Badge blog-user
Блог
Blog author
Сергей Злобин

Долгожданный разворот.

16 Марта 2015, 17:02

Долгожданный разворот.

Статистика Постов 9
Перейти в профиль

«Добром нужно отвечать на добро, а на зло нужно отвечать справедливостью».
Конфуций

Несколько дней назад, на заседании суда, эта история получила свое дальнейшее развитие. И как это бывает, именно то, что должно быть под грифом «Важно», но находится в категории «Учтем, но потом», в силу событийного ряда, поднимается и само заявляет: «Да обратите же внимание».

15 февраля разместил пост «Попавший в переплет», повествовавший о Некипелове Эдуарде, который на протяжении уже трех лет находится под стражей, но при этом не признает вину в предъявленном обвинении.

И весьма сдержанно упомянул об одном фигуранте, на показаниях которого строилась обвинительная база. Хотя отметил, что доверять показаниям и сколачивать на их основе обвинение — дело весьма тревожное.

Однако суровая реальность констатирует факт: три года человеку в СИЗО, на малой квадратуре приходится обустраивать быт. Свидетельствующий персонаж, согласно материалам дела, был уверенным пользователем судебно-психиатрических экспертиз, начиная с 17 лет, когда совершил первую кражу.

Сочувствия ради, хотелось бы сказать, что все мы родом из детства. Здоровье, воспитание, мораль изначально формируется и прививается нашими родителями. В этом случае ребенку не так повезло, как кому-то из нас.

Подэкспертный родился в многодетной семье, в которой отец злоупотреблял алкоголем. В раннем детстве от сверстников не отставал, своевременно пошел в школу.

В материалах экспертизы, проведенной в рамках следствия, информация, что он неоднократно оставался на второй год, заставила мой пытливый ум невольно произвести анализ: «во сколько же лет он окончил школу?» Но последующие сведения, все мои математические расчеты сделали неактуальными: окончил 2 (!) класса общеобразовательной школы, затем оставил обучение.

Возвращаюсь к первой экспертизе, в дальнейшем было еще три судебно-психиатрической экспертизы, в течение нескольких лет фигурант находился на принудительном лечении. Нет необходимости оперировать всеми медицинскими терминами и определениями, которыми щедро снабжены страницы судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Но было дано заключение, что подэкспертный не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

К сожалению, такого качества информация и показания в большей части сформировали доказательную базу по делу. Все это напоминает историю: у свидетеля спрашивают:

— Вы правда видели под Стокгольмом русскую подводную лодку?

— Да, я даже лечился, чтоб ее больше не видеть.

Так вот... после информационного экскурса в сторону достоверности свидетельств, возвращаюсь к заседанию суда. Как уже понимаете, дело сложное, доподлинность показаний едва ли можно назвать убедительной. Деятельность судьи Ворхликова Д.С., считаю конгруэнтной этому непростому разбирательству. И в таких фактических условиях судья получил данные о том, что свидетельствующий субъект нанес себе телесные повреждения и на вопрос суда: «Почему он это сделал?» Ответил, что просто так, с головой беда бывает.

И вот это заявление в суде стало тем вбросом, который заставил наш «триумвират» — судью, прокурора и адвокатов, действовать в едином решении, запросить и исследовать всю медицинскую документацию по конкретному субъекту. Государственный обвинитель Жоров А.В. поддержал мое ходатайство к суду. В данном случае, я абсолютно не против такого единения, если это дает возможность в существующей доказательной среде обеспечить правосудие. Хотя в дальнейшем, каждый будет задействовать полученную документацию и информацию в соответствии со своей компетенцией в судебном процессе.

Суд продолжается... Информация в постсобытийном режиме.

util