Badge blog-user
Блог
Blog author
Andrei Verbitski

О самоактуализирующемся пророчестве, скуке, «био-ретрансляторах» и прочих психологических аспектах путинизма на совеременном этапе

21 March 2015, 14:04

О самоактуализирующемся пророчестве, скуке, «био-ретрансляторах» и прочих психологических аспектах путинизма на совеременном этапе

Статистика Постов 15
Перейти в профиль
САМОАКТУАЛИЗИРУЮЩЕEСЯ ПРОРОЧЕСТВО

Для начала о том, что такое это загадочное самоактуализирующееся пророчество. Звучит мистически, но все до безобразия просто и жизненно. И встречается на каждом шагу. Итак, для примера возьмем семейную пару. Кто-то из этой пары, скажем, жена, страшно боится остаться в одиночестве — и в голове у нее начинают выстраиваться всевозможные картины из цикла «а как это, собственно, может произойти».

Вот, она представляет себе мужа, флиртующего с сослуживицами. Вот, она в своих фантазиях уже видит его в объятиях другой женщины.

Такие опасения требуют «доказательств». И они не преминут «найтись». Вот, муж часто задерживается на работе. Что он там делает и с кем? И на работе ли он вообще? Может, работа это только отговорка?

И жена начинает исследовать его записные книжки, его карманы, его мобильный телефон. И везде находятся (чаще лишь косвенные) указания на то, что ее опасения не беспочвенны. Она боится, что муж полюбит другую женшину и уйдет к ней. Значит, надо действовать!!!

И тут начинается... Жена сначала просит мужа побольше времени проводить в семье, потом она начинает возмущаться его задержками на работе, затем она начинает требовать, чтобы он приходил вовремя, потом, заламывая руки и впадая в истерику, она пытается не пустить его на посиделки с друзьями или на футбол. Поначалу это имеет действие, но постепенно муж, и не помышлявший о других женщинах, начинает на них заглядываться, поначалу на тех, которые, по его мнению, великодушны или (по меньшей мере) не настолько навязчивы, как его жена.

И в один прекрасный день случается то, чего жена боялась. Не выдержав ее бесконечных и (чаще всего) беспочвенных упреков, устав от «короткого поводка», муж — нередко из протеста и в поисках личной свободы — вырывается из тесной тюрьмы тех отношений, которые его жена своими руками построила, чтобы сохранить эти отношения.

Можно, перефразируя слова Иова, сказать: то ужасное, чего жена опасалась, и постигло ее; и чего она боялось, то и пришло к ней.

К чему столь длинное вступление? Да к тому, что Путин (по меньшей мере, это следует из его многочисленных заявлений) уже давно говорил об опасении, что НАТО приблизится к границам России. Даже системы противоракетной обороны, которые должны были быть развернуты на восток (по заявлениям НАТО — для обеспечения безопасности стран НАТО на случай нападения со стороны исламских террористических группировок) трактовались Путиным как акт агрессии или давления на Россию. Конечно, противоракеты являются средством сдерживания, но сдерживания именно агрессора, а не друга.

Помню, как на встрече с журналистами, Путин грубо осадил Венедиктова (Эхо Москвы), когда тот пытался высказать мнение, что в попытке выстроить системы защит от возможного агрессора нет акта агрессии. Путин, скорее всего, рассматривал планы НАТО как попытку связать ему руки, лишив его возможности «грозить» — ведь если есть противоракеты, то «его» собственные ракеты становятся во многом лишь пустым звуком, а значит, он теряет рычаги давления.

Далее, Украина с ее Майданом. Страх потерять объект влияния (который ко всему служит еще неким буфером между Россией и НАТО). Тут также налицо и опасение, что Украина вздумает вступить в НАТО — и, как следствие, прямое соседство России с этим блоком. А ко всему еще — опасение, что Севастополь с его российской морской базой также будет «изъят» в пользу НАТО.

Все эти накапливающиеся опасения вызвали целую цепочку действий со стороны России (инспирированные Путиным), которые рикошетом откликнулись в мобилизации сил НАТО и в пересмотре стратегии и тактики альянса. НАТО, если и не стало пока противником России, то явно перестало быть ее партнером. Больше того, активизируется и расширяется переброска вооружений и солдат, чтобы противодействовать возможной агрессии со стороны России. Понять их можно: прецедент пересмотра и изменения со стороны России границ есть, поэтому им есть чего бояться.

Украина надолго потеряна для России: насильно нельзя заставить любить. Но путинизм неутомимо продолжает попытки делать это и дальше — теперь в отношение оставшихся членов евразийского партнерства. Но и у их лидеров есть голова на плечах.

Ко всем напастям с Украиной еще и Европейский Союз и США подлили масла в огонь — ввели санкции, да еще и новыми угрожают. Россия оказалась в окружении «врагов». Так реализовалось «пророчество» Путина о потере Украины и противостоянии с НАТО и прочим западным миром.

Казалось бы — остановись, сделай шаг назад... Нет, вместо этого Путин демонстрирует миру свои атомные и прочие военные силы, а преданные ему СМИ и политики-кликуши грозят превратить врагов в «ядерный пепел». Вместо того, чтобы повернуться лицом к своим вчерашним партнерам, Путин обрушивает на них поток обвинений, который, подхватываемый официальной пропагандой, превращает народ в армию благодарных и послушных сторонников режима.


«ДУХОВНЫЕ СКРЕПЫ» И БИО-РЕТРАНСЛЯТОРЫ

Известно, что россияне живут в массе своей трудно. Эти трудности тогда переносятся лучше, когда есть на кого обижаться, то есть, когда выявлены причины этих трудностей. Кроме того, терпеть трудности можно почти бесконечно, если человек будет постоянно веровать в нечто, «во имя чего» ему следует терпеть. Итак, речь идет об образе врага, который виноват во всех бедах, и о сладкой сказочке о светлом будущем, которая есть ни что иное, как утопия. И еще одно важное условие — это чувство гордости за свою принадлежность к некоему единству, которое противостоит врагам и борется за светлые идеалы.

Пропаганда, затрагивая чувствительные струны души обиженного человека, желающего отмщения или торжества справедливости (в том виде, в каком это понимает его обиженное сознание), отзывается мощным резонансом, если содержание этой пропаганды соотвествует глубинным чаяниям и верованиям человека. Как правило, такие чаяния и верования можно описать весьма ограниченным числом ключевых слов. Но эти слова для данной группы людей заряжены необычайной энергией — энергией восторженности или ненависти.

К таким словам в современной России относятся следующие. Вызывающие ненависть — фашист, нацист, гомосек, пиндос, иностранный агент, национал-предатель, пятая колонна. Вызывающие чувство восторженности — мы сила, русский мир, поднятие с колен, мы всем покажем, нас все боятся, нас не сломить, крымнаш.

Отточенные с помошью пропаганды, эти слова и словесные формулы (так называемые «мемы») становятся искрами, воспламеняющими человечские страсти. Эти мемы встраиваются в сознание человека и, питаясь энергией его подсознания, начинают буквально управлять мыслями и поведением человека. И это, увы, никакая не мистика. Человек, который обуян содержаниями своего бессознательного (в частности, архетипами, описанными Карлом-Густавом Юнгом), разбуженными описанными выше словесными формулами, мемами, превращается в раба этих самых формул.

Делясь друг с другом подобными формулами, люди узнают друг в друге своих или по отрицательной реакции на полученную формулу (либо по отсутствию какой бы то ни было реакции) распознают чужаков. Поэтому мемы можно считать своего рода «видовой меткой» — как, например, у муравьев или у крыс.

То, что передается другому и принимается им — это свидетельство «свойкости» передающего и принимающего, это цемент, скрепляющий узы их единства. Это и есть те самые «духовные скрепы» в их истинном значении. Можно утверждать, что эти «скрепы» есть посланники прошлого, которые определяют настоящее людей — а также их и многих других людей(никакого отношения к этим «скрепам» не имеющих) будущего. Часто весьма трагического будущего. Ведь, как гласит китайская поговорка, прошлое можно вспоминать, но нельзя им жить.

Человек, ведомый «скрепами», првращается в некий рупор, который передает дальше те мемы, те формулы, которые вдохнули в него эту энергию, эту пассионарность. Такой человек приводят даже доказательства и обоснования своей правоты, как бы озвучивая свои собственные мысли. Но это лишь внешнее впечатление. Самостоятельность тут — лишь кажущаяся. Она, как правило, ограничивается лишь способностью как-то переформулировать или пересказать своими словами идею, которая обрела власть над сознанием человека.

Человек становится человеком лишь тогда, когда он начинает критически оценивать все, что он воспринимает и передает дальше. Иначе он является лишь «био-ретранслятором», функция которого — возбуждать передаваемыми идеями и формулами других людей, чтобы те сами становились ретрансляторами. Нравится им такая роль? Что ж, как говорится, — вперед и спеснями.

Таких «ретрансляторов» можно и понять. Так им удобнее и проще. Они чувствуют себя уютнее в общей массе. Им не надо выходить из уютного мира минимальной тревожности или даже мира «полного удовлетворения». Им не надо напрягаться, чтобы думать самостоятельно. Ретрансляторы, отказываяь от самостоятельности мышления, от свободомыслия, тем самым освобождают себя от угрозы одиночества и исключения из массы «единомышленников», таких же ретрансляторов общих идей. Ведь держаться вместе, чтобы избежать одиночества, — это в природе человека.

В ответе ли «био-ретрансляторы» за то, что они делают, виноваты ли они в этом? Думаю, да. Однако они совершенно искренне верят в истинность и неоспоримость того, что они передают дальше. Именно поэтому ретрансляция становится возможной и настолько органичной.

Конечно, человека никто не освобождает от необходимости критически воспринимать реальность, от ответственности за возможные последатвия тех слов, которые они произносят. Потому что любые идеи имеют целью конкретное действие. И в условиях современной России таким действием становится (как и во всех авторитарных и тоталитарных государствах) агрессия, ненависть и борьба с «врагами». А здесь уже речь идет о попранном достоинстве, а то и отнятой жизни тех, против кого направлены идеи, распространяемые ретрансляторами.

Но главная вина лежит, конечно, на тех, кто манипулирует в личных интересах простодушным сознанием миллионов людей, спекулируя на их наивных верованиях и чаяниях. Власть, вместо того, чтобы воспитывать народ, помогая людям совершенствоваться, становиться мудрее и лучше, лишь использует людей, фактически заставляя их становиться хуже, поощряя (пусть даже и не напрямую) творение ими зла.

Но зло это — не зло намеренное. Это зло, которое люди (часто не ведая того) творят во имя торжества своих идеалов, во имя своей принадлежностью к единству некой массы, которую распирает от гордости за свою страну, за свое единство, которое есть сила. Это зло, которое эти люди творят в отношение инакомыслящих, которых они называют предателями. Это зло есть то, что эти люди простодушно считают патриотизмом.


«САКРАЛ» ИЛИ ПРАГМАТИЗМ?

Начальник страны, думается, не сильно разделяет все эти чаяния и гордость своих подданных. Хотя его гордыня тоже переполнена. Но, скорее, от другого, — в первую очередь, от упоения властью.

А как же «сакральные идеи», могут меня спросить? Конечно, сакральные идеи и могут потешить самолюбие Путина. Например, взять его «сакральную связь» со Святым Князем Владимиром. А как же? Оба — Владимиры. Один Русь крестит, другой «русский мир» объединяет. Один в Херсонесе крещен, другой Севастополь к «крещеной Руси» присоединил. Вот такой бередящий душу сакрал.

Еще больше самолюбие Путина может тешить то, что он — «в одном строю» с могучими тиранами, которые всегда «побеждали» своих врагов, всегда расширяли владения Руси, перед которыми всегда трепетали и свои, и чужие народы. С которыми считались — хотя бы потму, что их боялись.

Но это упоение сакральностью и историчностью, конечно, для серьезного человека, коим Путин без сомнения является, настолько смешно, что даже и не должно сильно приниматься во внимание. Сакральность — это для «духовных скреп», а не для Путина. У него есть другие — более важные — интересы.

Так, если мы сравним Путина и «героя» интервью Карла-Густава Юнга, то увидим, что этот «герой» сам пропитан теми идеями, которые заставляют его народ ликовать и объединяться против его «врагов»:

«Гитлер — шаман, род божественного сосуда, полубожество, более того, миф. Гитлер как человек едва существует. По меньшей мере, скрывается за своей ролью. В его облике прежде всего обращает на себя внимание полный сновидений, призрачный взгляд. Его глазами смотрит ясновидящий.
Гитлер вас пугает. Вы понимаете, что никогда не будете способны разговаривать с этим человеком, потому что это никто, это не человек, а коллектив. Он не личность, он целая нация.
Невозможно говорить о Гитлере, не говоря о немцах, потому что Гитлер и есть немецкий народ. Гитлер не управляет Германией. Он только истолковывает общее направление событий.
Для всякого немца Гитлер является зеркалом его бессознательного. Он рупор, настолько усиливающий неясный шепот немецкой души, что его может расслышать ухо ее бессознательного.
Власть Гитлера не политическая, она магическая».

У Путина же не видно той харизмы фюрера, вдохновленного теми же идеями, которые вдохновляют его народ. Ведь Путин пришел к власти совсем на другой волне — не в качестве народного избранника и любимца, а в качестве гаранта самьи Ельцина.

Так что похоже, Путин попросту изобретает и продвигает все «зажигательные» идеи исключительно в целях укрепления и удержания собственной власти. В декларируемых Путиным идеях очень четко прослеживается манипулятивная составляющая, имеющая задачей превратить большинство народа в «единомышленников» и, тем самым, в «точку опоры» для реализации этих целей. Власть над «единомышленниками» становится абсолютной властью, властью вседозволенности. В этом прагматизм всей пропаганды.

К услугам Путина — целая армия журналистов, упивающихся собственными удачами и красноречием, цвоей способностью продвинуть идеи вождя и «заразить» ими народ. За этим скрывается профессиональная гордость журналистов. Профессионалов с этой точки зрения, конечно, можно понять: профессионалы должны свои таланты и умения оттачивать и применять так, чтобы те обеспечивали достижение требуемого результата. В этом они видят реализацию своего смысла.

Но человек — это ж не только профессия. Это, в первую очередь, совесть. Пропаганда же, направленная на разжигание ненависти не имеет с совестью ничего общего.

А что же делать с совестью? Ее можно, конечно, просто «задавить» — во имя декларируемых на уровне интеллекта рациональных причин и смыслов.

Хотя возможен, скорее всего, и другой вариант. Можно предположить, что эти журналисты есть плоды воспитания и селекции. Я убежден, что в России взращен целый пласт населения, у которого ценности извращены. Вместо истинных ценностей, ценностей «божественных» (таких как запрет на ложь, на воровство, на убийство) эти люди опираются на псевдоценности.

Эти псевдоценности могут быть просто утилитарными, как, например, ценность собственного благополучия или процветания, собственного удобства — пусть и в ущерб интересам других людей. Но это могут быть и ценности «от лукавого», которые возносят в ранг абсолюта силу и хитрость, принадлежность к некоему клану избранных. Это предполагает игнорирование или попрание принципов справедливости и таких базовых ценностей, как жизнь и достоинство других людей. Смысл жизни, основанный на таких ценностях, также можно назвать смыслом сатанинским.


НАЧАЛЬСТВЕННАЯ СКУКА

Огромные богатства лишь тогда обретают человеческий смысл, когда они инвестируются в развитие, когда они служат повышению благосостояния граждан страны, способствуют росту их самостоятельности, свободы и ответственности. Только так миллиардные состояния способны сделать счастливыми миллионы людей — включая и тех, кому эти состояния принадлежат. Такова социальная ответственость.

Если этого нет, то миллиарды не приносят счастья никому — даже их обладателю (если не считать, конечно, счастьем то, что дают возможность купить почти все, что продается). Зато такие миллиарды приносят заботы по их защите и преумножению. А в конце концов — и по защите собственной свободы и жизни. Ведь при таких масштабах дела всегда найдется большой или малый повод для суда. И всегда найдутся те, кому выгоднее, чтобы обладатель миллиардов исчез (будь то по мотивам зависти, мести или еше каким). Значит, владелец миллиардов должен выстраивать политическую систему, которая обеспечила бы ему пожизненные гарантии безопасности.

Так произошло и с Путиным. Гарантии построил. Власть укрепил. Прибрал к рукам все возможные рычаги влияния на массы. Что ни захочешь — все идет. Что ни потребуешь — все исполняется. Захотел какой-нибудь закон — пожалуйста! Депутаты и «взбесившийся принтер» всегда готовы. Нужно идею закинуть в общество — армия журналистов тут как тут. Захотел войска в Украину ввести — тут же полное одобрение и почти мгновенное разрешение. Захотел это отменить — и все в одночасье отменилось.

Короче, все получается. Казалось бы — живи и радуйся. Да вот беда... Скучно. Приторно. Как-то пусто и бессмысленно все... А скуки ради можно и покуражиться. Вот к таким куражам можно отнести все (ну или почти все) деяния российского гаранта в последний год.

Вот хоть по фильму, в котором Путин зажигал в роли кинозвезды. Начнем с захватывающей погони за кортежем Януковича, сопровождающейся засылом на территорию чужой страны сил морских, наземных и воздушных.

Далее — Крым. Зеленые человечки и референдум, потом «крымнаш». И все время до, во время и после — путинские шутливые замечания и отмазки. Мол, наших там нет, а те форму в военторге купили. Потом проект «Новоросиия» по тому же сценарию — и опять отмазки и вранье на волне скрытой иронии. А под конец — упомянутое кино с поражающей откровенностью. И в этой откровенности — тоже кураж. Кураж человека, погрязшего во вседозволенности и уверенного в безнаказанности.

Устраивать массовые маневры и перемещения десятков тысяч солдат, массы техники, включая и ядерные ракеты, провокационные полеты дальней авиации и заплывы подводных лодок у чужих границ. Ну как же весело дразнить западных правителей и генералов. Как же круто, когда тебя боятся. Вести себя как мальчиш-плохиш — это же обалденно клево!!!

И вот уже год продолжается игра в солдатики с реальной стрельбой, кровью и смертями — чем не спасение от смертной скуки одиночества на вершине собственноручно выстроенной властной вертикали. Игра всегда хорошо заполняет время скуки и душевной пустоты...


***


И все эти игры, все эти манипуляции, все эти псевдопатриотические акции будут продолжаться, покуда люди будут позволять играть собой, не замечая этого (или не желая замечать), покуда они будут ослеплены своей абсолютно некритичной страстью, которую ошибочно именуют любовью к родине.

И вот здесь уже пора поделиться моими собственными чувствами. Первое — это страх перед тем, что вся эта путиноидная история — вечная, то есть не закончится никогда. Второе — это надежда на то, что путинизм рано или поздно рассыпется, как и все подобные ему режимы. И надежда эта зиждется на теплящейся в самой глубине души какой-то иррациональной вере в то, что так оно и случится.


util