Badge blog-user
Блог
Blog author
Анастасия Дербеко
Blog post category
Политика

Молодежь в политике

Власть замыкается на себе и не понимает, как говорить с молодежью
17 Июля 2017, 10:50

Молодежь в политике

Власть замыкается на себе и не понимает, как говорить с молодежью
Статистика Постов 12
Перейти в профиль

Среди политологического сообщества принято определять нашу страну как сверхцентрализованную. Несмотря на то, что официально мы являемся федерацией, в конституции у нас закреплены гарантии местного самоуправления, очевидно, что на практике регионы в своих правах очень сильно стеснены и все привыкли, что основные региональные вопросы, к числу которых, безусловно, относятся вопросы о власти, решаются в центре, то есть в Москве. В Кремле и АП есть множество региональных кураторов и вовлеченность их в разнообразные региональные процессы весьма велика. Тем на первый взгляд удивительнее, что власть никак публично не реагировала на постоянно открывающиеся региональные штабы избирательной кампании А.Навального. Не реагировала, как оказалось, до поры до времени, когда число региональных штабов приблизилось к полусотне, их активисты стали получать вполне очевидные сигналы от власти в виде давления в местах учебы и работы, административных дел, мелкого хулиганства, а иногда и серьезных нападений. В этом теперь уже кажется, что тоже ничего удивительного нет, но открытым остается вопрос, почему такая или любая другая реакция началась так поздно? Зачем было допускать до того, пока оппозиционер построит и запустит в работу полноценную сеть региональных штабов?

Можно конечно попытаться объяснить это тем, что А.Навального в основном поддерживает молодежь, «школота», как ее пренебрежительно называют. И пары жестко разогнанных митингов будет достаточно, чтобы навсегда отбить у нее желание участвовать в политике. Видимо, на это и надеялись. Однако вдруг выяснилось, что протестный потенциал и готовность поработать в кампании А.Навального характеризует не только хипстерскую московскую столицу образца 2013 года, но и многие российские регионы. При этом и у власти, и у оппозиционеров со стажем, а особенно у так называемой столичной интеллектуальной элиты наибольшее удивление в протестах образца 2017 года вызывало именно присутствие в протестах весомой региональной составляющей. На митинги вышла отстающая и погрязшая в долгах провинция? Это удивительно! Как такое вообще может быть? Там же все смотрят только Первый канал, Вести и НТВ и уверены, что В.Путин только и занимается тем, что поднимает Россию с колен, а наша страна окружена кольцом врагов.

Удивительным свойством российской политики является ее столичноцентричность. Все уже давно привыкли, что все властные решения в самой большой по площади стране мира принимаются исключительно центром, политическим центром, который географически находится в Москве. В России не может быть самостоятельных политических акторов как федерального, так и регионального уровня. Все настолько уверовали в такую особенность российской политики, что распространяют ее не только на власть, но и на оппозицию, вообще на все политическое поле любого уровня. Губернаторы многие годы в оценке своей работы на реакции населения ориентируются в последнюю очередь, главное для них — показать свою лояльность власти. А центральной власти достаточно именно той лояльности, какую показывает губернатор. Ее интересуют лишь механизмы, с помощью которых он сможет обеспечить официально необходимый результат на выборах. Механизмы лояльности, но не люди. Отсюда складывается такое впечатление, что в регионах все, что связано с политикой, спит беспробудным летаргическим сном. При этом социологи фиксируют определенное количество людей, недовольных качеством своей жизни, в регионах периодически проходят митинги обманутых дольщиков или протесты против системы «Платон», митинги против свалок и нарушения экологических стандартов, однако, кажется, что политическую составляющую эти митинги не затрагивают, то есть региональные власти успешно деполитизируют протесты и канализируют недовольство в другие сферы.

Но как показывает предвыборная кампания Навального, политически спящее население достаточно легко разбудить. С начала 2010-х годов политически активной молодежью в регионах никто не занимался, однако это не означает, что в регионах, как у молодежи, так и у более старшего поколения нет никаких политических интересов. Вообще, если вернуться на десятилетие назад, то можно легко вспомнить, как такие мероприятия как «Селигер» и активная деятельностью той же «Росмолодежи» прекрасно выполняли функцию вовлечения новых поколений в политику на стороне власти. Съездив на «Селигер» и активно проявив себя в лагерных мероприятиях, студентам старших курсов региональных вузов можно было заполучить себе место в аспирантуре какого-либо московского вуза, далеко не самого последнего, а иногда даже и ведущего, одновременно вступить в «Молодую гвардию Единой России» и тем самым обеспечить себе неплохой задел в будущей политической карьере.

Постепенно со старением политической элиты все это либо сошло на нет, либо стало использоваться гораздо реже. При этом нельзя сказать, что с молодежью вообще не работают, поставить крест в последние годы можно было именно на политических амбициях. А так бывшие активисты прокремлевских движений смогли прекрасно устроиться в неполитической сфере, возглавив или активно продвигая такие сетевые проекты, как «Школа великих книг» или проект «Адвокат тела». Политической карьере некоторых активистов помогла журналистика, после скорого разочарования от общения с оппозицией молодая студентка РГГУ Л.Рябцева успела побыть правой рукой главы «Эха Москвы» А.Венедиктова, получить известность как автор своеобразного кодекса корпоративной этики, а теперь она же специализируется на собственных коммуникационных проектах.

Но это все своеобразные карьерные виражи московской или ставшей московской активной молодежи. Теперь же в регионах возникла политическая жизнь, мало того, эта жизнь возникла не по указке Кремля, а в противовес ей. При этом заниматься оппозиционной деятельностью в регионах заведомо гораздо опаснее для собственного будущего, чем в столице. Вы можете себе представить, что из МГУ, ВШЭ или менее титулованного столичного вуза могут отчислить за организацию митингов или любую другую оппозиционную деятельность, как в Калининграде?

Отсюда, казалось бы, легко сделать вывод о том, что достаточно восстановить прежние каналы работы с наиболее активной молодежью, как все наладится. Однако Кремль не спешит этого делать. И одна из причин как в раз том, что власть все больше замыкается на себе и не очень понимает, как использовать молодежный ресурс и как с ним можно работать себе во благо. Поэтому пока в качестве новых лиц в российской политике нам осторожно предлагают только инстаграм-посты Лизы Песковой и думское выступление Саши Спилберг. С высокой долей вероятности и в дальнейшем власти будут стараться вовлекать в политику детей уже зарекомендовавшей себя элиты, как творческой, так и политической, в лояльности которой Кремлю сомневаться абсолютно не приходится. А в регионах политическая жизнь тем временем идет своим чередом.

Читайте также

util