Badge blog-user
Блог
Blog author
Игорь Яскевич

ЭВТАНАЗИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

3 Сентября 2016, 18:18

ЭВТАНАЗИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Статистика Постов 19
Перейти в профиль

Предлагаю вниманию коллег материал, опубликованный «Новой газетой» и мои к нему примечания:

Матерей погибших в Беслане детей судят из-за акции протеста

Репортаж спецкора «Новой газеты» из Беслана Елены Костюченко.

01.09.2016 Теги: беслан, дети, задержания, полиция, суд

f7ecfa3c70b8.jpg

Жанна Цирихова и Элла Кесаева в суде показывают синяки на руках, оставшиеся после задержания. Футболки надели под одежду. Обвинения в адрес президента на пяти футболках Эмма Бетрозова писала фломастером всю ночь. Надели их под свитера и блузки.

Панихида. Родные проходили к своим портретам и плакали у них.

Гости — в основном, чиновники Беслана и Владикавказа — собирались вдоль школьной линейки во дворе.

В зале работало несколько съемочных групп.

Когда в школе прозвенел звонок, двинулась делегация. Во главе шел и.о. главы Северной Осетии Вячеслав Битаров.

У креста в центре зала случилось суета и какое-то движение.

Пять женщин из «Голоса Беслана» в разных концах зала сняли пиджаки, кофты, рубашки. Под кофтами были белые футболки с той самой надписью. Элла Кесаева (12-летняя дочь была в заложниках), Эмма Бетрозова (Тагаева) (погибла вся семья — муж Руслан, сыновья Алан, 16 лет, и Аслан, 14), Жанна Цирихова (была в заложницах с двумя дочерьми, 8летняя Елизавета погибла), Светлана Маргиева (была заложницей вместе с дочерью Эльвирой, дочь умерла у нее на руках), Эмилия Бзарова (в школе находилось двое сыновей, муж и свекровь, 9 летний Аслан Дзасаров погиб).

Я увидела их мельком, потому что их сразу загородили.

Полицейские в форме, но больше — неизвестные люди в пиджаках, которых в этот день было много и в спортзале, и во дворе школы, — встали перед женщинами, закрыли их спинами.

Женщин постепенно теснили. Толкали, приговаривали: «Позорите. Стыдно, стыдно».

Съемочные группы отворачивали камеры.

Женщины оказались зажаты в углу спортзала. За ними протиснулось и встало еще 10 плачущих женщин. Повторяли требования: честное, объективное расследование.

Остальные проходили мимо. Одна сказала: «Тут не место, не сегодня».

Позже к ним подошел глава правобережного РОВД Дулаев и объявил, что их действия подходят под статью 20.2 — несанкционированный протест. Предложил «пройти».

Женщины начали кричать.

— Сегодня наш день! Дайте нам три дня! Как хотим, так и будем себя вести!

— Кто-нибудь ответил за наших детей? За 12 лет никого не осудить — где ваш закон?!

— Всех заложников расстреляйте, и будем беспроблемно жить!

— Я своими глазами видела, как залетело взрывное устройство, и после этого погиб мой ребенок!

— Как вам не стыдно подойти к нам в этот день!

Несколько раз молодые люди в пиджаках просили меня прекратить съемку. Я отказывалась. Несколько раз просили показать документы: я показывала.
Женщины стояли около двух часов. Потом решили пойти домой.

Через пять минут позвонила Эмма, сказала: задерживают.

Я выбежала из школы. Обнаружила, что за мной бежит полицейский.

Метров за 10 до металлоискателей, за которыми происходило задержание, меня заблокировали несколько сотрудников. Женщина в полицейской форме крикнула: «Это наши женщины, наш город, мы с ними сами разберемся, нечего снимать!»

У меня отобрали телефон. Меня задержали. Следом задержали Диану Хачатрян.

Женщин я увидела уже на территории РОВД.

— Нас окружили человек 50, — говорила Эмма. — Мы уже вышли за территорию школы, метров 20 прошли. И граждане в форме, и омоновцы не выпускали нас из этого круга, пока не подогнали машину.

— Эллу поволокли, мы ее схватили. Свету по спине ударили так, что ее вырвало, прямо там.

У всех были синяки на запястьях, на руках.

Через четыре часа их начали доставлять в суд.

На каждую оформили два протокола — 20.2 (несанкционированная акция) и 19.3 (сопротивление сотрудникам полиции).

В суде зачитывают рапорт заместителя главы РОВД Плиева. «На требования сотрудников полиции не реагировали, продолжали выкрикивать... Для пресечения противоправных действий был вызван отряд СОБР МВД. Была применена физическая сила в соответствии с законом о полиции».

Эмма сказала:

— Я не преступник, чтоб меня с теракта, где погибла моя семья, забирать на милицейской машине. Значит, человек не имеет право высказывать свое мнение. Это то место, где я не считала нужным просить постоять. Там погибли дети, там я потеряла самое дорогое, что я имела на этой земле.

— Прийти поскорбеть за своего ребенка — это, оказывается, разрешения требует? — сказала Жанна. Сестру Жанны Земфиру тоже задержали — просто потому что она шла рядом с сестрой. Ее тоже отвезли в суд.

Эмма попросила отпустить ее к больному сыну — ему 4 года, нужно уколоть антибиотик. И он никогда не оставался дома один так надолго. У Эмилии — слепой отец. На суд это впечатления не произвело.

bfd04d854b73.jpg

Суды до сих пор идут. Пока осудили четверых по 19.3 — на 500 рублей. Штрафы по 20.2 серьезнее — от 20 тысяч рублей. Женщины будут просить общественные работы — 20 тысяч выплатить сложно.

Сейчас под окнами суда собралось около десяти пострадавших.

По информации «Новой», всех женщин намерены осудить сегодня, чтобы завтра в суд не пришла толпа.

UPD. Матерей Беслана приговорили к общественным работам

Суд над женщинами Беслана, протестовавшими в спортзале, закончился лишь в 3 ночи. Светлане Маргиевой, Элле Кесаевой и Эмилии Бзаровой назначили обязательные работы по 20 часов — потому что они не могут заплатить штраф. Земфира Цирихова (была в заложниках вместе с сыновьями Амираном и Ашаном, Ашан погиб), которая не участвовала в акции, но в момент задержания находилась рядом с Эммой, также осуждена на обязательные работы — за то, что «находилась в группе женщин» и «допускала высказывания». Эмме Бетрозовой и Жанне Цириховой назначили штраф 20 тысяч — они не догадались попросить альтернативное наказание. Всего женщины провели в неволе 14,5 часов.

Утром женщины пойдут на освидетельствование (они получили травмы при задержании). Они намерены оспаривать решение суда.

Автор текста и фото: Елена Костюченко

(Ссылка: http://www.novayagazeta.ru/society/74392.html )

И мои примечания:

А в это же время уполномоченный по правам человека при президенте РФ, генерал-майор милиции в отставке Татьяна Москалькована встрече со студентами МГУ сообщила им о своей поддержке права человека на эвтаназию. То есть права на прекращение жизни человека путём применения специальных препаратов в случае его неизлечимого заболевания приносящего ему невыносимые страдания

e0c37ae5eae4.jpg

«Если он очень страдает и если его близкие родственники пришли к тому, чтобы прекратить эти страдания, то я бы, уже не как омбудсмен, а как человек поддержала идею предоставления такого права» — цитирует Интерфакс слова Москальковой на лекции для студентов юрфака МГУ.

«Мне кажется, это очень гуманно», — сказала она.

(Подробнее: http://www.business-gazeta.ru/news/321635)

Однако, как омбудсмен она не выразила даже словесно, «гуманного отношения» к матерям Беслана, которых захватили самым жёстким образом на панихиде по погибшим детям и в течение нескольких часов присудили им штрафы и принудительные работы, только за то, что они отчаялись получить хоть какие-то ответы от власти. И от президента, как главнокомандующего всеми вооружёнными силами России. Ответы на простой вопрос: «Кто отдал приказ стрелять и тем самым оказался виноват в убийстве наших детей?».

Боле того, говоря о том, что у неё нет оснований вмешаться в ситуацию с матерями жертв Беслана, она заявила, что готова подключиться к этой проблеме, «если будет соответствующее обращение».

(Подробнее: http://www.newsru.com/russia/02sep2016/euthanasia.html )

Кстати, не было реакции генерал-омбудсмена и на силовые приёмы спецназа к трактористам, так и не доехавшим к Путину со своей челобитной, ни во многих других случаях, когда жёсткие и не спровоцированные полицейские методы, применяемые к мирным акциям граждан России, так и остаются безнаказанными. Ну, нет к ней обращений и всё!

Вот и получается, что для уполномоченного по правам человека, права человека прекращаются с помощью эвтаназии, применяемой, той самой Росгвардией, которая подчинена самому президенту страны.

И как сказала генерал Москалькова — Это гуманно!

ХОДОКИ К ПУТИНУ
У тех, кто пашет — нету силы,
Чтоб жить достойно на земле.
Со всех сторон им, прямо — вилы!
И нет законов на селе.
Вот и решили трактористы,
Как в девятнадцатом году,
Хоть и не правят коммунисты,
Свезти в Москву свою беду.
Быть может, Путин — и не Ленин,
Но, тот-то — принял ходоков.
И вот, с надеждой и без лени,
Вмиг оттобрали мужиков.
Залили им горючки в баки,
Бумагу справили о том,
Что, дескать, президент, без драки,
Прими посланцев всех, гуртом.
Лишь на тебя мы уповаем,
Заел чиновник на местах,
И сами мы теперь не знаем,
В каких село живёт веках...
Но вот, не поняли селяне,
Что там, вверху, готов наказ,
Как ставить бредень перед нами,
С тем, чтобы выловить всех нас.
Всех тех, кто верит, что поможет
Наш главный барин, ходокам.
Что вмиг исправить всё он сможет...
И — получили по рогам!
И вот, теперь они, в кутузке,
Свои считают синяки.
Был дан ответ им, так «по-русски»,
Что вмиг примолкли ходоки.
Не знаю стали ли умнее
Те трактористы в этот раз.
Но знаю, стали они — злее,
Чем очень многие из нас.
И может смелости им хватит,
Придти на выборы хоть раз
Чтоб голос свой на тех потратить,
Кто за народ стоит сейчас.
28.08.2016. Игорь Яскевич

util