Badge blog-user
Блог
Blog author
Николай Щур

СИЗО-1 в Челябинске. Опять?! Результаты посещения ОНК 24 декабря 2014г.

25 Декабря 2014, 12:55

СИЗО-1 в Челябинске. Опять?! Результаты посещения ОНК 24 декабря 2014г.

Статистика Постов 9
Перейти в профиль
25 декабря 2014г.г.Челябинск

СПРАВКА

о проверке условий содержания заключённых в ФБУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Челябинской области, г. Челябинск, ул. Российская, 53

Причина выезда: Проверка жалобы, пришедшей в адрес ОНК по электронной почте с ником «Ирина Захарова». Решение о выезде было принято потому, что с того же адреса 8 декабря было получено сообщение, в котором в точности были предсказаны события, произошедшие в СИЗО-1 в ночь на 9 декабря 2014г. В письме от 23 декабря сообщалось, что ситуация в СИЗО-1 близка к новому бунту.

Руководитель учреждения: полковник вн. сл. Стыценко Николай Николаевич

Члены ОНК, выезжавшие на инспектирование:Щур Н.А., Жернова Е.В.

Были посещены:пищеблок (место приготовления пищи), пекарня, камеры: 8, 47, 58, 59, 133, 150, 151, 154, — те места, которые указывались как проблемные в письме «Ирины Захаровой». Ещё была посещена так называемая «резиновая» камера № 19.

Информация «Ирины Захаровой»: СИЗО-1 накануне нового бунта, поскольку в изолятор привезли нового «авторитета» по кличке «Касым», оперативные работники Кирдянов и Осипов вновь стали запугивать заключённых, пищи вновь дают мало, медицинское обслуживание никакое.

Результаты инспектирования

<ol><li>Пищеблок</li></ol> Чисто, документация по процессу приготовления пищи (кто разрешил, кто проконтролировал, что должно быть заложено в котёл и что фактически заложено и т.д.) заполняется регулярно. При этом проверок раздаваемой пищи не предусмотрено, т.е., априори считается, что то, что записано в журналах — соответствует действительности. Поэтому претензии заключённых на качество пищи, по мнению комиссии, исследуются исключительно на правильность и своевременность заполнения журналов в пищеблоке. Но таким образом качество пищи проверить нельзя. Проверка проб тоже не позволит сделать объективное заключение о количестве продуктов, использованных при приготовлении блюд.

<ol><li>Заключённые при беседе с ними, практически все, за очень редким заключением, жаловались на качество получаемой пищи: имеет неприятный запах, пресная, «пустая», количество её явно меньше предусмотренных норм. Так, в камере 151 заключённые показали количество сахара, выданного на всю камеру в этот день. Получилось, что сахара на одного заключённого в день выдаётся по полторы чайных ложки (без «горки»). Такое количество, которое зафиксировала комиссия, заявили заключённые, выдаётся всегда — вне зависимости от числа заключённых в камере. Сегодня их было 9, но когда и 12 — сахара больше не выдаётся.</li><li>Отдельно комиссия исследовала количество хлеба, которое выдаётся заключённым на сутки.</li></ol> Заключённым выдаётся два сорта хлеба, условно называемого «белым» и «серым».

Комиссия провела опрос заключённых во всех посещённых камерах и осмотр количество хлеба, выданного в этот день заключённым. Результаты потрясают: наименьшее количество хлеба, выданное в этот день заключённым на сутки на человека (камера 150) — 123 грамма, наибольшее — 387 граммов (камера 151). Норма — 500 граммов в день, как заявил заместитель начальника СИЗО по тылу. Комиссия основывает свои данные на результатах отбора хлеба в камере и на участке хлеборезки и контрольном взвешивании как отдельного кусочка, так и буханок целиком.

Качество этого хлеба, без преувеличения — отвратительное: хлеб липкий (а вчерашний — крошится), вид его крайне неприятный, «белый» от «серого» можно отличить с трудом.

<ol><li>Отдельно нужно сказать, что хлеб у заключённого Вислогузова К.О. (уголовная кличка — «Касым») отличного качества — настоящий белый из муки высшего сорта. Вислогузов К.О. был подробно расспрошен откуда у него этот хлеб. Заключённый утвердительно объяснил, что хлеб получен утром от сотрудника учреждения.</li><li>Жалобы заключённых на плохое медицинское обслуживание носят массовый характер: к врачам на приём не записывают (заявления на приём передаются сотрудникам учреждения при утренней проверке и дальше — тишина на месяцы), у стоматолога всего один метод лечения — удаление зубов; лекарства от родственников не принимаются под тем предлогом, что «СИЗО полностью обеспечен медикаментами», а заключённым не выдаются по причине ... отсутствия необходимых медикаментов.</li></ol> Комиссия обратилась к начальнику медчасти СИЗО-1 (МСЧ-19 ФКУЗ — 74) Насыровой З.Р. с просьбой дать информацию о двоих заключённых, жаловавшихся на то, что они неоднократно подавали заявление на приём к врачу, а их так и не приняли, — есть ли вих карточках какие-нибудь заявления с просьбой о приёме у врача — Насырова отказала под предлогом, что это — врачебная тайна. ??? Ссылки Насыровой на то, что от заключенных не было согласия на ознакомление членов ОНК с их медицинскими документами, комиссия считает безосновательными, т.к. обращение об этом комиссия делала в присутствии заключенных, и они не возражали. Более того, комиссию интересовали не диагнозы или другая конфиденциальная информация, а именно выполнение сотрудниками изолятора и медчасти их служебных обязанностей, касающихся здоровья заключенных.

К сожалению, члены ОНК уже неоднократно встречаются с таким отношением Насыровой З.Р. и к своим служебным обязанностям, и к взаимодействию с общественными наблюдателями и потому полагает, что жалобы заключённых СИЗО — 1 на плохое медицинское обслуживание имеют под собой все основания и являются правдивыми.

Таким образом, информация из письма «Ирины Захаровой» о плохом качестве пищи, малом её количестве, неудовлетворительном медицинском обслуживании заключённых в СИЗО-1 нашла своё полное подтверждение.

Подтверждается косвенно и информация о том, что в СИЗО зреет новый бунт заключённых из-за присутствия в изоляторе криминального элемента по кличке «Касым»: администрация изолятора создаёт ему особые по комфорту условия содержания, что не могут не знать другие заключённые и не могут трактовать иначе, как подготовку администрацией новых попыток изменить имеющуюся ситуацию с иерархией в сообществе заключённых в изоляторе.

В пользу этого предположения говорит и тот факт, что оперативный работник Осипов (по информации руководства СИЗО) уволен из системы ФСИН без сохранения льгот на пенсию. Увольнением Осипова администрация СИЗО и руководство Челябинского ГУФСИН подтверждает, скажем так, неправильное поведение Осипова во время событий в ночь на 9 декабря.

И последняя необходимая ремарка.

При посещении СИЗО-1 членам комиссии была предоставлена СПРАВКА о посещении накануне следственного изолятора представительной комиссией из числа руководящих лиц Челябинского ГУФСИН и областной прокуратуры. Справка подписана начальником Челябинского ГУФСИН генерал-майором В.А.Брантом.

Комиссия начальников выезжала с проверкой того же самого письма «Ирины Захаровой», что и мы. Начальники НИКАКИХ НАРУШЕНИЙ НЕ НАШЛИ. Что называется — без комментариев. Вернее, комментарии ожидаются от вышестоящего руководства Прокуратуры и ФСИН.

Руководитель группы наблюдателей

Челябинской ОНК

Николай Щур
Прилагаются наш Акт по результатам инспектирования и Справка руководящих сотрудников ГУФСИН и Прокуратуры. Для сравнения.

f3510d02384c.jpg


342b66297dd6.jpg

cf6228641e55.jpg

e99cef227541.jpg

5e99b86d755b.jpg

util