Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Виноградов

Не так страшен чёрт, как его малюют: О «неконституционности» передачи Крымской области в состав Украинской ССР

29 June 2015, 01:27

Не так страшен чёрт, как его малюют: О «неконституционности» передачи Крымской области в состав Украинской ССР

Статистика Постов 47
Перейти в профиль
Серий Михайлович Миронов, социал-демократ нашего времени, известный оппозиционер, дважды кандидат в президенты России, который, как мы знаем, пытался в свое время помочь, причем от чистого сердца, нашему Президенту с законностью в Крыму, предложив поправку в ФКЗ от 17.12.2001 N 6-ФКЗ «О порядке принятия в РФ и образования в ее составе нового субъекта РФ», смысл которой заключался в том, что территорию или часть территории иностранного государства можно было бы отныне присоединять без международного договора (на основании одного лишь референдума), но которого явно не поняли (проект поправки был отозван самим нашим героем), всё никак не угомонится.

Так, на этот раз Серый обратился в Генпрокурату с депутатским запросом.

И получил, надо полагать, то, чего хотел. По крайней мере, на «Лайф Нью» в этот же самый день, как пришел ответ от Генеральной Прокуратуры, забубонили в том духе, что, мол, «Хрущев» подарил Крым в нарушении действовавшей Конституции, зато в 2014 году полуостров был присоединен к России на основании волеизъявления граждан (только вопрос: граждан какого государства?), а значит, в соответствии с Конституцией (вопрос: в соответствии с какой Конституцией).

Ой ли?

Ни Конституция РСФСР, ни конституция СССР не предусматривала полномочий президиумов ВС РСВСР и ВС СССР по рассмотрена вопросов об изменении статуса автономий, входящих в состав союзных республик. Верно. Но патриотически мыслящий прокурор забывает, что ни Конституция РСФСР (1937), ни конституция СССР (1936) точно так же не закрепляла в качестве прерогативы эти полномочия за Верховным Советом союзной республики. В соответствующих статьях конституций (и СССР, и РСФСР) лишь сказано, что эти вопросы отнесены к ведению соответственно Союза и Союзной республики в лице их высших органов власти.

Вот, пожалуйста:

Статья 14 Конституции СССР. Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и органов государственного управления подлежат:

д) утверждение изменений границ между союзными республиками;

е) утверждение образования новых краев и областей, а также новых автономных республик и автономных областей в составе союзных республик.

Статья 19 Конституции РСФСР. Ведению РСФСР в лице ее высших органов власти и органов государственного управления подлежат:

в) представление на утверждение Верховного Совета ССОР образования новых краев и областей, а также новых автономных республик и областей в составе РСФСР;

г) утверждение границ и районного деления автономных советских социалистических республик и автономных областей;

д) установление границ и районного деления краев и областей.

О конкретных полномочиях Верховных советов ни сказано ни в той, ни в другой конституции. В отличие от полнимой их президиумов.

Статья 31 Конституции СССР. Верховный Совет СССР осуществляет все права, присвоенные Союзу Советских Социалистических Республик согласно статье 14 Конституции, поскольку они не входят, в силу Конституции, в компетенцию подотчетных Верховному Совету СССР органов СССР; Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и Министерств СССР.

Согласно ст. 23 Конституции РСФСР 1937 г., Верховный Совет РСФСР осуществляет все права, присвоенные РСФСР согласно статей 13 и 19 Конституции РСФСР, поскольку они не входят, в силу Конституции, в компетенцию подотчетных Верховному Совету РСФСР органов РСФСР: Президиума Верховного Совета РСФСР, Совета Народных Комиссаров РСФСР и Народных Комиссариатов РСФСР.

Иными словами, существует известная прерогатива Президиума ВС, хотя этот орган и является подотчётным Верховному Совету.

Эти прерогативы указаны в ст. 33. Вот они:

а) созывает сессии Верховного Совета РСФСР;

б) дает толкование законов РСФСР, издает указы;

в) производит всенародный опрос (референдум);

г) отменяет постановления и распоряжения Совета Народных Комиссаров РСФСР, Советов Народных Комиссаров автономных республик, а также решения и распоряжения краевых (областных) Советов депутатов трудящихся и Советов депутатов трудящихся автономных областей в случае их несоответствия закону;

д) в период между сессиями Верховного Совета РСФСР освобождает от должности и назначает отдельных Народных Комиссаров РСФСР по представлению председателя Совета Народных Комиссаров РСФСР с последующим внесением на утверждение Верховного Совета РСФСР.

Замгенпрокурора пишет: «Согласно статьям 16, 19, 22 и 23 Конституции РСФСР территория РСФСР не могла быть изменена без согласия РСФСР в лице его высшего органа государственной власти — Верховного Совета РСФСР»

Я поздравляю вас, господа. Сие есть подлог!

Извольте, извольте, но по порядку, всему свое время. Итак:

Статья 16. Территория РСФСР не может быть изменяема без согласия РСФСР.

Соответствующее место из статьи 19 мы только что приводили.

Статья 22. Высшим органом государственной власти РСФСР является Верховный Совет РСФСР.

Статья 23...

Чу! Что такое? Патриот просит последнее слово. Даём ему слово:

— Статья 23 — это мой последний шанс. Боженька, сделай так, чтобы в статье 23 содержалось положение о том, что решение вопросов о конституционно-правовом статусе автономий в составе союзных республик было отнесено к компетенции Верховного Совета.

Патриот, всё у тебя?

Тогда я зачитываю приговор:

Статья 23. Верховный Совет РСФСР осуществляет все права, присвоенные РСФСР согласно статей 13 и 19 Конституции РСФСР, поскольку они не входят, в силу Конституции, в компетенцию подотчетных Верховному Совету РСФСР органов РСФСР: Президиума Верховного Совета РСФСР, Совета Народных Комиссаров РСФСР и Народных Комиссариатов РСФСР.

Как видим, Верховный Совет нам только снится. Замгенпрокурора попросту соврал. Что ж, бывает...

Читаем Постановление Совмина РСФСР от 05.02.1954 N 156 «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР»:

«Учитывая территориальное тяготение Крымской области к Украинской ССР, общность экономики и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Совет Министров РСФСР постановляет:

Считать целесообразным передать Крымскую область из состава РСФСР в состав УССР.

Просить Президиум Верховного Совета РСФСР рассмотреть вопрос о передаче Крымской области в состав УССР и войти в Президиум Верховного Совета СССР с соответствующим постановлением».

Как видим, Совмин просит Президиум, а не Верховный Совет рассмотреть этот вопрос!

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР», как и следовало ожидать, «учитывает» «общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР» и утверждает представление обоих президиумов о передачи Крыма в состав Украинской ССР.

Т.е. и Президиум Верховного Совета СССР не видит ничего зазорного в том, чтобы изменение конституционно-правового статуса Крымской области проводилось актом Президиума ВС РСФСР.

Совпадение? Не думаю...

«Не имеет юридической силы с момента принятия», — читаем мы в ответе Генеральной прокуратуры на депутатский запрос. И мало у кого из нас, выбитых из либерального седла этим «патриотическим» копьем, станет духу забивать в Консультанте соответствующее постановление, на которое ссылается Замгенпрокурора С. Кехлеров.

А зря!

Вот оно — Постановление ВС РФ от 21. 05. 1992 № 2809-1

Пункт 1 — всё, как указал прокурор: «Не имеет юридической силы с момента принятия».

Но у этого постановления, оказывается, имеется еще и пункт 2-ой, который патриотически мыслящей прокуратурой был благополучно опущен.

Эх, продавать родину, так хоть с музыкой!

Читаем:

«Ввиду конституирования...»

Э, брат-патриот, погоди-кось...

Как там у тебя насчет валидола, с собой?

Нет уж, будь добр, сбегай, а потом уже продолжим.

Итак:

«Ввиду конституирования последующим законодательством РСФСР данного факта и заключения между Украиной и Россией двустороннего договора от 19 ноября 1990 года, в котором стороны отказываются от территориальных притязаний, и закрепления данного принципа в договорах и соглашениях между государствами СНГ считать необходимым урегулирование вопроса о Крыме путем межгосударственных переговоров России и Украины с участием Крыма и на основе волеизъявления его населения».

Здесь упомянуто о договоре между РСФСР и УССР, заключенным 19 ноября 1990 г. Статья 6 которого гласит:

Высокие Договаривающиеся Стороны признают и уважают территориальную целостность РСФСР и УССР в ныне существующих в рамках СССР границах.

Далее, уже после распада Союза, был заключён Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве (31.05. 1997), в статье 3 которого сказано:

Высокие Договаривающиеся Стороны строят отношения друг с другом на основе принципов взаимного уважения, суверенного равенства, территориальной целостности, нерушимости границ, мирного урегулирования споров

Кстати, в Консультанте какая-то хренотень творится с этим договором, а также с ФЗ о его ратификации. Не иначе как американская разведывательная служба фулиганит...

Выводы.

Проблема законности (конституционности) передачи Крыма в состав Украинской ССР суть проблема несовершенства самой действовавший в тот момент конституции, которая не в достаточной мере разграничивала полномочия высшего органа государственной власти — Верховного Совета — от его же структурного (постоянного) органа — Президиума.

И хотя по логике вещей определение и изменение конституционно-правового статуса автономных образований и административно-территориальных единиц в составе союзной республике должно находится в введении высшего органа государственной власти этой республики — Верховного Совета, однако умолчание об этом Конституции, а так же имевшая тогда место практика подмены функций высшего органа власти, работавшего на непостоянной основе, его постоянным органом Президиумом ВС, не позволяет в строгом смысле говорить о нарушении Конституции актом Президиума ВС РСФСР «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР».

Говорить о «не конституционности» данного акта не приходится: какая конституция — такая и конституционность.

Вместе с тем аргументация противников далеко не лишена смысла, но опять же, поскольку она апеллирует к некоему должному порядку в прошлом, которого не было на самом деле, а не к тому, который имел место и по которому мы только и можем судить о законности (конституционности) рассматриваемого акта, постольку она имеет лишь историческое значение.

util