Badge blog-user
Блог
Blog author
Антон Голованов

Как эти люди могли подчинить своей воле 80 млн человек?

22 August 2016, 13:52

Как эти люди могли подчинить своей воле 80 млн человек?

Статистика Постов 84
Перейти в профиль
Альберт Шпеер, министр вооружения гитлеровской Германии умер
1 сентября 1981 года в возрасте 76 лет в отеле Park Court в Лондоне от кровоизлияния в мозг во время встречи с любовницей.
«Шпеер, пожалуй, был единственным человеком, к которому Гитлер испытывал какие-то чувства, кого слушал и с кем иногда даже беседовал» (Траудль Юнге, личный секретарь Гитлера)

Когда читаешь его воспоминания, то время от времени задаешь себе вопрос — как эти люди могли подчинить своей воле 80 млн человек в Германии? Кажется, что это просто пелевинские персонажи, но как все знакомо:
" - В начале 1943 г. Гитлер потребовал строительства пятикилометрового шоссейного и железнодорожного МОСТА ЧЕРЕЗ КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ, хотя мы там уже давно строили канатную дорогу, которая и вступила в строй 14 июня с дневной пропускной способностью в тысячу тонн. Такой объем грузов худо-бедно обеспечивал потребности находившейся в обороне 17-й армии. Но Гитлер не отказался от своих планов прорваться через Кавказ в Персию. Его генералы уже давно перестали об этом думать, но Гитлер потребовал ускорить строительство. Уже тогда было очевидно, что мост этот никогда не будет достроен.

— Когда Геринг прослышал о нашем намерении в несколько раз увеличить производство паровозов, он вызвал меня в Каринхалль. С полной серьезностью ГЕРИНГ ПРЕДЛОЖИЛ МНЕ СТРОИТЬ ЛОКОМОТИВЫ ИЗ.... БЕТОНА, поскольку у нас нет достаточного количества стали. Локомотивы из бетона, разумеется, не прослужат так долго, как из железа,— заметил он. — Но тогда нужно, соответственно, их больше изготовить. Как это сделать технически, он, впрочем, не знал...
— В один из тех первых дней апреля 45-го я случайно заглянул в бывшую гостиную Бисмарка, где обнаружил доктора Лея (председатель Германского трудового фронта) в окружении большой группы людей. Лей бросился ко мне со сногсшибательными новостями:
— ИЗОБРЕТЕНЫ ЛУЧИ СМЕРТИ! Я изучил техническую документацию. Такой простой аппарат мы сможем изготовливать в огромных количествах. Никаких сомнений! Это оружие решит исход войны!
— Рейхсфюрер Гиммлер до сих пор пребывал в фантастическом мире. «ЕВРОПЕ В БУДУЩЕМ НЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ МЕНЯ, — заметил он. — Я буду необходим на посту министра внутренних дел. Мне хватит и часа, чтобы убедить в этом Эйзенхауэра»
— 8 мая 1945-го в штабе советских войск в Карлсхорсте близ Берлина акт о капитуляции был официально скреплен подписями Кейтеля (начальник Верховного командования вермахата, через полтора года будет повешен в Нюрнберге) и представителей трех родов войск вермахта. После подписания акта советские генералы, которых геббельсовская пропаганда всегда представляла варварами, не имеющими никакого представления о поведении в цивилизованном обществе, угостили немецкую делегацию обедом с шампанским и икрой. Рассказывая нам о трапезе, Кейтель даже не задумывался над тем, что подписанный им акт означал конец Рейха и пленение миллионов немецких солдат и гораздо приличнее было бы отказаться от шампанского за столом победителя и разве только перекусить, если так уж мучил голод. ВОСТОРГИ ПО ПОВОДУ ЩЕДРОСТИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ подтверждали досадное отсутствие у Кейтеля как воспитанности, так и чувства собственного достоинства" .
************************************
Казалось бы, эти недоумки должны были мирно играть в домино где-нибудь на Унтер-ден-Линден и вспоминать Первую мировую, но в 33-м году они получили власть, причем вполне демократическим путем, и постепенно, с согласия большинства, эта власть стала абсолютной. Это случилось не только потому что пропаганда отняла у немецкого народа самостоятельное мышление, а потому что новый режим действительно отражал скрытые желания большинства. Немцы были унижены санкциями, которые были наложены на Германию Версальским договором, устали от инфляции и безработицы, и мечтали о восстановлении империи. Плюс бытовой антисемитизм, который сыграет свою роль в будущей катастрофе. Те, кто понимал, к чему приведет готовящаяся война, преследовались, объявлялись предателями и уничтожались.

Интересно то, что в этом союзе режима и обывателя ни у тех ни у других не было ощущения какой-либо ответственности за происходящее. Индустрия уничтожения была построена таким образом, что об истинных масштабах мало кто догадывался. Да собственно мало кто хотел в этом копаться, всем ПРОСТО НРАВИЛАСЬ НОВАЯ ЖИЗНЬ. Шпеер, как и многие другие, был аполитичным интеллектуалом, который занимался своим любимым делом. Он начинал как личный архитектор Гитлера, вместе они подолгу беседовали в чайном домике об архитектуре. Возглавив министерство вооружений он тоже просто хорошо делал свою работу. Как и большинство немцев.

Шпеер:
«Вечером 1 мая 1945 года, когда объявили о смерти Гитлера, я готовился ко сну в одной из комнаток штаб-квартиры Дёница. Распаковав дорожную сумку, я достал красный кожаный футляр с портретом Гитлера, который секретарша сунула в мой багаж. И тут нервы у меня не выдержали — я разрыдался. Только сейчас разорвались узы, соединявшие меня с Гитлером. Только сейчас чары развеялись, магия исчезла. Остались лишь образы разрушенных городов, бесконечных кладбищ, миллионов скорбящих людей и концентрационных лагерей. Нельзя сказать, что все это вспыхнуло в моей памяти внезапно, это тлело давно, а сейчас вырвалось на поверхность. Изможденный рыданиями, я в конце концов забылся глубоким сном»
***********************************
Но даже весной 45-го многие немцы искренне не понимали что произошло, как и потом, когда им стали давать похлебку только после просмотра фильма о концлагерях и заставляли заниматься перезахоронением тел заключенных. Это было действительно ужасно, но они не видели связи.

Все это очень напоминает современную Россию. База режима и тогда и сейчас не только в поощрении тайных фантазий обывателя, от привычной метртвечины в шоу Малахова до новых имперских амбиций , поддержку режима можно объяснить прозаичней — с одной стороны он дает возможность заработать деньги, которых обыватель до этого никогда не имел, с другой — система завязывает его намертво соучастием в общих преступлениях.

Каждый не без греха: взятки, невозвращенные кредиты, участие в криминальных схемах, а главное доходы, которые совершенно не соответствуют вложенному труду, каким-то понятиям эффективности. Лояльность, принадлежность системе значит больше, чем талант и работоспособность. В Германии 30-х было примерно то же: мелкие буржуа наживались на отжатом у евреев бизнесе, солдаты вермахта отправляли посылки с захваченных территорий, немецкие крестьяне пользовались русскими девушками, которых нацисты пригоняли в Германию, СС и Гестапо имели почти безграничную власть.

Из воспоминаний Шпеера:
" - Для упреждения недовольства расходовались большие, чем в демократических странах, средства — на обеспечение населения потребительскими товарами, НА ВОЕННЫЕ ПЕНСИИ или НА ПЕСНИИ ВДОВАМ погибших на фронте мужчин. Тогда как Черчилль ничего не обещал своему народу, кроме «крови, слез, тяжелой работы и пота»

— в Первую мировую войну значительно шире использовался, чем сейчас, труд немецких женщин. Самый веский аргумент заключался в том, что ЗАВОДСКОЙ ТРУД НЕСЕТ ОПАСНОСТЬ НРАВСТВЕННОГО УЩЕРБА ДЛЯ НЕМЕЦКОЙ ЖЕНЩИНЫ, от него пострадает не только «душевная и эмоциональная жизнь», но и ее плодовитость.
Для существенного облегчения перегрузок, которым подвергаются немецкие домохозяйки и, в первую очередь, многодетные матери, а также в целях охраны их здоровья фюрер дал мне указание доставить из восточных областей в Рейх примерно 400-500 тысяч отборных, здоровых и сильных девушек.

— В то время, как в Англии в 1943 г. ЧИСЛЕННОСТЬ ПРИСЛУГИ уменьшилась на две трети, в Германии она оставалась практически неизменной до конца войны — 1,4 млн.

— Весной 1944 г., когда мы после всех наших успехов приближались к наивысшей точке нашего производства, выпуск боеприпасов все еще был менее того, что в Первую мировую войну давали вместе тогдашняя Германия и Австрия с Чехословакией
Это отставание я всегда, помимо всего прочего, относил и на счет
СВЕРХ-БЮРОКРАТИЗМА, против которого я тщетно боролся.

В управлении по боеприпасам, например, ЧИСЛЕННОСТЬ ПЕРСОНАЛА БЫЛА В 10 РАЗ БОЛЬШЕ, чем во времена Первой мировой войны"
************************************
Т.е. авторитарный режим и обыватель хорошо понимают желания друг друга и эта комбинация скрытых садо-мазо инстинктов и понятных материальных стимулов придает системе нужную устойчивость. По мере истощения экономических ресурсов и/или по мере роста аппетитов, авторитарный режим обычно приобретает черты тоталитарного и начинает пожирать обывателя. Одновременно, государство переходит к внешней экспансии, требуя все новых ресурсов и требуя от граждан все большего подчинения его интересам, вплоть до полного растворения личности.

Я вижу, что в России есть все предпосылки для этого, поэтому в истории с санкциями для меня самым печальным является конечно не то, что я не смогу есть хамон, а то, что Путин и К, принимают свои решения и от моего имени, и я ничего не могу с этим сделать. А взрослые люди, мои ровесники, не дожидаясь какой-то реальной личной угрозы уже готовы выдать «правильную» ответную реакцию.

Я знаю, что когда дойдет до темы ответственности в России, обыватель откажется от всего. Отречется он и от Путина, поэтому цена этим 85 процентам поддержки невелика, но это будет потом. А пока мы видим как стадо свиней бежит по своему привычному пути к обрыву и мы не знаем скольких оно еще заберет с собой. Утешает только то, что если мы наблюдаем эпизод библейской притчи, то видимо через это ОН хочет спасти нас от чего-то еще более страшного.


util