Badge blog-user
Блог
Blog author
Евгений Кропот

Российский триптих

2 Января 2016, 11:26

Российский триптих

Статистика Постов 29
Перейти в профиль
1.Советский Союз
Его существование было оправдано тем, что он самое то место, откуда с неизбежностью произойдет всемирная революция трудящихся. Это было априори ясно не только Ленину с Троцким, но и их верному ученику — Сталину, который просто старался к ней лучше приготовиться. И последующие вожди тоже об этом мечтали, пока Афган не превратил мечты в дым: вдруг оказалось, что мы даже тут в «прогрессоры» не годимся, куда нам на целый мир.

А ведь все могло быть: стоило пехотинцам Тухачевского и конникам Буденного взять Варшаву, и вот она беспомощная Европа у наших ног. Немецкий технический гений в соединении с неисчерпаемыми ресурсами революционной России — кто в Европе мог бы противостоять такому союзу. Да-а-а...

Могло быть еще и в другой раз. В другой раз, перед другой войной Иосиф Виссарионович уже примерял корону вождя всего человечества. Не без основания: немцы увязли в войне с англосаксами, и нужно было только подождать, отсидеться за новым укрепленным валом до тех пор, пока они измотают друг друга, и тогда сто тысяч наших танков через неделю на Ла-Манше. Не просто так, а освободителями. Ежу было ясно, что немцы, помня о Наполеоне и своей собственной недавней войне, не осмелятся снова на два фронта. Немцы может и не посмели, Гитлер посмел, потому он еще вернее знал, что Советский Союз — просто другое название архаической Российской империи, которая «тюрьма народов» и которая неизбежно рассыплется на эти народы и нации. В общем, колосс стоит на глиняных ногах — нужно толкнуть посильней.

Ошиблись оба. Сталин, подпертый самоотверженностью своего народа и помощью остального мира, выкарабкался-таки из своей ошибки мудрейшим генералиссимусом и даже прирастил кое-чего в Европе, но всемирная революция сильно отодвинулась. Отодвинулась из-за нового оружия — оно сделало сто тысяч танков и двадцатимиллионную армию недостаточным аргументом в борьбе за мировую революцию. В этом мы окончательно убедились в 62, когда вождям нашим втолковали, что в новой великой битве победят тараканы.

Мы по инерции продолжали клепать танки в предожидании народных протестов в Европе, которые набирают силу и когда по-настоящему наберут, мы со своими танками тут как тут, на Ла-Манше. Не будут же они своих бомбить? После 68 года можно было сворачиваться с танками, поскольку миллионы рабочих не вышли за студентами на баррикады Парижа, доказав тем самым, что Адорно с Маркузе в отношении пролетариата этого империалистического мира правы. Но мы ренегатов не читаем — нам оно без нужды — и снова клепаем танки, стремясь теперь зайти к ним с тыла, через бывшие колонии. И вроде бы получалось: столько возникло наших новых социалистических стран, которым мы деньги и танки, а они нам клятвы, что они навсегда наши, и деньги непременно отдадут в будущем, даже и за танки отдадут, но пока им нужно еще денег и танков. Только Африка большая и Азия, а денег на всех не хватает. Танков хватает, а денег — нет. Их уже и на свой народ не хватает, хотя танков по-прежнему хватает. А тут еще гады эти — империалисты новый вид войны придумали: нефть обрушили, мы и вовсе без денег остались. По миру пришлось побираться, чтоб хоть на танки хватало. Да-а-а...

Сели мы, налили-выпили, соком березовым запили и задумались: зачем нам Советский Союз и танки, когда мировой революции не вышло? А низачем, решили и ушли из него, а танки в степях бросили.

2.После Советского Союза
Куда ушли? — По-разному, но мы в Россию. В Россию, понятно, не за мировой революцией, а за богатством и счастьем, для чего отпилили от себя всяких нахлебников: не только африканцев-узбеков-таджиков, но и почти родных хохлов с белорусами. Отпилили, чтоб сосредоточиться на немереных наших природных богатствах. Это у нас их немерено, а в мире большая нехватка, которая дальше будет только больше. Про то еще в Римском клубе написано. И пусть кличут потом хоть «бензоколонкой», зато не бедные. Вон, кувейтцы в 60-х на верблюдах еще ездили, а через десять лет в лэндкрузеры перебрались. Все перебрались и кайфуют уже полвека, а что их завоевывали, так это потому что у них Искандеров не было. Мы — не Кувейт: у нас не только нефть, у нас все есть, и за всем этим к нам полмира, а то и весь мир ходить будет. У нас все есть и Искандеры для тех, кто незваным придет. Вот!

Так и будет. И к этому непременному «вот так» Россию готовили Вяхирев с Черномырдиным и другими достойными товарищами под мудрой опекой доброго царя Бориса и подготовили. Самому Борису пожить под водопадом ресурсного бабла не удалось — надо признать, что царям в России с таким именем вообще не слишком везет, — но на его наследнике с ласковым народным прозвищем — «Папа» удача в полной мере отыгралась: при нем «бензоколонка» попросту заливала страну деньгами и никак, никак это не останавливалось. Деньги нужно было только собирать и складывать, собирать, складывать и раздавать. На лэндкрузеры и поместья, понятно, некоторым, но другим многим на Ашаны и айфоны и вообще на жизнь почти как у тех из Силиконовой долины, но только когда они после работы. В противоположность оттепельной мечте про понедельник, который уже в субботу, многие обнаружили себя в стране вечной субботы: зачем понедельники, когда столько мест есть, где денежки раздают умным и ловким. Ежу понятно, что завтра будет лучше, чем вчера, потому что миру для всякого производства надо все больше и больше ресурсов, тех самых, которых только у нас и есть немерено. Им-то некуда деться, вот пусть себе выдумывают и производят для нашего потребления.

В общем, мы поймали бога за бороду, ведь Кувейт — это и есть настоящий коммунизм в отдельно взятой стране, в которой мы теперь будем жить всегда под смех наших Искандеров. Но в том мире, в котором все выдумывают и к которому еще совсем недавно мы тоже имели отношение, среди всяких новых словечек появилось одно очень противное. Ну, очень, очень противное! Вы только послушайте, как оно звучит: ф-ф-р-р-е-кинг. Правда, омерзительно? Но еще более омерзительно и возмутительно дело, которое за ним кроется. Оно говорит, что «бензоколонка» не исключительна, что она может быть устроена во многих местах на земле, нужно только способы знать. А как же наша-то родненькая, как же наш Кувейт, который навсегда? Мы же только-только привыкать стали к жизни хорошей. Нечто мы опять ошиблись, как при Сталине, и вместо коммунизма нам опять разруха и вечное восстановление народного хозяйства? Несправедливо это, неправильно!

3.После Путина
Точнее было бы сказать: после завершения Ельцинско-Путинского проекта России. Но и так сойдет. Потому что Путин слыл у нас заботливым и щедрым Папой, когда у него денег было немерено, а теперь они испаряются и так скоро, что ему на его собственные игры в солдатики приходится все больше стричь нас, нас, у которых только-только шерстка наметилась. Получится из него грозный Отец или нет, и сколько ему удастся продержаться, играя бровями и скулами, не важно, потому что денег у него нет и больше не будет. Проект создания из России вечного Кувейта рухнул, и нам снова нужно думать о том, как и зачем нам жить после?

Нет, не про то, как должно быть устроено наше государство и общество: национально, либерально, социалистически, демократически, авторитарно или, упаси боже, тоталитарно, но про то, что мы в этом мире такого делать будем, на что могли бы жить? Мы с вами, дорогие россияне. Фабрики строить у нас сильно холодно, да и народу умелого и дешевого маловато, чего как раз на Востоке вдосталь: тепла и народу. Коровам-свиньям-овощам-фруктам у нас тоже не климат, в отличие от обеих Америк и той же Азии. На природных богатствах жить можно, но скромнее, а не хочется скромнее. Хочется полёту или хотя бы уверенности, что завтра будет лучше, чем вчера. Никак без этого. Что у нас такого уникального еще, кроме этих богатств и размеров наших?

Место. Да, место, иначе, местоположение. Мы не просто широко раскинулись, но раскинулись широко между Востоком и Западом, потому через нас можно с Востока на Запад и наоборот. Это и теперь бывает, но медленно, плохо, тогда как на деньги пока еще не издохшей «бензоколонки» можно и нужно отшлифовать до блеска нашу железную магистраль и превратить нынешнее автонаправление «Сибирский тракт» в хайвэи, наладить свободное движение повдоль южного берега Ледовитого океана. Все пути-дорожки станут кормить не только себя, но и страну надежней «бензоколонки» и, главное, вдоль них возникнет столько пространства для дела дорогих россиян, так истосковавшихся по нему за годы халявы. Это и будет истинный шелковый путь — все иные отомрут за ненадобностью.

Однако это только начало, пусть и хорошее, но оно никак не половина дела. Раз мы уже здесь, между Востоком и Западом, именно между, поскольку для Запада мы слишком велики и слишком скифы, слишком азиаты, а для Востока напротив — тоже велики и совсем не азиаты, то сам бог, дьявол и даже лично Александр Македонский велят нам стать местом встречи Востока и Запада, мостом меж ними. Чтоб не ходить им друг к другу в гости, где неуютно, а встречаться у нас, на нашем месте, которое ни Восток, ни Запад и поэтому способно понять и принять и Восток и Запад. Конечно, для этого придется перестать расчесывать то место, которое обычное называют великорусской исключительностью. Придется. Если что, земли у нас вдосталь, кому совсем невтерпеж, может пойти и почесать в другом месте.

Нам не должно быть непреодолимо трудно вспомнить еще совсем недавнее интернациональное прошлое, когда главное, чтоб человек был хороший, а какого он роду-племени — не суть. Все языки и нравы будут в гости к нам — и это есть хорошо: мы многому у них сумеем научиться и сами будем умнеть по необходимости и с удовольствием. Кругом появится невиданно много разных интересных дел, и мы наконец ощутим себя в несомненности, что суббота есть лучшее начало нового понедельника.

Стать мостом для человечества — это круто! И где, как не здесь, человечеству вершить и торить новый прыжок в свое будущее, потому сам человек — это мост.

02.01.2016




util