Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Савельев

«Я враг, который хочет навредить России, а она образ России, который надо защищать»

24 Февраля 2016, 23:15

«Я враг, который хочет навредить России, а она образ России, который надо защищать»

Статистика Постов 53
Перейти в профиль

28 января Усть-Лабинский районный суд Краснодарского края рассмотрел гражданский иск Галины Фаргер, «правозащитницы» (слово цитируется) из станицы Тбилисской, о защите чести и достоинства к гражданскому активисту и видеоблогеру Максиму Ребеченко.

Судья Александр Колойда частично удовлетворил иск Фаргер. Теперь по решению Усть-Лабинского районного суда видеоблогер должен отдать 50 тысяч рублей в качестве возмещения морального ущерба и опровергнуть сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию «правозащитницы» из станицы Тбилисской Галины Фаргер.

Летом прошлого года Максим Ребеченко записал и опубликовал на YouTube-канале «Кубань! ОТКРОЙ ГЛАЗА!» сатирический видеоролик «Колхозное телевидение об украинском кризисе» — ответ на передачу телерадиокомпании «Метроном-3». В студии компании обсуждали тогда «с плохой популярностью тему — события на Украине».

Спустя почти год одна из участниц эфира подала на видеоблогера в суд. Мало того, Галина Фаргер выиграла его.

— Максим, скажи, у тебя была вообще задача оскорбить... Галину Евгеньевну?

— Хочу сказать, что воспитание [у меня] такое, что оскорблять людей нехорошо. Тем более, можно сказать, оппонентов. Люди высказывают одну позицию, я высказал другую позицию. В нормальном обществе это приветствуется, какая-то дискуссия. Но, у нас, к сожалению, все произошло вот так. На меня подали в суд.

— Да, Фаргер говорит, что ты ее материл. То есть в этом своем сатирическом видеоролике... На мой взгляд, это спорное утверждение, но давай поставим вопрос ребром: было или не было?

— Само слово было «запикано». Более того, Фаргер не только об этом говорила на суде, она об этом написала у себя в «Одноклассниках» после суда, что она выиграла суд над тем, кто «материл русскую женщину». Ну и не было никакой лингвистической экспертизы, чтобы подтвердить, что именно это было сказано. Был ли это мат, если это был мат, то в какой форме он был высказан. Мат можно использовать не только как оскорбление конкретного человека, но и как междометие для усиления эмоциональной роли предложения или слов. Поэтому, экспертизы не было и утверждать то, что это был мат конкретно в адрес Фаргер, я вот не буду. Никаких доказательств этого не было. Но, несмотря на это, мы видим решение суда, где сказано, что да, я материл Фаргер.

Признаёт ли суд то, что Галина Евгеньевна является тем, кем, как считает суд, я ее назвал, это уже вопросы к суду.

— Максим, скажи, как тебя вообще нашла вот эта «оскорбленная русская женщина»?

— Ой, ре-бя-та... это целая эпопея. Как она сказала на суде, она нашла [меня] благодаря ролику из военкомата. Куда мы с вами, Александр, и ходили. Как вы помните.

— Да, я помню. Было такое...

— Она позвонила в военкомат, и ей с радостью предоставили данные обо мне и о вас, как сказала Галина Евгеньевна. Тут очень много вопросов вообще.

Ну а так она написала моей маме в «Одноклассниках», она писала всем моим друзьям, она писала мне в «Одноклассники»: «Максим, мы скоро увидимся». И маме моей она писала «Посмотрите, чем занимается ваш сын, как вам не стыдно», и все в этом духе. То есть, нашла вот таким вот методом...

— Хорошо, если действительно, как она утверждает, военкомат дал вот эти данные. Насколько я помню, все записано в видеоформате и у нас есть свидетели, то есть она действительно это говорила... Хорошо, если так. Насколько это вообще законно? Мне кажется, под большим вопросом.

— Да, под большим вопросом. Если военкомат дал какие-то конкретные данные... В «Одноклассниках», да и вообще в социальных сетях я под своей фамилией не нахожусь. То есть у меня есть... такой... позывной. Я Макс Вива. Мне удобно, и друзья многие меня знают под этим ником. Ну и, как бы... мы уже давно знаем причуды усть-лабинского военкомата...

— Просто, насколько я помню, нам там нельзя было находиться даже, потому что там «хранится государственная тайна». Если там государственная тайна, получается, они сами разглашают ее. «Оскорблпенной русской женщине»... но разглашают же!

— Вопрос в том, являются ли персональные данные призывников, потому что вот я призывался из этого военкомата, являются ли они государственной тайной или нет. Может быть, нет. Может быть, государственной тайной является количество военнослужащих. То есть это все под большими вопросами стоит. Но вот насколько могущественная женщина, что ей открыты все двери, учреждений, даже таких, как военкомат. «Режимного объекта», как нам говорили.

Остается только удивляться и радоваться, что есть такие люди у нас в стране.

— Хорошо. Вот ты раньше Фаргер не знал. Лично ты с ней столкнулся впервые во время судебного заседания. Какое вообще впечатление? Я понимаю, противоречивые вообще впечатления от того видеоролика, который ты заснял: кто-то поддерживает одну сторону, кто-то представитель другой стороны. По разные стороны баррикад, так сказать. [Интересно] твое личное впечатление от общения с Галиной Евгеньевной в самом зале суда.

— Я встретился с Галиной Евгеньевной, когда еще было собеседование с судьей. Мы коротко пообщались, она мне даже начала задавать вопросы насчет Соболевой, это директор телеканала «Метроном-3», про передачу которого я и сделал этот ролик.

В общем, впечатления какие? Впечатления неприятные. На судебное заседание пришли мои друзья, там были мои товарищи. Господи, Галина Евгеньевна просто успела нахамить всем в той или иной степени. Друзья мои оказались сатанистами, потому что у них татуировки, потом все мы «пузырики». Потом в комментариях [на странице у Фаргер в «Одноклассниках»] я видел, что она писала, что я продаю Родину за «зеленые», если нам так плохо в России, чтобы мы все ехали на Запад.

В начале судебного заседания это была «оскорбленная женщина», которая доказывала, что я ее оскорбил, обматерил, унизил. В перерывах она смеялась, говорила, что вот как хорошо, что мы сняли ролик, что он попал в сеть, она известной стала, что она наконец заработает на новую машину.

В конце судебного заседания она судье говорила: давайте уже переходить к прениям. Это уже был какой-то веселый человек. Я не знаю. Очень негативное впечатление от общения. В жизни с такими людьми я стараюсь как-то ограничивать свое общение, потому что удовольствия оно точно не приносит.

— Друзей у тебя таких нет...

— Друзей у меня таких нет. Это очень эмоциональный, специфический человек, который считает, что я враг, который хочет навредить России, а она образ России, который надо защищать. Вот это ее священная война. По моему впечатлению.

— А вообще у тебя была надежда на справедливость и торжество здравого смысла? Ты надеялся, что судья вынесет решение в твою пользу?

— Да, на самом деле. Мой представитель в суде, Алексей Забазнов, который является и моим товарищем, да и вашим, Александр, мы знакомы с ним, примерно, с 2012 года, — очень грамотный юрист. Он посмотрел иск Галины Евгеньевны, исковое заявление, [он сказал, что] это был настолько слабый иск, что мы рассчитывали, что с теми доводами, которые мы приведем, с нашей позицией, которую мы изложили в суде, что этого будет достаточно. И правда, очень грамотно юридически Алексей Николаевич Забазнов разгромил позицию Фаргер. Но в итоге, мы получили вот такое решение. Надежда, конечно, была на то, что здравый смысл восторжествует и все будет очень хорошо, в нашу пользу. Но, к сожалению...

— Вот Галина Евгеньевна на суде рассказывала, что ты — вот дословная цитата — «обожествляешь другие страны наши» и стремишься туда. Действительно ли ты собираешься покидать Россию, действительно ли ты хочешь уехать отсюда куда-то в другую страну.. Я не знаю: Ирак, Иран, Эфиопия, Бангладеш?

— Галина Евгеньевна и ее последователи или сторонники по всей стране очень надеются, что люди, такие, как я, к примеру, как вы, Александр, как еще миллионы таких же, как мы по всей стране, с обостренным чувством справедливости, которые хотят стране только лучшего, что мы уедем. Страна останется без нас, и все будет происходить в том русле, в котором все сейчас и происходит. Но, Галина Евгеньевна, и все такие же, как она, не надейтесь, никуда я не уеду. Миллионы таких же, как я, никуда не уедут. Страна когда-нибудь заживет. Заживет хорошо. Закон будет выше мракобесия, закон будет выше кумовства. Когда-нибудь это случится.

— Хорошо, Максим. Что бы ты сказал зрителям, подписчикам канала «Кубань! ОТКРОЙ ГЛАЗА!», людям, которые уже больше года следят за обновлением этого канала? Вообще будешь ли ты продолжать заниматься этим каналом, будешь ли ты снимать новые ролики, будешь ли ты радовать своих зрителей?

— Нужно, наверное, немного объяснить. Я говорил и в суде, хотя Галина Евгеньевна Фаргер требовала выдать всех, кто со мной делал все эти видеоролики, я имел доступ к каналу на YouTube. Ролики снимал я сам, возможно, где-то подключал каких-то людей, то есть это какая-то техническая [задача]: что-то подержать или что-то еще. Это не является чем-то таким ужасным. Канал я не создавал, я имел к нему доступ в определенный период времени. Сейчас я вернул канал его владельцу, потому что мы посчитали, что так будет лучше и для меня, и для канала.

— Скажи, а кто, если не секрет, владелец канала?

— Владелец канала — Игорь Харченко, наш друг и товарищ. Есть, в принципе, пара проектов, которые я, может быть, буду делать, может быть — нет. У нас еще хватает уникальных людей в регионе. Чего стоит только «Социальная справедливость» с ее всевозможными роликами со сжиганием флагов разных государств. То есть страна еще полна...

— Титанами ватной индустрии...

— Да, титаны ватной индустрии и все в этом духе. Есть пара проектов, которые, возможно, будут воплощены в жизнь, а может быть — нет.

Борьба в той или иной степени за торжество здравого смысла будет продолжена.

— Максим, скажи, ты вообще планируешь обжаловать это решение, которое вынес судья Колойда?

— Да, мы планируем обжаловать решение в Краевом суде и идти дальше по инстанциям. Хочется отметить то, что суд был 28 января, это был четверг. По-моему, судья нам обещал в понедельник выдать решение, это, по-моему, 1 февраля должно было быть. В итоге мы получили решение только 15 февраля, и то после двух жалоб, которые направили в Усть-Лабинский районный суд. Почему это все так долго происходило, остается только догадываться.

Но, когда мы получили решение суда, там стояла дата — 1 февраля. Но поскольку у нас 30 дней на обжалование решения, в принципе, мы успеваем. 24 или 25 февраля мы подаем апелляционную жалобу.

Организован сбор средств на штраф. Останется это решение в силе или не останется — непонятно. По крайней мере, если какая-то сумма будет собрана, а суды будут в мою пользу, то эти деньги я с радостью перечислю в какую-нибудь благотворительную организацию, в детский дом или куда-то еще.

util