Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Виноградов

А-Захар-комплекс

19 April 2015, 23:12

А-Захар-комплекс

Статистика Постов 47
Перейти в профиль

На отчетно-перевыборном собрании колхоза «Рассвет», когда «Купи-Продай» выдвинул альтернативную кандидатуру на «председательское место», в актовом зале среди присутствующих воцарилась тишина, тогда-то из груди бабы-крестьянки и вырвалось невольное «а Захар?»

Это «а Захар?» бьет в самую точку. В этом движении народной души, в этом вопле-вздохе — судьба нашей демократии.

Не правда ли, знакомый до боли гамлетовский вопрос русского человека — кто, если не...?

...Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Горбачев, Ельцин, Путин...

Кто, если не Захар?

А как же Захар?

Дело в том, что Народ наш слишком сурьезно подходит к выборам.

Бычка на веревочке, его нужно вести к цели. «Бог» должен выбрать (или указать), а народ ужо завсегда поддержит...


Вы не обратили внимания, что при самом таинстве голосовании народ наш («мужик») не улыбнётся даже, не говоря уже о том, чтобы «шутя» подойти к этому делу.

На выборах-то (у телевизора когда) он, может, и шутит, и, порой, над властью посмеивается. Но как само таинство голосования настаёт, так его словно подменяют. На выборах-то (у того же телевизора) он бы мог и за другого проголосовать. А как на избирательный участок пришел, так уже другой человек. Шутит-то он, у телевизора сидя, в майке да в трусах, с яичницей на сковороде, а голосует в пиджаке да при галстухе...


Подумаешь какая важность, можно — никто ведь не видит — и назло проголосовать! И не за того проголосовать! А если начальник спросит, так ему разве обязательно всю правду докладывать? Говори, что, мол, всё сделал, как договаривались.

Ну откуда ему узнать, что ты не за того проголосовал? Что именно ты проголосовал, а не другой?


Это во Франции выбирают президента, в России выбирают Ельцина, если Ельцин у власти, Путина, если Путин у власти и т.д. Так и нужно бы в Конституции записать — «Путин Российской Федерации» («Ельцин Российской Федерации» и т.д.).

Путин Российской Федерации — это не Брежнев Российской Федерации. В самом деле, как можно поменять[1] Путина, когда «на дворе» — Путин. Вот если бы «на дворе» был Брежнев, тогда бы... поменять нельзя было Брежнева.


Удивительно, как это у нас в 2008г. не случился свой собственный «а Захар»? Как ни тужил народ-избиратель, как ни "бегал«[2] (по словам В. Жириновского) Миронов, — человека «у власти» пришлось-таки поменять.

Как не неинтересны те выборы с точки зрения результата и расстановки сил (старая оппозиция умерла, новая еще не народилась[3]), с точки зрения психологии народа-избирателя они представляют большой интерес. Впервые в новейшей истории нашей страны человек «у власти» уходил не потому, что на дворе революция, не потому, что в «политбюро» заговор, не потому, что «я устал», а сам уходил. Как же народ справился с такой сложной задачей?

В первую очередь, конечно, «оппозиция» помогла, не подкачала. Оппозиция к тому моменту либо самоликвидировалась, либо самодискредитировалась. Так что народу уже было легче. Во-вторых, если помните, мы тогда «наступаем по всем направлениям» ... Народ просил (остаться на третий срок), Миронов «бегал». В общем, жить было весело...


Власть подверглась пластической операции — пересадке с одного носителя на другой. Медведев оказался Путиным, Путин оказался Медведевым.

Харизма не обязательно должна быть жестко связана с самим харизматическим лидером. Она может переноситься и на заместителя.


Захар теперь так выглядит. Раньше был лысый, теперь волосатый. Раньше с усами, теперь без усов...

Власть пристает (прилипает) к человеку; если он усатый и с бородой, то — к усам пристает, к бороде. Народ не может отделить власть от человека. Да что там! Народ не может отделить власть от усов власти. Кажется, что власть так и должна быть — с усами, усатая власть.


Захар всегда «при делах». Даже перевыборы, и те не удалось досидеть до конца: в окошко постучали — на ферме что-то случилось: без начальника никак.

Власть всегда что-то делает. Без дела на месте не усидит. Ей и выборов не надо — она и так делает.

А вот оппозиция появляется в нашей жизни только на месяцок-другой — в «агитационной период», когда выборы «на носу».

Власть работает на протяжении целых 5-и лет, а оппозиция хочет за месяц наверстать, наработать столько же, даже больше (если хочет, чтоб народ за ней пошёл, то непременно надо больше)...


Оппозиция у нас просто не предусмотрена штатом. Она — за штатом. «Кредиты» на нее не отпущены.

Где, в каком учреждении, вы видели, чтобы помимо «делопроизводителя» или «специалиста» сидела себе в уголку еще и оппозиция?

В штате не предусмотрена такая должность — «оппозиционер». Да и на кой черт она нужна?

Вот чем берет «Единая Россия».

«Единая Россия» у станка, «Единая Россия» «дает стране угля», «Единая Россия» в космос человека запускает.

А оппозиция где, под станком?

А оппозиции нету-с...


«Единая Россия» — это никакая не партия. Это как бы государство в партийно-политической своей ипостаси (ну, вроде «бога-святого духа»), а с государством, браток, не поспоришь: одно государство — одна партия.


Разве можно променять деятельную власть на болтающую оппозицию?

Тот, кто только собирается делать, не делает ведь. А если не делает, значит за него неделаемое делает кто-то другой? — Власть, «партия власти» — вот кто делает и за себя, и за того парня.

А если оппозиция каким-то образом что-то делает, то какая она тогда, к бабушке, оппозиция? Она — власть или полувласть, почти власть.

А «полувласть» у нас не считается. Это «полу» или «почти» присваивается в конечном счете ВЛАСТЬЮ.

Народ в первую очередь примечает того, кто ведет его к цели — к «светлому будущему» или еще куда-то, в «двадцать двадцать», кто в первых рядах — бравых начальников (которые все из "партии власти«[4]), а тот, кто сбоку пристраивается, «подгавкивает» — того народ может и не заметить.


Предположим, в городе N решили вымостить все, что еще не было вымощено (ну, или было вымощено, но надо же что-то делать?) тротуарной плиткой. Кто у нас плиточных дел мастер? — Правильно, власть.

А, может быть, часть города отдадут на откуп оппозиции?..

Ну тогда хоть улицу-там какую?

Ну малюсенький тротуарчик?..

— Убирайся прочь, оппозиционер! Здесь власть и только власть плитку ложит[5].

Скорее небо упадет на землю, а Москва-река потечет вспять, чем деятельную власть у нас променяют на бездеятельную оппозицию.

Власть у нас делает все, абсолютно все. У Оруэлла в антиутопии партия «изобрела вертолет».

У нас и не такое бывало...


Все делающееся у нас делается властью. Вы можете сколько угодно избираться от оппозиционных партий, если вас-таки избрали или утвердили, всё, что бы вы ни сделали, сделаете не вы (как оппозиционер), а власть сделает через вас, посредством вас.

А когда наступят «эти дни» («отчетно-перевыборная» кампания) власть не забудет напомнить избирателю о достижениях «под руководством нашей партии». Вот мы, мол, какие: на нас даже оппозиционеры работают...

По идее, конечно, выборы у нас нужно отменять, т.е. я хочу сказать — ликвидировать. А чтобы не портить демократию, чтобы «не скрутить её мозги».

До демократических выборов мы еще не доросли.

Но...Ох уж это русское «но»!...

Но, чтобы в Совет Европы не вызвать переполох, мы вынуждены оставаться при демократии...

Европу щадить нужно. Вы только посмотрите на этих европейцев! Они приехали к нам «наблюдать», как мы через контрольно-пропускные пункты на границе снаряды и диверсионно-террористические группы переправляем! Они, наверное, думают, что мы и обыкновенную контрабанду через контрольно-пропускные пункты возим?!

Поэтому я и говорю: ЩАДИТЬ!


Демократия — это когда выбирают между идеями (избиратели решают: соответствует ли та или иная «идея», представленная той или иной партией, политической ситуации, сложившейся на момент выбора), а не между теми, кто «делает» и теми, кто «не делает». При последнем «выборе» и выбирать нечего: «кто делает» всегда окажется победителем.

Власть пристает к человеку, как банный лист к одному месту. Власть, можно сказать, приставуча. Пристает так, что невозможно отделить одно от другого. Где кончается власть и где начинается Захар. «Захар у власти, власть у Захара — не все ли равно», — думает раз в пять лет народ-избиратель. — «Захар делает, жизню нам дает, ну, значит, и бог с ним, ему помогает. А мы — при нем».

Мужики при господах, господа при мужиках, и всё будет хорошо.

Господа — это тебе не западно-европейские «институты», не «правление права». У нас — человеческая власть, человечья, можно сказать. Человек правит, а не «институт».

Бог должен выбрать? А как это?

А вот когда небо и в самом деле упадет на голову, тогда и можно считать, что бог выбрал или указал, указал, к примеру, на этого человека на броневике...

Матушка революция — вот единственный наш избиратель-выборщик.



[1] Слово-то какое кощунственное: поменять.


[2] Как раз для того, чтобы не менять!


[3] Новая, как оказалась, не поспела и к следующим выборам.


[4] Не в том смысле, что некто — кандидат в начальники — сначала состоит в партии и лишь потом его назначают на должность. Вовсе нет. Если вы начальник, то вы и есть — «партия власти». А то, из какой вы политической партии — из «Единой» ли России или из «Справедливой» или «Коммунистической» — не имеет значения. Главное — вы власть. А власть у нас одна, единая.


[5] Ошибки нет: власть не кладет, а ложит.


util