Badge blog-user
Блог
Blog author
Наталья Иванова - Харина

2 марта 2000 года в пригороде Грозного была устроена засада и вероломно был расстрелян Сергиево-Посадский ОМОН. Попытка установить мир в Чечне, контртеррористическая операция или предвыборная кампания

1 Марта 2016, 20:44

2 марта 2000 года в пригороде Грозного была устроена засада и вероломно был расстрелян Сергиево-Посадский ОМОН. Попытка установить мир в Чечне, контртеррористическая операция или предвыборная кампания

Статистика Постов 132
Перейти в профиль

3dd8b9b196bf.jpg

Завтра 16-ая годовщина гибели в Чечне бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа. Когда я, спустя 6 лет после того неравного боя вместе с вдовой командира ОМОН Маркелова, начала журналистское расследование по факту нападения в пригороде Грозного 2 марта 2000 года на колонну нашего ОМОНа, мы с Любовью Александровной опасались, что нас постигнет судьба тех, кто был очевидцем, осведомлен или копал истоки правды в этой истории. Загадочным образом год с небольшим спустя после трагедии умер от рака командир Подольского ОМОНа Игорь Тихонов. Такая же участь постигла ещё несколько участников того боестолкновения. Вертолет с 13-ю офицерами Генштаба РФ был уничтожен в августе 2001 года.
История эта долго замалчивалась, искажалась, перевиралась. Шли многолетние суды, пропадали вещдоки, главная причина нападения на отряд обрастала небылицами, возникали чудовищные версии.
Как бы то ни было, моя первая статья о том событии под названием «Особенности национального расследования» вышла в Сергиево-Посадской газете «Всё для Вас» и спустя несколько месяцев УВД района передало мою публикацию на конкурс журналистов по линии ГУВД. Жюри присудило мне звание лауреата второй премии в номинации «Свой долг исполнивший сполна».
Прошли годы. Вдова командира посвятила оставшуюся жизнь увековечиванию памяти мужа и его бойцов. До создания отряда 2 августа 1995 года, Маркелов работал начальником уголовного розыска города Хотьково, где они жили и где продолжает жить его семья. В бытность офицером УГРО ему довелось расследовать и даже раскрыть убийство Александра Меня — погибшего от рук бандита известного религиозного философа и священнослужителя из поселка Семхоз. ОМОН, созданный батей Маркеловым, дислоцировался и по сей день находится в городе Пересвет, где жила я.

8d2a1ab30e41.jpg

<h1>Расстрел Сергиево-Посадского ОМОНа </h1>Наталья Иванова 2 http://www.proza.ru/2009/08/25/1154
Время перемен выбрало их.
Помянем погибших бойцов ОМОНа и вспомним КАК ЭТО БЫЛО.

Накануне 9-ой годовщины гибели в Чечне семнадцати бойцов Сергиево-Посадского ОМОН я встретилась с вдовой погибшего командира ОМОН Маркеловой Любовью Александровной. Память — это все, что ей осталось, потому она живет этим и бережно охраняет доброе имя своего супруга, полковника Дмитрия Афанасьевича Маркелова, основателя Сергиево-Посадского ОМОН.
Писали и говорили об этой трагедии немало, но полной картины произошедшего 2 марта 2000 года в Старопромысловском районе Грозного не мог дать никто. Я думаю, приблизиться к правдивому рассказу, отражающему произошедшее в действительности, можно уже сейчас , но только приблизиться, и только при тщательном , детальном анализе свидетельских показаний. Около ста участников этого боестолкновения давали показания на трех судах, на которых пытались установить хотя бы частичную хронологию цепочки событий. Участники и очевидцы этого события, а также те кто был причастен ко всему произошедшему, вернее те, из кого удалось вытащить хоть какие — то свидетельские показания на судах рассказали о следующем:

Отправка эшелона с подразделениями милиции ГУВД города Москвы и ГУВД Московской области к местам несения службы в Северо-Кавказском регионе была назначена на 29 февраля 2000 года с первого пути Казанского вокзала в 16 часов 13 минут. Прибытие на станцию Моздок (Северная Осетия — Алания) планировалось на 3 часа 00 минут 2 марта 2000 года. Отправка эшелона в обратном направлении из Моздока планировалось на 3 марта 2000 года (на нем должны были уехать сменившиеся отряды). Согласно приказу личный состав обеспечили всем необходимым на местах: автоматами Калашникова, пистолетами Макарова (для командиров), тройным боекомплектом, приборами для ночного видения и стрельбы, осветительными ракетами, биноклями, средствами индивидуальной защиты, спецсредствами связи, фонарями, обезболивающими, кровоостанавливающими и дезинфицирующими медикаментами и другим имуществом согласно табеля положенности. В декларации на вооружение, боеприпасы, средства связи и тыловое обеспечение, перевозимое ОМОН ГУВД МО (г. Сергиев Посад) по маршруту Москва — Моздок, командир ОМОН Маркелов Д. А. указал: общий вес груза — 20 тонн. Весь этот груз был отправлен из Сергиева Посада 28 февраля на 4 машинах. Они приехали в Моздок вечером 1 марта и ожидали прибытия эшелона с бойцами. Заместители Сергиево-Поадского и Подольского ОМОН переоформили в штабе документы на остающееся базовое оборудование.
Прибывший в Моздок эшелон был расформирован согласно приказам: отряд ГУВД г. Москвы остался в Моздоке, один отряд ППС ГУВД МО был направлен в пос. Рубежное, второй отряд — в г. Урус — Мартан, ОМОН г. Сергиева Посада — в г. Грозный, еще два отряда в составе эшелона были направлены в Гудермес. Всего через Моздок за 2 марта прошло 10 отрядов, за 1 марта — 17 отрядов (это если говорить о готовности высшего военного руководства обеспечивать броневое сопровождение и авиационное прикрытие каждому отряду — для этого нужно было бы дополнительно содержать целую армию). Для доставки в Грозный личного состава Сергиево-Посадского ОМОН в г. Моздоке штабом были выделены 6 «Уралов». Колонну из 11 машин возглавил «Урал» , в котром находилось 8 подольских омоновцев. По приказу командира Мобильного отряда и коменданта Старопромысловского района города Грозного они прибыли в Моздок 1 марта для встречи и сопровождения своей замены — сергиевопосадских омоновцев. Перед отправкой на базу Маркелов Д. А. сдал в штаб декларацию на вооружение и списки личного состава (со 2 марта стали начисляться «боевые» деньги), провел инструктаж личного состава. Связь внутри отряда держали по «седьмому» каналу. У заместителя командира ОМОН — Масленцева С. А., находящегося в последней машине колонны , кроме своей рации, была рация, настроенная на «восьмой» канал — волну Подольского ОМОНа — для связи с их командиром Тихоновым, который находился в головной машине. У него , в свою очередь" была еще и радиостанция «Кенвуд», позволяющая связаться с Мобильным отрядом и другими подразделениями в Чечне. Вторая радиостанция «Кенвуд» находилась на базе Подольского ОМОНа — в Старопромысловском районе города Грозного. Свою радиостанцию Тихонов обязан был передать Маркелову по прибытии на место дислокации. Маркелову были известны основные позывные подразделений Федеральных сил: «Байкал — 100» — штаб в Ханкале, «507» — командир Мобильного отряда, «Челны» — штаб Мобильного отряда, «Град — 4» — ОМОН г. Щелково, «Фергана» — пост в Грозном. Маркелов требовал броневое сопровождение, но ему было отказано (до 2 марта 2000 года броне и авиа сопровождение для колонн не выделялось). В тот день 2 марта все сформированные колонны из состава эшелона выдвинулись из Моздока без какого — либо прикрытия. Маршрут движения (Моздок — Горагорск — Грозный) определил для Сергиево-Посадского ОМОН комендант Старопромысловского района города Грозного. Через час по этому маршруту отправился также отряд ППС МО в Урус-Мартан, находящийся южнее Грозного.
Около 7 часов утра Маркелов получил разрешение на выдвижение отряда к месту дислокации. В 8 часов остановились на первом блок-посту — для предъявления документов при въезде в Чеченскую Республику. Пропуском служило личное удостоверение, которое предъявил командир Подольского ОМОН Тихонов — он вел колонну на смену своих бойцов. Маркелов находился в предпоследней машине колонны — УАЗе. Замыкал колонну «ЗИЛ», в которой находился Масленцев. По пути к Грозному останавливались на блок-постах еще несколько раз. На Горагорском перевале обогнали колонну «наливников» (они доставляли топливо в Грозный) и колонну Софринской бригады, шедших также без броневого сопровождения. Последний блок-пост находился в 5 км от места дислокации. Далее колонна шла по территории контролируемой Подольским ОМОНом, под наблюдением взвода бойцов Подольского ОМОН, находящегося на высоте «319». Слева в двадцати метрах от дороги в три ряда тянулись железобетонные заборы, за которыми располагались полуразрушенные промышленные постройки и далее База Подольского ОМОН (блок-пост № 53). Справа по ходу движения располагался населенный пункт, носящий название Подгорное. Колонна должна была проехать вдоль забора, в конце повернуть налево и остановиться на блок-посту № 53. Вытянувшись на 700 метров по прямой линии, цепочка машин стала мишенью для расстрела.
На базе Подольского ОМОН ждали сергиевопосадцев с минуту на минуту. Надо было их разгрузить, загрузиться самим и до 16 — 00 успеть до темноты прибыть в Моздок. 9 часов 26 минут. Командир Подольского ОМОН Тихонов на подьезде к блок-посту № 53 сообщает по рации своим на базу: «Подъезжаем». В этот момент раздаются одиночные выстрелы. Потом выяснится: снайперы били по лобовым стеклам, целясь в головы водителей первой и последней машин. Два выстрела из гранатомета со стороны поселка — и огнем охвачены два «Урала». Затем начался шквальный огонь по колонне со всех сторон и омоновцы по команде Маркелова покидают машины и начинают отстреливаться. Вспышки выстрелов на расстоянии 30 — 40 метров то и дело видны из окон частных домов, расположенных в поселке. С чердака бъет пулемет. Водитель четвертого «Урала» убит. Машина проехала немного и загородила проезд. Алексей Шилихин ведет автоматный огонь по дому напротив. Он будет убит тогда, когда подойдет подмога — БТРы, чтобы загородить броней лежащих на дороге бойцов. Это начальник разведки, получив по рации сигнал «кольцо», послал состав разведдозора на КПП № 53, сфомировал две группы: одну эвакуации раненых, другую прикрытия отстреливающихся бойцов. Они выполнили 4 рейса. Группа прикрытия вела огонь по огневым точкам противника. Стреляют из орудий подьехавшего БМП, работает гранатомет АГС 17. Тем временем, подольчане, получив около 10 часов по радиосвязи команду «нападение», занимают места согласно боевому расчету. Ворота и вся база Подольских омоновцев находится под плотным огнем. Из промышленной зоны неизвестные стреляют не только в сторону базы, но и в спины свердловчан, находящихся за забором. По подольчанам стреляют также из горного села напротив. Было видно как полыхали 2 машины, по радиостанции слышны крики о помощи. Группа подольских бойцов пыталась выдвинуться к обстреливаемой колонне, но тщетно — огонь по базе велся еще интенсивней. Только с прибытием БМП, БТРов и 22 бригады СН ВВ (софринцев), удается дать достойное сопротивление, оказать помощь раненым и начать эвакуацию. Бой длился более 3-х часов, в ходе которого 57 человек получили ранения различной степени тяжести. Среди 17 убитых сергиевопосадцев — 2 -е умерли от потери крови, пятеро сгорели в «Уралах», вернее под карданами машин, 1 человек умрет позднее (11 марта) от заражения крови, 9 человек погибли от снайперских выстрелов (почти все от прицельных сквозных ранений в голову). Одним из первых погиб командир Сергиево-Посадского ОМОН Дмитрий Маркелов.
Когда началась стрельба, Маркелов дал команду: «Всем покинуть машины! Занять круговую оборону». Сам занимает позицию у заднего левого колеса УАЗа и стреляет из автомата в сторону элеватора, откуда ведется огонь по хвосту колонны. Тихонов через Масленцева передает: «Рядом наши. Надо прорываться!». Маркелов дублирует команду отряду: «Надо прорываться, здесь на голом месте, нас всех уничтожат!» Запрыгивают в машины. Впереди стоящий ГАЗ заглох. Пришлось заводить его с буксира — толкнуть УАЗом. По рации Маркелов кричал: «Отряд попал в засаду! Пришлите помощь!» Потом приказал всем переходить на канал подольского ОМОНа. Водитель машины, в которой находился Маркелов, остановил ее, чтобы забрать с дороги убитого бойца. Вышел из машины, подтянул парня к открытой дверце салона: «Афанасьич, помоги!»... А у того кровь фонтаном из левой щеки. Командир пытался оценить обстановку, но снайперская пуля прилетела со стороны гор и прервала его жизнь. Впереди горел «Урал». Колонна встала. С начала боя прошло около 10 минут. Беспорядочная стрельба прекратилась, теперь только со стороны горного поселка велся прицельный огонь по лежащим на открытой дороге омоновцам. Некоторым повезло больше — скатившись в кювет, они нашли ложбинки, где можно было укрыться и вести оттуда ответный огонь. Восемь человек лежали в небольшой траншее, плотно прижавшись, друг к другу. Когда стрельба затихала, слышны были стоны раненого бойца, у которого от потери крови уже онемели руки. Сергей Клишин выполз из укрытия, чтобы перевязать раненого. Еще дома, собираясь в дорогу, он переложил жгут из сумки в карман рукава, сказав жене: «Вдруг пригодится.» Сергей погиб, спасая жизнь товарища. Пулевое отверстие во лбу стало заметно только после отпевания. Снайперы хладнокровно держали «на мушке» любого кто пытался помочь бойцам. Поняв тактику боевиков, Денис Морозов предупредил остальных товарищей: «Не подползайте ко мне! Я под снайпером!»
Московский РУБОП, прибывший на помощь, уже после боя зафиксировал на видеопленку, как группа людей (в основном женщины, многие с грудными детьми) в количестве 80 человек подошли к забору промзоны, и несколько мужчин забежали за забор. Чуть погодя мужчины снова вбегали в эту толпу. Группа стояла 25-30 минут, затем удалилась тем же путем. Видимо эти люди помогали боевикам, стрелявшим из промзоны уйти от «зачистки». В селе же были задержаны около 40 человек, которых подозревали в участии в боестолклновении.
В этот же день , 2 марта 2000 года было возбуждено уголовное дело по факту нападения на колонну ОМОН города Сергиев Посад. В ходе следствия было выявлено, что в ночь с 1 на 2 марта кем-то были обезврежены мины, установленные подольскими минерами вокруг своей базы. Способ разминирования показал, что противник располагал опытными саперами. Следователи на месте происшествия находили стреляные гильзы, перевязочный материал.
Нашли дом, откуда стрелял снайпер из спортивной малокалиберной винтовки. Всего было обнаружено 7 огневых точек в домах и на высотах в виде земляных укреплений. Огневые точки были обнаружены как с правой стороны дороги (в населенном пункте Подгорное), так и с левой — внутри промзоны. Именно оттуда велся огонь по базе подольских омоновцев, по высоте «319» и по втянутым в провокационную стрельбу свердловским милиционерам. Следователями были установлены очевидцы — местные жители, которые потом куда-то исчезли. Люди стали бояться давать показания. Но следователи установили достоверно, что обстрел колонны омоновцев является тщательно проработанной и подготовленной заранее операцией. Легализовать эту информацию не представляется возможным, в связи с тем, что на территории Чечни шла самая настоящая война, а на войне применять нормы УПК РСФСР невозможно.
Приехавший на годовщину памяти бойцов сергиевопосадского ОМОНа генерал МВД Голубев заявил у памятника погибшим на улице Глинки: " Мы отомстили за такие великие потери: банда боевиков уничтожена." Была ли эта банда причастна к расстрелам еще трех федеральных колонн (псковских десантников, пермского и ханты-мансийского ОМОНов) — можно только предполагать, что была, поскольку больше о таких потерях в Чечне не сообщалось.
На запрос Л. А. Маркеловой о ходе расследования уголовного дела по факту убийства ее мужа Д. А. Маркелова, она получила ответ Генерального Прокурора Российской Федерации от 08. 04. 2005 г.: «Уголовное дело в настоящее время производством приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. По делу производятся оперативно-разыскные мероприятия, направленные на установление лиц, совершивших убийство сотрудников ОМОН МО и привлечение их к уголовной ответственности. В случае установления виновных лиц, предварительное следствие будет незамедлительно возобновлено, о чем Вы будете уведомлены.»
Вернемся к концу прошлого века. 2 августа 1995 года. В Московской области создается третий отряд милиции особого назначения: в Сергиево-Посадском районе, его командиром был назначен руководитель криминальной милиции города Хотьково — Дмитрий Афанасьевич Маркелов. Ранее были сформированы Подольский и Щелковский ОМОНы. Кроме основных задач, свойственных подразделениям МВД, ОМОНы выезжали в «проблемные» регионы страны, для восстановления и поддержания конституционного порядка. Стабилизировали обстановку бойцы сергиевопосадского ОМОН и в нашем районе, значительно усмирив разгул и браваду криминальных элементов. К этому времени политическое руководство Чечни объявило о суверенитете своей территории, провозгласив себя независимой республикой Ичкерия. Там перестали действовать законы России, грубо попирались права граждан. Незаконные вооруженные формирования методами угроз и шантажа стали захватывать заложников, угонять самолеты и т.д. Из мест лишения свободы были выпущены особо опасные резидивисты. Зверства боевиков не знали границ. В народе зарождалась кровная месть. России был нанесен огромный ущерб. Фактически была разрушена экономика Чечни. Восемьдесят процентов перерабатываемой в Чечне нефти поступало по трубопроводам из России. После чего переработанные нефтепродукты продавались Чеченским руководством за границу в единоличном порядке. Деньги от продажи направлялись на закупку современных зарубежных вооружений, средств связи, техники, оплаты наемникам. Незаконные вооруженные формирования стали угрожать не только соседним субъектам Российской Федерации (Ставропольскому Краю, Ингушетии, Осетии, Дагестану), но и целостности и стабильности всей России.
Поэтому 11 декабря 1994 года, согласно Указу Президента Российской Федерации в Чеченскую республику были введены подразделения войск Министерства Внутренних Дел и Министерства Обороны России. В первую свою командировку в Чечню сергиевопосадский ОМОН был направлен в октябре 1996 года. К этому времени в боевых действиях в Грозном погибли семеро наших земляков — солдат срочной службы, по 2000 год там погибли еще четверо.
Родные и близкие сергиевопосадских ОМОНовцев уговаривали их не ехать в очередную командировку, но получали неизменный ответ: «Мы — хорошо подготовленные, отлично вооруженные, опытные. Разве можно нас сравнивать с 18 — летними мальчишками, которых посылают на войну?!» И судьба берегла до поры наших бойцов — из трех командировок отряд возвратился без потерь. В 1999 году отряд направлялся в Карачаево-Черкессию (июль — август) и в освобожденый от бандформирований Шелковской район Чечни (октябрь — декабрь). В феврале 2000 года только один сергиевопосадский боец из девяноста восьми впервые ехал в «горячую точку». За плечами остальных по две, а то и по три командировки на Кавказ.
Перед отъездом у многих было предчувствие беды. А может сказывалась усталость? Люди не успели отдохнуть. Но приказ есть приказ, и согласно приказу 2 марта 2000 года в 8 часов утра сергиевопосадский ОМОН въехал на территорию Чечни. К встрече с отрядом готовились не только одни подольские омоновцы.
Еще накануне, то есть 1 марта, руководству старопромысловской комендатуры была подброшена дезинформация о приезде в Грозный группы чеченских милиционеров с тяжелым вооружением. Достоверность этой информации вероятно не подлежала сомнению раз было решено задержать эту группу и разоружить на въезде в Грозный в зоне ответственности подольского ОМОНа (в районе блок-поста 53). Коменданту этого района подчинялись: подольский ОМОН, подразделение воинской части, районный отдел чеченской милиции и прикомандированные сотрудники милиции из Свердловской области. До марта все эти подразделения совместно участвовали в мероприятиях по охране общественного порядка. В районный отдел чеченской милиции зачастую приходили люди, недавно воевавшие против федеральных сил. Устав от 6-летней войны, они решили принять предложение нового руководства республики восстанавливать мирную жизнь. Но были среди них и другие...
По приказу коменданта, свердловчане направлялись к блок посту № 53 для разоружения, якобы приезжающих из Урус-Мартана чеченских милиционеров. Они заняли позиции слева от дороги , за первым десятком метров железобетонного забора. Вслед за ними из Грозного приехала группа чеченских милиционеров, которые рассредоточились в горном селе — справа от дороги и слева — в промышленных постройках за забором.
Когда колонна сергиевопосадского ОМОНа стала притормаживать у блок-поста № 53, боевики, засевшие за спинами свердловчан открывают огонь по ним: из небольшого взвода свердловчан двоих убивают, шестерых ранят. От неожиданности свердловчане начинают вести огонь из автоматов по нашей колонне, не разобравшись кто перед ними и откуда по ним стреляли. Но через 5-6 минут поступает команда, что в колонне свои и свердловчане огонь прекращают. «Случайными» пулями свердловчан были ранены 2 бойца. Спустя какое-то время, они умрут от потери крови. Оказать своевременную квалифицированную помощь не было возможности. Через 20-30 минут подошла бронетехника, но сергиевопосадцы не могли подняться в полный рост еще на протяжении более 3-х часов. Снайперы по-прежнему держали бойцов на прицеле. Позднее станет известно — это не первый случай нападения на россиян со стороны этого села. За две недели до приезда сергиевопосадцев, был убит из гранатомета подольский омоновец. Многочисленные проверки установили, что в Подгорном была сосредоточена группа незаконная группа вооруженных формирований, ранее не выявленная федеральными силами. Как на суде скажет один из генералов: «Нет никаких сомнений, что ждали именно колонну сергиевопосадцев». За 15 минут до приезда колонны по этой дороге в УАЗе проехал генерал. И никто его не тронул. К сожалению, этот генерал не был ни на одном из судов. Не был на судах и один из замов Маркелова, который ехал с ним в одной машине. Что это? Равнодушие, трусость или предательство? Ведь пока Маркелов из приоткрытой машины пытался рассмотреть в селе огневые позиции боевиков, этот некто лежал на полу УАЗа, прикрыв голову руками. В официальном ответе из Генпрокуратуры от 08. 07. 2005 г. на запрос Маркеловой: «Кто виновен в гибели моего мужа?», напишут — «Значительным потерям личного состава способствовало халатное отношение должностных лиц МВД РФ к своим обязанностям.»
Но оказалось, что ко времени проведения судов главные лица, которые могли бы дать полную картину положения дел, уже не числятся в списках живых: командир Мобильного отряда погиб с 14 — ю офицерами командного состава — вертолет, в котором они летели взорвался над Шелковским районом Чечни, замминистра по Северному Кавказу и командир подольского ОМОН скоропостижно умерли от онкологических заболеваний. Постепенно эта трагедия стала отходить на второй или даже третий план. За неимением доказательной базы по факту убийства было открыто дело по факту о халатности. Подсудимые упорно отрицали свою вину, благо есть на кого свалить, а мертвые сраму не имут. Куда проще было расследовать версию о халатности, тем более, что нарушений каких — либо инструкций (какие-то были написаны в срочном порядке после трагедии) всегда можно найти предостаточно. Возможно к полному забвению этой истории и стремятся заинтересованные лица. Реальных виновных, вероятно, никогда не найдут.
Суды оставили на родственников погибших самые тягостные впечатления. Длились они в общей сложности 10 месяцев: 1 суд — 2 месяца, 2-ой — 2 месяца, 3-ий — 6 месяцев. И уж если сажать на скамью подсудимых кого-то, так надо сажать всех генералов, которые так организовывают контртеррористическую операцию в Чечне. Но только на этих судах вдова Маркелова узнала, как вели себя бойцы отряда, как они помогали друг другу, отвоевывая у смерти каждую жизнь и гордится ими так же, как гордился ими сам командир Маркелов, «батя». Она гордится своим мужем, который не потерял самообладания, а пытался вывести отряд из засады. Все погибшие достойны памяти потомков и орденов Мужества, которыми они награждены посмертно, а отдельные бойцы — даже большего. Поэтому малая родина стараниями неравнодушных людей во имя живых помнит и преумножает память о них.

Смертью храбрых, в бою в Старопромысловском районе Грозного 2 марта 2000 года погибли 17 бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа:
1.Ваганов Александр
2.Варламов Сергей
3.Винаков Роман
4.Волков Олег
5.Ипатов Александр
6.Клишин Сергей
7.Королев Дмитрий
8.Лавренов Эдуард
9.Лазарев Александр
10.Маркелов Дмитрий
11.Морозов Денис
12.Михайлов Владимир
13.Тихомиров Григорий
14.Терентьев Михаил
15.Федин Дмитрий
16.Черныш Владимир
17.Шилихин Алексей
57 сергиевопосадских бойцов ОМОН в этом бою получили ранения различной степени тяжести. Погибли также 2 подольских омоновца, 2 свердловских милиционера и один солдат срочной службы, дальневосточник — один из 6 водителей, сидевших за рулем «Уралов».

Материалы предоставила Л. Маркелова,
подготовила Н. Иванова
(Статья под названием «Гибель ОМОНа: как это было»
опубликована в марте 2009 года в газете «Вперед» — Сергиево-Посадский район)

49dd0fca67bd.jpg
<h1>ОМОН. Особенности расследования. Полная версия</h1> Наталья Иванова 2 http://www.proza.ru/2009/08/25/1147
2-го марта 2000 года, накануне президентских выборов был расстрелян Сергиево-Посадский ОМОН. Много воды утекло с тех пор. По нашумевшему делу прошло несколько судов. Центральные и провинциальные каналы и средства массовой информации пестрили версиями той трагедии. Незадолго до шестой годовщины я встретилась с вдовой командира — Любовью Александровной Маркеловой, с матерью погибшего бойца Дмитрия Федина — Алевтиной Сергеевной и сестрой погибшего Александра Лазарева — Ольгой Макаровой. Все они являются лидерами инициативной группы по делу расследования обстоятельств, повлекших за собой гибель сергиевопосадских омоновцев. Я также сочла необходимым поговорить с одним из участников боя — Сергеем Жуковым , ставшим инвалидом первой группы вследствии того боя. Для восстановления цепи событий я побеседовала с каждым из них.

— Алевтина Сергеевна, мне известно о том , что Вы совместно с Любовью Александровной и Ольгой Макаровой пытались найти правду на судах, разобраться в происходящем. Расскажите что вам удалось разузнать и какой ценой добывались эти сведения.

Алевтина Сергеевна — Нам , родственникам погибших, сообщили, что отряд попал в засаду боевиков. О возбуждении уголовного дела по убийству нам не сообщали. Только год спустя копии документов по расследованию дела пришли в наш ОМОН и мы смогли ознакомиться с ними. Наши сыновья честно и добросовестно выполнили свой долг и мы надеялись , что также честно и добросовестно будет проведено расследование. На первом же суде, который состоялся в Москве в январе 2002 года, мы поняли, что правду нам не скажут. Я вспоминаю, как ребята, вернувшиеся живыми после трагедии, молчали, а глаза полны слез. Они ничего не отвечали на наши вопросы. Только настойчивость нашей инициативной группы помогла узнать правду на судах от свидетелей и потерпевших (участников того боя). Мы выступали против того , чтобы вину за гибель наших ребят списали только на халатность со стороны высокопоставленных офицеров МВД и ГУВД Московской области Левченко и Фадеева и скрыли то обстоятельство, что расстрел был тщательно спланированной провокацией. Мы пытались добиться правды, для того чтобы люди , допустившие это не ушли от ответственности. Тогда в марте 2000 года были расстреляны еще три отряда: Пермский и Ханты — Мансийский ОМОНы и Псковские десантники. Ответственности за их гибель также никто не понес. Безнаказанность приводит к последующим трагедиям. Если проанализировать те решения, которые выносили суды, получается: версия прокуратуры о спланированной провокации была отвергнута сразу первым судом. Экспертизу, проведенную МВД, первый суд не принял. Экспертиза была проведена заинтересованными структурами. На втором суде версию прокуратуры протащили с нарушениями УПК и Верховный суд Северной Осетии — Алании (?!) отменил этот приговор. Было предложено провести третий суд, на котором добились того чего хотели , те, кто скрыл правду. Наши силы и силы прокуратуры слишком неравны. Поэтому мы обратились в Страсбургский суд с просьбой признать решение российских судов неправомочными. К этому решению нас окончательно подтолкнуло безразличие на наше обращение в администрацию Президента. Ордена за мужество присвоенные бойцам ОМОНа при таком отношении теряют свою ценность , поэтому мы решили их вернуть. Мы обратились с открытым письмом к Президенту, надеясь привлечь его внимание к нашей проблеме. Не получив ответа мы пытались выйти на Красную Площадь с орденами. Акция привлекла внимание прессы , но от администрации президента к нам никто не вышел. Милицейский кордон преградил дорогу со словами: «Площадь закрыта для профилактических работ».

Любовь Александровна , что Вы можете добавить по сути этого дела?

Любовь Александровна — Общественность, узнав об участии в боестолкновении свердловских милиционеров , требовала раскрытия полной картины произошедшего. Тот , кто присутствовал на судах, твердо уверен, что свердловчане сами стали жертвами провокации. Они получили дезинформацию о прохождении через блок — пост № 53 колонны чеченских милиционеров, которых необходимо разоружить, а в случае сопротивления — уничтожить. Тех , кто отдал этот приказ , тех кто спровоцировал эту перестрелку и нужно было судить. Выступая перед родственниками погибших на годовщине памяти, зам. министра МВД генерал — лейтенант И. Голубев заявил: «Мы отомстили за такие тяжелые потери: банда Цагараева уничтожена». Приехавший в Сергиев Посад на пятую годовщину гибели сергиевопосадских омоновцев генерал — лейтенант МВД Першуткин открыто сказал: «Тех, кто организовал эту провокацию, уже нет в живых», подтверждая высказывание Голубева. Судить стало некого, но хочется отметить ,что так или иначе прекратились массовые расстрелы колонн федеральных сил.
Выступая в марте 2001 года в передаче «Человек и Закон», начальник ГУВД МО Ю. Хман заявил, что это дело рук диверсионной группы. Потом на судах он говорил, что это была тщательно организованная операция, направленная на уничтожение именно нашего отряда: в ночь с 1 на 2-е марта были обезврежены минные поля и подготовлены боевые позиции, позволяющие вести огонь по колонне со всех сторон.
Ознакомившись с материалами дела, мы убедились в этом.
Поэтому и возникло дело о халатности.
За годы войны у боевиков наработаны различные методы борьбы против федеральных сил. Один из них следующий: при подходе к блок — посту, производится обстрел одновременно по колонне и по блок — посту. Начинается перестрелка между своими. Такой метод и был использован при подходе Сергиево Посадского ОМОНа к блок посту № 53.
Свердловские милиционеры, получившие дезинформацию о прохождении через б/п № 53 колонны чеченских милиционеров, которых необходимо разоружить, а в случае сопротивления — уничтожить, были обстреляны одновременно с колонной сергиевопосадцев. В доли секунды было убито двое и ранено шестеро свердловчан. И был открыт ошибочный «ответный» огонь не по тем кто в них стрелял на самом деле.
Но вернемся к судам. Фадееву предъявлено обвинение по статье халатность. Из обвинительного заключения Б. В.Фадеева:
1. Фадеев не зарегистрировал отряд Сергиево-Посадского ОМОНа в Моздоке.
2. Не согласовал маршрут движения.
3. Допустил выезд колонны без броневого сопровождения.
4. Допустил выезд колонны без связи.
Левченко М. Л. ( сотрудник управления в Моздоке), обвинялся в том , что не выделил отряду бронетехнику и маршрутный лист.
Однако, выслушав трижды около 170 свидетелей( среди них 122 потерпевших), мы пришли к выводу:
1.Броневого сопровождения после взятия Грозного милицейским отрядам не выделялось. Более того, один из свидетелей заявил: — «Я в восьмой раз сопровождал колонны по Чечне и ни разу БТРы не выделялись». Другой свидетель, заместитель Левченко, на суде выразил удивление: «Сколько отрядов идут без бронетехники, а тут какому то подмосковному ОМОНу надо было дать БТРы!» Это он сказал на первом суде. На два других его не вызывали. Но есть показания одного из водителей колонны, в которых он подтвердил , что Маркелов требовал броневое сопровождение, но ему отказали в грубой форме. Зам. министра по Северному Кавказу И. Голубев выпустит приказ 03.03.2000г. : «Выделять БТРы для сопровождения всем отрядам.» Игорь Голубев умер от рака головного мозга перед вторым судом.
2.Внешняя связь с мобильным отрядом (в него входили все подразделения МВД) была у ведущего колонны — и. о. командира Подольского ОМОНа. Он также умер от рака головного мозга (?!) после первого суда. Передать радиостанцию Маркелову он должен был только на базе в Грозном.
3.Маршрут был согласован с командиром Мобильного отряда, но он погиб в то время , когда шел первый суд: взорвался вертолет с 14-ю офицерами командного состава.
4.Отряд СП ОМОН был зарегистрирован в Моздоке Маркеловым Д.А. О том , что он это сделал, показали несколько свидетелей. Надо сказать, что последнего обвинения могло и не быть , если бы главный свидетель , зам. командира Сергиево-Посадского ОМОНа И. Н. Хропун явился в суд и дал показания. Но он не явился не один из трех судов, которые длились в общей сложности 10 месяцев. Что это — равнодушие? Тогда где же грань между равнодушием и предательством? Были и другие боевые офицеры из командного состава Подольского и Щелковского ОМОНа , которые меняли свои показания: вдруг что —то вспоминали, а что-то забывали.
Приехавший в Сергиев Посад на пятую годовщину генерал — лейтенант МВД Першуткин открыто сказал: «Тех , кто организовал эту провокацию, уже нет в живых». Тогда зачем нужны были суды?

— Ольга, расскажите о гибели брата. Вы узнали обо всех обстоятельствах его гибели на судах или каким либо другим путем?

Ольга Макарова — Я старше Сани на 15 минут (мы двойняшки) , и пока он не вырос, я всегда считала себя старшей сестрой. Когда брат пришел из армии он целеустремленно пошел служить в наш Сергиево Посадский ОМОН. И службой этой он чрезвычайно гордился. Когда он вернулся из командировки в Карачаево — Черкесию рассказывал: — " Ты не представляешь , сестра, какое важное дело мы делаем. Где отряд Маркелова — там порядок и законность. Пожилые женщины плакали , когда мы уезжали, они боялись , что в наше отсутствие опять будет царствовать беззаконие«. А потом добавил: — «Если суждено мне умереть, то я бы хотел погибнуть как настоящий мужчина — в бою». Тогда он определил свою судьбу. Во время боя , под вторым УРАЛом находилось шестеро бойцов. Снайперы отстрелили колеса машины , был пробит бензобак. Тогда послышались крики о помощи. Саша первый рванул к горящей машине. Но пули буквально изрешетили его. Так он и остался лежать на самой линии обстрела. Обо всем этом я узнала не сразу из опроса многих свидетелей. На могильной плите у Саши написаны слова из Евангелия : «Нет высшего счастья , чем отдать жизнь за други своя». Так вот, пришлось проводить свое расследование, чтобы понять при каких обстоятельствах погиб брат. Суду это было не интересно.

Я расспросила об обстоятельствах дела непосредственного участника боя, Сергея Жукова, который чудом остался в живых. Почти полгода мать Сергея разыскивала его по госпиталям и больницам, но не находила. Жуковы находились практически в каждой больнице, ей казалось каждый раз: — «Ну наконец то. Это наверняка мой». Но не тут то было. Сергею еще очень повезло, что он после сортировочного госпиталя в Чечне попал в Санкт-Петербург в Военно — медицинскую Академию. Только там смогли оказать высококвалифицированную помощь в области нейрохирургии. В полное сознание после тяжелейшего ранения и нескольких операций Сергей вошел спустя полгода. Вот тогда то его наконец и разыскала мать.

— Сергей, расскажи, пожалуйста, как ты попал в отряд и каково твое мнение о том кто виновен в трагедии?

Сергей Жуков — Срочную службу я проходил в ВДВ. После армии я целенаправленно пошел в Сергиево Посадский ОМОН, где прослужил 4 года. Побывал в трех командировках на Северном Кавказе. Это был самый подготовленный отряд. Маркелов гонял нас по полной программе. Стрельбы , полигоны — все как положено. Большинство участников того боя — не новички в военном деле. Тогда, на подъезде к месту дислокации мы тоже были во всеоружии: бронежилеты, оружие — все было при нас, радиостанция была практически у каждого бойца. Что касается бронетехники — ее нам не выделили, не смотря на требование Маркелова. А если бы и была — было бы еще хуже. Потери среди мирного населения Подгорного были бы огромны. Авиация не могла работать на необходимой высоте, чтобы не зацепить своих. Все произошло стремительно. Спрятаться было некуда. Почему отряд зажали в тиски и хладнокровно расстреливали? Кому мы наступили на хвост? Остается только предполагать. Может и в неподкупности Маркелова кроются ответы на вопросы. Может все гораздо сложнее. Вообщем хотели расстрелять и расстреляли. Превратили нас в пушечное мясо. Тогда нам ничто не помогло бы. Основные потери мы понесли в первые минуты боя. Подмоги не было ниоткуда. Стоящие за забором БТРы не помогли — не было команды стрелять. Я получил тогда множественные осколочные ранения. И если бы не Андрей Люзин, который целый и невредимый лежал рядом со мной и все время щупал мой едва заметный нитевидный пульс, меня бы тогда увезли с поля боя как «200-го». На многие вопросы сегодня не получены ответы. Но мы тогда сделали все , что было возможно.

— Любовь Александровна, что сегодня сделано для того , чтобы увековечить память погибших?

Любовь Александровна — Мы сделали копию иконы , написанной в Свято — Троице -Сергиевой Лавре, посвященной памяти погибших бойцов ОМОНа , и отправили ее в Екатеринбург( бывший Свердловск) в Храм Александра Невского. Пусть те, кто стали убийцами поневоле, молитвами очистят души, мы же — зла на них не держим. Главное Управление Внутренних Дел МО занесла в энциклопедию МВД имена погибших. Они также выбиты на памятных досках мемориалов ГУВД МО. По инициативе этого же ведомства совершено восхождение на Эльбрус и там, на вершине была установлена мемориальная доска памяти погибших. Министр МВД Грызлов в свое время приезжал, чтобы узнать как живется родственникам погибших. Нургалиев приглашал нас в Кремль на 8 —е марта и подарил часы. Б. В. Громов проводит Дни Памяти погибших (мы являемся участниками Всероссийского общественного движения «Боевое братство») В школах открываются музеи, проводятся соревнования в память о погибших. Пишутся стихи, слагаются песни, залы встают когда звучит песня о нашем ОМОНе. И главное: с убиенных по халатности не пишут иконы.
Общее представление о судах у меня сложилось, что это какое — то действо, далекое от реальности. Жизнь сама по себе, а суды — сами по себе. Но мы не смирились. В августе 2005 года из Страсбурга пришло уведомление о том, что жалобе присвоен номер досье и она будет рассмотрена, как только это будет возможным.

Эта страничка истории еще не перевернута. Забегая вперед, скажу: позднее вдова Мареклова поменяет текст данной статьи (за публикацию другого варианта интервью в сергиевопосадской газете «Все для Вас — Подмосковье» мне дадут диплом из ГУВД МО за второе место в журналистком конкурсе Знакомьтесь — милиция" в номинации «Свой долг исполнившим сполна». Ольга Макарова, чье интервью не войдет в статью обратится на сергиевопосадское телевидение «Радонежье» и расскажет о своем видении дела. Корреспондент телеканала Татьяна Борисова на Всероссийском телевизионном конкурсе получит высшее признание журналистского сообщества — премию «ТЕФФИ», за документальный фильм «Старшая сестра». Любовь Александровна вскоре пожалеет о том, что поддалась всеобщему настрою и отправила жалобу в Страсбург. Оттуда через значительный промежуток времени придет отрицательный ответ. Согласно международной конвенции Страсбургский суд рассматривает нарушения прав человека. В данном случае рассмотрение статей о бандитизме или халатности не подлежат его компетенции. А компетентные органы пока молчат. Следствие приостановлено и будет возобновлено при выявлении новых фактов, обстоятельств дела или обвиняемых. Точку в этом деле ставить рано. Народная мудрость гласит: — «Сколько веревочке не виться, а конец всегда будет».

Статья написана в 2006 году. Отредактирована автором в 2009 году.
Наталья Иванова

fa7f55cae8d0.jpg
<h1>Командир</h1> Наталья Иванова 2 http://www.proza.ru/2009/08/25/1192
Немногим меньше года осталось до 60-ой годовшины со дня рождения Дмитрия Маркелова — легендарного командира Сергиево-Посадского ОМОНа, трагически погибшего в бою с чеченскими боевиками в марте 2000 года. В ходе этой контртеррористической операции погибли также шестнадцать его бойцов. Краеведческий музей в Сергиевом Посаде выразил желание собрать материалы о нем. Предлагаем вашему вниманию некоторые факты из его жизнеописания.

Маркелов Дмитрий Афанасьевич родился 25 сентября 1950 года в деревне Кудьма Архангельской области, куда его родители в тяжелое послевоенное время переехали из-под Смоленска. В 1965 году семья обосновалась в селе Озерецкое Загорского района Московской области. Отслужив в рядах Советской Армии, в 1971 году Дмитрий поступил на службу в Хотьковское отделение милиции. Прошел путь от постового до заместителя начальника отделения, дослужился до звания майора. На его счету 12 раскрытых убийств. Среди особо важных дел — убийство священнослужителя Александра Меня. К сожалению по ряду причин это нашумевшее дело до сих пор не раскрыто, хотя у Дмитрия Маркелова была своя обоснованная версия раскрытия этого преступления. В процессе службы закончил сначала среднюю юридическую школу, затем Академию МВД. Ежедневно сталкиваясь с уголовным миром, душой не очерствел: писал добрые и жизнеутверждающие стихи и песни, некоторые из них напечатаны в книгах «Хотьково — 55 лет», «Братина», «Литературный Пересвет». Являясь мастером спорта по самбо, заряжал своей спортивной энергией окружающих.
2 августа 1995 года Дмитрий Афанасьевич был назначен командиром Сергиево-Посадского ОМОНа. С этого дня его жизнь полностью была связана с отрядом.
Задачей отряда было честно и добросовестно выполнять доверенные командованием обязанности, защищать жизнь и достоинство граждан, независимо от их национальной принадлежности и вероисповедания, защищать их даже ценой собственной жизни. И бойцы отряда с честью выполняли свой служебный долг. Зарекомендовав себя бескомпромиссными борцами с организованной преступностью в Сергиево-Посадском районе, они неоднократно выезжали в «горячие точки» для восстановления конституционного порядка в других российских республиках.
2 марта 2000 года Сергиево-Посадский отряд милиции особого назначения под командованием полковника милиции Маркелова Дмитрия Афанасьевича, направленный в Чеченскую республику для проведения контртеррористической операции, на подъезде к месту дислокации попал в засаду боевиков. Прибывшая через 15-20 минут помощь почти четыре часа отбивала вместе с омоновцами атаки боевиков, одновременно отправляя на своей бронетехнике раненых в госпиталь. Но 17 человек спасти не удалось: пятеро от выстрелов гранатометов, восемь человек были убиты снайперскими выстрелами в голову; среди них — командир, который пытался вывести отряд из засады; один боец умер через несколько дней в госпитале от заражения крови. В боестолкновении погибло 22 человека и 57 получили ранения. Банда боевиков, организовавшая эту засаду, вскоре была уничтожена, после чего прекратились нападения на колонны федеральных сил, а их в течение месяца было спланировано четыре: были расстреляны колонны псковских десантников, пермского и ханты-мансийского ОМОНов.
В газете «Вперед» за март 2009 года в статье «Гибель ОМОНа — как это было» правдиво описаны события того трагического дня. Материал основан на документах и фактах.
За мужество и героизм, проявленные в бою, бойцы отряда Сергиево-Посадского ОМОНа посмертно награждены Орденом Мужества.
Погибшим за Веру и Отечество землякам были оказаны высочайшие почести: отпевание проходило В Трапезном зале Свято —Троицко-Сергиевой Лавры. Проститься с ними пришли жители не только нашего района, но и других городов России. Приехали даже чеченские учителя из школы, на базе которой дислоцировался отряд в октябре — декабре 1999 года.
В 2003 году по благословению преосвященнейшего Феогноста, епископа Сергиева Посада, наместника Свято-Троицкой — Сергиевой — Лавры в память о погибших бойцах была написана икона. Она помещена в часовню, построенную на территории ОМОНа в городе Пересвет. В верхней части иконы расположен деисусный чин; в нижней — воины Сергиево-Посадского ОМОНа, которые молятся о прощении своих грехов.
В июле 2005 года бойцами Сергиево-Посадского ОМОНа в память о 58 погибших в локальных войнах сотрудниках милиции было совершено восхождение на восточную вершину горы Эльбрус. Там была установлена мемориальная доска с поименным списком погибших, в том числе с именами 17 бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа.
В июне 2006 года Региональным общественным объединением ветеранов оперативных служб «Честь» был проведен автопробег Москва — Санкт-Петербург — Архангельск в честь всех погибших в локальных войнах милиционеров.
Имена бойцов высечены на мемориальных досках, установленных в городе Пересвет, в Учебном Центре Главного Управления Внутренних Дел Московской области, в ГУВД МО, на часовне храма Петра и Павла в Сергиевом Посаде. Навечно занесены имена бойцов в «Энциклопедию МВД». Стали ежегодными в нашем районе и в Москве турниры по самбо, хоккею, боксу, посвященные памяти погибших. На всероссийских соревнованиях по самбо учрежден специальный приз имени командира Сергиево-Посадского ОМОНа полковника милиции — Маркелова Дмитрия Афанасьевича.
В памятном альбоме «Солдаты правопорядка. Летопись подвига в бронзе и граните», выпущенном МВД России, а также в книге «Храмы Радонежского края» запечалены: часовня, построенная на территории ОМОНа, икона памяти погибших, бюст командира отряда, установленный в фойе помещения ОМОНа.
В 2004 году в Бужаниновской средней школе и Доме Творчества города Краснозаводска были созданы первые выставки в музеях боевой славы, посвященные памяти 17 бойцов Сергиево_Посадского ОМОНа.
В документальной повести «Спасибо за службу» генерал — майор милиции А. Н. Шведов подробно рассказал о работе сотрудников Сергиево-Посадского ОМОНа в октябре — декабре 1996 года в городе Грозном ЧР: «Отряд вошел в состав объединенной центральной комендатуры; с одной стороны в нее входили сотрудники милиции, представленные МВД РФ, с другой — представители Чеченской Республики В наши обязанности входило сопровождение федеральных войсковых частей на территории Чечни. Патрульными нарядами задерживались вооруженные преступники, уголовники, рецидивисты, находящиеся во всероссийском розыске. Изымались сотни единиц боевого оружия. Обезвреживались взрывные устройства, установленные в зданиях детских садов, жилых домах и гостиницах. Освобождались заложники. Часто приходилось организовывать похороны убитых бандитами граждан. Немало приходило в комендатуру и чеченцев, просивших защиты от исламских экстремистов и мародеров. Большинство сотрудников комендатуры в этой командировке проявили себя мужественными, благородными, высоко дисциплинированными солдатами правопорядка. Из всех отрядов ОМОН — отряд Д. А. Маркелова был наиболее подготовленным к тем условиям несения службы. Мастерство командира, его работа с отрядом наиболее реально проявились в боевой обстановке. Выполнение задач проходило в контролируемых непримиримыми боевиками регионах, в условиях жесткого морально-психологического давления с их стороны, и то, что отряду удалось не только выдержать это давление, но и быть на высоте положения, говорит о том, что в отряде были настоящие бойцы, достойные своего командира. Спокойный и рассудительный, открытый для общения, он был настоящим „батей“ для бойцов отряда и никогда не давал их в обиду».
Для того, чтобы не везти отряд «вслепую», командир в июне 1996 года, в самый разгар боевых действий, находился с другим ОМОНом в командировке в Чечне.
В сентябре 1998 года двадцать бойцов ОМОНа с командиром вылетели на несколько дней в Дагестан для оказания помощи правоохранительным органам республики.
До июля 199 года отряд находился в постоянной боевой — трехчасовой готовности.
С 12 июля по 12 августа 1999 года отряд находился в Карачаево-Черкесии. Там он обязан был обеспечить соблюдение законности на выборах президента республики. Напряжение достигло предела, когда многотысячная толпа молчащих женщин вышла на административную площадь. Выдержка и самообладание бойцов отряда в немалой степени способствовала тому, что противление не переросло в вооруженный конфликт.
С 11 октября по 10 декабря 1999 года отряд нес службу на освобожденной от бандформирований территории — в селе Шелкозаводском Шелковского района Чечни. Задачи те же: охранять общественный порядок, помогать налаживать мирную жизнь. Помощь приходилось оказывать самую разную — это и доставка продовольствия, и сдача крови больным, и помощь роженице (после чего к фельдшеру наутро выстроилась очередь). На прощание старейшины села подарили отряду настенные часы и вручили благодарственное письмо.
В январе 2000 года командир отряда в составе группы из ГУВД МО вылетел в Грозный для решения организационных вопросов.
29 февраля 2000 года отряд выехал в очередную командировку. Для 17 бойцов она стала последней. Не доехав несколько сот метров до места дислокации, отряд был обстрелян боевиками.
Узнав о трагедии, жители села Шелкозаводское ЧР переименовали одну из улиц, назвав ее улицей имени Маркелова. Глава Шелковского района, выступая по центральному телевидению, сказал: — «В октябре — декабре 1999 года у нас базировался ОМОН из Сергиева Посада. Ребята перевернули представление местных жителей о нахождении здесь федеральных сил. Жители видели от них только помощь. Было доброе прощание. Особенно запомнился Дмитрий Афанасьевич Маркелов своим добрым, открытым нравом. Когда пришло известие о трагедии, мы собрались и решили переименовать одну из улиц села в улицу Маркелова. Этим мы выразили благодарность за проявленную к нам заботу в такое время. Если бы такие люди чаще встречались, быстрее бы достигли мира и спокойствия в нашей республике. Мы скорбим вместе с вами! Мы помним и будем помнить о них!» Школа, в которой базировался отряд, также носит имя Маркелова.
Президент Чеченской республики Аллу Алханов выразил соболезнование семьям погибших: «Бойцы Сергиево-Посадского ОМОНа не зря отдали свои жизни. Они помогали нам налаживать мирную жизнь. Память о них жива».
По инициативе Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО» в 2006 — 2008 годах. в Центральном музее МВД России в Москве, а также в государственном музее — заповеднике в Сергиевом Посаде, в УВД Сергиева Посада, в 4 школе города Хотьково, где учились четверо погибших бойцов, открылись выставки, посвященные памяти погибших бойцов Сергиево-Посадского ОМОНа. В краеведческом календаре Сергиево-Посадского района за 2009 год, выпущенный библиотекой имени Горловского, помещены фотографии этих 17-ти бойцов.
Похоронен Маркелов Дмитрий Афанасьевич рядом с родителями в селе Озерецкое. Теперь к его памятнику ведет березовая аллея памяти бойцов, до конца исполнивших свой служебный долг.

Сотрудники Раменского отделения милиции посвятил и своим товарищам песню:

Прокатилось тревожно и грозно
Тяжким эхом как выстрел, как гром:
На земле, на российской, под Грозным
Погибал подмосковный ОМОН...

Ах, ребята, какие ребята!
Что ж так жертвы опять велики!
Умирали, припав к автоматам,
Дорогие мои земляки...

Встретив грудью метель огневую
Жизнь свою уберечь не смогли.
И опять залегли вкруговую,
Как их деды под Брестом легли.

Вот и все. Оправданий не надо.
Плачет Родина, слез не тая.
Вместе с вами попала в засаду
Вся страна, вся Россия моя...

Материалы предоставила вдова командира — Л. А. Маркелова
Подготовила — Наталья Иванова
август 2009 г.
(газета «Сергиевские ведомости»)

4a0b1385f4d7.jpg
<h1>12-ая годовщина гибели СП ОМОНа</h1> Наталья Иванова 2 http://www.proza.ru/2012/03/06/2028
Патриарх Гермоген спасает души наших ОМОНовцев

2 марта на Земле Радонежской — непростой и не обычный календарный день. В этот день наши земляки приходят на улицу Глинки в Сергиевом Посаде к памятнику воинам-землякам, погибшим при исполнении служебного долга, где проходит памятная торжественная церемония возложения цветов. В этот день совершаются поминальные обряды и панихиды в церквях района и в часовне на территории Сергиево-Посадского ОМОНА в Пересвете, построенной и названной в честь Святого Гермогена — Великого Патриарха, организатора народного ополчения во главе с Мининым и Пожарским в тяжелый российский период смуты. В 2012 году памятная дата — 12 лет со дня трагического расстрела колонны наших ОМОНовцев переплетается с другой круглой памятной датой — 400-летием со дня мученической кончины Патриарха Гермогена за год до 100-летия прославления Его в лике Святых.
Напомню, что 2 марта 2000 года в завершающий период предвыборной президентской гонки на подходе к базе дислокации в пригороде Грозного, куда наши ОМОНовцы спешили колонной в 11 машин на смену подольским коллегам был вероломно расстрелян наш отряд. Из 100 человек личного состава 17 погибли, более 30-ти получили ранения различной степени тяжести, также в этом боестолкновении погибли 2 подольских ОМОНовца, 2 свердловских милиционера (оказавшихся волей судьбы «по другую сторону баррикад») и был убит снайперской пулей один из водителей «Уралов» — солдат срочной службы с Дальнего Востока. Из различных версий произошедшего ни одна на сегодняшний не стала наиболее вероятной. Пока живы и у власти те, кто скрывает истинные причины трагедии, правда останется неоткрытой, а преступление — нераскрытым. Осужденные за халатность сотрудник управления в Моздоке М. Левченко и один из руководителей областного ГУВД Б. Фадеев понесли по суду наказание, но вскоре попали под амнистию, фактически же им была отведена роль «крайних», так как настоящие виновники либо ушли из жизни, либо хранят молчание.
В минувшую пятницу на территории ОМОНа прошло необычное богослужение. Дело в том, что церквей названных в честь Великого печальника за Родину Патриарха Гермогена на Руси больше нет, только одна наша небольшая часовня, выстроенная руками самих бойцов ОМОНа в 2003 году. Тогда служитель подворья Троице-Сергиевой лавры, иерей отец Константин (инициатор строительства и настоятель церкви Иверской иконы Божией Матери в Пересвете) предложил руководству ОМОНа выстроить часовню. Имя Святого было выбрано не случайно — именно Патриарх Гермоген, представившийся 2 марта 1612 года был свидетелем чудеснейшего явления Казанской иконы Божией Матери и именно он призвал народ к освобождению от иноземцев в смутное время правления самозванца Лжедмитрия и нашествия польского короля Сигизмунда III. Случайный совпадений не бывает, следовательно, этот Святой послан Небом для спасения душ усопших воинов ОМОНа и для благословения на ратный подвиг сотрудников отряда в наше непростое время государственных перестроек и президентских рокировок. Эта единственная церковка, возможно, собрала в себе на сегодня всю святость, все неизмеримо большое покровительство Великого печальника Земли Русской. В Пересвет из Москвы приехали руководитель общественного фонда по постановке памятника Патриарху Гермогену и участники движения «Народный Собор». Галина Ананьева, председатель правления Фонда, рассказала о том, что накануне в Коломенском в Москве был заложен камень — символ начала строительства и продолжения сбора средств на возведение памятника Патриарху Гермогену. С собой руководители фонда привезли факсимильные издания Павла Россиева от 1912 года и современное издание, вышедшее в 2010 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Обе книги рассказывают о жизни и подвиге пастыря Веры Христовой Патриархе Гермогене, принявшего мученическую голодную смерть во имя избавления Руси от польско-литовских захватчиков. Девять месяцев Первосвятитель томился в заточении в Московском Кремле, осаждаемый недругами, но так и не сдался врагу. Центральное казачье войско прислало из Москвы своих лучших служителей воинскому и православному долгу. По их примеру собравшиеся родственники погибших ОМОНовцев и сотрудники отряда совершили крестный ход с иконой Святому Гермогену вокруг единственной на сегодня православной часовни с одноименным названием. Огромные изображения Императора Николая II и Царевича Алексея — иконизированных Царственных мучеников в это время стояли у раскрытых дверей часовни. С этими иконами православные воины-казаки совершают крестный ход по всей России. В часовне же хранится и совершает свое доброе действо икона, написанная по благословению настоятеля Троице-Сергиевой Лавры Феогноста. Деисусный чин в верхней части иконы как бы оберегает изображенных ниже православного воина Дмитрия (Маркелова) с братьями (16-ю погибшими бойцами), молят о прощении их грехов, ибо все смертные грехи может смыть настоящий подвиг воина, погибшего при исполнении своего священного долга.
На улице Глинки в Сергиевом Посаде почести погибшим отдали руководители районной и городской администраций, депутаты советов, главы муниципальных образований района, ветераны боевых действий и военной службы, школьники, жители района. Леденящая душу музыка, траурный салют, многочисленные венки, цветы, воинский салют, отданная воинская честь коленопреклоненных людей в милицейской и воинской форме — все это надолго врезается в память и прорастает в ней корнями патриотического свойства.
А на кладбище в Озерецком в этот день вновь собрались бойцы ОМОНа — более 50-ти человек. Те, кто выжил в том бою, кто служил бок о бок с «батей», кто свято чтит память о Дмитрии Маркелове и воспитанных им доблестных воинах, ушедших из жизни так рано, так несправедливо, но так достойно... «Война есть война!» — сказал Юрий Жаворонков, заместитель командира отряда, рассказывая о событии 12-ти годовой давности. Из бойцов ОМОНа, прошедших боевое крещение 2 марта 2000 года 15 —ть ещё остаются служить в отряде. А это не мало, учитывая все боевые потери и уходы по состоянию здоровья и по возрасту. Значит, какая-то сила удерживает этих ребят в ОМОНе. Дай Бог им силы и мужества оставаться верными своему долгу до конца и подавать пример новобранцам.

Наталья Харина — Иванова
для газеты «Сергиевские ведомости»

ae287e221731.jpg
util