Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Савельев

«Честные выборы — это не те выборы, на которых ограничивают права, а те выборы, где не фальсифицируют»

24 March 2016, 21:01

«Честные выборы — это не те выборы, на которых ограничивают права, а те выборы, где не фальсифицируют»

Статистика Постов 52
Перейти в профиль

<anons>Досрочные выборы главы Воронежского сельского поселения в Краснодарском крае наделали много шума: о них написал «Коммерсантъ», движение «Голос» готовит обращение в краевую прокуратуру.</anons> Кроме двух пачек бюллетеней, возникших в избирательных урнах на УИК № 5636, в после зрения общественности попал документ под названием «Штаб по подготовке выборов депутатов ЗСК Краснодарского края 14.10.2012», в котором подробно расписаны роли местных чиновников в рамках «подготовки к выборам». Самая интересная, творческая функция досталась начальнице финансового отдела Вердинской Яне Олеговне, которой был поручен «Ежедневный мониторинг Интернет-сети, организация противодействия оппозиционному Интернет-сообществу».

Как вообще проходили эти маленькие провинциальные выборы с большим подвохом? Чем угрожают новые поправки, одобренные президентом РФ в выборном законодательстве и почему важно наблюдать за выборами? Об этом рассказывает координатор движения «Голос» в Краснодарском крае Давид Канкия.

<iframe allowfullscreen="" frameborder="0" height="358" src="https://www.youtube.com/embed/XW82dbFM7f4" width="637"> </iframe>


— Недавно состоялись досрочные выборы в станице Воронежской. «Голос» на них наблюдал, было, как я понял, четыре представителя в статусе корреспондентов СМИ. Как вообще прошли выборы, что ты можешь сказать о них?

— Спасибо, в первую очередь, что пригласили, что записываете это интервью. Выборы в Воронежской проходили досрочно, потому что предыдущий глава не справился со своими обязанностями и написал заявление о сложении полномочий. Выборы носили технический характер, там участвовало три кандидата: бывший глава сельского поселения Мацко от «Единой России» и два технических кандидата-самовыдвиженца. Которые, по сути, в избирательной кампании не участвовали, выполняли спойлерские функции, — потому что по закону у нас требуется, чтобы в выборах участвовало больше одного кандидата.

Воронежская — это большая кубанская станица, там шесть тысяч избирателей. Это безальтернативные выборы; выборы, где нет конкуренции, результат предсказуем. Мы решили принять участие в мониторинге этих выборов. Мы периодически организуем выезды в разные районы, в разные округа Кубани, чтобы наблюдать за процессом голосования. Обычно такие безальтернативные выборы проходят скучно, с низкой явкой, без серьезных нарушений. В этот раз все получилось совсем по-другому.

dea10d5f34b2.jpg

Было четыре участка, четыре наших корреспондента. В какой-то момент на избирательном участке 5636, он находился в школе № 7, один из наших корреспондентов заметил в одной из трех урн две большие стопки бюллетеней. Визуально где-то штук по 20-30. Он начал на это обращать внимание председателя комиссии, обращать внимание присутствующих. Реакция председателя была неадекватной. Он занял такую позицию: поскольку я являюсь председателем, а вы — средства массовой информации, я не обязан делиться с вами информацией, не обязан отвечать на ваши вопросы, и вообще все нормально, отстаньте от меня.

После того, как корреспондент передал мне информацию, я тоже прибыл на этот участок и попытался задать председателю, Кондыбко Андрею Николаевичу, вопросы, попытался разобраться, что же такое, как так получилось, что это за пачки? К сожалению, Андрей Николаевич на мои вопросы не отвечал и несколько часов избегал общения: он заперся в своем кабинете вместе с секретарем и не появлялся в помещении избирательной комиссии.

В какой-то момент я буквально на пару минут отвлекся, а когда я вернулся, уже урну эту перетрясли. Поведение членов комиссии изменилось: заулыбались, расцвели, перестали убегать.

<iframe allowfullscreen="" frameborder="0" height="358" src="https://www.youtube.com/embed/2uD9HcdneiE" width="637"> </iframe>

Мы начали узнавать, что же это за председатель избирательной комиссии, и оказалось, что это не местный, не из Воронежской. Это чиновник усть-лабинского муниципалитета, старший специалист по образованию. То есть такой хороший технический специалист, в том числе занимающийся выборами. Он очень гордился, что хорошо знает избирательное законодательство — восемь лет работает в избирательных комиссиях. Причем в ходе работы были замечательные курьезы, когда, например, он представителям средств массовой информации выдал удостоверения членов комиссии с совещательным голосом.


ae5f2fc6f580.jpg
Андрей Кондыбко. Источник: личная страница в Facebook

В дальнейшем, при подсчете, также избирательная комиссия совершала много нарушений, притом что там присутствовала представитель Территориальной комиссии. То есть они не соблюдали процедуры подсчета, отказывались отвечать на вопросы, не реагировали на замечания о том, что неправильно сортируют бюллетени. На мой взгляд, то, что произошло в станице Воронежской, — это дискредитация выборов. Когда у вас есть безальтернативные выборы, когда у вас нет конкурентов, нет оппозиции, извините, возникают скандалы, связанные со стопками бюллетеней, причем я даже не готов утверждать, что это был вброс. Мы просто увидели стопки бюллетеней, мы попросили объяснить, что же это такое, как представители средств массовой информации.

— Объяснений не последовало?

— Нет. Объяснения были в комментариях в фейсбуке. Лично Андрей Николаевич, к сожалению, ответить на эти вопросы офлайн не решился. Такие представители избирательных комиссий дискредитируют всю систему избирательных комиссий: дискредитируют нашу краевую избирательную комиссию, дискредитируют администрацию края. Если вы не можете организовать нормально выборы поселкового главы, извините, как вы собираетесь готовиться к выборам депутатов Государственной думы, которые у нас будут 18 сентября? Поэтому посмотрим, сделает ли Территориальная избирательная комиссия Усть-Лабинского района какие-то выводы, сделает ли выводы администрация. Даже безальтернативные выборы в сельском поселении у нас, к сожалению, оборачиваются скандалами.


4b8668bab4af.jpg
Пачки с УИК № 5636. Фото: Давид Канкия

— Так, а в фейсбуке он оправдывался, он назвал какую-то причину, как могли так бюллетени сложиться в одну стопочку?

— Нет. Объяснения сводились к обвинению, что это все проплачено непонятно кем, непонятно за что. Видимо это страшная рука Госдепа хочет дискредитировать выборы в Воронежской. К сожалению, по поводу стопок, Андрей Николаевич нам ничего не пояснил.

— А зачем вообще нужны фальсификации на вот таких мелких провинциальных выборах в отдельно взятой Воронежской?

— Тут мы вступаем на зыбкую почву предположений. Скорее всего, существует какая-то система, когда с председателей комиссии требуют такой показатель, как явка. И молодой амбициозный чиновник, видимо, решил таким образом показать высокий результат на выборах — это является еще одни плюсиком: какой он молодец, какой он исполнительный, какой он хороший.

К сожалению, вот такое вот мелкое рвение. Опять же, это все мои трактовки, я не берусь утверждать. Оно, рвение, дискредитирует всю систему избирательных комиссий.

— Если не ошибаюсь, в начале февраля Госдума одобрила поправки в закон, который регулирует деятельность наблюдателей на избирательных участках. Ты можешь рассказать про эти поправки? Чем-то они усложняют или, может быть, все-таки у нас Госдума одумалась и решила что-то хорошее принять, — как они повлияют на процесс наблюдения?

— Да, это новые поправки, которые президент недавно подписал. Они усложняют независимый мониторинг. Еще в 2005 году, если мне память не изменяет, у нас запретили наблюдателей от общественных организаций, а сейчас, по сути дела, ограничивается работа средств массовой информации. По новым поправкам теперь, если представитель СМИ, журналист, захочет попасть на избирательный участок, он должен пройти сложную процедуру аккредитации. Причем до сих пор неясно, какой будет механизм для этой аккредитации, и наиболее абсурдным выглядит требование к стажу работы.

То есть ты должен работать, по-моему, не менее трех месяцев в средстве массовой информации, у тебя должен быть трудовой договор, оплата. Извините, если я два месяца работаю в СМИ, я — неполноценный журналист? Мне нельзя смотреть за выборами?

К сожалению, это все продолжение старой тенденции по ограничению общественного контроля за выборами.

<iframe allowfullscreen="" frameborder="0" height="358" src="https://www.youtube.com/embed/ipPegLrzbV8" width="637"> </iframe>

Также там есть, в этих поправках, вторая часть, которая касается наблюдателей. Теперь партии, кандидаты, которые направляют наблюдателей, должны предоставлять списки своих наблюдателей с конкретным указанием, кто будет на каком участке, за три дня до выборов. Это тоже существенное ограничение, потому что нельзя будет менять наблюдателей в более короткий срок, невозможно будет их перемещать. Если у вас человек не смог по каким-то причинам выйти на участок, значит, у вас этот участок открыт. Плюс это создаст дополнительную работу штабам по подготовке этих списков и не только штабам, но еще и избирательным комиссиям, потому что они должны будут как-то их обрабатывать, доводить до участковых комиссий...

В общем, это продолжение старой тенденции. У нас почему-то считается, что чем меньше глаз смотрит за выборами, тем выборы честнее. К сожалению, нет. Честные выборы — это не те выборы, на которых ограничивают права, а те выборы, где не фальсифицируют. Я бы предложил нашим законодателям обратить на это внимание.

— В нашем Кущевском крае всегда все по-своему. Выборы у нас тоже всегда особенные. Я говорю о самых таких ярких примерах, о самых беспрецедентных нарушениях: Анапа, Сочи и так далее. Это с одной стороны. А теперь есть еще и поправки. То есть кубанским наблюдателям приходится еще сложнее, учитывая все это. Должны же быть какие-то технологии обхода, как избежать того, чтобы тебе руку на избирательном участке не сломали?

— Отличный вопрос, вопрос на миллион. Как сделать так, чтобы пережить выборы? С каждым годом это все сложнее и сложнее. Усложняется законодательная база, выстраивается негативный имидж, на независимых наблюдателей хула, клевета: агенты Госдепа, пятая колонна. К сожалению, все это плохо сказывается на климате в обществе. То есть надо понять, что люди, которые хотят наблюдать на выборах, — это не враги. Это патриоты, которым не безразлично то, как у нас выбирается власть, которые уважают российский закон, которые хотят, чтобы мы жили в стране честной, стране с определенными правилами, стране, где уважают закон. Поэтому я считаю, что общество должно наблюдателей не ругать, а приветствовать и всячески помогать.


0d0cc82d0cf8.jpg
Фото: Коммерсантъ/Кирилл Кухмарь

Если говорить конкретно о технологиях, то самое главное — знание закона и уверенность в своей правоте. Всем, кто хочет быть наблюдателем, всем, кто хочет участвовать в выборах, безусловно, надо прочитать 67-й Федеральный закон, прочитать наш краевой закон о выборах. В конце концов, посмотреть на сайте «Голоса» методическое пособие для наблюдателей. Против знания нет приема. Против лома — нет приема, против подготовленного наблюдателя тоже нет приема.

— Давид, зачем ты вообще занимаешься выборами, почему для тебя это важно?

— Именно для меня?

— Да, для тебя.

— Потому что я хочу жить в стране, за которую не стыдно. В стране, где власть избирается народом, где никто не ворует у этого народа право выбора. Выборы у нас стали болевой точкой, стали местом социального, политического напряжения. Потому что и нашей власти, и нашей системе избирательных комиссий надо понять: когда вы пытаетесь манипулировать процедурами, когда вы пытаетесь исказить волю народа — никогда ни в одной стране это не к чему хорошему не вело. Власть должна быть плотью от плоти людей, если люди голосуют определенным образом, значит, это их воля, и ее надо уважать. Когда вы фальсифицируете итоги голосования, вы не только совершаете уголовное преступление, вы совершаете антиконституционный переворот. Потому что свободные и честные выборы и то, что власть у нас избирается народом, прописано в Конституции. Я считаю, что каждый гражданин должен уважать и защищать нашу Конституции. Потому что без Конституции, без конституционных прав наше общество опять сползет в тоталитаризм, и это не понравится никому, даже тем, кто сейчас очень за это ратует.


7c4b97189a6a.jpg
Фото: Давид Канкия

— Хорошо, у меня возникает вопрос. Стоит ли нам ожидать после сентябрьских выборов, если будут такие же чудовищные нарушения, фальсификации, вбросы, карусели и так далее и тому подобное. Возможна ли протестная активность в связи с выборами, — скорее как к политологу вопрос, — как это было в 2012-м и в декабре 2011 года?

— Дело в том, что сейчас очень многие, как их называют, провластные политологи говорят, что предстоящие выборы 18 сентября будут самые честные. Ссылаются на назначение нового состава ЦИК, в который входят и будут входить уважаемые люди. Это здорово, что у нас меняется, уходит состав ЦИКа, который ассоциируется с фальсификациями, ассоциируется с чуродейством. Я думаю, что ему надо уходить не в отставку, а на скамью подсудимых, но это уже отдельный разговор.

К сожалению, весь предыдущий опыт говорит, что все обещания, которые нам дают организаторы выборов, зачастую не стоят и выеденного яйца. Я по опыту помню, как давались такие же обещания и в 2011-м и в 2012-м на президентских выборах и в 2007 и в 2008 и на выборах депутатов Краснодарского края. Каждый раз нам говорят, что да-да-да, предыдущие выборы были не очень хорошие, но мы сделали организационные выводы, мы учли наши ошибки, и теперь комар носа не подточит. К сожалению, верить обещаниям уже нету сил.

Будет ли протестная активность или нет, не знаю. Это все зависит от того, как себя люди будут ощущать. Почувствуют они себя обманутыми или не почувствуют. Если честно, мне бы этого не хотелось. Я хочу, чтобы все политические вопросы решались, как в любой цивилизованной стране: путем политического компромисса, путем диалога, путем честных выборов. Но, к сожалению, когда вы отнимаете у народа конституционные и конституциональные методы выражать свое мнение, народ находит другие способы.

— Ну и последний вопрос: что бы ты хотел сказать людям, которые посмотрят это видео, этот сюжет? Людям, которые, возможно, пойдут на избирательные участки (а кто-то не пойдет опять, как это часто у нас бывает). Что бы ты хотел им передать, что бы ты хотел до них донести?

— В первую очередь сделайте самое маленькое — пойдите и проголосуйте. Стратегия неучастия — это стратегия поражения. Чего боится фальсификатор? Фальсификатор боится высокой явки. Для него это всегда сложнее. Не делайте жизнь жуликов проще: идите и голосуйте. Если вы считаете, что кандидата, который бы выражал ваши предпочтения, нет, то испортите бюллетень. Но главное — придите и примите участие в выборах. Это первое. Если вы готовы сделать больше, если вы готовы уделить будущему своей страны несколько дней, уделить 24 часа бессонных 18 сентября, — записывайтесь в наблюдатели, записывайтесь в корреспонденты, идите в избирательные комиссии. Участие — вот самое главное. Это наша страна, другой страны у нас не будет, это наш край, наша Кубань, и не надо его отдавать без боя непонятно кому, непонятно за что. Принимайте участие. Да, сейчас тяжело, сейчас оказывается давление, дискредитация, ощущение упадка морального. Да, у нас гражданское общество под давлением, мы постоянно терпим поражения, но ничего другого, другого механизма — нет. Надо каждый раз подниматься, утираться и защищать конституционный строй.

— Спасибо, Давид!

— Вам спасибо, что пригласили!

— До связи.


35c88040497b.jpg

util