Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Васильев

Похитители велосипедов

13 Августа 2016, 16:44

Похитители велосипедов

Статистика Постов 27
Перейти в профиль
Без малейшего преувеличения и в самом прямом физиологическом смысле до подташивания противно вновь касаться подобных примитивных пошлостей, но это клоун Венедиктов, который Алексей Алексеевич, вынуждает своим распушенным павлиньим хвостом хотя бы просто зафиксировать в нескольких словах, что его могут случайно услышать не только полные идиоты и понять, какую тупую и бессмысленную пургу он гонит.

Я по поводу устроенного им якобы расследования, получившего в народе кликуху сериала «Самолет Шувалова». Чисто фарсовое забалтывание темы совершенно посторонними подробностями и никакого отношения к делу не имеющими историями. Но прежде чем заняться самим летательным аппаратом, упомянем ещё об одном сюжете.

В процессе, разогнавшись и не желая или не умея вовремя остановиться в самозабвенном глухарином токовании, Алексей Алексеевич ещё занялся и квартирами Шувалова в высотке на Котельниках. И что-то там с чрезвычайно мудрым видом рассказывает про некие «инвестпроекты», обещая выяснить, действительно ли деньги инвестируются после уплаты налогов, и какие там особенности для чиновников такого ранга в не только декларировании имущества, но и публикации этих деклараций...

Это все, господа, абсолютно для лохов. Там момент совершенно другой, который как раз одновременно и у всех на глазах, и старательно маскируется всяческими рюшечками из серии то «морально — не морально», то «законно — не законно».

А все их хитрости яйца выеденного не стоят. Скажите, что такое инвестирование в недвижимость, и какие её основные способы? Тут всё элементарно.

Можно вкладывать в новое строительство на одном из ранних этапов, когда капитализация увеличивается в процессе возведения зданий. Можно оптом и вследствие этого со скидкой скупать уже готовое и потом продавать дороже в розницу. Можно вкладываться даже по рыночной цене на растущем рынке. Есть ещё подобные варианты, но все они, естественно, лучше всего работают при этом самом упомянутом росте рынка. Хотя есть способы в определенных лакунах срубить бабла и при падении цен, но это тема отдельная и не чисто инвестиционная.

Однако, скажите на милость, какой может быть «инвестпроект» в скупке площадей в сталинском, пусть и достаточно престижном, но в любом случае весьма древнем доме при рынке даже не стабильном, а откровенно падающем, причем абсолютно по всем без исключения направлениям?

И вот тут способ уже единственный. Дело в том, что во всех этих домах очень неудобные, мало отвечающие современным требованиям квартиры. Потому люди Шувалова и скупают целые этажи. Я бы тоже так делал. Но только если я куда-нибудь приду с идеей утверждения перепланировки в доме на Котельнической, то при самом лучшем раскладе мне покрутят у виска и предложат лучше оформить реконструкцию Мавзолея, проще выйдет. А инвестирующим от имени первого вице-премьера, видимо, каким-то образом удается получать необходимые разрешения. И цена квадратного метра возрастает автоматически. Вот и весь фокус.

Нет, прежде всего, умоляю поверить, мне совсем не жалко. Пусть Шувалов зарабатывает, пусть эти высотки хоть рухнут потом к чертовой матери, а уж кто там чего декларирует, может интересовать, с моей точки зрения, только вовсе убогого кретина. Но вот Венедиктов на жаре слегка бесит.

А теперь всё-таки вернемся к самолету и «самолету». Тем более, что уже и Навальный подключился к сваре, наведя ещё больше тени на плетень (при этом к Навальному, в отличие от Венедиктова, у меня никаких претензий, его задачи ясны и никаких чувств у меня вовсе не вызывают).

Но для этого нам придется хоть краем глаза взглянуть этапы жизненного пути одного из героев моего повествования.

Игорь Иванович практически мой земляк, он из наших, почти магаданских, родился в Билибино, в самой что ни на есть трудовой семье. Правда, школу заканчивал уже в Москве, тоже достаточно стандартно для моих земляков, но сразу в институт не поступил, работал лаборантом, служил в армии, и только потом, через рабфак, стал всё-таки студентом юрфака МГУ, который окончил в достопамятном и судьбоносном для нашей страны девяносто третьем, с которого по сути и начался реальный капитализм в новой России. И было Шувалову тогда уже больше двадцати пяти лет. Но не сильно больше. Самый раз для удачного начала.

Потом способный и старательный (без малейшего налета иронии с моей стороны) молодой человек занимался всем тем, чем очень многие подобные и, кстати, просто к слову, и я в том числе. Зарабатывал деньги, чем только мог. И юридическим кансалтигнгом, и риэлтерством, и производством ширпотреба, и торговлей, и банковскими операциями... Короче, к девяносто седьмому, у меня, конечно, нет абсолютно достоверных данных, но я почти уверен, мы с ним порознь, естественно, я тут не примазываюсь) заработали примерно одинаковое количество денег. Вполне умеренное по тем временам и понятиям, всего по нескольку, но миллионов долларов.

А вот затем пути и масштабы деятельности несколько разошлись. Шувалов пошел поближе к госслужбе. Был назначен начальником департамента в комитете по управлению госимуществом. Потом стал замминистра этого самого имущества, а потом и председателем РФФИ. Довольно крутая, надо признать, карьера, с которой прямой путь уже на самые верха, если шею не сломать. Игорь Иванович не сломал и в мае двухтысячного в кабинете нового премьера Михаила Касьянова становится руководителем аппарата правительства в ранге федерального министра. Великолепно!

Судя по всему, деньги всё это время он не переставал зарабатывать. Но тут сразу отметим три самых принципиальных момента. Первый относительно уже навязшего на зубах «законно-незаконно». Я тут выскажу свое сугубо личное мнение.

Прежде всего, тогда и на госслужбе это не сильно даже чисто формально возбранялось, коли совсем уж не борзеть. А про юридическую сторону, то там все так устроено (и при всем своем отрицательном отношении к условному Путину должен подчеркнуть, что устроено не им, а изначально), что исполняя три закона, любой неизбежно нарушал два других, им противоречащих. Или наоборот. Но в любом случае, речь шла лишь о соотношении исполняемых и неисполняемых, иного было не дано. Так что, если человек никого конкретного не ограбил и не убил без крайней необходимости самообороны, то считаю, что заработал свои деньги, не употребляя пустого в данном контексте понятия «законности», вполне честно и достойно.

И второе. Опять же судя по косвенным признакам, но у меня тут нет никаких сомнений, к интересующему нас моменту Шувалов заработал вовсе не фантастические деньги. Да, наверное, уже всё-таки больше, чем я, но, если иметь в виду, к каким кормушкам был допущен и какие связи приобрел, вполне умеренно, то есть речь идет о считанных пусть уже не миллионах, но всего лишь десятках миллионов долларов.

Наконец, последнее. Относительно всех нажитых в девяностые капиталов, при соблюдении оговоренных мной условий, я принципиальный сторонник концепции «За тот велосипед я отсидел ещё при царском режиме». Проехали. Вы можете продолжать юродствовать и блажить о справедливости, но это уже без меня. Потому тот этап оставляем в покое.

А вот потом уже и начинается наша история, когда финансовый уровень переходит привычные для меня пределы, и я могу лишь смотреть снизу с восхищенно приоткрытым ртом, никаким образом более не соотнося себя убогого с открывающимся моему взору великолепием.

Но, прежде чем перейти к дальнейшему изложению, позволю себе слегка передохнуть и немного пофантазировать.

Предположим, прихожу я к кому-нибудь из своих приятелей, типа, Гены Ж. или Коли Р. (моим знакомым понятно, о ком я говорю) и излагаю, мол, тут на днях Набиулина сказала, что в ближайшее время произойдет либерализация в сфере акционирования одного из, практически государственных банков, давайте-ка, вложите в его акции миллионов пятьдесят зелени, да и я тоже своих туда в пакет лимон-другой подтяну...

Уверен, мужики посмотрят на меня внимательно и изложат примерно следующее: «Слушай, Васильев, мы, конечно, с огромным уважением относимся к твоим красивым идеям со столь сурового похмелья, но, может, лучше слетаем в Лас-Вегас и сразу поставим все эти бабки на красное, шансов на выигрыш примерно столько же, однако головной боли сильно меньше, да и развлечемся ещё заодно...»

После этого я откупориваю бутылочку холодно пива, делаю пару хороших глотков и с эдакой несколько картинной ленцой продолжаю, что вообще-то, только что подписан приказ (или будет подписан на днях, тут ко мне доверия вполне достаточно) о моем назначении первым зампредом Центробанка. Можете не сомневаться, далее вопрос у ребят останется единственный. А почему, собственно всего пятьдесят миллионов, нельзя ли больше?

Но что-то я размечтался, вернемся к Шувалову. И эту часть я вынужден, для большей предметности разговора, предварить пространной цитатой из Венедиктова, в свою очередь ссылающегося на «Ведомости» и «Wall Street Journal»:

«После того, как в октябре 2003 года Путин заявил, что либерализация рынка акций „Газпрома“ вопрос месяцев, Керимов купил акции монополии, взяв кредит во „Внешэкономбанке“. Примерно в то же время Шувалов Игорь Иванович обратился к нем за советом, куда лучше инвестировать 20 миллионов долларов, которые он — Шувалов — получил от продаже банковский векселей. О том, как была структурирована эта сделка писала в марте этого года Wall Street Journal, — ребята, вы видите, я опираюсь на открытые источники: на „Ведомости“ и на Wall Street Journal. — А летом 4-го года принадлежащий семье Шувалова офшор, — там длинное название, — „дочка“ головного холдинга по сложной схеме выдала в кредит компании Керимова „Нафта Москва“ 17, 7 миллионов долларов, которые были вложены в бумаги „Газпрома“, а Керимов вложил их в свой товарных пакет, составлявший к тому времени полмиллиарда уже долларов. Кредит был погашен в 7-м году, 20 миллионов вернулось на счет компании Ольги Шуваловой. К этому времени акции „Газпрому“ благодаря либерализации подорожали в 7 раз. На счет компании Шуваловых пришло тогда 80-100 миллионов долларов и 30 из них было потрачено на покупку самолета».

И далее Алексей Алексеевич ещё неоднократно подчеркивает, что Путин предупредил о грядущей либерализации публично, так что, это наша вина, что мы не подсуетились, а вот Керимов с Шуваловым сумели, ну, и молодцы.

Представим себе, что все было именно так, как трогательно излагает Венедиктов. У человека, который к этому времени десять лет (ещё надо учитывать, что в девяностых год шел за пять, круче, чем выслуга на передовой) в самом серьезном бизнесе, да ещё и плюс опыт работы на высших, вплоть до министерских, правительственных должностях, оказываются на руках свободные двадцать миллионов долларов. И он в полной растерянности, совершенно не знает, что с ними делать, самому продолжать заниматься коммерцией Путин больше не велит, что-то там комстролить за рубежом тоже стрёмно, новые веяния пошли, вот и приходит к своему приятелю Керимову пожаловаться на неожиданные сложности жизни...

Но не будем больше попусту фантазировать, кто там к кому пришел и что говорил, чьи идеи лежали в основании чисто спекулятивной (в самом хорошем смысле слова), по сути своей финансовой операции, кто кому давал какие советы. Рекомендации и гарантии, а ограничимся только сухими фактами. Что такое этот самый 2003 год в жизни Росси и самого Шувалова?

В конце мая, после внешне довольно неожиданно возникших и не слишком формально обоснованных разногласий с Касьяновым Шувалов уходит из Правительства. И Путин, который в подобных вещах всегда предельно щепетилен, принципиально и неизменно ставя на первое место чинопочитание (он ближайшего друга своего Грефа отправил на вольные хлеба после публичного конфликта с начальником), здесь, по-моему, единственный раз отступает от своих принципов и тут же назначает Шувалова помощником Президента с очень широкими полномочиями, среди которых, например, координация деятельности по удвоению ВВП и военной реформе.

В самом начале июля арестовывают Платона Лебедева. В октябре берут Ходорковского. Тогда же Путин упоминает о предстоящей либерализации рынка акций «Газпрома». Касьянов начинает делать всякие диссидентские заявления и близиться к своей отставке, а Путин, наоборот, к своему переизбранию. И практически одновременно со всем этим, в том же октябре Шувалов становится заместителем руководителя администрации Президента Российской Федерации. И через свой хитрый оффшор ещё более хитрым образом (законным, законным, более чем законным, хитрость тому не помеха, но об этом мы ещё упомянем) переводит Керимову в виде как бы кредита (опять же я тут «как бы» вставил не для намека на незаконность, а просто из осторожности) около двадцатки зелени. Которые года через три-четыре Сулейман Абусаидович честно и благородно возвращает с вполне нормальными и приличными по международным меркам процентами.

Но кроме того скидывает на шуваловские счета ещё порядка сотни лимонов. Вот тут момент, в котором я хотел бы быть предельно аккуратен. У меня нет информации о точной сумме. Я не знаю всех счетов и юридических формулировок зачисления денег. Я даже не знаю, за что формально и, уж тем более, за что фактически и «по понятиям» они были заплачены. Как доля в прибыли, за определенные гарантии, за некую информацию или ещё за что. Известен всего лишь никем не оспариваемый минимальный (ещё раз, минимальный) порядок — те самые примерно сто миллионов долларов.

И дополнительно всего несколько следующих фактов из биографии: между тем моментом, когда Игорь дал Сулейману двадцатку и тем, когда получил обратно её с наваром, Шувалов, кроме прочего не столь бланкового, становится представителем Президента в Национальном банковском совете, председателем совета директоров «Совкомфлота» и личным представителем Президента в «Большой восьмерке». А вскоре после счастливого завершения финансовой операции назначается на пост первого заместителя председателя Правительства РФ. Ура, товарищи!

Вот, скажите на милость, причем тут весь этот бред, который несут Венедиктов с Навальным, задавая какие-то не имеющие к делу никакого отношения вопросы про самолеты, квартиры, кто что кому подарил и сколько чего задекларировал, с ещё более идиотскими и ещё менее значимыми ответами?

У человека есть честно заработанные больше сотни миллионов долларов? Есть. Всё, отцепитесь, остальное его личное дело, ну, и, возможно, мелкие бюрократические нюансы бумажных состыковок формальной отчетности, не представляющие никакого общественного интереса.

И последний раз о «законности-незаконности». Что у нас в принципе признается законным? И, главное, для кого? Это то, что решит наш самый справедливый в мире суд. Если он (не дай Бог!) станет проверять на законность подобного рода сделку, провернутую мной с Геной Ж. или Колей Р., то, боюсь, результат может быть для нас не самый приятный. А к Шувалову, уверен, никаких претензий не будет. Поскольку же и намека ни на какой суд не предвидится вовсе, то и сам разговор о законности здесь, согласитесь, полностью из области маразма.

Милые мои, речь-то ведь совсем о другом. В начале этого века условный «Шувалов» вместе с безусловным Игорем Ивановичем сделали ставку на пожизненное правление Путина. После чего служили поставленной цели верой и правдой, отдавая весь свой талант и все свои силы на алтарь великой идеи. Более чем успешно, можно даже сказать блистательно. В результате чего на волне духовного подъема народного энтузиазма на днях мы вступили в восемнадцатый год фактического правления нашего вождя и учителя.

А вы про какие-то самолеты...

util