Badge blog-user
Блог
Blog author
Антон Голованов
Blog post category
Общество

Oxxxymiron

8 September 2017, 20:51

Oxxxymiron

Статистика Постов 84
Перейти в профиль

Давно хотел сделать два дела — дочитать «Улисс» и досмотреть батл, но батл пошёл лучше. И, по правде гооря, ничего более интересного не происходило в России в последнее время. «Ваш Окси дутая фигура, как стеклянный петушок» — говорит Слава Гнойный, который похож сразу на всех болельщиков «Спартака» и молодых жителей Бибирево, которых я видел. Но Оксимирон на две головы выше в музыке. «Базар держать — в уровень посылают людей». Президент — президент, менеджер — менеджер. «По всем понятиям так» Да, это из Гумилева. И основная линия атаки Оксимирона именно в том, что Слава — никто, а основная линия Гнойного в том, что Окси исписался, испортился, да и был фуфлом изначально, то есть это претензии от районного общества потребителей и все, что может доказать Слава в такой схеме — это то, что оба они одинаковое говно. Гений и маленький человек одинаковое говно только потому что оба пьют водку, играют в казино или потому что у рэперов принято читать на батле. Великий феномен времени.

Для победы Славе нужны отношения, связь, он должен как-то навязать себя, чтобы потом болезненно разорвать отношения и увезти детей к маме в Бибирево. «И теперь ты не будешь пить после меня из бутылки?» — спрашивает Слава после победы 5:0. Лондонский мальчик Мирон все равно не хочет пить после Славы. 90% драк и конфликтов — от желания дружить, этим же заканчивается любовь. Это единственный тип контакта, когда других вариантов нет.

Но у Славы нет творчества, даже если он подружится с Мироном. У него нет выхода в спонтанность. Он не может играть первым номером.

Он, как провинциальная девушка, ставшая жесткой в суждениях от жизни в захолустье. Он должен постоянно следить за кем-то и собирать чьи-то ошибки, и это даёт ему огромную массу энергии, мегатонны которой он выдаёт четким ритмом. Эта энергия перегорит или однажды упадёт всем на головы.

«Я приветстствую вашу красоту и грацию, которая исчезла навсегда, потому что вы живёте здесь» — говорил в таких случаях герой Козакова в «Безымянной звезде».

«Слава Слава, ты бойкий и ласковый, но мой .,,,,,,,,,, из ,,,,,,,,,,, вытаскивай — говорит, в таких случаях, Оксимирон.

Мы конечно со Славой. Мы страна перфекционистов и вахтёров из Бибирево, следящих за остальными. Мы все, как огромный атомный реактор, в котором идёт управляемая реакция, сдерживаемая грамотной системой охлаждения. Мы работаем менеджерами, но знаем какими мы могли бы быть. Каждый из нас видит свой настоящий образ, и конечно, никакие мальчики из хороших семей не сравнятся с нами.

«Лучше я сдохну ноунеймом, чем прославлюсь и стану тобой» — но это работает пока вас не назначают старшим вахтёром. Слава уже не с нами, он уже там — на пути к успеху. Он все равно не смог бы писать хорошую музыку, но теперь он потеряет последнюю привелегию ноунейма — быть хранителем идеала. Он знает каким мог бы быть идеальный Окси. Он знает каким мог бы быть идеальный он сам, но система ищет сильные заряды и находит им мирное применение. Быть может, ему повезёт и он станет заведовать крепостным театром, благотворительным фондом или будет главным по молодёжному творчеству. Такова судьба всех лидеров профсоюзов.

«F*** me, I am famous» — говорит в таких случаях Дэвид Геттта.

«Я батлю контуженного, дико тусклого пасюка, а нецензурная брань — жемчужина великого русского языка» — говорит в таких случаях Оксимирон.

«Допьёшь теперь после меня?» — с надеждой спрашивает Гекельберри Финн у Тома Сойера. «Не, не буду, но это была историческая h.....я» — кивает Том.
Да, это именно она и была.

util