Badge blog-user
Блог
Blog author
Andrei Verbitski

СЦЕНАРИИ РАЗВЯЗКИ, ИЛИ «КТО БУДЕТ ГАРАНТОМ ГАРАНТА?»

24 March 2015, 16:26

СЦЕНАРИИ РАЗВЯЗКИ, ИЛИ «КТО БУДЕТ ГАРАНТОМ ГАРАНТА?»

Статистика Постов 15
Перейти в профиль
Самый честный, оптимальный и мудрый вариант. Путин приводит к управлению страной людей, «не замазанных» (или, по меньшей мере, минимально замазанных) преступлениями путинизма. Приводит под гарантии собственной безопасности. При этом он мягко и постепенно оттесняет, а потом и отстраняет яростных и агрессивных силовиков. Объявляются честные и демократические выборы, после которых Путин летит в уютное изгнание белым лебедем — имея достаточно средств, комфорта и охраны на случай, если его вчерашние поклонники, осознавшие, как их обманули и на что они повелись, захотели бы его растерзать. Пущай живет... Лишь бы жили дальше и те, кому уготована смерть, если Путин будет продолжать свою агрессивную политику.

Этот сценарий мне кажется наименее реалистичным. Но я привел его как мечту, как молитву, как призыв к благоразумию. Путин, остановись! «Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет...».

***

Гаагский сценарий развязки путинизма, хоть и желанен для многих, думаю, лично для Путина маловероятен. О причинах этого уже много говорилось. Это и нежелание его ближайшего окружения, чтобы он там «разговорился». Они не допустят его живым. Да и сам Путин вряд ли захочет дать кому-то окончательно (и, ко всему, публично) растопать свою гордыню. И страхи его скорее заставлят его принять добровольно смерть, подобно многим его «коллегам» из не совсем давнего прошлого.

Кроме того, путь в Гаагу лежит для Путина через моря крови. Только надежное поражение его режима может гарантировать, что все его основные преступники окажутся под трибуналом. Без войны путинисты не сдадутся. А война отчаявшихся преступников против человечества вполне может обернуться и ядерной катастрофой: безбашенный лидер и его подручные могут нажать кнопочку не столько чтобы защитить свои жизни, сколько чтобы погибнуть не в одиночку, а вместе с миллионами.

Менее кровавый вариант — устранение Путина его наиболее воинственным и влиятельным окружением. При этом варианте можно ожидать двух подсценариев.

Первый — попытка эскалации тех процессов, которые начаты при Путине и которые тот не решился воплотить последовательно в жизнь. Все же Путин хитер и прагматичен — не станет он делать так, что ему же и хуже будет. Грозить, топырить пальцы, куражиться — это пожалуйста. Но нарываться на необратимые для себя последствия — это не в его интересах. Его задача — оставаться на гребне волны, подобно серфингисту. Иначе — верная гибель.

А для ястребов из его окружения как раз такое балансирование и не по душе. Они, обеспокоенные тем, что драгоценное время, отпущенное для решительных и радикальных действий, безвозвратно уходит, а результатов и не видать. Уходят ресурсы. Того гляди — и сторонники начнут роптать и рассасываться. Итогом может стать и собственная отставка (и суд).

Поэтому есть опасность, что такие отморозки захотят продлить дни своего пребывания у кормила власти, устранив того, кто, по их мнению, слишком мягок. Они постараются наверстать упущенное из-за «мягкости» Путина — и в Украине, и в других регионах. и с несогласными будут (по меньшей мере, поначалу) поступать жестко.

В итоге такого варианта — Путина нет, вновь пришедшая хунта пытается вести себя более жестко и тоже не намерна уступать власть. Ведь они не менее Путина замазаны неблаговидными делами (а в случае реализаци такого сценария — и более замазаны, чем он: ведь они совершили, по сути, ко всему еще и государственный переворот). Но так как они более менее молоды и многочисленны, то под их управлением России предстоит жить еще довольно долго — и кто знает, во что еще выльется их политика.

Надо сказать, что эти вояки вряд ли способны на что-то большее, чем на закручивание гаек, на пальбу и захват или удержание чужих территорий. Тонкости им точно недостает. Поэтому поначалу обострившаяся ситуация (конечно, для многих невинных могущая кончиться трагически или даже фатально) привдедет к углублению кризисов, с которыми этим отморозкам не хватит ума справиться привычными и знакомыми им средствами.

Отсюда возникнет второй подсценарий, вызванный необходимостью привлечения специалистов, профессионалов — конечно из числа тех, кто имеется «под рукой». Те, в свою очередь, будут способствовать вынужденному смягчению курса, поскольку такое смягчение будет гарантировать выживание России (а, следовательно, и самой хунты).

***

Не сильно от описанного варианта будет отличаться вариант, когда те же силовики придут в качестве преемников Путина в случае его естественной смерти от болезни или травмы. Так что предпочтительнее поэтому для всех (пока еще живых) граждан и функционеров другие варианты смены власти в Кремле.

Более менее «мирный» исход описал Драматург и публицист Владимир Голышев, который утверждает, что окружение Путина инспирировало выход фильма про Крым, выставившего Путина единственным ответственным за все зло последнего времени. Одновременно они, якобы, организовали изоляцию президента, отстранив его от принятия решений и оставив ему (для видимости — и для предотвращения паники) лишь представительские функции. Тем временем сами они могут постепенно смягчить внешнюю и внутреннюю политику ради предотвращения экономического краха России.

***

Путин сам пришел на сцену как гарант безопасности Ельцина и его «семьи». Много говорилось о том, как и чем повязал себя Путин во имя своего воцарения. То есть, Ельцин выбрал жесткого и холодного преемника, да еще и с понятиями о чести, о том, что надо защищать «своих».

Теперь и сам Путин, думается, вынашивает планы выхода из игры по подобному сценарию.

Весьма критическое течение «российского недуга» может иметь место, если Путин найдет себе внутреннего гаранта-преемника, который, в силу своего темперамента и влияния, окажется в состоянии вести еще более жесткую линию. Путин будет рассчитывать на длительное правление преемника, чтобы «суметь» спокойно умереть под сенью его правления. Поэтому это должен молодой и бескомпромиссный, жесткий, даже жестокий человек, «обязанный» Путину своим теперешним положением и теми возможностями и ресурсами, которые тот дал ему. Здесь вырисовывается образ динамичного и весьма харизматичного кавказского лидера.

Если это произойдет, то последствия могут быть достаточно катастрофичными — вплоть до опускания железного занавеса и введения внутренней жесточайшей дисциплины, которую будут обеспечивать вчерашние полевые командиры и закаленные боевики. В перспективе — истамизация России, насколько позволят время и возможности нового правителя. При таком сценарии, думаю, неизбежно столкновение с исламистскими экстремистами извне, которые захотят взять под свой контроль столь лакомые и, казалось бы, сами просящиеся в рот куски России.

Конечно, эта кандидатура, оптимальная для Путина, не приемлема для его окружения. И это окружение, думаю, сделает все возможное, чтобы упомянутый сценарий не реализовался.

Но в любом случае и при любом из описанных здесь сценариев России предстоит столкнуться в том или ином виде с «кавказской проблемой», к которой будет подмешана проблема исламского экстремизма (от сепаратизма и «банального» внутреннего терроризма до посягательств со стороны ИГИЛ).

***

Еще один вариант ухода Путина с политической сцены — это нахождение могущественного гаранта вне России. Этот гарант должен будет предоставить возможность Путину дожить свой век в безопасности, без изнурительных и унизительных допросов, без выслушивания приговоров, без отбывания наказаний. Путин должен в этом случае гарантировать передачу власти демократическим путем и на основе честных выборов и надежное отстранение от обязанностей одиозных представителей своей администрации.

Если Путин попросту бросит все и всех ради собственного спасения, то России и миру грозят опасности, описанные выше, ибо силовики, обозленные предательством своего шефа и напуганные возможным наказанием будут держаться за власть (если им удастся ее присвоить) до конца и защищаться с использованием любых средств. Хотя нельзя исключить и того, что силовики последуют примеру Путина и отойдут от дел под анлогичные гарантии безопасности.

В принципе, такой вариант маловероятен: у Путина очень сильно чувство верности «своим». Хотя в критических ситуациях и под влиянием аффекта возможно и такое развитие событий.

Главный вопрос — кто вызовется в качестве такого гаранта из мировых лидеров, и поверит ли Путин в то, что гарантии сработают. И второй важный вопрос — как донести до Путина такое предложение извне (если он сам его не ищет по своим каналам), преодолев безусловно существующий заслон со стороны различных структур, заинтересованных в сохранении статуса кво в Кремле.

***

В заключение хочу обратиться к истокам тех опасностей, которые грозят теперь России и миру: опасности экономического краха и развала России; опасности масштабной войны с выходом за пределы тех конфликтов, которые сейчас привлекают наше внимание; опасности болезненно-преступного решения — нажатия ядерной кнопки.

Конечно, спецслужбы с самого начала перестройки искали и нашли, и эффективно используют возможности манипулирования народом. Конечно, в их интересах — максимально возможный уровень контроля ситуации, но при этом важно не переступать той грани, за которой — отчаяние народа. Важно, чтобы контроль и манипулирование не подрывали экономической мощи страны, не ставили под угрозу само ее существование, а значит и существование самой системы.

Отчего же тогда сейчас все так критично? Отчего представитель спецслужб, захвативший Кремль, заинтересован меньше в стабильности и благополучии своей страны, чем в сохранении своей власти? Ответ прост — он готов идти на все, чтобы только не предстать перед судом.

Нечестно присвоенные богатства, распиленная при его участии или при его попустительстве страна — все это сделало его рабом ситуации, так что война для него — спасение от личного краха. Как говорится, покатился человек по наклонной — со времен еще петербургских, когда все это началось...

Поэтому вот что я скажу: «Ребята, брать чужое нехорошо!!!». Ведь вслед за этим неизбежно следует целая плеяда страхов (до поры вытесняемых и игнорируемых), которые в конце концов требуют применения защитных стратегий. И, как правило, эти стратегии крайне деструктивны и нередко смертельно опасны как для самого человека, так и особенно для окружающих.

В общем, пока мы имеем то, что имеем. Но недалекое уже будущее покажет, как Россия и мир выйдут из этой ситуации.


util