре. Но они, поддерживая друг друга, браво и уверенно дошли до армейского склада.

Хлопник получил по накладной большой ящик, складовой погрузил его на тележку, и погонники, шатаясь и держась друг за друга и за ручку тележки, отправились в сторону Большой Реки. По дороге Хлопник поделился страшной тайной:

«Это ромидрон „КРОТ“ — суперсекретный роющий минидрон. Недавно поступил на вооружение — мы его еще не испытывали. Щас в деле проверим».

Они подошли к небольшому отверстию в земле на берегу реки. Всякий Страж Стены знает, что это — жерло туннеля, идущего из коварного застенья, под Стеной, под руслом реки, да на Землю Отечества.

Кнопка помог Хлопнику распаковать «КРОТА», который оказался многоногим бронированным роботом размером с хорошего поросенка и с реактивной турбиной на морде. Хлопник ввел какой-то код, и «КРОТ» довольно резво и с почти бешумно вращающейся мощной турбиной полез в туннель, разбрызгивая из своей задней части струйки песка. Из глубины туннеля вскоре стали слышаться беспорядочные автоматные очереди, лязг металла и короткие вскрики. Погонники слушали эти смачные звуки, как завороженные.

«Смотри», — вдруг, словно очнувшись, сказал Хлопник, показывая рукой на середину Большой Реки. Ее спокойная гладь вдруг забурлила, запузырилась, будто чрево земли испускало дух. А из жерла туннеля послышася нарастающий шум — и, наконец, наружу хлынула мутная вода, в которой плавали волосы, куски мяса и обрывки ткани защитного цвета с темными пятнами крови.

Хлопник попятился немного, чтобы вода не замочила его белые форменные кроссовки, и, видимо, довольный результатами этого импровизированного испытания, почти промурлыкал:

«Ну вот... КРОТИК поработал на славу... Пойдем-ка, выпьем за него?».

Но Кнопка не слушал своего товарища: рубин в его браслетике вдруг замигал и противно запищал. Кнопка запаниковал, поняв внезапно: «Это же наводящий маячок!!!».
Он пытался сорвать с руки браслетик — но то ли пальцы не слушались, то ли замок заклинило.

Вдруг из-за той стороны Стены, высящейся на противополжном берегу Большой Реки и отгораживающей Велико-Московию от алчных застенных супостатов, взметнулся столб дыма... Загрохотало, зашипело, заревело — и, как пробка от шампанского, что-то взмыло в воздух, сделало там крутую дугу и ринулось вниз.

«Блин, — заорал Хлопник, в ужасе выпучив глаза, — СРУЛЯ запустили!!!».

Погонники бросились, было, бежать, но не сделали и трех шагов...


За пару лет до этого...

Позволю себе предварить дальнейшее повествование несколькими пояснениями...

Почти все, что здесь представлено вашему вниманию, есть собрание материалов и записок, которые дошли до нашего времени благодаря чудесному стечению обстоятельств. Они были обнаружены при вскрытии Инфохранилища Велико-Московии.
Но то, что до нас дошли эти документы, стало возможным благодаря кропотливому и — во многом бесстрашному — труду некоего Пыльникова, который делал заметки и собирал документы, отражающие самую суть той эпохи и той страны, в которой ему довелось прожить свою жизнь.

;
ИМЕНОВАНИЕ ВЕЛИКОМОСОВ

Ниже я приведу классификацию и категоризацию жителей Велико-Московии и опишу принцип дачи имен великомосам, чтобы читатели моих записок (если таковые когда-нибудь народятся на свет) могли бы понять, к какому классу и категории великомосов относится тот или иной герой.

ТРУДОВИКИ

Младшие — уменьшительно-фамильярное: Игнашка, Наташка

Средние — уменьшительно ласкательное: Наташа, Игнаша

Высшие — полное: Наталья, Игнат

СИЛОВИКИ

Младшие — полное обычное: Иван, Мария

Средние (погонники) — кличка по черте характера или особой способности: Хлопник, Остроглаз

Высшие (золотопогонники) — фамилия по кличке: Судокин, Уховертов

ТВОРЧАКИ

Младшие — уменьшительно-фамильярное или уменьшительно-ласкательное вычурное: Пантелеймонка, Архистратигушка

Средние — полное вычурное: Отцеслав, Смехотун

Высшие — полное вычурное и значащая фамилия: Отцеслав Мотыльков

МОЗГОВИКИ

Младшие — кличка по любимым занятиям: Пыльник (любит возиться в старом)

Средние — зачащая фамилия: Пыльников

Высшие — полное зачащае имя и такая же фамилия: Пыльник Пыльников

ПЕРВАКИ

Младшие — имя-отчество

Средние — должность и фамилия: Местот Колотильников, Начупр Голофаков

Высшие — должность и имя: Кольцот Никодим

;

ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ ИЛИ КОЛЬЦА ОТЕЧЕСТВА

Привычно выйдя на середину класса, учитель Квадратов важно заговорил:

«Урок „Исторической Географии“ — это главный урок для вас, ребята. Это урок на всю жизнь. Я расскажу вам, почему не история, а именно география — основа основ нашего Отечества.

История — как говорит Верховный Отец — источник горя и зависти, повод для сравнений не в свою пользу. А география — возможность жить счастливо там, где ты живешь и трудишься во славу Отечества.

Как говорит Верховный Отец: „Для нас не важно, что и когда, а важно где и как. Потому что историю всегда можно переписать — и так трактовать, и эдак — кому как выгодно. А географию пусть попробует кто переделать. Земля наша — она вот: и была, и есть, и будет!“.

А теперь проверим, как вы выучили этот важный урок».

Квадратов стал по очереди поднимать учеников и задавать им вопросы из «Катехизиса исторической географии».

«В чем историчность нашей географии?

«В том, что она началась с Большой Стирки и пребудет вовеки веков».

«Каков принцип географической организации Отечества?

«Принципом географической организации Отечества является Суверенный плюрализм, то есть — допускаемое Отечеством многообразие территориального состава по принципу Колец».

«Кто есть Гарант Географии Отечества?»

«Верховный Отец, окруживший Отечество Великой Стеной вдоль границ с супостатами и басурманами».

«Что символизирует Герб Отечества?» (Квадратов высоко поднял над головой изображение Герба — систему концентрических колец цветов радуги с белым центром).

«Построение Отечества по принципу Колец, имеющих общий центр — Белый Центр — в Столице Отечества».

«Что такое Белый Центр?»

«Это власть Верховного Отца, главы Белого Братства и руководителя нашего Отечества Велико-Московии».

«Чем защищен Белый Центр?»

«Великой Стеной по границам Отечества и системой Малых Стен, расположенных на границах колец».

Квадратов улыбнулся довольно, и, прохаживаясь по классу, мимо ученических столов, говорил, внутренне радуясь тому, что он вещал ученикам:

«Правильно. Наша защита — это Великая Стена и Малые Стены. А защитники наши — это
наши героические Стражи Стены. А защиту Колец от опасности с воздуха осуществляют доблестные ракетчики ПВО. Над каждым кольцом защитники Отечества установили невидимые купола. Над Кремлем — бриллиантовый, над первым кольцом — платиновый, над вторым и третьим — золотой, над четвертым серебряный, над пятым и шестым — бронзовый, над внешним кольцом — броневой. Поэтому бойцов ПВО зовут почтительно Стражами Куполов.

И ни одна ракета басурманская, ни один самолет супостатский не залетят в пределы Отечества. Да и давно уж и не пытается никто и попробовать. Боятся, видать, вороги поганые, смерча огненного в ответ.

Правда, какие-то самоделки застенных супостатов порой взрываются в пределах Внешнего Кольца — но какой от этотого Отечеству вред? Белый Центр защищен на века!»

Квадратов остался доволен почтительным вниманием учеников и продолжил опрос:

«Все ли кольца находятся в одинаковой безопасности?»

«Нет. СОБез (Служба отечественной безопасности имени Юрия Долгорукова) и УЗаС (Управление Защиты Стен) выделили следующее зонирование безопасности:

Зона абсолютной безопасности — внутри Клемлевской Стены (Белый Центр) и Первого Кольца

Зона полной безопасности — внутри Второго и Третьего Кольца

Зона относительной безопасности — внутри Четвертого и Пятого Колец

Зона условной безопасности — на периферии Внешнего Кольца

Зона возможной опасности — у Великой Стены».

«Правильно... Что такое зона „ОЗ“?»

«Это Опасная зона, застенная зона — зона, находящайса по ту сторону Великой Стены, населенная басурманами и супостатами».

Один ученик робко поднял руку:

«А какова география по ту сторону Стены?»

Учитель сурово одернул его: «Вопросы здесь задаю я!».

Прозвенел звонок, и Квадратов отправился в буфетную, где его уже ждала молодая коллега — учительница хоропения. Они давно симпатизировали друг другу. Влажные губы коллеги дрожали от волнения и восторга. Квадратов ей был интересен своим кругозором и принципиальностью. Его же завораживала в ней молодость и свежесть черт и форм, что ему, как учителю географии, конечно, не могло быть безразлично.

Также его привлекали уважительное внимание коллеги к его рассуждениям, а еще — ее веселый, красивый и громкий голос. Он всегда представлял себе, как этот голос распространяется от ее сладострастного рта волнами, подобно Кольцам Отечества, бегущим от Белого Центра к Великой Стене.

Он заказал себе стакан чаю и баранку. Отхлебнув из стакана, Квадратов положил свою руку на руку юной коллеги и, глядя на баранку, задумчиво начал говорить о самом сокровенном:

«Застенные клеветники называют Верховного Отца „властелином колец“. Но каждый младенец в Отечестве знает, что он не властелин — он просто попечитель надо всем, что составляет Отечество. Он печется о благе каждого, кто там проживает. А Кольца Отечества не могут принадлежать кому бы то ни было — они принадлежат всем».

Квадратов помолчал немного, наслаждаясь изреченной истиной и давая сказанному возыметь на слушательницу внутреннее воздействие, потом, с хрустом откусив от баранки, хлебнул еще чайку...

Продолжение и остальные части смотрите:

http://www.proza.ru/2016/06/07/932

util