Badge blog-user
Блог
Blog author
Игорь Яскевич

АВГИЕВЫ КОНЮШНИ КРЕМЛЯ

28 Июля 2016, 15:39

АВГИЕВЫ КОНЮШНИ КРЕМЛЯ

Статистика Постов 22
Перейти в профиль

В эфире радиостанции «Говорит Москва» Григорий Явлинский объяснил, чем опасны последние громкие расследования внутри российских государственных ведомств.

4a106bc325e0.jpg

Е.ВОЛГИНА: Это радиостанция «Говорит Москва», 94.8. У микрофона Евгения Волгина. Всем доброго дня! Программа «Пиджаки». И у нас в гостях сегодня лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Григорий Алексеевич, здравствуйте.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Здравствуйте. Спасибо за приглашение.

Е.ВОЛГИНА: И пиджак в пиджаке, как положено, несмотря на то, что лето.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да. Ну, у меня лёгкий пиджак.

Е.ВОЛГИНА: Ну и прекрасно. 7373948 — телефон прямого эфира по коду 8495. SMS-сообщения: +79258888948. Twitter: @govoritmsk. И наш сайт: govoritmoskva.ru. Есть ещё у нас Telegram, туда можете писать по номеру для SMS-сообщений.

Григорий Алексеевич, я думаю, что вы, естественно, в курсе того, что происходит сейчас вокруг Федеральной таможенной службы. Правда, сказали про Андрея Бельянинова, что он находится в плановом отпуске. Вчера у него были обыски, но он в статусе свидетеля, поэтому никаких задержаний нет. Но всё-таки глава ФТС пополняет ряды чиновников и силовиков, у которых проходят обыски за последнюю пару недель. Есть ли в этом что-то необычное, как вы думаете?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это просто то, что было глубоко внутри, вышло наружу.

Е.ВОЛГИНА: То есть?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Коррупция, претензии спецслужб друг к другу. Вы же видите, там сразу три спецслужбы участвуют, и это не только по этому вопросу, а ещё и по другим. СКР, ФСБ, МВД — они все друг против друга имеют какие-то существенные обвинения и претензии. Аресты произошли, прямые обвинения. Вот теперь это ещё затронуло одну из служб, связанных с очень большими деньгами, — таможенную службу. В общем, поскольку это всё происходит одновременно и в самых разных спецслужбах, то это очень тревожный факт, который говорит о крайней нестабильности государства и государственных структур.

Е.ВОЛГИНА: Почему?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это справедливый вопрос. Я нашим слушателям хочу сказать, что когда предъявляются обвинения, в ходе которых происходят аресты — например, заместителя начальника Следственного комитета России по Москве, или начальника службы собственной безопасности Следственного комитета России, или главы таможенной службы, обвинения и обыски происходят, — это свидетельствует о том, что государство очень слабое и беспомощное. Вот о чём это свидетельствует.

Е.ВОЛГИНА: А в чём беспомощность-то?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Беспомощность заключается...

Е.ВОЛГИНА: Может быть, как раз есть сила в этом?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это была бы сила, если бы это проходило последовательно — как система, а не как признак, когда сразу всех хватают и все то ли виноваты, то ли не виноваты, никто толком ничего не знает.

Е.ВОЛГИНА: Подождите, давайте разбираться. А что такое «последовательность» и «неожиданно»? Может быть, эффект неожиданности как раз таки и важен?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Хороший вопрос. Можно с двух точек зрения это оценивать. Можно начинать хлопать в ладоши и страшно радоваться — как я понимаю, о чём вы и спрашиваете.

Е.ВОЛГИНА: «Процесс самоочищения», как сказал Владимир Маркин.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот-вот. Что сейчас все друг друга пересажают, и это большая радость. Я вижу ситуацию всё-таки не в таких розовых цветах, мне всё-таки это кажется совсем другой историей. Столь высокопоставленные чиновники... Например, один из них, как вы знаете, был назначен на должность 1 мая 2016 года указом президента. Вот такое «самоочищение», когда 1 мая 2016 года кого-то назначают на должность, а в прямом смысле через три месяца или два месяца арестовывают по делу о колоссальных взятках и начинается процесс, который точно окончится арестом, — это не является «самоочищением», а это является крупным и серьёзным сбоем во всей кадровой политике, да и во всей работе спецслужб. Я здесь не вижу ничего хорошего.

Е.ВОЛГИНА: Вот смотрите, Александр Фельдман вам задаёт вопрос: «То есть вы расцениваете текущий процесс скорее как показуху, но не как системную и последовательную борьбу с коррупцией?»

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я не могу сказать, насколько это показуха. Я могу только сказать, что это очень тяжёлая болезнь, когда сразу почти во всех спецслужбах происходят вот такие аресты, когда происходят назначения, а через три месяца уже аресты. Это же не шутки — указ президента о назначении генерала на должность. А через три месяца его арестовывают за получение взятки. Ничего себе самоочищение!

Е.ВОЛГИНА: Могут сразу сказать, что генерал страх потерял мгновенно.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я думаю, что трудно согласиться с теми, кто скажет, что его специально назначили на должность указом президента для того, чтобы через три месяца показательно его снять. Поэтому мне представляется, что проблема там гораздо глубже, что она затрагивает всех руководителей этих спецслужб, что это повод для рассмотрения служебного соответствия руководителей этих спецслужб, в том числе того же СКР или МВД. Ну а с политической точки зрения это говорит о серьёзной нестабильности в государственных структурах.

Е.ВОЛГИНА: Но ведь есть проблема коррупции.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну да.

Е.ВОЛГИНА: Соответственно, нужен какой-то рецепт, как с этой коррупцией бороться. И получается, что так мгновенно, по верхам, как сейчас идут, — с вашей точки зрения, это как-то неправильно, а нужно как-то последовательно.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да, нужно по-другому.

Е.ВОЛГИНА: Это как?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А смена власти нужна. Нужна смена президента, нужна смена всего правительства, нужна смена всех структур.

Е.ВОЛГИНА: И что тогда?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Они должны меняться регулярно, как во всех странах.

Е.ВОЛГИНА: А сейчас что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А сейчас она не меняется 16 лет — один и тот же президент, все одни и те же службы.

Е.ВОЛГИНА: То есть при таких условиях невозможно бороться с коррупцией?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: В таких условиях невозможно бороться с коррупцией, это просто факт жизни.

Е.ВОЛГИНА: Но вы же только что сказали, что это не показуха.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я сказал, что в таких условиях невозможно бороться с коррупцией, это факт жизни. Если смена руководства не происходит, если власть регулярно не меняется, то в этих условиях бороться с коррупцией невозможно, потому что создаётся спрут взаимозависимости, они действуют на основе круговой поруки, и ничего с этим сделать нельзя. Это один из способов борьбы с коррупцией. Есть ещё дополнительные вещи, и очень важные.

Е.ВОЛГИНА: Какие?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Например, прозрачность и контроль со стороны средств массовой информации, со стороны парламента, со стороны различных общественных организаций. Без свободных и независимых средств массовой информации ни одна страна никогда не могла справиться с коррупцией. Это вторая составная часть того, как бороться с коррупцией.

Е.ВОЛГИНА: Но «хирургические методы», которые сейчас применяются, с вашей точки зрения, они получаются неэффективными, или что? Мы же пока не видим результатов.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Они были всегда недостаточно... Я, кстати, хотел вам задать тоже важный вопрос. Вот вы важные вещи спрашиваете, и я хотел с вами обсудить. Смотрите, сейчас этих всех людей поймают, арестуют. Но и раньше было такое. Помните «оборотней в погонах»? Ну, это всегда было.

Е.ВОЛГИНА: Было дело, да. И что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А вы не обратили внимания, что эти «оборотни в погонах» — например, в МВД, если о них речь вести — они были арестованы и наказаны. А представляете, сколько людей они посадили за взятки? Вы представляете, сколько жертв у них? И я ни разу не слышал, чтобы кого-нибудь из этих людей оправдали, чтобы приговоры пересмотрели, чтобы следственные дела были запрошены и заново пересмотрены. Ведь там же огромный... Я благодарю вас за ваши вопросы и благодарю за эфир для того, чтобы публично поставить этот вопрос. Это только одна сторона дела.

Е.ВОЛГИНА: Давайте про публичность как раз...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Сейчас, секунду, дайте я закончу. Одна сторона дела только, что этих людей — взяточников и негодяев — арестовывают и там следствие идёт. Это одно дело. Но есть и второе дело: у них есть колоссальное количество людей, которых они, получив взятки, посадили и дали невинным людям огромные сроки, и эти люди сидят, мучаются и умирают в тюрьме. Я считаю, что этот вопрос должен быть частью расследования, без этого совершенно невозможно, потому что у них есть жертвы.

Е.ВОЛГИНА: Как раз вам напоминаю, что сейчас ФСБ, насколько известно, запросила дела арестованных из СКР на исследование — дела, которые вели эти арестованные.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот! Я об этом и говорю. Просто очень много людей.

Е.ВОЛГИНА: То есть это положительно?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я не знаю, что будет в этих делах.

Е.ВОЛГИНА: Надо посмотреть.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Если вам хочется что-нибудь радостное, то скажите, что это положительно, но только это такая немножко детская радость. Ну, пусть будет.

Е.ВОЛГИНА: Интересно, что вчера широко в СМИ освещались обыски, которые были проведены у Бельянинова: вот эти коробки с деньгами, дорогие картины, инкрустированные ручки и прочее. Но опять же против него дело не заведено, он всё равно находится в статусе свидетеля. Есть ли, с вашей точки зрения, какой-то расчёт? То есть люди увидят по телевизору, люди увидят в интернете, как этот человек жил — и что? Уже расчёт на то, что люди сразу делают выводы и негативно относятся автоматически к этому человеку, которого ни в чём ещё не обвиняют?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да, это человеческая психология, зависть.

Е.ВОЛГИНА: А зачем?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну как зачем? Затем. Это зависть. Так формируется общественное мнение. И так частенько происходит. Я не знаю, этот человек очень близкий к президенту. И будет ли президент принимать решение об его отставке или нет — это мне не понятно, этого я не знаю. Думаю, что ничего подобного без того, чтобы разрешил президент, произойти не могло. Ну, может, это такие у них кулуарно-воспитательные меры. Но это уже перебор, если просто воспитательные меры. А люди живут гораздо более скромнее, чем эти чиновники. Кроме того, такова человеческая психология: люди всегда завистливо относятся к другим. Кроме того, ничего же никогда не докажут. Подлинные эти картины или не подлинные — кроме вас, никто не знает.

Е.ВОЛГИНА: 7373948 — это телефон прямого эфира...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я же не знаю, какие там. Может, это у него из журнала «Огонёк» вырезки.

Е.ВОЛГИНА: Ну, к примеру. Но выводы уже сделали.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Как у всякого нормального руководителя таможенной службы у него откуда могут быть картины? И потом, трудно его заподозрить, что он большой...

Е.ВОЛГИНА: Он скажет «накопил».

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот именно. Но трудно заподозрить, что он большой специалист в области коллекционирования искусства. Это мне трудно себе представить. Он там больше с Михальченко был, как я понимаю, специалистом по алкоголю. Вот в алкоголе он, наверное, разбирался, потому что там огромные партии алкоголя квалифицировали они как клей, по-моему, клей БФ. Помните, в детстве был такой клей БФ?

Е.ВОЛГИНА: Наверное, был. Я попрошу вас надеть наушники. 7373948 — ваши вопросы нашему гостю. У нас сегодня лидер «Яблока» Григорий Явлинский. Здравствуйте. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

Е.ВОЛГИНА: Как вас зовут? Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Георгий, Подмосковье.

Е.ВОЛГИНА: Георгий, вопрос, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня семь детей малолетних, я сам пенсионер. Вы знаете, как жить тяжело? Вот правильно говорит Явлинский, что надо объединяться. Но народ — бараны! Понимаете, их гнут, а они...

Е.ВОЛГИНА: Вопрос есть у вас?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вопрос? Давайте объединимся все...

Е.ВОЛГИНА: «Давайте просто объединимся». Это какой-то лозунг.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо большое. Я желаю всем вашим детям здоровья, а вам — чтобы вам легче жилось.

Е.ВОЛГИНА: Алло. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Приветствую! Константин, 692-й.

Е.ВОЛГИНА: Константин, пожалуйста, слушаем вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Григорий Алексеевич, я что-то не очень понимаю. Наши либералы как-то вихляют, как маркитанская лодка. Не сажают — они очень недовольны. Сажают — они ещё больше недовольны. Вы хотите, как в Турции, массовые репрессии? Может, и люстрацию ещё? Так вы страну кровью зальёте. Вы объясните, как вы хотите системно. Вы о власти говорите, обо всех чиновниках. Это же огромная кровь, товарищ Сталин это делал. А вы либералы всё-таки.

Е.ВОЛГИНА: Принято.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо. Я вообще-то хочу, чтобы по формуле очень известного и любимого мною человека: «вор должен сидеть в тюрьме». Вот всё, чего я хочу. Больше ничего. И я это применяю хоть к либералам, хоть к коммунистам, хоть к болтунам, хоть к популистам, хоть к кому, хоть к демократам, хоть к не демократам. Вор должен сидеть в тюрьме! Всё, точка. Вот, в общем, что я хочу. А что касается смены власти, то она должна происходить конституционно, по закону и исключительно мирным путём.

Е.ВОЛГИНА: Хорошо, про борьбу с коррупцией как раз. Вы говорите, что вор должен сидеть в тюрьме.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вор должен сидеть в тюрьме. Вы согласны?

Е.ВОЛГИНА: Так сейчас это же происходит. Нет?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А я не знаю, они воры или не воры. Вы сами меня спрашиваете... У него нашли картину какую-то, а вроде как он в отпуске, это называется, он даже не в отставке.

Е.ВОЛГИНА: Пока что он как свидетель.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Он тем более как свидетель.

Е.ВОЛГИНА: Но расчёт-то есть на что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я не знаю. Это вам надо в СКР позвонить, и они вам скажут. Я не знаю.

Е.ВОЛГИНА: Но вы же видите как политик.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Как политик я... Тут дело не политическое, тут дело абсолютно правовое. Если доказано, что он вор — всё. Если не доказано, что он вор — значит, тоже всё. Так или так.

Е.ВОЛГИНА: Тогда зачем сразу всем показывать, в каких богатствах живут эти люди?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это знают только в СКР. Я не знаю.

Е.ВОЛГИНА: Только в СКР?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это так как-то Кремль сказал: «Сделайте так, дайте ему по голове». Ну и дали. Вот и всё.

Е.ВОЛГИНА: 7373948 — это телефон прямого эфира...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Зачем он это сделал — я не знаю. Наверное, у президента какая-то мысль есть.

Е.ВОЛГИНА: То есть вы так считаете?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я думаю, что без президента здесь ну не может такое происходить. Не может такое происходить без разрешения президента, может быть, даже без указания.

Е.ВОЛГИНА: Борьба с коррупцией путём вот такого глобального вычищения насколько эффективна? И можно ли тогда построить новую вертикаль, если действующая даст, например, какую-то трещину?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Был такой замечательный русский поэт и писатель Грибоедов.

Е.ВОЛГИНА: Был такой.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот он главный вопрос задал: «А судьи кто?». Это только разговор, что «вот вычищение». Это же борьба нанайских мальчиков самих с собой. Есть такие люди, которые очень любят писать всякие жалобы: «этот коррупционер», «тот коррупционер». А кому они пишут? Точно таким же. Поэтому вопрос, который вы задали, очень правильный и точный. И ответ на него я стараюсь дать вам тоже абсолютно точный. Нужна смена власти — мирная, конституционная, но регулярная, постоянная. Должен быть ограничен срок нахождения у власти, в том числе и на высочайших должностях. Вот собственно и всё.

Е.ВОЛГИНА: То есть вы считаете, что даже в Европейском союзе, например, или в Соединённых Штатах Америки есть модель демократии, которую многие приводят в пример часто в Российской Федерации, и там с коррупцией всё в порядке? Там есть сменяемость власти, там регулярно меняются президенты, там меняются правительства — и коррупции нет?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Есть, но меньше.

Е.ВОЛГИНА: Меньше? Прямо по числам можно?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А она вообще везде есть. Коррупция есть везде, взятки берут где-нибудь и как-нибудь. Просто её гораздо-гораздо меньше.

Е.ВОЛГИНА: Это вы точно говорите?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Так это все знают, это не я.

Е.ВОЛГИНА: 7373948. Мы слушаем вас. Пожалуйста, ваш вопрос нашему гостю. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, уважаемые слушатели. Григорию Алексеевичу я хотел бы задать вопрос. Меня зовут Игорь, город Троицк. Я знаю, что вы, Григорий Алексеевич, были и, мне кажется, сейчас остаётесь поклонником творчества Андрея Тарковского. И вот в этой связи не считаете, что вы как такой безупречный лидер с безупречной репутацией могли бы сделать очень многое для обеления, так сказать, престижа России на мировой арене?

Е.ВОЛГИНА: Так вопрос-то в чём?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что сейчас уже не столько важен наш внутриполитический контекст, а мировой, где Россия...

Е.ВОЛГИНА: Конкретизируйте. Что? Спорт или что? О чём вы говорите?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я говорю больше о культуре и о влиянии культуры на политику.

Е.ВОЛГИНА: Влияние культуры на политику, хорошо. Понимаете, в чём вопрос?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Во-первых, очень благодарен. В Троицке очень много моих избирателей. Там очень крупный и стратегически важный научный центр существует, поэтому там очень много избирателей моих. Тарковский — великий человек. И многие фильмы, которые сделал Андрей Тарковский, переживут десятилетия, если не более того. И авторитет России в лице своих лучших представителей, в том числе таких, как Андрей Тарковский, или в том числе других великий людей (я сегодня уже прикасался к этому), как Владимир Высоцкий, например, — он на этом, собственно, и держится. Это и есть главный престиж России в мире.

Е.ВОЛГИНА: Давайте тогда про спортивный престиж.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: И если я когда-нибудь смогу помочь в этом отношении, то всегда всё сделаю для этого. Правда, Тарковский — величина такого масштаба, что она сама о себе говорит. Это очень крупный человек.

Е.ВОЛГИНА: Что выносим из олимпийского скандала?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Что плохо, когда государство занимается допингом, что это преступление. Вот и всё, что оттуда можно вынести.

Е.ВОЛГИНА: Кого видите ответственным за случившееся?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Всех, кто в этом напрямую был завязан: Министерство спорта, ФСБ, те, кто принимал решения и давал указания ФСБ этим заниматься. Оно же само по себе не будет носить пробирки те самые. Значит, кто-то дал. А кто может дать указания ФСБ, как вы думаете? Ну вот. Это страшное преступление, когда государство этим занимается.

Е.ВОЛГИНА: Но вы же понимаете, вы наверняка слышали эту фразу, что «допинг принимают все, это нужно признать»?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Допинг принимают все? Я не про допинг. Во-первых, совсем не все. Зачем вы всех наших спортсменов мажете чёрной краской? Это вы некрасиво поступаете. У нас есть много спортсменов, которые «чистые».

Е.ВОЛГИНА: Многие говорят даже про федерации других стран.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А я не про других. Вы сказали «допинг принимают все». Неправда. У нас есть много «чистых», честных спортсменов. У нас есть целые федерации, которые «чистые». Я рад, например, что важная для меня мировая федерация бокса ни одного нашего боксёра не отстранила, вот мне это очень приятно. И я даже знаю почему, но это отдельный специальный разговор.

Е.ВОЛГИНА: Мы продолжим через несколько минут после информационного выпуска. У нас в гостях лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Ваши вопросы по номеру +79258888948 — это SMS-сообщения. Телефон прямого эфира: 7373948 по коду 8495. Ещё можете в Telegram писать как раз по номеру для SMS-сообщений. И есть у нас сайт: govoritmoskva.ru. И лента Twitter: @govoritmsk. Сейчас — новости.

Е.ВОЛГИНА: Это радиостанция «Говорит Москва», 94.8. У нас сегодня пиджак в пиджаке — лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

Про спорт мы говорили. Григорий Алексеевич, здесь интересный момент: спорт сейчас воспринимается, естественно, как такое поле, в том числе и политической борьбы. То есть спорт и политика — уже всё вместе несмотря на то, что лозунг Олимпиады «спорт — мир» и так далее. Но почему российские спортивные функционеры проигрывают публичную дискуссию с иностранными коллегами?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это я не знаю. Меня больше волнует, что российские спортивные функционеры вообще это всё дело провалили и опозорили страну на весь мир. Вот это меня очень волнует.

Е.ВОЛГИНА: Какое «это дело» провалили? Что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Олимпиаду и спортивное движение.

Е.ВОЛГИНА: Ну, на Олимпиаду ещё пустили всё-таки, подождите.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да послушайте, ну что вы говорите? Только что президент сказал, что огромное количество не допустили наших спортсменов уже теперь по федерациям, больше 100 человек. Так это кто несёт ответственность? Наши спортивные функционеры и несут ответственность.

Е.ВОЛГИНА: Кто? Кто-то в отставку должен уйти?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот кто позволял этот допинг, кто проводил программы допинговые, кто знал об этом, кто прикрывал это, кто это обеспечивал, кто это всё реализовывал. Не зря же сейчас создали на самом высшем уровне комиссию, чтобы со всем этим разбирались. Вот и всё.

А с футболом что получилось? Ну, это же беспрецедентная вещь! Я такого не знаю ни в одной стране, чтобы миллион человек написали петицию, что сборную надо распустить. А болельщики вот эти, о которых министр спорта наш говорит, что он несёт ответственность, что нужно снять руководителя болельщиков, которые туда приехали и драки там затевали? Всё это вместе свидетельствует о том, что произошёл полный распад спортивной отрасли. И думаю, что нужно немедленно вырабатывать систему мер, которая восстановит российский спорт. Россия — великая спортивная держава.

Е.ВОЛГИНА: А есть эта система новая?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Сегодня её нет, она развалена. Потому что она начинается с детского спорта, она начинается с бесплатного спорта, она начинается с детских спортивных обществ. Новая система должна исключать посредников. А там же колоссальная коррупция! Если бы вы своего ребёнка захотели отдать в серьёзный спорт, вам бы пришлось посредникам заплатить сумасшедшие деньги — десятки тысяч долларов — за то, чтобы их приняли в какое-нибудь крупное спортивное общество и чтобы они профессионально могли заниматься и учиться спорту. Это же колоссальная коррупция!

Е.ВОЛГИНА: Мишка спрашивает: «Мутко, по-вашему, на своём месте?»

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну, как мне вам сказать?

Е.ВОЛГИНА: Как? Мишке ответьте, он вам вопрос задаёт.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Политически он уже точно в том месте, куда он попал. А если формально, то, конечно, нам нужно менять министра спорта и всю эту компанию менять. Смотрите, у нас нет главного тренера...

Е.ВОЛГИНА: А на кого? У нас что, есть люди?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: У нас даже нет главного тренера по футболу. Кстати говоря, министром спорта должен быть честный профессиональный человек. Вот у меня когда-то был тренер...

Е.ВОЛГИНА: А как определить, чтобы он был честный и профессиональный? Вот человек, которого, например, отстранила... По-моему, где-то в одной из областей советником губернатора стал человек, который не поедет на Олимпиаду, потому что уличён в допинге. Он стал советником. Он уличён в допинге был, вот федерация его не пустила.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: У каждого человека есть своя биография. В общем, у нас всё-таки в стране 140 миллионов человек. Надо прекратить тасовать одну и ту же колоду, нам нужно прекратить назначать только друзей президента и высших начальников, а обратиться к людям, которые живут нормальной жизнью, по всей нашей стране.

Е.ВОЛГИНА: А что такое «нормальная жизнь»? Это какие люди?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Что такое «нормальная жизнь»? Я вам приведу пример, вот смотрите. Если поехать в один из моих любимых городов — например, в Томск, — то там есть люди, которые занимаются футболом с детьми много десятков лет и которые не претендуют на то, чтобы получать огромные деньги, и не занимаются какими-то коррупционными схемами. Вот я бы приглашал таких людей во власть сейчас. Это же не так трудно.

Я понимаю, что не всякий может найти ответ. В нашей системе, которая сегодня существует, очень трудно найти чистых людей с хорошей биографией. Я согласен с вами, здесь вы абсолютно правы. Но всё же я считаю, что в моей стране, в которой живёт 140 миллионов человек, 90% профессионалов — это честные люди. Поэтому, если отказаться от тех профессионалов, которые относятся к группе риска в этом смысле и выбирать честных людей, то это можно легко сделать.

Е.ВОЛГИНА: Но, может быть, этот честный человек, как вы говорите, и прекрасный профессионал, тренер попадает в структуру, сложившуюся уже, и его взгляды, например, могут меняться.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Верно! Вот видите, какой вы глубокий вопрос задаёте? Это верно. Именно поэтому нужна смена власти, чтобы другие люди набирали, чтобы другая была система, чтобы другие были взаимосвязи, чтобы всё это обновлялось. Невозможно 16 лет одно и то же, одно и то же. Поэтому оно сгнивает и разрушается.

Е.ВОЛГИНА: Нашему слушателю ответьте, он подписывается как Говорит Москвич: «Оппозиция всегда ратует за сменяемость власти, но почему вечно проигрывающие выборы оппозиционные партии не меняют своих лидеров? Где сменяемость?»

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Как не меняют? Например, «Яблоко» уже третьего лидера сменило.

Е.ВОЛГИНА: Ну, вы же лидер.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я? Нет.

Е.ВОЛГИНА: А кто?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я состою в партии, я председатель федерального политического комитета. Но есть председатель партии, которого избирает вся партия, избирает съезд. Это Эмилия Слабунова, она у вас бывала. А перед ней был Митрохин. А я ушёл с этого поста, знаете, когда? Десять лет назад.

Е.ВОЛГИНА: Всё равно говорим «Яблоко», подразумеваем — Явлинский.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это вы так подразумеваете.

Е.ВОЛГИНА: Вы на выборы пойдёте?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Пойду на выборы, да. И думаю, что буду победителем в этот раз. Но мы сейчас о другом. Почему не меняют? Почему КПРФ не меняет — не знаю. Почему «Единая Россия» ничего не поменяла — я не знаю. А в «Яблоке» уже третий председатель.

Е.ВОЛГИНА: И что-то меняется?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Меняется, конечно.

Е.ВОЛГИНА: И что меняется?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну а как же? Меняется. Другие люди приходят, другие решения принимаются, по-другому всё это работает. Когда мы создадим фракцию в Государственной Думе, вы увидите, это будет уже совсем другая фракция, нежели она была, скажем, десять лет назад. А если ничего не обновляется, то это где угодно — хоть в «Яблоке», хоть не в «Яблоке» — в любом месте происходит процесс деградации. Поэтому мы третьего председателя уже избрали. Мы, кстати, единственная такая политическая партия в России.

Е.ВОЛГИНА: Александр Фельдман говорит: «Вопрос про разброд и шатания в стане либеральной оппозиции. Почему у товарищей согласия нет? Почему у „Яблока“ и ПАРНАСа, например, не выходит полноценный альянс?»

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вы всех объединили...

Е.ВОЛГИНА: Что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вопрос, который вы задаёте, — это всё равно, что «почему „Русская служба новостей“ не объединяется с „Говорит Москва“?». Ну почему?

Е.ВОЛГИНА: Давайте про ПАРНАС...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Они же товарищи, говорят все одно и то же, отличить их друг от друга практически невозможно, вопросы примерно одинаковые — всё одинаковое, но всё-таки это две разные радиостанции. Просто так жизнь устроена. Кроме того, у ПАРНАСа совсем другая программа. Можете сличить наши программы, и вы увидите, что у них свои представления о том, что нужно делать, у нас — другие. Избиратели разбираются в различиях. Кроме того, у нас есть принцип...

Е.ВОЛГИНА: Какой?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Мы объединяем людей по принципу честности и невороватости — вот это главный принцип «Яблока». Наш главный лозунг...

Е.ВОЛГИНА: Это кто определяет? Вы же сами сказали, что Следственный комитет определяет, кто вор, а кто — нет.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Мы определяем, мы определяем. Но наш главный лозунг: «Не врать и не воровать». Вот он. Но это не у всех так.

Е.ВОЛГИНА: 7373948 — это телефон прямого эфира. Мы слушаем вас. Здравствуйте. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

Е.ВОЛГИНА: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дарья. Я хочу поблагодарить Григория Алексеевича, что он не оставляет страну и нас...

Е.ВОЛГИНА: И вопрос, пожалуйста, сразу же вопрос задайте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: ... поблагодарить за боевой список и спросить: а какая последовательность действий после победы на выборах, и есть ли какой-то чёткий механизм борьбы с коррупцией и с нашей существующей системой?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо большое. Во-первых, спасибо большое за добрые слова. Во-вторых, мы рассчитываем получить около 10%, в том числе с помощью «Говорит Москва» и других средств массовой информации, которые, безусловно, будут нас активно поддерживать, будут доносить наши мысли до избирателей

Е.ВОЛГИНА: Может быть, за счёт избирателей всё-таки?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, не лично за счёт вас, а за счёт того, что вы донесёте наши идеи до избирателей. План у нас есть очень чёткий. Мы создадим фракцию. У нас есть пакет законов, у нас есть программа. И главной нашей задачей после создания фракции будет... Мы поставим вопрос об отмене всех реакционных и репрессивных законов. Мы поставим вопрос о немедленном обновлении ключевых позиций в правительстве. И самое главное, чем мы будем заниматься, — мы будем готовиться к президентским выборам, которые уже будут скоро, через полтора года, потому что мы хотим построить альтернативу...

Е.ВОЛГИНА: И вы пойдёте сами на выборы?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну, мы решим, кто пойдёт. Да, возможно, и я пойду. По крайней мере, на сегодняшний день я являюсь официальным кандидатом от партии «Яблоко», но это будет гораздо более широкая коалиция, которая будет выдвигать кандидата в президенты для участия в президентских выборах. Это именно и есть тот самый главный механизм обновления власти, создания новой власти в России, которая обеспечит России ту достойную судьбу и жизнь, которую Россия, безусловно, заслуживает.

Е.ВОЛГИНА: А вы чувствуете какую-то острую политическую борьбу сейчас? Вот ваша партия участвует в том числе и в выборах в Госдуму...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Хороший вопрос. Я сейчас только могу сказать, что не зря назначили выборы на 18 сентября. Потому что все были на дачах в июле и в августе, и потом ещё в сентябре детишек в школы отвели. Чтобы никакой — ни острой, ни даже тупой — политической борьбы не было.

Е.ВОЛГИНА: Григорий Алексеевич, с другой стороны, многие скажут: «Были бы выборы, например, в декабре, но людям неинтересно».

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Что неинтересно?

Е.ВОЛГИНА: Вы чувствуете, что людям интересно участвовать в выборах, смотреть на кандидатов?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я думаю, что да.

Е.ВОЛГИНА: Интересно всё-таки?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да, людям очень и очень интересно. Они мне все говорят точно так же, как сейчас тот, кто звонил. Говорят, что им очень это интересно. Несмотря на то, что лето, несмотря на то, что все на огороде, они прямо там, на огороде, страшно всем интересуются.

Е.ВОЛГИНА: Вы прямо проверяли?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Конечно. У меня непрестанная, непрерывная связь с избирателями.

Е.ВОЛГИНА: Вот смотрите, партий больше. А как это на конкуренции отражается, как вы думаете?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: На чём?

Е.ВОЛГИНА: Ну, партий больше в списках на выборы. Как это отражается на политической конкуренции в стране?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Для того чтобы была настоящая политическая конкуренция, должны быть совсем другие политические условия, а именно: должны быть независимые и открытые средства массовой информации, в которых все бы имели равные возможности, политически значимые. Во-вторых, должно быть независимое финансирование. Кроме того, должны быть возможности отстаивать свою позицию в независимом суде, это тоже очень важная вещь. Но у нас таких условий нет. Поэтому политическая конкуренция существует, но в значительно более ослабленном виде, чем она должна была быть.

Тем не менее, на выборах конкуренция будет будь здоров. Говорят, сейчас в некоторых областях... Например, в Свердловской области зарегистрировалась около 200 кандидатов-одномандатников на четыре округа, представляете. Вот она — конкуренция.

Е.ВОЛГИНА: Смотрите, сейчас лето, и в США громкие баталии, там готовятся к выборам президента.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: О, да!

Е.ВОЛГИНА: Скандал за скандалом, митинги, письма в поддержку, письма-протесты и прочее. Не так давно наш премьер Дмитрий Медведев сказал, что предвыборное шоу, которое мы наблюдаем в Соединённых Штатах, претит российской политической культуре, оно несвойственно, у нас иная политическая культура. Согласны ли вы с утверждением Медведева? Если нет, то у нас какая политическая культура сейчас?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: У него уж точно другая политическая культура.

Е.ВОЛГИНА: То, как в США, — это образец?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да нет, это для них. И то я думаю, что там уже, судя по всему, эта система работает далеко от того, что им нужно.

Е.ВОЛГИНА: Политика — это не шоу разве?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: В каждой стране свои культурные основания, свои принципы и свои подходы к тому, как организовывать выборы. Но то, что должно быть у всех одинаковым, — это то, что выборы не должны вызывать сомнений у людей, выборы должны быть честными. Во-первых — честными, а во-вторых — открытыми. То есть в выборах в принципе должны участвовать все уважаемые в обществе политические силы — большие, маленькие.

Е.ВОЛГИНА: Вы говорите «уважаемые в обществе». Значит, они должны прежде всего заслужить уважение общества?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Конечно, да. Они должны быть такими, которых в обществе уважают. А система выборов в каждой стране может быть разная, своя. Во Франции своя система выборов, в Германии — своя, в Соединённых Штатах — своя, в Великобритании — тоже другая, в Польше — ещё какая-то. В каждой стране своя должна быть. И в России постепенно сложится своя, присущая России, русской культуре, политическая система.

Е.ВОЛГИНА: Это какая?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Дело в том, что у нас 100 лет не было политики. У нас была тоталитарная система, и у нас просто не было публичной политики. У нас возраст публичной политики — всего 20 лет, а в Соединённых Штатах — почти 300. Ну, большая разница.

Е.ВОЛГИНА: 7373948. Мы слушаем вас. Здравствуйте. Алло. Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил, Москва.

Е.ВОЛГИНА: Михаил, пожалуйста, ваш вопрос.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Григорий Алексеевич, я голосовал за «Яблоко» в начале 90-х, давным-давно, уже сто лет назад. И голосовал именно потому, что мне были близки ваши заявления. Сейчас на самом деле, в принципе, вы говорите всё как бы правильно, но проблема, мне кажется, в том, что вокруг вас нет ярких людей, обладающих ораторских искусством и так далее, которые ваши тезисы могли бы донести до людей на простом и понятном языке. Потому что все заявления, допустим, лидеров «Единой России» — это «даёшь!». «Даёшь!» — и все побежали. То есть люди не понимают на самом деле того, что вы им говорите. Это к вопросу о том, что нет смены лидеров и так далее, как вы говорите. А где их взять-то?

Е.ВОЛГИНА: Спасибо. Где люди?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Вот! Большое спасибо. Во-первых, большое спасибо за поддержку. Какие у вас слушатели замечательные! Большое спасибо за поддержку, за то, что голосовали. Надеюсь, что вам не будет никогда стыдно, что вы за меня и за нас голосовали и голосуете.

Вы подняли вопрос ключевой для страны. Мы с Евгенией тоже его обсуждали. Политическая система, созданная в России, настолько закрытая, что очень маленькие, очень ограниченные возможности в смысле социальных лифтов. Для молодых людей расти в российской политике очень и очень тяжело, очень и очень трудно, потому что просто нет возможностей таких. Тем не менее, ваша постановка вопроса абсолютно верная.

Именно поэтому нашим председателем, председателем моей партии сейчас является Эмилия Слабунова — заслуженный учитель Российской Федерации и человек, у которого тридцатилетний стаж работы в школах, руководитель лучших образовательных учреждений в России. Кроме того, она работала во многих регионах России, она не москвичка, не с Садового кольца, а она из Карелии.

Е.ВОЛГИНА: А что, там какие-то неправильные люди живут, что ли?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, там люди правильные живут, но с ограниченным жизненным опытом. Всё-таки они не так живут, как живут, например, люди в деревне Моряковка Томской области, они живут по-другому. А желательно, чтобы человек знал, как живёт Россия, а не только как живёт Садовое кольцо и внутри него, чтобы лучше понимать жизнь.

Е.ВОЛГИНА: Так где люди всё-таки?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Так вот, эти люди... Вот она стала председателем нашей партии. Вместе с ней пришёл мэр города Петрозаводска Галина Ширшина. Вместе с ними теперь в нашей партии работают, вместе с нами идут на выборы такие люди, как Владимир Рыжков, который, я думаю, знает каждый посёлок и каждый медвежий угол в Алтайском крае, из которого он родом.

Е.ВОЛГИНА: А это новое лицо?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Дмитрий Гудков и другие. Именно они как люди молодые и энергичные, но уже опытные политики, смогут выстроить новый словесный ряд для того, чтобы более внятно и более эффективно общаться с избирателями.

Е.ВОЛГИНА: 522-й и несколько слушателей задают вам сразу один и тот же вопрос: «Поясните позицию по Крыму — вашу и партийную».

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Наша партийная позиция по Крыму заключается в том, что у нас должны быть международно и всемирно признанные границы государства российского. Мы считаем политику, при которой Россия живёт с непризнанными границами в мире, неправильной.

Е.ВОЛГИНА: Так это же проблема чья? Разве Российской Федерации?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это проблема России.

Е.ВОЛГИНА: Почему?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Потому. Потому что Россия проводит такую политику, что оказывается в положении, когда любой кому не лень может объявлять России санкции, может не признавать её границы, может делать людей, живущих в Крыму, людьми второго сорта. Такая политика ни меня, ни моих товарищей в принципе не устраивает. Мы считаем большой ошибкой тот способ, когда с нарушением всех международных законов и российских обязательств присоединили Крым.

Е.ВОЛГИНА: Но был же референдум.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Мы считаем, что эту ошибку надо исправить. И её можно исправить.

Е.ВОЛГИНА: Это как?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Для этого необходимо выступить с инициативой (и Россия это будет делать, и это уже очевидно) о созыве международной конференции, которая выработает дорожную карту по решению проблемы Крыма.

Е.ВОЛГИНА: То есть?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Этот вопрос раньше или позже будет решён именно так.

Е.ВОЛГИНА: Григорий Алексеевич, а как быть тогда с позициями парламентов регионов Италии, Франции, которые говорят «да, мы признаём Крым»? Значит, всё нормально.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Они могут признавать всё что угодно...

Е.ВОЛГИНА: А кто тогда вправе?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: ...но нужно, чтобы государства эти признали наши границы.

Е.ВОЛГИНА: Так это же проблема государств, наверное.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Это наша проблема.

Е.ВОЛГИНА: Почему наша-то?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Потому что наши границы. Ну, как вам объяснить? Наши границы — поэтому.

Е.ВОЛГИНА: Нет, вы говорите, что нужна какая-то дорожная карта. Это что такое? Это повторный референдум, или что это?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Дорожная карта — это значит, что шаг за шагом нужно выработать всю процедуру, которая приведёт к тому, что против России перестанут бесконечно предъявлять санкции, во-первых. Во-вторых, шаг за шагом создаст процедуру к тому, чтобы у России были законно всем миром признанные границы, чтобы не получалась такая ситуация, когда две трети стран-членов ООН не признают российские границы. Это ситуация недопустимая, тем более в условиях, когда вокруг разрастается терроризм, когда такая нестабильность у границ России. Это неприемлемая ситуация для моей страны.

Е.ВОЛГИНА: А вы были в Крыму в последние два года?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я в Крыму провёл всё своё детство.

Е.ВОЛГИНА: Нет, детство — да. Я говорю про последние два года.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, не был.

Е.ВОЛГИНА: Почему?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А у меня нет времени отдыхать.

Е.ВОЛГИНА: А из политического интереса?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А мне надо работать. Сейчас надо всем работать. Сейчас время...

Е.ВОЛГИНА: Из политического интереса вам неинтересно туда ездить?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, мне неинтересно, потому что мне нужно сейчас как можно больше работать. А на отдых сейчас политикам ездить, когда такая напряжённая ситуация в стране, ни к чему.

Е.ВОЛГИНА: Нет, почему же про отдых? Я вам про работу говорю.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Я считаю, что политики не должны ездить сейчас на отдых в Крым, потому что сейчас очень много работы в Москве.

Е.ВОЛГИНА: Нет, подождите, Григорий Алексеевич, я же вам говорю не только... Вы говорите, что у вас кандидат есть в Карелии, из Алтайского края...

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Между прочим, я должен вам сказать...

Е.ВОЛГИНА: Крым — часть Российской Федерации. Там кандидаты есть?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: У нас там кандидатов нет, но у нас там есть люди, которые поддерживают политику «Яблока». И мы с ними находимся в постоянном контакте, и мы с ними работаем. Политика «Яблока» состоит в том, чтобы мирным, законным, конституционным образом решить кризис, который возник в связи с аннексией Крыма.

Е.ВОЛГИНА: Вы называет это всё-таки словом «аннексия»?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Конечно. Все так называют.

Е.ВОЛГИНА: Все — это кто?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Все.

Е.ВОЛГИНА: Ну, кто все?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Все, кто знает, что там произошло.

Е.ВОЛГИНА: 7373948 — это телефон прямого эфира по коду 8495. Но опросы общественного мнения, например, показывают, что люди поддерживают воссоединение Российской Федерации и Крымского полуострова. Значит что?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ничего не значит.

Е.ВОЛГИНА: Ничего не значит? Совсем ничего? Мнение граждан ничего не значит?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, абсолютно ничего не значит, от этого граница не является признанной. Вы знаете, была такая история с Судетами: там тоже общественное мнение всё поддерживало, а потом очень долго каялось в этом.

Е.ВОЛГИНА: 7373948. Мы слушаем вас. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.ВОЛГИНА: Здравствуйте. Вопрос ваш.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вы будете голосовать за повышение пенсионного возраста, если пройдёте в Думу?

Е.ВОЛГИНА: Спасибо, принято.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Нет, не будем. Потому что мы считаем, что проблема пенсий в России — это проблема неэффективной экономики. Мы будем вносить пакет законов о совершенствовании всей нашей экономической политики и экономической системы. У нас есть совершенно конкретные предложения по этому поводу. Потому что проблема нашей пенсионной системы — это проблема низкой эффективности в экономике, а если точнее — очень низкой производительности труда. Вот где наша проблема. И если мы решим проблему повышения эффективности экономики России — отменим санкции, создадим настоящую конкурентную среду, введём неприкосновенную частную собственность, обеспечим нужный инвестиционный климат, — то у нас хватит денег на пенсии вполне.

Е.ВОЛГИНА: Тут Павел задаёт вопрос, он уже много-много раз скопировал своё сообщение: «Вопрос Григорию Явлинскому. Ваша партия дала старт таким личностям, как Мизулина и Яровая. Чувствуете ли вы свою вину и ответственность?»

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Павел, правильный вопрос. Мы — открытая партия, к нам все могут прийти.

Е.ВОЛГИНА: Вы в ответе за тех, кого выпустили?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Единственное, что могу сказать: не мы их привели в Думу. Я радуюсь хотя бы тому, что не мы этих людей привели в Думу.

Е.ВОЛГИНА: Сопричастности нет, понятно.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Да, они были членами нашей партии.

Е.ВОЛГИНА: 7373948 — телефон прямого эфира. Ещё успеем вас послушать. Здравствуйте. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

Е.ВОЛГИНА: Здравствуйте. Коротко, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Читал Facebook Явлинского, и там он как-то отметил, что в Питере они отказались от служебных машин. Скажите, если вы в Госдуму пройдёте, вы откажетесь? Кстати, Facebook интересный.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Прекрасный вопрос! Лично я — да. Вот лично я, скорее всего, откажусь. Но этот вопрос нам нужно будет обсудить со всеми, мы ещё пока не принимали такого решения. Но пять лет я работал в Петербурге, и да, мы все отказались от служебных машин.

Е.ВОЛГИНА: На своих ездили или на метро просто ездили?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Ну, кто как. У меня нет в Питере машины.

Е.ВОЛГИНА: А здесь?

Г.ЯВЛИНСКИЙ: А мои товарищи, у кого своя машина есть, ездили на своих. А кто — на метро. Вишневский, например.

Е.ВОЛГИНА: Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский был гостем программы «Пиджаки». Григорий Алексеевич, спасибо, что пришли.

Г.ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо вам большое. Всего доброго всем!

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=gran-g24TxY
util