Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Виноградов

Десакрализация власти. Из записок сочувствующего чиновника, коего имя и должность из соображений безопасности раскрытию отнюдь не подлежат

8 April 2015, 13:47

Десакрализация власти. Из записок сочувствующего чиновника, коего имя и должность из соображений безопасности раскрытию отнюдь не подлежат

Статистика Постов 47
Перейти в профиль

Если власть можно гонят палками, как каких-нибудь провинциальных чиновников-забулдыг в городе Ровно полтора столетия тому назад[1], то ни к чему хорошему это привести определено не может.

Это уже не власть или не совсем власть. Такая власть уже не может внушать. Легитимность власти в лице ее представителей начинает хромать. Харизма сдувается.

На майдане нет переживания власти.


Майдан — это когда нет больше власти в душах обывателей. Нет соответствующего с их стороны властеотношения. А власть сама по себе, власть не подкрепленная с противоположной (корреспондирующей) стороны соответствующим к себе отношением, не укоренённая в душах обывателей, уже не власть, а — так себе, курица.

Майдан не с неба на голову, как манна небесная, свалился, обывателю на радость, а нашему брату, чиновнику, на печаль. К майдану еще из мирной (далекой от майдана) жизни ведут пути-дорожки, и очень важно изведать, изучить, как и что приводит обывателя на майдан.

Давно пора поставить в повестку дня вопрос профилактики. Предупреждён — значит вооружен.

А начать надо с развития и поощрения в душах обывателей соответствующего властеотношения.

С чего всё начинается?

С того, что обыватель перестает воспринимать власть надлежащим образом.

Обыватель по отношению к власти начинает петушиться.

Прививается несвойственное отношение к власти. Начинается с мелочей — с того, что власть банально не замечают на улице, не говоря уже о приветствии; обыватель по отношению к власти начинает вести себя так, как будто власть — это пустое место; обыватель может якобы нечаянно толкануть власть задом, а потом якобы от неожиданности воскликнуть: «Ой, гражданин заседатель, извините, а я и не заметил, что кто-то под ногами вертится...».

Кто-то!

Затем власть можно похлопать по плечу, как «старого знакомого».

Затем это нахальное со стороны обывателя заглядывание к власти в глаза, дурацкие подмигивания и намёки странные, типа: «Ну как оно, браток? На работу спешившись, а мне и без тебя дел хватает».

А в один прекрасный приемный день к власти можно прийти с грязными ногами...

А кончается всё это обыкновенно тем, что власть выносят из кабинета, выносят ...через окно.

Держаться с властью «исключительно на рациональной ноге» могут лишь отпетые дураки-скоморохи. Я-то уж знаю, что делается с моими ногами, когда власть мне является или когда я предстаю пред лицо ея. Это движение изнутри: когда, притягиваемый властью, как бы подаёшься вперед, но вместе с тем, как вкопанный, стоишь на месте.


А что они сделали с Пшонкой?

Еще вчера в этом красной лице метались молнии, лицо, можно сказать, было налито властью, а теперь остались одни черепки — не власть, а пшонка...

«Власть больше не с ним» или как гоголевский Вий: «Вот он» — и разодрали, как куренка...

Эх, что говорить...

Тоска подкатила к сердцу, когда по телевизору (не по нашему, естественно) эти кощунники сказали, что от Пшонки, сердешного, «одни штаны остались»...

Власть сдулась, осунулась...

Вот уж действительно самоусунення так самоусунення!



[1] «По вечерам в опустевших канцеляриях уездного суда горел какой-то сальный огарок, стояла посудинка водки, лежало на сахарной бумаге несколько огурцов, и дежурные резались до глубокой ночи в карты...По утрам святилище правосудия имело вид далеко не официальный. На нескольких столах, без постелей, врастяжку храпели „дежурные“... На место являлся отец, в халате, туфлях и с палкой в руке. Чиновники разбегались, летом прыгая в окна: было известно, что, вспылив, судья легко пускал в ход палку...» // Короленко В.Г. История моего современника. — М.: Худ. Лит., 1965. С. 126-127


util