Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Виноградов

По ком Истина

6 Марта 2015, 21:54

По ком Истина

Статистика Постов 47
Перейти в профиль
I.

Истина — аристократка, правда — из «рабочих и крестьян». Истина — вся такая расфуфыренная, надменная, чопорная — холодная истина философов. Но у истины так же может быть горячая кровь — истина «философов»-практиков. Правда смотрит на вас кроткими глазами. Правда не притязательна. Правда может «попасться на глаза», стать укором. Тогда — гони её взашей.

Истину берут или в философском колпаке, или с автоматом в руках. В одном случае она говорит: «я есть вещь в себе». В другом: «Хто хоче відняти у мене автомат?»...

Правда сама берет, кого надо.

Мы все могли наблюдать Истину — как Истина вразвалочку сидела на стуле,


4dfede728d2a.jpg

как Истина вразвалочку же, только уже языком, бухала (словно церковный колокол) в душу обывателя.

Отчего, либерал, не внимал ты Истине вместе со всеми, отчего метался, как угорелый, по комнате — ходил из угла в угол, как оглашенный, бессмысленно лепеча: «Но в соответствии с общепризнанными принципами международного права...», и топал ножкой?

Истина должна оглушать. Это по тебе, либерал, Истина.

Истина, как финский нож, остра, и ты, либерал, как никто другой чувствуешь это своими внутренностями.

Я заворожен Истиной, как кролик змеей. Я чувствую, что Истина не там, в телевизоре, а во мне — Истина вещает мной, из меня: я — Путин. Точнее, я — атман...

Есть другая Истина? Пусть покажет себя людям.

Друг, что хотел увидеть ты в телевизоре?

Если бы телевизор показывал то, что «не интересно», его бы не смотрели, от него бы отвернулись, махнули рукой. И я бы, может быть, пожалел телевизор: никто-то, мол, тебя не смотрит. И смотрел бы иногда, из жалости.

Телевизор — это гоголевский «Ревизор» с точки зрения позднего Гоголя. То, что я вижу в телевизоре, на самом деле у меня в душе. Киселев лишь музыкант, играющий на инструменте, название которого — «душа обывателя». Он нужен, без него — «никак», но его прогнали бы, поломайся инструмент.

Приходит покупатель в магазин:

— Дайте мне, пожалуйста, мясо.

На что продавец ему отвечает:

— Мясо мы не отпускаем, есть котлеты.

— Нет, Вы уж всё таки дайте мне мясо, а котлеты из него я сам сделаю, — не унимается никак гражданин покупатель.

Продавец тоже не робкого десятка:

— Вон видишь там дверь, ты только что в нее вошел. Выйди и, если тебе нужны котлеты, войди снова, а если мясо — ступай подобру-поздорову.

Конкурентов, естественно, нет. Везде только котлеты...

Государство не хочет, — ревнует что ли? — чтобы граждане сами себе готовили, что хотят.

А как бы хорошо было! На «Громадськом» говорят одно, на «Лайфньюзе» другое. Кто прав, кто виноват — решает сам потребитель.


Испей из реки по имени «факт»? В наше время это невозможно. Факты сами по себе больше не водятся (точнее, сами по себе они не даются) — вымерли, как бизоны. Потребитель информации имеет дело не с живыми фактами, а с фактами под «соусом» или фактами под «шубой».

К факту, как к лошади, нужно еще уметь подойти, факт нужно ещё, как щуку из реки, выудить.

Но по большому счету в «информационной войне» факты как таковые и не нужны вовсе. Факты лишь подтверждают, лишь иллюстрируют то, что знающий и так «знает».

— Предоставьте мне факты, а пропаганду возьмите себе! — неистовствует либерал. Глупец, безумец! Факты на самом деле — ничто.

Из фактов каша — как из топора.

Суждение должно соответствовать не факту, который якобы обретается в «объективной реальности», вещи в себе, а образу этого факта (этой «реальности») в нашей душе.

Лейбниц говорил, что будущее потенциально УЖЕ содержится в настоящем — в сознании (подсознательном) монады. Т.е. не надо никаких «новостей» — мы УЖЕ знаем, кто виноват и почему.

Суждение — не то же самое, что метеорологическое явление: с «крыши» капает — раскрывай зонтик. Истина (в суждении) не капает. Судит субъект суждения, а Истина — при нём. Ещё точнее, Истина судит субъектом.

Дождь капает на голову как русского, так и американца. Такого не может быть, чтобы под одним и тем же небом дождь поливал только русского или только американца.

Истина — не дождь. Истина у каждого своя.

Все возможные «факты» уже при мне, русском, «преднайдены»; если же я в качестве журналиста-пропагандиста «собираю факты», я лишь по-платоновски «припоминаю» уже бывшее со мной. Поэтому по большому счету нам не нужно «фактов», мы уже знаем, что хорошо, а что плохо, кто прав, а кто виноват.



Для лучшей воспринимаемости текста разбил на две части. См. ч. 2.


util