Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Виноградов

Марс — бог войны

10 February 2015, 19:05

Марс — бог войны

Статистика Постов 47
Перейти в профиль
Олланд назвал альтернативу мирному урегулированию в Донбассе

По мнению французского лидера, переговоры, состоявшиеся накануне в Москве с участием президента России Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель, являются последним шансом избежать силового решения конфликта.

«Если мы не сможем найти не просто компромисс, а заключить устойчивое мирное соглашение, мы прекрасно знаем каким будет сценарий. У него есть имя, это война», — заявил Олланд.

http://lenta.ru/news/2015/02/07/thismeanswar/

Год назад, помниться, говорили: «Лидеры оппозиции не контролируют радикалов», не способны их контролировать. Место действия — Киев, майдан.

Нынче европейские лидеры прилетели в Москву, на переговоры, с «миссией мира», в результате чего глава местного государства, верховный главнокомандующий, определяющий, согласно Конституции, основные направления внутренней и внешней политики, вынужден был прервать некую конференцию по русскому языку. Ну это ладно. Итак.

Европеец — он и в Африке европеец. И в Москве европеец.

На этот раз лидер — не оппозиции, нет — России не контролирует своих радикалов. Не способен контролировать. Его способность обратно пропорциональна времени, в течение которого радикалы, будучи выпущены на волю, делают свое дело. А время всё идет и идет, а радикалы всё делают и делают, прирастают к месту, пускают корни, обживаются.

Вот этого-то как раз и не понимают Олланд и Меркель, когда говорят о «последнем шансе».

Москва выпустила джина из бутылки — «русскую весну» со всеми ее «зелеными человечками», казаками, «отпускниками» и прочими радостями — да, здесь мы согласны с Европой: лети в Москву — улаживай с «хозяином Кремля».

Но вот «русская весна» переросла в русское лето, дотянула до русской осени, пережила русскую зиму...Вот уже вторая весна на носу, скоро грачи прилетать, а эти — европейские лидеры — все в Москву да в Москву...

Загнать этого «джина» обратно уже невозможно. Время упущено. Теперь не в Москву, теперь в Донецк и Луганск надо летать.

Ведь надо же учитывать психологию действующих лиц, не шахматные, в конце концов, фигурки они. Как себе представляют в Берлине и Париже — Путин, если его удастся уговорить, наберет у себя на айфоне Донецк и Луганск и скажет / прикажет: «Ребята, отбой!» или «Ребята, домой!».

Это Стрелкова можно было снять или отозвать. Сейчас уже время упущено.

Нынешние атаманы и командиры чувствуют себя там, как «рыба в воде». Посмотришь иной раз по телевизору — как будто человек только тем всю жизнь и занимался, что атаманствовал...

Время работает на них. Эта банда уже стала государством (прямо по Г. Кельзену, кто знает), и чем дальше, тем больше эти люди будут вживаться в роль. Им удалось продержаться психологически необходимый период времени, когда фактическое господство (насилие, сила) начинает приобретать некоторые черты правового господства (такой важный с точки зрения превращения простой шайки разбойников, банды, в полноценное государство, критерий как действенность), начиная хотя бы с легитимности: они что-то делают, чем-то управляют — не на «майдане» у бочек сидят, а с портфелями под мышкой ходят, «заседают», «законы» принимают, принимают «меры по охране» оказавшейся бесхозяйной госсобственности, осуществляют, например, «нормативно-правовое регулирование общественных отношений» в сфере обеспечения граждан коммунальными услугами, у них посевная на носу... Одним словом, ведут себя как справжні начальники.

Попробуй-ка их теперь выгони!

Без России, конечно, никуда, но и они не мальчики на побегушках, не гастролеры (новая порода мошенников — гастролирующие чиновники).

«Нас народ выбрал, мы отсюда никуда», и хоть кол на голове теши, хоть на голове стой, а ведь и впрямь — выбрал!

«Ополченцы» теперь самостоятельная (хотя всё в этом мире относительно) политическая сила.

В чём сила? Да в народе. В народе, которому задурили голову, но который тем не менее свободен, не маленький, не нуждается в соске или опеке, который сам на свою голову выбрал себе начальников, видя в них своих «защитников».

Вот если бы это самый народ вдруг — ни с того ни с сего, по щучьему велению — захотел назад в Украину, тогда — да. Тогда европейцы правы: хочешь мира — лети в Москву. Тогда всю эту банду начальников — на поезд и в Москву, а то еще лучше — в неизвестном направлении...

Апропос. Маленькое философско-правовое отступление.

Если выключить телевизор и включить мозги, то вот вам живой пример того, как создавалось государство в ранние средние века, во времена феодализма, когда он, феодализм, только зарождался, — «Новороссия».

Механизм прост. Банда странствующих начальников оседает на какой-нибудь безначальной территории и вступает, по принципу do ut des, в отношения с туземными мирными жителями. Предводитель начальников, поправив на челе «шелом», выступает вперед и говорит такую речь: «Не бойтесь, миряне. Мы пришли, чтобы защищать вас от здешних печенегов, а кроме того организовывать посевную и уборочную, начало и конец отопительного сезона, проводить плановую диспансеризацию и лицензировать отдельные виды деятельности, судить-рядить, а также совершать иные юридически значимые действия, а вы, в свою очередь, будете кормить нас, поить и одевать, а также почитать нас за своих исконных начальников».

Озадаченные поначалу мирные жители, ужаснулись, подумав, какими же наивными шалопаями они до сих пор были, раз ничего не слыхали о «печенегах» и палец об палец не стукнули, чтобы обезопасить себя от печенежской угрозы, и не долго думая ударили по рукам.

Отсюда есть и пошло государство.

У народа может быть только одно государство. Двум богам служить нельзя. Но поскольку в современном мире все больше и больше государств объявляют себя «правовыми», постольку не народ государству, а государство должно служить народу.

— Хорошо, а если народ один, а государств — два и оба они претендуеють на то, чтобы служить этому народу?

— Тогда народ пусть сам пеняет на себя.

Тогда народу лучше сидеть в подвалах.

Ангела Меркель и Франсуа Олланд сколько ни летай в Москву никогда не поймут, что такое наше, русское «надавать по соплям» и как это важно в политике.

Как выразился один участник интеллектуального шоу «Время покажет» (смотрел на днях по TV — хочется, знаете, иногда «нервы пощекотать»), ополченцы силовикам «надавали по соплям», вот Европа и лезет к нам со своими переговорами.

Нечего сказать, убойная логика.

Вот если бы та самая пенсионерка, «бабушка божий одуванчик», которая — тоже по телевизору «показывали» — слямзила в магазине 3 пачки сливочного масла, надавала по соплям подоспевшим сотрудникам полиции, а потом ещё — потому как полиция просто так не отстанет: не чета Лаврову и Путину, за «стол переговоров» с вами не сядет, — а потом целый полк вызвали бы — и опять по соплям, а потом бы и народ подоспел — и по соплям, по соплям полицаям! А потом...Координационный Совет Оппозиции, безвременно сокрывшийся от народа, выступил бы с воззванием: «Всем! Всем! Всем! К оружию, граждане!...По соплям их, по соплям до победного конца! Ура!!!»...

Но к счастью для правопорядка человек смертен, а человек-оппозиционер (тупиковая ветвь эволюции; его может спасти лишь революция) еще и внезапно смертен... Все мы — каждый в отчётности из этого «мы» — ждет...Ждет, чтобы кто-то начал. «Пусть кто-то начнет, а я погляжу пока, погожу»...

Сила рождает право. Придет время — и уже не долго ждать! — и будут изгнаны — нет, изгнаны с позором из храма науки все эти либертарианцы, которые не хотят преклониться перед СИЛОЙ. — Типичные псевдоученые, отлынивающие от общеполезного труда, на народном горбу решили выйти на пенсию? — Не выйдет! Мы не позволим. Народ не позволит. Практика — единственно правильный критерий истины; мы брали Крым, поэтому вам придется или переделать свои диссертации, или — вон из науки.

Сила и только сила рождает право.

Надавало ополчение силовикам по соплям — значит, имеет право.

Надавала бабка полицаям по соплям — значит...Ничего не значит.

Если бы силовики взяли верх, имели бы они в наших глазах право? Нет. Потому что не просто сила рождает право, а моя сила, наша сила.

Сама по себе дипломатия в нынешней ситуации бессильна. Когда гремят пушки, законы молчат. Право, старое право (результат прежнего соотношения сил), ретировалось: «Пусть победит сильнейший, а с меня хватит, я — сваливаю».

Воду в ступе толочь — ваши переговоры! Аргументы, не подкрепленные силой, свежей кровью, будь то принцип «территориальной целостности», будь то «право наций на самоопределение», как они из ваших «минских договоренностей», из «нормандского формата» перейдут в плоскость реальной политики, где царствует безраздельно «по соплям», где мирный житель не вылезает из подвала, где казак, которому глубоко начхать на «целостность»: «Нам с фашистом воевать надо»?

На переговоры собрались?! Уж лучше бы подержали — на переговорах! — друг дружку за горло — больше бы пользы было.

Москва просто водит Европу за нос. Киев не прекратит «АТО». Не может прекратить.

— Ну, понятно, ему Америка не позволят.

Может быть, и нашей полицией не закон движет, а Америка, она иногда «руки распускает» не потому, что закон так велит, а потому что ...Армерика? Подумайте-ка хорошенечко. А ну, Киселёв, давай — крой под Украину!

— В российских «тюрьмах» ежегодно сидит до 1 млн человек. А для чего, кому это выгодно? Экономике это выгодно? Народу это выгодно? Может быть самим заключенным это для чего-нибудь нужно? Нет, нет и нет. А кому тогда? — Правильно, Америке. Совпадение? Не думаю...

Киевом движет ярость право имеющего. Знакомо тебе, обыватель всероссийский, это чувство?

— Откудова? Мы люди маленькие и привыкли решать свои проблемы, что называется, не доводя дело до суда, полюбовно.

Киеву «мешает» не Америка, а Марс — когда-то бог войны, а нынче еще и второе имя Закона. Закон не позволяет. Тот самый Закон, из-за которого — а не из-за трёх пачек сливочного масла, как думают некоторые недоумки, стоящие из себя «оппозиционеров режиму», — отдала богу душу пенсионерка, имз-за которого до 1 млн человек ежегодно «сидит» — кровавый закон, требующий человеческих жертв.

— Так может не стоит жить по закону? — скажет человек, явно готовящий себя к «свержению» режима.

— Нет ничего проще, хочешь изменить мир — начни с себя. Вы — первый, а я погляжу, а я погожу.

Мы как про себя в Кремле думаем? — Раз у тебя власть, то ты можешь в любой момент остановить войну.

Правовое государство — это не когда можно пузо набить («нефтедолларами») и валяться, как свинья, у телевизора, это не когда я прокуророво дитя крестил — вот вам евразийские ценности! — поэтому он, прокурор, если что, мне «поможет».

Нет, милостивые государи, правовое государство — это иногда война.

Правда, в правовом государстве мирным жителям приходится сидеть в подвалах.

Таковы уж западные ценности.

Какова позиция Москвы — не по перемирию, а по существу конфликта, какое видит Москва решение конфликта? Если коротко, то вот:

«Возьмите в свою „семью“ этих ребят — Захарченку и Плотницкого: они хорошие — дайте им „автономию“ в составе Украины», — говорит Москва Киеву.

В правовом государстве нет никакой «семьи». Во всяком случае, «семья» — есть ли она, нет ли её — не подменяет собой государство. Мнение «семьи», что надо-де решить конфликт «полюбовно», дать им «автономию», «референдум» провести — частное мнение частных лиц, не более того.

Москва соблазняет Киев — хочет развести в разные стороны государство («правление институтов» — западные ценности) и человека, который у государства или во главе государства «сидит» (правление «мудрого государственного мужа» — азиатские ценности).

«Раз у тебя власть, то ты всё можешь»

«Раз я твое дитя крестил, то ты, прокурор, можешь...».

Если Киев воюет головой — у него «котелок» буквально кипит от бешенства (но это бешенство не от сердца, а от ума — от осознания своей правоты, от железной логики, от «территориальной целостности», от правового фанатизма), — то «новороссы» это делаю сердцем; у них нет головы или голова (логика, здравый смысл, «законность» и проч. изобретения западной цивилизации, угнетающих широкую русскую натуру) не играет самостоятельной роли в регуляции их поведения.

Киев прав, но ему не надо бы уподобляться Юпитеру. Нужна выдержка. Право без силы (порой без насилия), как видим, — ничто, но и силой надо уметь пользоваться (тактика силы).

Что касается «новороссов», то тут вопрос: Как долго человек может существовать без головы? Для многих из них война — это, по существу, и чем дальше, тем больше это будет давать о себе знать, средство защиты от грозящей бессмысленности, с которой придётся столкнуться, если сейчас сложить оружие, перестать воевать.

Это чтобы начать войну (восстание, революцию), надо найти какую-то причину, «веское основание» или хотя бы повод. Но как только война (восстание и т.д.) разразилась, как только действующие персонажи, что называется, «втянулись» в процесс, уже никто не вспоминает о том, с чего всё началось. Война становится самоцелью, саморегулирующееся системой, которая не нуждается во внешней подпитке (идеологов — Кургинянов, Прохановых — прогоняют в тыл — в деревню, к тёткам, в глушь, в Саратов: «мы сами» дальше свершать политику).

Война ради войны (восстание ради восстания).

Остановить — на ходу, не доведя до «ума» — такую войну опасно. Человек не игрушка. Точнее, он как раз игрушка и есть, но если на ходу остановить, то... «А ради чего?»... «А стоило ли?»...

Человек вдруг стал думать. Человек пошел на войну без головы — или с Кургиняном в голове, — а вернулся... с головой.

А если у человека голова, значит что? Значит, это кому-нибудь нужно, значит, кто-то хочет, чтобы эта голова стала иностранным агентом...

Не дай бог в этой голове щелкнет: «А кто научил?», «А кто меня послал на войну?». — Кургиняны, Зюгановы, Лавровы, Михалковы, Нарышкины в такие дни не спокойно спят. Ворочаются. Лишний раз посреди ночи вскакивают «в туалет». Прислушиваются. «Не идут ли, кажется шаги на лестнице... Нет, показалось»...

Человек стал думать, да с ружьем в руках!

Человек стал думать, с ружьём в руках, да сорвав плод с древа познания добра и зла... — Ужас.

«А кто научил?»

Но кому-то не спиться в такие дни.

Человек с ружьем!

Возвращайся домой.

И не бросай ружье: дома пригодиться...

util