Badge blog-user
Блог
Blog author
Григорий Красовский

БУДЕТ ЛИ ГОРБАЧЁВСКАЯ ПЕРЕСТРОЙКА ОСУЖДЕНА, КАК АКТ ГЕНОЦИДА И РЕПРЕССИЙ ПРОТИВ ГРАЖДАН СССР И БУДУТ ЛИ НАКАЗАНЫ ЕЁ СОЗДАТЕЛИ И ОРГАНИЗАТОРЫ. ВЫЙДЕТ ЛИ В СВЕТ З

5 June 2015, 21:06

БУДЕТ ЛИ ГОРБАЧЁВСКАЯ ПЕРЕСТРОЙКА ОСУЖДЕНА, КАК АКТ ГЕНОЦИДА И РЕПРЕССИЙ ПРОТИВ ГРАЖДАН СССР И БУДУТ ЛИ НАКАЗАНЫ ЕЁ СОЗДАТЕЛИ И ОРГАНИЗАТОРЫ. ВЫЙДЕТ ЛИ В СВЕТ З

Статистика Постов 48
Перейти в профиль
Помню как- то в 2006 году всем россиянам была предоставлена возможность созвониться по прямой линии, и притом бесплатно, с президентом страны В.В.Путиным и высказать ему свои просьбы и пожелания, а также поделиться насущными проблемами.

Воспользовался этой возможностью и я. Звонил раз пять, но попадал на автоответчик, который предлагал оставить информацию, что я и сделал, выложив всё, что накипело.

Один раз со звонком мне очень повезло и я попал на «живого» приёмщика звонков. Женщина, ответившая мне, назвалась номером 13 и стала подробно расспрашивать меня, записав мой телефон и адрес. Раз мною занялись всерьёз из администрации самого президента, то я «выложил» ей самую на мой взгляд «накипевшую» тему о горбачёвской перестройке, которая началась в 1985 году и послужила началу всем бедам и страданиям наибольшей части нашего народа. Это было время самых жестоких репрессий под лозунгом борьбы с нетрудовыми доходами. Жертвами программы «великого кормчего» перестройки стали миллионы ни в чём не повинных людей, которых «гребли» по доносам осведомителей МВД и КГБ под «одну гребёнку». Тюрьмы и лагеря с лета 1985 года стали интенсивно наполняться в большинстве своём случае невинными людьми. В СИЗО-1, где вместимость камер составляла 1500 человек, стало заметно расти «население»: сначала стало 5000 человек, потом 7000, а концу 80-х годов уже доходило до 9000. Не хватало даже «зэковозов» для перевозки людей на допросы в казематы КГБ и УВД. Однажды в одном из них из камер УВД перевозили аж 52 человека!!! Вы, уважаемые читатели не можете даже представить как были упакованы там люди!!! Да как селёдки в бочке, так, что даже дышать было невозможно и люди просто падали в обмороки. А в переполненных камерах СИЗО-1 скопилось столько народу, что спать даже приходилось по очереди или стоя пока не упадёшь от измождения и усталости.

Репрессии по существу затронули все слои населения. Однажды в тюремной больнице я встретил инвалида Великой Отечественной Войны дошедшего до самого Берлина, получившего в боях за Родину многочисленные ранения, контузии и три инфаркта в последующей жизни, награждённого семью орденами и медалями за взятие многих европейских городов и героизм. Когда же я спросил героя-старика чем же он, уже в преклонном возрасте, не угодил Советской Власти, то он тут же поведал мне о своей горькой судьбинушке и дал для ознакомления своё обвинительное заключение. В нём чёрным по белому было написано, что он обвиняется в угрозе убийства своего зятька-милиционера, когда на семейном торжестве, повздорив с ним, высказал ему лишь три роковых слова: «Мент вонючий, замочу!». Со стороны немощного старика эти слова прозвучали настолько грозно, что он тут же был арестован, вызванными коллегами его зятька и заключён после некоторых процедур в СИЗО-1. Не смотря на то, что у него было инфарктное состояние — на очереди был, может быть, последний роковой 4-й инфаркт миокарда, его безжалостно бросили в тюремные застенки. Позднее я узнал, что старику прямо на больничную шконку принесли приговор, согласно которому ему впаяли 3 года лишения свободы с отбыванием на стройках народного хозяйства. Не позабыли и лишить наград, доставшихся ему ценой пролитой крови в борьбе против фашистской Германии за свободу своей Родины- СССР. Навряд ли, получив такой срок от Советского правосудия, он остался в живых. Судьба его мне неизвестна.

Встречал я в камерах и пострадавших от сфабрикованного военной прокуратурой «спиртового дела». Ими были командир воинской части ОСНАСА, что находится в нескольких километрах справа от с.Оёк, полковник Скрипник и его замполит Георгий Нейленко. Вся беда и вина их состояла в том, что их «особист» написал на них в прокуратуру донос о том, что те, дескать, выписали и получили большое количество спирта и этим же спиртом рассчитались с рабочими, нанятыми на работы по благоустройству солдатского городка. Деньги на это Министерство Обороны СССР не выделяло, вот они и решили проявить инициативу и сделать для солдат и жителей городка доброе дело, а именно: оборудовать в перевезённом из Иркутского аэропорта списанном самолёте солдатское кафе, построить детский сад для детей военнослужащих и заасфальтировать всю территорию городка. Все были довольны, но опять таки недовольны были «вершители перестройки» в лице прокуратуры и суда, которые «впаяли» им за всё благое деяние аж по пять лет лишения свободы по ст.93 (прим)- хищение в особо крупных размерах Государственной собственности. Подсчитывая ущерб суд прикинул сумму «хищения» таким образом: спирт перевели в водку, а водку уже в деньги по магазинной стоимости. Сумма, естественно, вышла в особо крупных по тем временам размерам. Осужденные были лишены также и всех своих воинских наград. Четыре с лишним месяца осужденные просидели в казематах СИЗО и благодаря заступничеству вышестоящего военного руководства их дело было пересмотрено и их наполовину оправдали, оставив всё же статью по злоупотреблению служебным положением, отпустив их на волю отсиженным сроком.

Вдоволь нахлебавшись унижений и издевательств в тюрьме, Георгий Нейленко заполучил серьёзные заболевания сердца и умер от инфаркта за рулём своей старенькой автомашины в г.Шелехове.

В те годы за решётку запихивали всех, кто подвернётся, даже гражданина Чепика, продавшего в г.Усолье Сибирском пару килограммов красной рыбы, оставшейся от поездки в командировку в Хабаровский край. Милиционеры, схватившие его на " месте преступления«, сказали ему, что лучше бы он рыбу сожрал, чем перепродал.

Попал на много лет в тюрьму и охранник склада горюче-смазочных материалов, который с наганом в руке воспрепятствовал вооружённым грабителям воровать государственный бензин и в перестрелке убил одного из нападавших. Спасая государственное добро загремел аж на 14 лет лагерей — вот такая была «благодарность» со стороны того же государства.

Но не только в нашей стране вылавливались по нетрудовым доходам жертвы перестройки. Борис Зонин- руководитель одной строительной организации был «выдернут» длинной рукой Российской правоохранительной системы аж из Афганистана, где, выполняя свой национальный патриотический долг, строил и восстанавливал разрушенные войной дома и предприятия. Кому-то в СССР показалось, что он напутал, ещё будучи в г.Иркутске какие-то расценки по нарядам. Это «показалось» закинуло Бориса на 14 лет в лагеря по ,как выяснилось позднее, через несколько лет, полностью сфабрикованному делу аж на 14-ти толстых томах!!! Лишь только через несколько лет исключительно напряжённой борьбы с иркутской судебной системой он добился полной реабилитации за отсутствием состава преступления. Человеку всё же было отказано в полной компенсации за незаконное осуждение- как за моральный вред, так и за физические страдания в тюрьмах в результате чего он получил инвалидность по 2-й группе. Фальсификаторы уголовного дела так же не были привлечены к уголовной ответственности за совершённое ими преступление.

Пострадал от перестройки и директор одной из Черемховских школ — Варлаганыч. Он получил от «правосудия» в 1985 году аж 11 лет лагерей за то, что кому-то показалось, что он при ремонте школы якобы завысил наряды рабочим, однако позже я от него же и узнал, что он был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Страшный удар репрессий приняли на себя почти все известные коллекционеры СССР,

грабеж которых в то время происходил не только у нас в Иркутске, но и по всей стране от Ленинграда до Владивостока. Об этом кричали все газеты:

1)"Литературная газета" 21 января 1987 года статья Аркадия Ваксберга «Кому это нужно?».

В ней рассказывалось, как кандидат искусствоведения А.М. Мирек по просьбе Ленинградского института музыки и кинематографии продал редчайшую коллекцию гармоник, собранную им в течение всей жизни. Закупочная комиссия произвела оценку, министр культуры РСФСР утвердил договор, и обе стороны исполнили свои обязательства.

Прошло несколько лет и кому-то из бдительных сотрудников показалось, что коллекция стоит дешевле, чем за нее уплачено. Это «казалось» было достаточно, чтобы прокуратура Октябрьского района г. Ленинграда возбудила против ученого уголовное дело. Мирека посадили в тюрьму, предъявив ему немыслимо дикое обвинение: «хищение государственной собственности в особо крупных размерах». Профессор просидел в тюрьме почти полтора года. Его мытарства закончились постановлением о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

2) журнал № 8 1996г. «Совершенно секретно» в статье Таисии Белоусовой «Грабеж — как ОБХСС коллекционеров потрошил» еще более подробнее рассказывалось, как грабили коллекционеров Москвы и Ленинграда с 1984 по 1986. Это было дело «ста коллекционеров».

3) 29 марта 1988г. газета «Советская культура» А.Андрусенко в статье «Коллекционеры и милиционеры» под рубрикой «о том, как лопнуло антикварное дело» раскритиковал действия работников УБХСС ГУВД Мосгорисполкома. В связи с принятием в 1985г. закона «О борьбе с нетрудовыми доходами» они врывались в квартиры коллекционеров, производили аресты, конфисковывали все коллекции, а их владельцев свозили в тюрьмы даже ночами, где вели длительные, мучительные допросы. 6 сентября 1986 г. в 6 часов утра сотрудники ОБХСС провели обыски у ста (!!!) филателистов Москвы, Ленинграда, Рязани, Киева, Одессы, Риги. Таллина и других городов СССР. В большинстве случаев обыски проводили вообще без каких-либо санкций.

Редкие коллекции оседали на Старой площади — в ЦК КПСС. Много ценностей, конфискованных незаконно, было переправлено за границу через Шереметьево-2. Много можно было бы рассказать о тех давних событиях и я уверен, что еще аукнется то время горьких репрессий, постигших наш народ и получат по заслугам те нелюди, устроившие все это, в том числе и экс-президент Михаил Горбачев — «великий» организатор перестройки со своим исполнителем — министром МВД Виталием Федорчуком.

В жернова перестройки попал и я сам со своей семьёй. Ко мне в квартиру на

5 Армии 12 июля 1985 года ворвались сотрудники ОБХСС УВД Александр Егоров со свитой — сотрудники УУР УВД: А. Кудрявцев и Ю. Низамов, а с ними и работники иркутских музеев. В результате устроенного ими обыска и погрома, без санкции прокурора, у моей семьи были конфискованы дорогостоящие иконы (18-19 веков), столовое серебро: сахарница, соусник, ситечко для чая, ложки, как чайные, так и столовые, золотые часы, которые потом разобрали, чтобы определить вес золотого корпуса с точностью до сотых граммов, пистолет Коровина, к стати наградное оружие моего дедушки Кривошеева Михаила Александровича, красного партизана, и много других антикварных вещей.

Проводившим обыск, показалось, что в огромном керамическом, старинном кувшине, наполненном колером для побелки, запрятаны в большом количестве золотые монеты царской чеканки. Тут же, из этого кувшина стали вытряхивать его содержимое прямо на пол, при этом покрыв толстым слоем пыли всю квартиру. Однако поиски оперативником успехом не увенчались.

Странным совпадением было и то, что Ю. Низамов и И. Матылец, организовавшие оперативную разработку по мне, с целью фальсификации фактов в разные времена, учились на подготовительном отделении ИГУ «рабфак» у моей мамы Красовской И.М., которая там преподавала русский язык и литературу. Моя мама вспоминала потом, что Матылец не отличался особым умом в познании ее предмета и ей приходилось, жалея его буквально «за уши» вытягивать, ставя удовлетворительные оценки, благодаря чему он поступил в ИГУ. Получилось так, что ученики моей мамы изрядно постарались отплатить ей добром, провернув обыск и конфискацию ее имущества, сфабриковав при этом уголовное дело. На мою бабушку возбудили уголовное дело лишь за то, что имела наградную реликвию своего героического мужа — М.А.Кривошеева и антикварные вещи (серебряную посуду, ложки золотые украшения и др.), доставшиеся по наследству от прадедушки М.А.Морозова.

«За добро» с их стороны моя мама заработала тяжелую форму сахарного диабета, а бабушка Валуева В.Н. инвалидность I группы — стала лежачей больной.

В дальнейшем меня арестовали и поместили в следственный изолятор. В процессе следствия следователь УВД Сапрунов А.Б. «по-дружески» советовал мне подарить конфискованное музею. «Тогда с тобой обойдемся лояльнее, да помягче» — подразумевал он. Нажитое многолетним трудом, (я много путешествовал по Сибири в поискал исторических реликвий) да ещё и перешедшее по наследству от моего прадеда — московского ювелира Морозова Ивана, золотые украшения и серебряные вещи, на которых были выгравированы дарственные надписи, я дарить государству не собирался (так же, как впрочем, и продавать). Понял одно — это начало репрессий в связи с Горбачевской перестройкой. Получив отказ в оформлении дарственной, следователь пообещал мне 7 лет лагерей с полной конфискацией имущества. И в 1986 году председатель Кировского нарсуда Галина Трофимова действительно вкатила мне семилетку в колонии усиленного режима с полной конфискацией имущества. Все конфискованное было передано в Иркутский областной Художественный музей. Конечно, не имея у себя дома такой богатой коллекции антиквариата, я был бы не нужен представителям органов — нечего было бы с меня взять.

Ничего я не подарил под давлением следствия государству и за это, пережив три суда, потерял 3 года жизни в тюремных застенках и лагерях. Освободившись в 1988г. условно-досрочно, я добился отмены приговора, а 17 сентября 1990г. Президиум Красноярского областного суда оправдал меня за отсутствием состава преступления. Суд вынес постановление о возврате всего конфискованного. Слава Богу, что хоть в Иркутском областном Художественном музее все сохранилось и я забрал свои иконы и другие вещи обратно.

Казалось справедливость всё же восторжествовала, и я так же, как и многие пострадавшие, должен получить полную компенсацию от Государства за все причинённые страдания, но не тут-то было!

В 1991 году я получил от Центрального районного суда г.Красноярска определение по выплате мне за вынужденный прогул и за квитанции по оплате адвокатам лишь ничтожную сумму- 4708 рублей. Судом, согласно Положению «О порядке возмещения ущерба, причинённого незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» и инструкции по его применению от 2.03.1982г. в п.7 указано лишь возмещение заработной платы и других судебных расходов. Компенсация за моральный вред и за упущенную выгоду не предусмотрена, хотя и предполагается, под словом «полная», в некоторых законах, включая даже саму Конституцию РФ.

Обратившись с исковым заявлением о компенсации морального вреда в тот же суд в 2000г., я получил отказ в удовлетворении моих исковых требований на основании того, что закон о возмещении морального вреда вышел в 1996 году и обратной силы не имеет, то есть период перестроечных репрессий не подпадает под действие этого закона и все пострадавшие оказались как бы «кинутыми» Государством не имея уже надежды на полное возмещение вреда и за ущерб.

5.04.2004г. решением Верховного Суда Р.Ф.в пункт 7 злополучной инструкции всё же были внесены изменения, предусматривающие компенсацию морального вреда и упущенную выгоду и я подал исковое заявление по этим же требованиям в Кировский районный суд г.Иркутска, который в последствии отказал мне своим решением от 1.06.2005г. по тем же причинам — закон обратной силы не имеет, хотя я в исковом заявлении ссылался на инструкцию от 2.03.1982г., которая ко мне и должна быть применена, поскольку пострадал я с 1985 по 1990г., то есть в тот период, когда она действовала. От Верховного суда РФ я тоже получил отказ в пересмотре Решения Кировского суда и опять таки мотивировка отказа заключалась в том, что изменения в п.7 Инструкции 1982г. обратной силы не имеют, то есть не распространяются на 1985-1990 года. Невольно напрашивается вопрос: «А зачем же тогда было вносить эти изменения в эту Инструкцию, которая начала действовать с 1982 года?» По логике в данных изменениях должна предусматриваться полная компенсация по моральному вреду и упущенной выгоде всем пострадавшим с 1982 года по наше время — иначе какой смысл было бы вводить эти изменения? Для чего? По мнению суда из-за отсутствия специального законодательного акта добиться справедливой компенсации фактически невозможно всем пострадавшим от перестройки, а ведь во время неё пострадала значительная часть населения СССР. За решётку были брошены самые умные и порядочные руководители разных ведомств в том числе врачи, учителя, директора школ, преподаватели высших учебных заведений, работники старательских артелей и др.. Перестроечные репрессии лишили «генофонда» всю нашу страну и расчистили путь казнокрадам, мошенникам и прочему преступному люду, оставив «за бортом» тех, кто мог поднять экономику страны на серьёзный уровень.

Что теперь остаётся делать, чтобы добиться нам — жертвам перестройки полной компенсации за причинённый вред и ущерб в связи с незаконным осуждением, раз нам отказывает родное Государство?

Опробовав все инстанции в достижении справедливости, я обратиться с иском о возмещении ущерба в связи с незаконным осуждением в Страсбургский Суд по правам человека уже с претензиями к России, как к Государству, нарушающему мои права, и получил ответ, что моё дело будет непременно рассмотрено. Ряд положений Европейской конвенции по правам человека устанавливают право на компенсацию за нарушение одного или более основных гарантированных прав. Статья 50 Конвенции представляет собой общее положение, регулирующее предоставление «справедливой компенсации» в случаях, когда Европейский Суд по правам человека обнаружил нарушение одного из гарантируемых прав или свобод и когда действующее внутреннее законодательство предусматривает адекватную компенсацию. Статья 3 Протокола № 7 и пункт 5 статьи 5 различны по своему характеру, но требуют, чтобы государство принимало меры у себя в стране для предоставления компенсации лицу, чьи права были нарушены. Пункт 5 ст.5 гласит: «Каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию» Право на компенсацию в соответствии с данным пунктом охватывает как материальный, так и моральный ущерб, включая и упущенную выгоду.

Другой путь, думаю, имеется тоже — это решить проблему в нашей стране. Поэтому я 18.11.05 обратился к Президенту В.В.Путину с предложением выступить с законодательной инициативой и потребовать от законодателей разработать и ввести в действие особый Федеральный закон «О жертвах перестройки», который аналогично закону «О реабилитации жертв политических репрессий» вернёт все права на справедливую компенсацию, отнятую законодателями в 1981-м году у пострадавших от правоохранительной Советской системы.

Надоело мне уже ходить по кабинетам глухих и слепых к проблемам нашего народа чиновников в поисках хоть какой-то справедливости, да и все уже говорят, что всё это бесполезно, но вот однажды на приёме в Иркутской Областной прокуратуре от Воронцовой я услышал о том, что неизбежно, в недалёком будущем, лет так через пять- десять, перестройка будет осуждена правительством и все пострадавшие от неё получат полную компенсацию, льготы и пенсии за все перенесённые страдания. Хочется поверить и в это.

Отосланное мною обращение Президенту РФ Путину В.В. до него так и не дошло — оно «застряло» в " «фильтровочном пункте» Администрации Президента Р.Ф., а конкретнее в Управлении Президента Р.Ф. по работе с обращениями граждан на ул.Ильинка, д.23 и попало в руки, советнику департамента письменных обращений граждан гражданину Коровину Б.И., «отфутболенные» отписки от которого у меня накопились лет так за пятнадцать в большом количестве. Я думаю, что с такой «знаменитостью» знакомы и все россияне, которые столкнулись с произволом властных структур и правоохранительной системы как СССР, так и теперешней России, миллионы граждан которой тщетно искали поддержки у Президента Путина В.В. и помощи в борьбе с проблемами, устроенными Государственной системой в лице фашиствующих, представителей выше указанных властных структур, упорно не желающих не только признавать свои ошибки и преступления перед нашим народом, но и компенсировать ему за все страдания и муки, возвращать отнятое и награбленное имущество, конфискованное во времена репрессий, как при Сталине, так и при Горбачёве, Ельцине и Путине — ныне действующем президенте.

Получив моё обращение к Президенту, Коровин Б.И. почему-то сразу отослал его и прилагаемые к нему документы с газетными публикациями в Иркутский областной суд для «ответа мне по существу вопроса», который 08.12.05г. и дал мне, предполагаемый мною, «отписочный» ответ такого содержания «:...разрешение вопросов, поставленных в жалобе (а писал я обращение), в частности, о введении в действие Федерального закона „О жертвах перестройки“, к компетенции судебных органов не относится». Подпись: зам. председателя Иркутского областного суда О.Л.Герасимова. В итоге заранее замкнутый круг замкнулся: моё обращение, притом серьёзное, не попало Путину из-за искусственно созданного Коровиным заслона, преграждающего доступ жалоб и обращений всех россиян к Президенту. Так и происходит данное безобразие в нашей стране: люди пишут Президенту, надеются, что Он услышит, поможет, исправит положение, даст указание судам, прокурорам, депутатам и другим «глухонемым» чиновникам властных структур, содержащимся, и притом не безбедно, нагло паразитирующим на наши народные деньги, деньги налогоплательщиков — россиян. Невольно встаёт вопрос: А как простому народу противостоять произволу от таких чиновников подобно Коровину? Какие меры можно предпринять, чтобы разрушить преграду в виде Великой китайской стены, Берлинской стены, железного занавеса и всех других «крепостных стен» между Президентом Путиным и народом? Как пробить брешь в преградах для того, чтобы люди могли напрямую «выходить» на Президента? На этот вопрос можно ответить, заглянув в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. В главе 23 ст.245 можно прочесть: «Дела, возникающие из публичных правоотношений по заявлениям об оспаривании решений действия и бездействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих могут оспариваться в суде». В главе 25,ст.255 прочитывается следующее: «Решения, подлежащие оспариванию: коллегиальные, единоличные решения, действия и бездействия в результате которых нарушены права и свободы гражданина, созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод. На гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечён к ответственности».

Безусловно на дармоедов, включая также и некоторых «слепых поводырей» — депутатов, присосавшихся, как пиявки к кормушке Администрации Президента есть управа — это суд.

На вопрос как противостоять высокого ранга чиновникам можно найти ответ, заглянув в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. В главе 23 ст.245 можно прочесть: «Дела, возникающие из публичных правоотношений по заявлениям об оспаривании решений действия и бездействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих могут оспариваться в суде». В главе 25,ст.255 прочитывается следующее: «Решения, подлежащие оспариванию: коллегиальные, единоличные решения, действия и бездействия в результате которых нарушены права и свободы гражданина, созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод. На гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечён к ответственности».

На основании Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» Государственная служба основана на принципах:

1.верховенства Конституции РФ и федеральных законов над иными нормативными правовыми актами, должностными инструкциями при исполнении государственными служащими должностных обязанностей и обеспечении их прав;

Государственный служащий обязан:

1.обеспечить поддержку конституционного строя и соблюдение Конституции РФ, реализацию федеральных законов и законов субъектов РФ...;

2.добросовестно исполнять должностные обязанности;

3.обеспечить соблюдение и защиту прав и законных интересов граждан;

4.в пределах своих должностных обязанностей своевременно рассматривать обращения граждан...

5.поддерживать уровень квалификации, достаточный для исполнения своих должностных обязанностей.

Поясняю о нарушениях советника Администрации Президента Путина Коровиным данных принципов:

На основании ст.33 Конституции РФ Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. Обращение моё к Президенту РФ было правильным, поскольку согласно ст.84 Конституции РФ, президент вносит законопроекты в Государственную Думу РФ, подписывает и обнародует Федеральные законы, а ст.90 гласит о том, что Президент издаёт указы и распоряжения.

Я считаю, что некоторые работники Администрации Президента РФ не имеют соответствующего уровня квалификации и не соблюдают не только свои обязанности, но и саму Конституцию РФ и Федеральные законы, перечисленные мною выше, при том систематически. Считаю, что основания для прекращения государственной службы некоторых в связи с несоблюдением обязанностей вполне весомые.

Коровин не имел никакого законного права моё обращение к Президенту РФ Путину ВВ ему не передать, а отправить в совсем не компетентный орган: Иркутский областной суд, для принятия решения, чем нарушил ст. 2,4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12.04.1968г. № 2534-V11 с изменениями и дополнениями от 4.03.1980г. № 1662 и от 12.02.1988г. № 8422 «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан» в котором указано, что письменные обращения граждан разрешаются государственными органами, общественными организациями, предприятиями, их руководителями в строгом соответствии с их компетенцией. В случае, если поднимаемые в жалобах, заявлениях граждан проблемы не относятся к их ведению, то они должны направить данные обращения по принадлежности в соответствующие органы, учреждения, к предмету ведения которых относится разрешение данных вопросов, известив об этом заявителя. Нарушение данного законодательства подтвердил и сам Иркутский Областной суд, который так и ответил, что разрешение вопросов, поставленных в жалобе (а я писал обращение), в частности , о введении в действие Федерального закона «О жертвах перестройки», к компетенции судебных органов не относится.

На основании нарушений ряда законодательных актов в том числе и ст.245,246,247,248,249,250,254,255,256,257,258 Гражданского процессуального кодекса РФ; статей Конституции РФ: ст.84,90,33; Федерального закона «Об основах государственной службы РФ», а также, руководствуясь Федеральным законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27.04.93 г. № 4866, я и обратился в Кировский суд г.Иркутска с заявлением в котором были изложены следующие требования:

1.Признать незаконными, как создающими препятствия к осуществлению моих прав и свобод, предусмотренных ст.33 Конституции РФ, действия советника департамента письменных обращений граждан Администрации Президента РФ Коровина Б.И. — направление 30.11.05г. моего письменного обращения к Президенту РФ о принятии Федерального закона «О жертвах перестройки» в Иркутский областной суд.

2. Признать незаконными, как создающими препятствия к осуществлению моих прав и свобод, предусмотренных ст.33 Конституции РФ, бездействие того же должностного лица Администрации Президента РФ — непринятие мер по моему письменному обращению к Президенту РФ о принятии Федерального закона «О жертвах перестройки» и фактическое оставление данного обращения без рассмотрения.

3. Обязать Администрацию Президента РФ устранить допущенные её должностным лицом Коровиным Б.И. нарушения закона, -рассмотреть по существу моё письменное обращение к Президенту РФ о создании и принятии Федерального закона «О жертвах перестройки» и дать мне обоснованный и мотивированный ответ.

На основании ст.226 ГПК РФ я обратился в суд с просьбой вынести частное определение по отношению к Коровину Б.И., рассмотрев его действия, как не соответствующие его должностным обязанностям, грубо нарушающие Федеральные законы РФ и Конституцию РФ, принять к нему меры дисциплинарного взыскания, вплоть до его увольнения, согласно ст.14 Федерального закона «Об основах Государственной службы Российской Федерации».

4 мая 2006г. Кировский суд г.Иркутска, под председательством И.В.Скубиевой, вынес решение о полном удовлетворении моего заявления.

На это Решение Администрация Президента РФ кассационную жалобу не подала и 22 мая оно вступило в законную силу. Конечно далее я естественно предъявлю Администрации Президента иск по компенсации морального вреда, но самое главное то, что я заставил высокопоставленных чиновников из Администрации самого Президента Российской Федерации через суд держать ответ за незаконные действия. Даже Отзыв на моё заявление судье И.В.Скубиевой за подписью начальника департамента приёма граждан П.Репина был аж на 5 листах с приложением на 56 листах ксерокопий законов, которые они сами же и нарушили, не помог убедить судью принять сторону самой наивысшей властной структуры..

Кстати этот Отзыв, содержащий массу небылиц и выдумок, с содержанием полного лишения логики утверждениям, мною был успешно разбит и опровергнут в судебном процессе.

Вступившее в законную силу Решение суда — это прецедент, который укажет простым россиянам путь борьбы с такого высокого ранга чиновниками, которые до сих пор считали себя «неуязвимыми», бессовестно относившимися к проблемам простых россиян, отмахиваясь от их конструктивных решений.

Уволен со своей должности и Б.И.Коровин, а вместо него стал работать такой же, как и он. Такого рода «советников» можно менять как перчатки, да денег и времени не хватит.

Я обращаюсь ко всем, кто получил бездушные отписки от чиновников: «Подавайте на них смело в суды, заставляйте их строго соблюдать и выполнять законы. Хватит терпеть их произвол!!!» А за все преступления по отношению к нашему многострадальному народу, как я считаю, получат по заслугам все, кто их совершил, перечеркнув свою совесть, ради генеральских должностей и прочих повышений по службе. По моему делу ответчиков набралось довольно много. К уже упомянутым «вершителям перестройки», я намерен предъявить претензии и Юрию Чайке, пообещавшему мне в своё время лично справедливо рассмотреть вопрос о привлечении к уголовной ответственности довольно таки не маленькой компании прокуроров, следователей, оперативников и судей, устроивших по отношению ко мне и моей семье беспредел. Он так этого обещания и не выполнил, а через несколько дней переехал в Москву, получив там высокую должность.

К сожалению правовое управление Президента, которое на основании Решения Кировского суда, «рассмотрела» всё же моё обращение, не сочло должным разрешить данную проблему пострадавших от Перестройки людей. В обратном ответе, адресованному мне, чиновник Президента ответил, что для того, чтобы доказать массовый характер репрессий, им нужны доказательства, которые лично я должен предоставить. Тогда, мол, они и будут решать, создавать закон «О жертвах перестройки» или нет.

К своему обращению ранее я прилагал массу газетных и журнальных публикаций, которые являлись доказательствами о всероссийских крупномасштабных репрессиях против коллекционеров и других невиновных людей, однако равнодушные чиновники отказались их воспринимать. Я же, как простой гражданин Российской Федерации, не имею права и какой-либо возможности собирать доказательства из архивов и судов, и это прекрасно знали отвечающие чиновники. На основании этих «невыполненных требований», которыми меня обязали чиновники моё обращение так и осталось «без движения». Тысячи невинных граждан, попавших в лагерные застенки в 1985-90-е годы Перестройки так и остались без полного возмещения ущерба, нанесённого правоохранительной системой Советского государства. Тысячи обворованных, лишённых семей, квартир и другого незаконно конфискованного имущества, так и остались брошенными на произвол судьбы безучастным, равнодушным и преступным Государством, возглавляемым Михаилом Сергеевичем Горбачёвым.

Не получили наказание и все сотрудники правоохранительных органов, кто творил этот всенародный беспредел.

Как-то в 2008 году я пришёл в администрацию Правительства Иркутской области, чтобы подать очередное заявление о преступлениях коррумпированных чиновников.

Принявшая меня Людмила Николаевна Егорова отнеслась ко мне как-то по-особенному, с вниманием и уважением, а потом показала мне книгу для служебного пользования по материалам Всероссийской практической конференции, изданную Администрацией президента Российской Федерации под названием: «Правоприменительная практика Федерального закона „О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации“. Издана книга была в 2007г.

Открыв ей на 22 и 23-й странице, Егорова зачитала следующее: » ..по сравнению с 2000 годом количество судебных жалоб (к Администрации Президента — авт.) увеличилось

В 2,7 раза. За это время судами рассмотрено 442 иска, но только один удовлетворён — в прошлом (2006г. — авт.) Кировский районный суд Иркутской области ( на самом деле города Иркутска — авт.) удовлетворил требование гражданина Красовского, признав действия обжалуемого должностного лица неправомерными в связи с необоснованным направлением обращения в орган, не наделённый полномочиями для разрешения вопросов, поставленных заявителем«.

Почему же всё таки только один я выиграл суд? А как же остальные 441 заявитель? Ведь они так же, как и я, надеялись на удовлетворение своих исков, на что-то рассчитывали, но получили от чиновников Президента РФ «от ворот — поворот»!



Но всё же: Закон «О жертвах Перестройки» должен быть создан!!!



dd20e1a894af.jpg
38ab8ef5b44d.jpg
0de0e7198e7e.jpg
2a0d206aa647.jpg
028bdb88b867.jpg





util