Badge blog-user
Блог
Blog author
Сергей Ожич

Ищу Движение

14 Июня 2016, 23:21

Ищу Движение

Статистика Постов 37
Перейти в профиль

32edb8f28719.jpg

В этой статье я хочу сформулировать и предложить условия, на которых я готов стать участником гражданского политического движения или иного общественного объединения. Но прежде чем изложить эти условия, я считаю необходимым рассказать об их происхождении и объяснить, почему я их выдвигаю. Думаю, проще всего это будет сделать с помощью нескольких отрывков из речи Вацлава Гавела «Политика и совесть» (http://www.inliberty.ru/library/179-politika-inbspsovest), которую он подготовил для выступления в Тулузском Университете:

«Государства все больше напоминают машины, люди превращаются в статистические «хоры» избирателей, производителей, потребителей, больных, туристов или солдат. В политике добро и зло — категории естественного мира, а значит, устаревшие пережитки прошлого — полностью теряют абсолютное значение: единственная цель политической деятельности — успех, поддающийся количественному измерению. Власть априори невинна, поскольку не вырастает из мира, где слова вроде «вины» и «невиновности» сохраняют смысл.

Сможем ли мы любым способом возродить естественный мир как подлинную арену политики, вновь сделать личный опыт людей изначальной мерой вещей, поставить нравственность выше политики и ответственность выше наших желаний, придать человеческому обществу осмысленность, вернуть человеческой речи содержательность, восстановить в качестве средоточия любой социальной деятельности самостоятельное, органичное и полное достоинства человеческое «я»?

Мы должны сделать ценности и императивы исходной точкой всех наших действий, всего нашего лично удостоверенного, открыто анализируемого, свободного от цензуры идеологии прожитого опыта. Мы должны верить голосу нашей совести больше, чем любым абстрактным рассуждениям, и не выдумывать себе ответственности помимо той, к которой призывает этот голос. Нам не надо стыдиться своей способности к любви, дружбе, солидарности, сочувствию и терпимости. Напротив: нам следует освободить эти основополагающие измерения нашей человечности из ссылки в «частную жизнь» и принять их как единственную подлинную исходную точку осмысленной людской общности. Мы должны руководствоваться собственным разумом и при любых обстоятельствах служить истине как нашему главному личному опыту.

Я выступаю за «антиполитическую политику», т.е. политику, понимаемую не как технология власти и манипулирования, не как кибернетическая система управления человеческими существами и не как мастерство прагматика, а как один из путей поиска и достижения осмысленной жизни, защиты такой жизни и служения ей. Я выступаю за политику как практическую мораль, как служение истине, как по существу человеческую и измеримую человеческими мерками заботу о наших собратьях. Да, этот подход в нашем мире является крайне непрактичным и с трудом применим к повседневной жизни. Но я не вижу лучшей альтернативы.

Да, «антиполитическая политика» — политика «снизу», политика человеческая, а не аппаратная, политика, идущая от сердца, а не вырастающая из абстрактных тезисов, — возможна«.

Нужно заметить, что данная точка зрения не является уникальной, Аристотель считал политику продолжением этики, своего рода развернутой этикой, и в то же время рассматривал саму этику как высшую политическую науку. Директор Института философии РАН, академик А.А. Гусейнов в статье «Мораль и политика: уроки Аристотеля» (http://iph.ras.ru/uplfile/root/biblio/School_young_ph/All.pdf) пишет:

«Среди тех феноменов, в сопряжении с которыми выявляется своеобразие морали, особое место принадлежит политике. Это связано с тем, что легитимность политики как рода деятельности в принципиально большей мере, чем любого другого рода деятельности, держится на моральных аргументах. К примеру, искусство ценно как искусство даже помимо его нравственных следствий. Это же относится и к науке. А на вопрос о том, имеет ли политика самостоятельную ценность за вычетом ее нравственно умиротворяющего воздействия на общество, как бы само собой напрашивается отрицательный ответ».

К большому сожалению, всё вышеизложенное, как бы разумно, логично и правильно оно не звучало, полностью отсутствует в современной российской публичной политической жизни. И что хуже всего — отсутствовало всегда.

Можно, конечно, продолжать рассматривать политику, демократию, право и государство как области противоборства сгустков сил, лишенных этических измерений, где всегда побеждает наиболее сильный, наглый, беспринципный и безжалостный, а можно выйти из этой парадигмы, как это сделал Вацлав Гавел, и постараться шаг за шагом построить настоящую и человеческую систему общественных взаимоотношений. И первое, что, на мой взгляд, необходимо сделать в этом направлении, это определить общие базовые основы.

Именно эти базовые основы я собираюсь предложить в качестве своих условий.

Я готов стать участником гражданского политического движения или иного общественного объединения, Устав которого содержит следующие положения:

"1. Участники Движения объединяются на основе следующих фундаментальных принципов гражданского общества, которым они обязуются следовать при осуществлении ими гражданской деятельности:

Гражданское достоинство — соответствие нижеизложенным принципам, реализация прав и выполнение обязанностей, основанных на них.

Человечность (гуманность) — признание безусловной и абсолютной ценности каждого человека, бережное отношение к окружающему миру.

Взаимность — такое отношение человека к другим людям, когда он поступает по отношению к ним так, как хотел бы, чтобы они поступали по отношению к нему.

Справедливость — беспристрастная, рациональная и моральная соизмеримость, соответствие и уравнивание соотношения свободы и равенства, прав и обязанностей, деяния и воздаяния, благ и издержек, а также иных сфер, явлений и фактов общественной жизни и человеческих взаимоотношений.

Уважение — отношение к другим людям как к себе равным, признание их прав и свобод.

Порядочность — воздержание от противоправных, аморальных и бестактных действий.

Честность — выражение истинного отношения к чему или кому-либо, избегание обмана.

Верность слову — выполнение данного обещания.

Ответственность — быть в ответе за свои действия/бездействия и их последствия.

Последовательность — логичность и отсутствие противоречий в действиях.

Договороспособность — нахождение решений, приемлемых для всех заинтересованных сторон; умение договариваться, объединяться и осуществлять совместную деятельность.

Гражданственность — участие в создании общественных благ в процессе достижения блага личного.

2. Гражданское общество — это граждане, добровольно объединившиеся в группы для осуществления гражданской деятельности.

Гражданская деятельность — это любые действия граждан и политиков, направленные на решение общегражданских проблем и задач.

Общегражданской является любая проблема или задача, затрагивающая двух и более не связанных родственными отношениями граждан.

3. Целью Движения является построение в России свободного, справедливого, солидарного общества и демократического государства, на основе принципов изложенных в пункте 1, в рамках права, в соответствии с основополагающими принципами демократии, соблюдая права и свободы человека и гражданина«.


Хочу сразу подчеркнуть, что я не ищу идеальное движение или движение идеальных людей, также меня не интересуют движения, где указанные принципы и цели являются лишь «потемкинской деревней», я ищу людей, понимающих и разделяющих вышеизложенные принципы и цели, стремящихся так же, как в свое время Вацлав Гавел, им соответствовать и строящих на их основе гражданское взаимодействие.

Думаю, нужно сказать несколько слов об изложенных мной принципах. По моему мнению, их уникальное значение состоит в том, что только соблюдение этих двенадцати слов может позволить гражданам вести равный и честный общественный диалог. Отсутствие, замена и несоблюдение какого-либо из этих принципов моментально искажает, препятствует и разрушает гражданский дискурс. Эти принципы являются определенным минимумом гражданских императивов, который может создать между незнакомыми людьми гражданское доверие и солидарность для осуществления совместной гражданской деятельности в целях достижения общего справедливого блага, без нарушения черты их личной свободы.

Также необходимо отметить, что данные принципы не представляют какую-либо идеологию и не имеют отношение к религии. Они надидеологичны и универсальны. Честность две тысячи лет назад и сегодня обозначает одно и то же. И она так же, как две тысячи лет назад, безусловна и бескомпромиссна. А основой свободы, как и две тысячи лет назад, является гражданское достоинство тех, кто к этой свободе стремится. Под свободой я подразумеваю не возможность делать, что угодно, не ограничивая себя ничем, а ответственность быть частью человеческого общества.

При этом я не против, чтобы изложенные принципы и цель движения были дополнены, при условии, что такое расширение не будет им противоречить.

Теперь я собираюсь сказать несколько слов о том, что, по моему мнению, мешает созданию такого движения. Здесь я также хотел бы привести несколько отрывков, на этот раз из статьи экономиста Юрия Кузнецова «Сентиментальный аморализм» (http://www.inliberty.ru/blog/1459-sentimenshytalnyy-amoralizm):

«Я думаю, что выбор в пользу нечестности выборов — это следствие глубоко укорененного мировоззрения и мировосприятия, если угодно, господствующей среди наших сограждан религии (а любая религия — это политическая религия). Человек с таким мировоззрением видит мир как некое поле игры сил, причем у этого поля совершенно отсутствует нравственное, этическое измерение. Он не «аморален» — ему вполне могут быть свойственны высокие нравственные чувства и замечательные душевные качества, он может вести себя честно и порядочно во взаимоотношениях с другими людьми, помогать своим ближним и т.д. Но нравственность для него — это всего лишь вопрос субъективного чувства или субъективного выбора того или иного человека. Если угодно, вопрос вкуса. Никакой объективной этики в реальности не существует, как и не существует этической причинно-следственной связи, в соответствии с которой нарушение объективных критериев влечет за собой объективную же ответственность.

И уж подавно никакие объективные нравственные критерии не могут применяться к «непреодолимой силе», каковой является публичная власть. Правители объективно обладают слишком большой силой, чтобы оценивать их и их действия по всяким субъективным и эфемерным этическим критериям, вроде «честности выборов». Но зато на силу можно попытаться воздействовать силой и/или договориться с ней.

Если некая большая сила обещает определенные ощутимые выгоды и демонстрирует готовность их обеспечить, хотя бы отчасти, то почему бы и не поддержать ее?

Какая честность, вы о чем? Хватит детского идеализма, только взрослый прагматизм. Надо смотреть на вещи реально и т.д.

Такая картина мира считается естественной и объективной, соответствующей природе вещей. Соответственно, те, кто пытается выдвигать объективные этические критерии оценки доминирующей силы (обычно это текущее начальство, но не всегда), в ее рамках выглядят как люди либо неадекватные («сами не знают, что хотят!», «ну чем они там еще недовольны, у них же все есть!», «с жиру бесятся!», «реальной жизни не знают!» и т.п.), либо злонамеренные («хотят еще себе что-то урвать!», «продались госдепу!» и пр.). И вряд ли надо отдельно говорить о том, что люди, осуществляющие публичную власть, от Путина и высших начальников до подавляющего большинства рядовых аппаратчиков, придерживаются того же самого мировоззрения. В этом смысле публичная власть вполне точно отражает глубинное мироощущение большинства«.

В другой своей статье «Царство силы» (http://www.inliberty.ru/blog/1467-carstvo-sily) Юрий Кузнецов подытоживает вышесказанное:

«Моя озабоченность связана с тем, что оппозиционное движение, как бы ни оценивать его в качестве политического субъекта, пока что, на мой взгляд, выглядит довольно бледно в качестве этической и мировоззренческой альтернативы доминирующему в нашей стране мировоззрению (политической религии). Эту альтернативу во многом еще только предстоит создать. В долгосрочном, стратегическом плане нет ничего более важного для дела свободы».

Для указанного мировоззрения Юрий Кузнецов предложил отдельный термин: «сентиментальный аморализм», хотя, по моему мнению, это не что иное, как обыкновенный цинизм. И я полностью согласен с Юрием: нет ничего более важного для дела свободы, чем создание альтернативы этому мировоззрению. Поэтому я и решил написать эту статью.

Более того я считаю, что этот вопрос сегодня актуален как никогда, учитывая что пропагандистская машина власти пытается ежедневно вдолбить в головы людям «духовные скрепы», «традиционные ценности», «гибридную мораль» и псевдопатриотические симулякры. Именно сегодня, на мой взгляд, нужно стараться донести до людей, что фундаментом цивилизованного человеческого общества и демократического государства являются вышеуказанные 12 слов, а не «патриотизм» в интерпретации человека, который за 16 лет нахождения у власти бесчисленное количество раз нарушил и попрал каждый из этих 12 принципов.

Однако, нужно признать, что перечень препятствий для создания подобного движения не ограничивается вышеизложенным. Вот примеры иных препятствий:

«Можно объединиться хоть с бандитами, хоть с фашистами, хоть с чертями, если они против нынешней власти».

«Вы думаете, если ваши принципы внести в устав движения, то все сразу станут честными и порядочными?»

«У вас неправильные принципы. Самым главным принципом объединения граждан является авторитетность. У объединения обязательно должен быть авторитетный лидер. Потому что это наш национально-культурный код. Сломать его невозможно. Без лидера мы ничего не сможем сделать, так как не будет направляющей силы. А если есть лидер, никакие объединяющие принципы не нужны. Поэтому необходимо искать лидера».

«У вас правильные принципы. Но называть их не имеет смысла. Вы говорите, что готовы объединиться с теми, кто разделяет ваши принципы. И как это будет выглядеть? Мы будем друг другу „честное пионерское слово“ давать или клясться в верности? Это смешно. Об этих принципах вообще не надо говорить и уж тем более не нужно их где-то записывать. По ним нужно жить».

«Люди никогда не смогут договориться о базовых принципах. Ценностный фундамент из двух кирпичиков вызывает ожесточенные споры трех человек на полгода, а пяти — на год с разрывом и расплёвыванием».

«Сначала нужно власть сменить, а потом о принципах думать».

«Все ваши принципы это банальность. Безусловно, вы можете их записать куда хотите: в наш устав в нашу программу и даже повесить на стену в золотой рамке. Но нам не нужно рассказывать прописные истины. Нам это не интересно. Мы все тут хорошо знаем все ваши принципы и уже очень давно их соблюдаем и применяем».

«Я не собираюсь следовать принципам, которые придумал какой-то Ожич».

«Нужно не выдумывать всякие моральные принципы и прочую ерунду и не уставы писать, а делать Дело. Мы знаем, что надо делать».

«Ваши неясные принципы приведут к диктатуре и тирании!»

«В нашем движении, не может быть равенства. Есть важные и нужные люди, у них должны быть преимущества и дополнительные права. А те, кто менее важен, не имеет преимуществ и их вполне возможно ограничить в правах, за какие-нибудь неправильные действия».

«Вот из-за таких как вы, которые мечтают о всяких утопиях, вместо того, чтобы поддержать Ивана Иванова, — Путин до сих пор у власти!».

«В уставе нашего движения написано: „Движение осуществляет свою деятельность на принципах демократии“. Какие ещё вам нужны принципы?»...


Завершить свою статью я хочу отрывком из публикации Юрия Кузнецова «Сентиментальный аморализм», которую уже упоминал выше:

«Разумеется, все сказанное не основание для того, чтобы впадать в пессимизм. Просто такова, на мой взгляд, реальность, и те, кто считают свободу и честность объективными ценностями, должны видеть и понимать эту реальность, чтобы иметь возможность осуществить свои идеалы на практике. Да, вокруг очень много людей, чье мировоззрение несовместимо с нашим. Значит, для того, чтобы двигаться в нужном направлении, придется этих людей переубеждать, придется искать с ними общий язык и при этом быть готовыми к тому, что в какие-то моменты придется вступать в открытое противостояние. Придется свидетельствовать о своей вере и принимать последствия такого свидетельства. Но истории известно немало случаев, когда мировоззрение огромного множества людей менялось в исторически очень короткие сроки. Нет никаких оснований считать, что это невозможно в будущем».

util