Badge blog-user
Блог
Blog author
Виктор Рощин-Щавинский

22 Февраля 2015, 23:22

Статистика Постов 23
Перейти в профиль
Часть третья.


«СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ»



5f5c716b4db1.jpg















Лучше пить нам вино и красавиц любить...!

И её и себя, до краёв напоить...!

И не думать о том, что уж было, иль будет...!

Ни мгновенья у Жизни, тебе, — не купить....



В. Рощин (Щавинский).





= = =















ГЛАВА — 22.



«БЕСЕДА с ГЕНЕРАЛОМ — ШУТНИКОМ...».







В семь часов утра Максим проснулся. Ещё минут пять, почти не шевелясь, продолжал лежать в кровати. С неохотой выходил из сладкого состояния сна. Затем резко встал, сделал небольшую физическую разминку, и пошел в умывальную комнату. Когда вернулся в свой номер, аккуратно заправил кровать, начал одеваться.

Уже одетый по всей форме, посмотрел на часы. Время было без десяти восемь. К крайвоенкому на приём нужно было идти к девяти часам утра. У Максима в запасе было ещё вполне достаточно времени.



Выйдя во двор, он спросил у местного солдатика, который белой краской делал разметки на плацу, есть ли у них столовая, и если таковая имеется, то где она находится. Оказалось, ему никуда не надо было идти. Офицерская столовая находилась рядом, прямо на территории крайвоенкомата.



Не спеша позавтракав, Максим вышел из столовой, и поскольку время в запасе еще оставалось, чтобы просто как-то убить его, стал рассматривать всё, что попадалось на глаза. Здание, гаражи, строевой плац, незнакомых людей, снующих по своим служебным делам с важным и многозначительным видом. Всё вокруг было чисто и опрятно. Везде была видна подчеркнутая армейская аккуратность, всё было по казённому чисто выметено, выкрашено, ровно и деловито.

Без пяти минут девять Максим уже находился в приёмной краевого военного комиссара Ставропольского края. Немного волновался. Всё-таки впервые в жизни, он не только так близко увидит «живого» генерала, но и будет с ним разговаривать. Пусть в основном, ему, скорее всего, придётся просто отвечать на вопросы, которые ему будут задавать, но всё-таки сам факт предстоявшей беседы, уже впечатлял.

У Максима к генералу вопросы почему-то отсутствовали. Не было ни одного. А жаль...! Задал бы...!



В приёмной почти никого не было. Одна уже не молодая женщина, которая сидела на стуле и три офицера. Они стояли, хотя стульев свободных было много, и о чём-то тихо беседовали.

Максим, глядя на них, так же остался стоять. Садиться не решился. Да и форму мять не хотелось.

Ждать пришлось недолго.

У секретаря раздался внутренний телефонный звонок. Она молча выслушала, что ей говорили по телефону, положила трубку и спросила, глядя, почему-то именно на Максима. — Это Вы прибыли из Ростова...? Заходите, генерал ждёт Вас.

Максим постучал, открыл дверь и вошел в кабинет.



— Разрешите войти товарищ генерал...?

— Входи, входи лейтенант. Да я вижу ты просто орёл! По крайней мере, по внешнему виду. Проходи поближе к столу и присаживайся. Побеседуем с тобой. Зовут то тебя как...!?

— Лейтенант...- начал браво докладывать Максим, но закончить не успел, его перебил генерал.

— Я спрашиваю как твоё имя уважаемый...? Просто имя. Не нужно представляться по всей форме.

— Максим..., товарищ генерал...! — Максим вскочил из-за стола и вытянулся.

— Да не кричи ты так сильно...! В ушах звенит. И не подскакивай всякий раз, по поводу и без повода. Устав есть устав, его уважай и люби. Но старайся никогда не быть простым солдафоном. Всегда думай, а уж потом действуй. Уяснил...? Так, что сиди спокойно и говори нормально. Ты, наверное, полагаешь, что если генерал уже далеко не молод, так обязательно должен плохо слышать...?! Ничего подобного дорогой. Слышу я так же хорошо, как впрочем, и вижу. Запомни это хорошенько...!

Так значит, Максим говоришь...? Хорошее имя, редкое. Вернее, не так уж часто встречается в наше время. И самое главное, имя то твоё — военное..., уразумел сынок...?



Максим, стараясь, это делать незаметно, изучал кабинет и его хозяина.

Прямо перед ним, за большим тёмным, полированным столом, сидел уже пожилой, но, по всей видимости, еще вполне крепкий, седовласый мужчина в генеральской форме. Небольшие серые глаза, в которых отражалось понимание, спокойствие и многолетний жизненный опыт, смотрели на Максима изучающе — внимательно, и с какой-то грустной добротой. Но и в тоже время с едва уловимой, но всё же заметной насмешкой. Густые, седые, с лёгким оттенком синевы волосы, аккуратно зачесаны назад. Крупный нос, чуть длинноватый и загнутый, как у горного орла, но ни сколько не портящий его лицо, и немалый, довольно красивый рот с немного тонкими губами, как бы завершал достаточно колоритный портрет этого человека.

В общем, за столом сидел яркий представитель, как у нас говорят, национального меньшинства. Генерал был родом из небольшой республики Северная Осетия. Сыном немногочисленного, но очень гостеприимного и очень гордого, кавказского народа.

Он был участником Великой Отечественной войны. Максим, немного позже







узнает, что во время войны, этот седой генерал, а тогдашний курсант военного училища, в буквальном смысле слова спас знамя училища. Он вынес знамя на себе, обмотав им своё тело, под шинелью курсанта. На карту была поставлена его жизнь. Остался жив. Храбро воевал....

После войны, он был избран почетным гражданином города Орджоникидзе. Каждому воздается, по его труду и заслугам....



— Ну, рассказывай... — сказал генерал — Где учился, работал, где родился и жил, и где готов служить? И, пожалуй, самое главное, как ты собираешься служить?

Максим заметил своё личное дело, которое лежало у него на столе, и подумал: — «А ведь про меня, этот симпатичный дядя в генеральских погонах многое знает, но хочет выслушать и знать обо мне всё, от меня самого. Интересно ему, наверное!? Может чего-нибудь наболтаю, приукрашу, привру. Он хочет меня понять без всяких посредников. Действительно очень интересно.... Другими словами, он просто хочет вычислить, и как говориться прокачать меня. Пустая затея товарищ генерал и трата времени. Мы не из болтунов, да и скрывать-то нам особенно нечего. И, тем не менее, сам то он, не считает, что попусту теряет время. А его, этого лишнего времени, у генерала, наверное, не так уж и много!».



Генерал нравился Максиму. Причем с первых минут. Нравился и своей гордой кавказской осанкой, и какой-то подкупающей степенностью в движениях, жестах, и своим как казалось Максиму, умением разговаривать, вести непринуждённую беседу. В разговоре не было напряжения, а тем более, характерного для многих военных, грубого армейского напора. И это, в разговоре генерала, с молодым лейтенантом, на данный момент, ничего собой серьёзного и достойного его внимания не представлявшим! Но при этом, беседуя с ним, Максим не чувствовал себя уж совсем каким-то незначащим пигмеем, и не ощущал на себе веса и давления золотых генеральских погон. На вопросы он старался отвечать кратко и внятно, без лишних и ненужных слов, но в тоже время довольно полно и обстоятельно.

Пройдёт какое-то время, и Максим только тогда, поймёт и по настоящему оценит все деловые и душевные качества этого незаурядного человека. Это действительно был командир, который по настоящему, не на словах, а на самом деле заботился о своих подчиненных, как заботится о своих детях отец, проявляя к их личной судьбе, неподдельный, живой интерес и принимая в ней самое активное и непосредственное участие.

Для Максима в жизни, он так и остался, и отцом и командиром.



Беседа с генералом подходила к её завершению.

— Ну, хорошо орёл...! — подвёл итог беседе крайвоенком — Хоть ты и родился на Урале, а не на Кавказе, но всё равно чувствуется, что орёл. На Урале они тоже рождаются.... Думаю, что я не ошибся в тебе.

Так, что не подкачай дорогой, и не подведи свою малую Родину. Ну и поскольку ты сказал, что готов служить там, где командование посчитает нужным, то мы, то есть это самое командование, и направит тебя туда..., — он сделал небольшую, но очень многозначительную паузу, и хитро прищурив глаза, через эти щелочки внимательно глядя на Максима, медленно, растягивая слова, закончил свою мысль — «Где Макар телят не пас. Слышал о таких местах...? А!? Кстати, как ты к ним относишься...?»

Максим с тревогой подумал про себя: — Ну, вот и начинается. Не было печали! Разозлиться что ли...? А впрочем, что это даст, кроме лишней головной боли? — но он внешне не подал и виду, и никак не прореагировал на своеобразный выпад генерала. Хотя внутри, под ложечкой, что-то противно заныло....

— О таких местах я, конечно, слышал, товарищ генерал, но, к сожалению никогда там не был и никогда их не видел. Было бы интересно на них взглянуть и познакомиться с ними непосредственно, как говорится, для расширения своего кругозора. Никакие там телята нас не смущают и особенно не страшат. При случае и необходимости, можем справиться и с телятами, да и с самим Макаром заодно тоже. Мы к этому привычные....

— Господи...! — с некоторым запозданием соображал Максим — Что я такое делаю, куда меня несёт? По каким таким кочкам? Ведь с удобрением могут смешать! И потом скажут, что так и было! Зачем по доброй воле, сам, в бутылку то лезу? Я же не джин какой-нибудь, чтобы там жить!?

— Ха-ха-ха... — вдруг свободно и раскатисто засмеялся генерал — Я смотрю, у тебя и чувство юмора есть, и за себя постоять можешь. Такое сказать генералу...! Надо же...! Но все равно молодец! В обиду себя не дашь. Характер имеется. Одно слово, Максим...! Воин, да и только. Ну да ладно. Шутки лейтенант в сторону, пошутили немного и довольно. Поедешь служить на Кавминводы. Есть такое местечко в нашем Ставропольском крае. Не знаешь про него...? Место неплохое. Даже можно сказать хорошее, курорт.

Хотя я думаю, что тебе лечиться еще рано. И так видно, что тебя здоровьем Бог не обидел. У тебя, сейчас должны быть другие цели и задачи. Вот к ним и стремись, и их старайся решать. Только правильно определи их. Это в жизни, очень важно. Определить правильно цель и к этой цели идти, всё, преодолевая на своём пути. Но идти, разумеется, не по головам своих товарищей. Это должно быть исключено полностью, раз и навсегда. Запомни это крепко лейтенант...!

Ну, так вот, там, на Кавминводах, в военкомате есть вакантная должность старшего лейтенанта. Её и примешь. Так что давай, вперёд Максим, Уральский орёл. Как говорится, с Богом. И удачи тебе в жизни сынок.



Только выйдя из крайвоенкомата, Максим почти физически ощутил дрожь в коленках. — Ну, и ну...! Вот тебе бабушка и Юрьев день! Вот тебе и непринуждённая беседа! — думал он — Это не у меня чувство юмора есть товарищ генерал, а это у Вас это чувство юмора имеется. И причём по полной программе! На всю мою бедную, и такую разнесчастную голову....

Хотя впрочем, чего я кипячусь, и уже второй раз за день, лезу в одну и ту же бутылку...? Уже даже самому не смешно. Ведь всё закончилось благополучно. Не загнали же во тьму тараканью, и на этом спасибо.

Посмотрим, что это за город на Кавминводах....



А генерал, действительно мужик классный. Большой психолог...! Даже не психолог, а душевный стратег...! Не каждый вот так мастерски, чуть ли не до наступления полноценного «оргазма...», может пощекотать нервы своему собеседнику.

Ладно, хватит об этом.... Сейчас добираемся на автовокзал, и вперёд «уральский орёл...», как говорил генерал, покорять новый, незнакомый курортный город.

Уже в автобусе, покачиваясь в такт неровностям на дороге, Максим своими мыслями был в Ростове. Он думал об Инне.... Инна была беременна. Она сказала ему об этом, перед самым его отъездом в Ставрополь. Сюрприз преподнесла так сказать! Когда он об этом узнал, он одновременно и обрадовался, и немного растерялся.

Всё-таки, как ни как, а такое случилось с ним впервые в жизни, и он, очень даже может стать отцом.... Шутка ли...?! Не каждый день им становишься. Хотя сам ещё дурак-дураком...! И самого ещё иногда нянчить надо.

А столько неожиданных проблем, столько забот, ответственности появится у тебя, папаша ты разнесчастный!

Потом, как Инне быть с учёбой в институте...? — размышлял Максим: — Вряд ли возможно, совместить такие вещи, как беременность, маленький ребёнок и учёба на дневном отделении вуза. А быть сейчас с ней рядом, тоже невозможно. Армейские порядки уже работают на полную почти мощность. Да и просить начальство только приехав на службу о том, что, мол, жена, или не совсем жена, беременна и ей нужна поддержка, тоже как-то несерьёзно.

Ещё по своей армейской, душевной простоте спросят..., — Ты, что акушер что ли...? Или бабка повитуха? Да мы живём в самой развитой стране мира, где самая современная и самая лучшая медицина! А поэтому и без тебя есть, кому роды принять, это их работа, а ты своё дело, как говорится, уже сделал. Тут ты уже молодцом оказался.



— Да...! — продолжал рассуждать Максим: — Вот и первые армейские ограничения свободы человека. Вот тебе твои розовые мечты, о звёздах на погонах, шампанском, цветах и женщинах. Не влип бы опять в нашу любимую армию, как кур в ощип, и действительно, в какой-то степени в кабалу, сидел бы сейчас в Ростове рядом с Инной, и голова бы ни о чём таком, не болела. А это ведь только начало...! А сколько всего такого впереди...? Никто не знает. И посоветоваться даже вроде как не с кем. Хотя, а ну постой, постой, дружище Максим.... Ведь Инна как-то говорила, что её родители живут на Кавказе и, кажется на этих самых Кавминводах...! Это можно сказать удача, а возможно и выход из положения. Да и найти их, наверное, будет несложно.... Городок то ведь небольшой. Вот с ними и надо посоветоваться. Но не сейчас и не без Инны.

Не заявишься же ты к ним в дом, и не скажешь, что, мол, я тот самый клоп вонючий, который совершенно случайно, без каких-либо задних и нехороших мыслей в моей пустой голове, сделал их любимую и единственную дочурку немного беременной. Извините меня великодушно мой новый папа и дорогая мамуля, но так уж вышло...! И поэтому сейчас, то, на что Вы родные уже мои, наверняка положили много сил и труда, а именно на учебу Вашей дочери в институте, под большим вопросом. Мол, не велите казнить, а велите миловать. Смотря, какие родители...? А то и по шее надавать могут. И что самое интересное, они будут абсолютно правы. Нет, этот вариант не подходит. Нужно идти к её родителям вместе с Инной. И посовещаемся и познакомимся заодно. Надо обо всех моих делах, или теперь уже наших, подробно написать Инне. У неё скоро каникулы, она приедет, и тогда все вместе мы всё и решим. Ну, вот и отлично.... — Выход из этой довольно сложной, как ему в то время казалось, житейской ситуации более или менее, и как говорится с Божьей помощью, но все-таки был найден.



И Максим, немного успокоившись оттого, что хоть какое-то решение всё же нашлось, на какое-то время отключился от волновавших его мыслей.



Он стал внимательно, и даже можно сказать с повышенным интересом рассматривать местный очень красивый , горный ландшафт, который невдалеке проплывал у него перед глазами, за окном бегущего, по серой дорожной ленте автобуса.





= = =







ГЛАВА — 23.



«ЗНАКОМСТВО с Л/Составом ВОЕНКОМАТА».







В этот же день, приехав по месту службы в небольшой курортный городок, который, кстати сказать, с первого взгляда очень понравился Максиму, как иногда с первого взгляда нравится женщина, он пешком, чтобы хоть мало-мальски познакомиться с городом, добрался до местного военного комиссариата.

Было около трёх часов дня. Он доложил о своём приезде дежурному по военкомату, который его попросил немного подождать, пока он созванивался и говорил по телефону с горвоенкомом.

Максим, от нечего делать, в это время, рассматривал помещение, где он находился. Почти все его стены были завешаны плакатами, стендами с военной тематикой, пестрящими крылатыми армейскими цитатами и выражениями агитационного и призывного толка. И на этих стендах и плакатах, розовощёкие молодые парни в армейской форме и с лицами разных национальностей, рассказывали о том, как хорошо жить в армии.... А на гражданке, мол, так, «тьфу, ерунда...», и что каждый юноша призывного возраста должен не «косить...» от армии, а наоборот прикладывать все силы, чтобы в неё попасть.... Это, вроде, как и будет являться выполнением гражданского и конституционного долга, перед нашей горячо любимой Родиной.

И почти на каждом плакате, как правило, внизу, но почему-то уже серой, неброской краской, была написана ссылка на статью Закона, «О всеобщей воинской обязанности», об ответственности за уклонение от службы в Вооруженных Силах. Дескать, если будешь выкидывать фортели или коники и делать что-то не так, — посадим на фик, или ещё на что-нибудь...! И ни куда либо, а в самую настоящую тюрьму. Вот и разберись тут...!?

С одной стороны убеждают, что лучше жизни чем в армии нет, а с другой стороны, если ты даже по своей собственной глупости откажешься от предлагаемой тебе лучшей доли, то мы тебе надаём по мордасам и упрячем в места не столь отдалённые. И выбора у тебя юный друг, никакого нет...

— Вот всё-таки интересно получается!? Ведь если там, так хорошо, как утверждают эти розовощёкие солдаты, то в таком случае, почему далеко не все поголовно туда стремятся попасть? А как раз наоборот, почти все поголовно, за редким исключением и под любым предлогом, стараются увильнуть от службы в армии. Почему...? Всё это, противоречит людской психологии. Народ не зря придумал пословицу, «Рыба ищет, где глубже, а человек где лучше. В худшем случае, где рыба...»! Таковы жизненные, законы общества, в котором мы все живём. Или нет...? Или возможно и то, что «всеобщий закон...» то, писан не для всех...! Ведь все эти молодые, подающие «большие» надежды, артисты, музыканты, художники, танцоры и т.д. и т.п., а короче говоря, вся эта, так сказать артистическая богема, богема «высокого» искусства, которая вроде бы напрямую не нарушая закон, этот же самый закон, писанный для «всех...», (в законе не говорится об исключении) очень даже свободно, без особого напряжения, обходит его.... То есть, попросту чхает на этот закон. Другими словами, при помощи не писаного закона, который якобы и в природе не существует, они тихонько, но со смаком плюют на писаный закон, о котором пишут и кричат везде и повсюду. Как тут не последовать их примеру...!? И поэтому, уже в свою очередь, глядя на этих «избранных», основная, «серая...» масса думает: — «Если вам можно? Тогда почему нам нельзя...!? Что, мы рыжие что ли...!?» — И начинается всеобщий, тотальный «откос...» и, причём далеко, не только в армии....

А не будь этих «проныр», не будь этого исключения из правил, правило, наверняка, работало бы, как часы! Ну, хотя бы, как часы «Победа...». Но ведь так видимо поступают не только с этим, конкретным законом! По всей вероятности, это происходит у нас, и со всеми другими законами, тоже...! И это, скорее всего, так и есть. Даже наверняка есть! Поэтому, у нас, очень неестественно, очень уродливо, и причём уже очень давно, мирно уживаются, эти два вида «законов...»! Писанные, для большинства...! Не писанные, для «избранных...». И отсюда становится ясно, почему эти броские, красочные призывы идти в армию и эта пословица не стыкуются...!? Получается разночтение. Вывод, по-моему, напрашивается только один. Или пословица неправильная..., или то, что говорится на этих плакатах, мягко говоря, не соответствует действительности. Иначе бы, эта ссылка на закон об ответственности за уклонение от службы, так невзрачно, но в тоже время внушительно — угрожающе не красовалась бы на плакатах.

И получается, как в том анекдоте. — «Мне..., — говорил один фатально невезучий человек, падающий в океан на самолёте терпящим катастрофу и снабженный стюардессой свистком, для отпугивания акул: — Обязательно не повезёт. Мне попадётся, либо акула глухая, либо свисток без дырки...».

От этих грустно-философских мыслей Максима оторвал голос дежурного, который сказал, что военком ждёт его, и что ему нужно пройти в его кабинет для беседы с ним.

— Господи, Боже мой...! — подумал Максим. — «Когда эти беседы с большим начальством, наконец- то, закончатся. Уже вторая за сегодняшний день. Так и устать можно. Очень хочется надеяться, что полковник — горвоенком, не обладает таким тонким чувством юмора и уменьем щекотать нервы, как генерал — крайвоенком».

Зайдя в кабинет военкома, Максим доложил о своём прибытии.

В конце кабинета, возле окна, за своим рабочим столом, сидел приятной наружности полковник, лет пятидесяти, чуть с серым цветом лица и по всей вероятности не отличавшийся отменным здоровьем. Он встал из-за стола, чтобы поздороваться, и Максим увидел, что полковник довольно высокого роста, с немного излишней нездоровой полнотой. Он был несколько, медлителен в своих движениях, даже чуть заторможен, и, наверное, скорее всего, уже ко многим вещам, которые происходили вокруг него, относился спокойно и довольно безразлично.

Беседа тоже протекала, как бы соответственно состоянию здоровья или настроению полковника, вяло, без каких-либо всплесков, экспрессии и ярко выраженных эмоций. Ни шатко, ни валко, и поэтому, не очень интересно. Но Максим всё же понял, что военком человек мягкий и добрый, немного уже уставший, и ко многому в этой жизни привыкший. Видно болезни, донимавшие его, отнимали не только какую-то часть его жизни, но и сам интерес к этой самой жизни. Он выслужил в армии всё что мог и, наверное, по этой причине тоже, последнее время, он не столько служил, сколько просто дослуживал до пенсии. Он нередко поручал своему заместителю, — Максим увидел это позже,- выполнять свои обязанности, оставляя его за себя, а сам, то болел, то ездил на рыбалку, которую очень любил. Был он немного педантичен, по-доброму строг к подчиненным, никогда не злоупотреблял, или старался не злоупотреблять своим служебным положением и не заставлял подчиненных, особенно гражданских, выходить на работу в выходные и праздничные дни. Среди личного состава военкомата пользовался, в общем-то, вполне заслуженным авторитетом, уважением и, наверное, где-то даже любовью.

Узнав о том, что вопрос с жильём у Максима никак не решён и находится на нулевой отметке, он разрешил Максиму первое время пожить в военкомате. В комнате для отдыха офицеров, пока не определится и не решится эта проблема с более или менее постоянным для нового офицера местом жительства.



— Сейчас, я Вас представлю личному составу — сказал военком, и по прямой, внутренней линии связи дал команду дежурному по военкомату собрать всех офицеров и вольнонаемных у себя в кабинете.

Работающие в военкомате люди, начали заполнять просторный кабинет своего командира.

Это была разнокалиберная, разношёрстная публика разных возрастов, как говориться от мала, до велика. Здесь были и девушки, начиная с восемнадцати, девятнадцати лет и степенные матроны, и убелённые сединой офицеры фронтовики, и ещё довольно крепкие офицеры запаса, недавно вышедшие на пенсию.

Все без исключения с интересом разглядывали Максима. Каждый видимо по-своему оценивал, прикидывал и размышлял: — «Кто же ты такой, мил человек, что от тебя можно ждать и на что ты способен? Злой ты или добрый, жадный или щедрый, честный ты парень или уже с душком...?»



— В наш коллектив..., — начал представлять Максима военком — Прибыл новый работник, молодой офицер. К нам его направил Ставропольский крайвоенкомат. Он, как Вы сами можете видеть, молодой, симпатичный, а в дальнейшем я уверен в этом, убедитесь в том, что еще и грамотный, образованный человек. Мы принимаем его в нашу дружную, армейскую семью с большим радушием..., ну а поскольку мы живём на Кавказе, то, и с традиционным кавказским гостеприимством.

Здесь, ему всегда окажут помощь и поддержку. Надеюсь, я выражаю общее мнение коллектива...?

А в свою очередь, мы тоже очень надеемся, что Вы..., — военком смотрел уже на Максима и уже говорил в его адрес — Как молодой, начинающий свою службу в Вооруженных Силах офицер, быстро вольётесь в наш коллектив, нашу вторую семью. И полагаю, что вместе со всеми, Вы будете добросовестно делать одно очень важное и необходимое дело. И это дело — укрепления обороноспособности нашей Родины, — он сделал небольшую паузу и продолжил — А вот теперь, я представлю Вам вашего непосредственного командира и начальника..., — при этом военком указал на крупного, крепкого телосложения мужчину, очень похожего на несгибаемый кряж, лет тридцати, тридцати двух. Который при обращении к нему довольно резко встал, и с подчеркнутой вежливостью и учтивостью, грациозно принял стойку, хорошо натренированного пойнтера..., — Старший лейтенант Буранов Анатолий Васильевич. Прошу как говориться любить и жаловать.... Желательно друг друга и всегда и во всём находить общий язык, а затем и общее решение по любым возникающим на службе вопросам..., — и немного подумав, военком закончил. — «Ну а с остальными работниками, Вы товарищ лейтенант познакомитесь поближе, как говорится в рабочем порядке. Желаем Вам успеха на службе. А сейчас все свободны...».



Последняя фраза военкома, уже относилась ко всем присутствующим в его служебном

кабинете. Все встали и начали выходить из помещения. Максим вышел от военкома вместе с Анатолием Васильевичем Бурановым...



= = =



ГЛАВА — 24.



«БУРАНОВ и ДРУГИЕ...».









— Ну, что лейтенант, давай, познакомимся поближе...! — как-то уж очень подозрительно весело, сказал Буранов, и протянул Максиму свою, очень напоминающую коленчатый вал руку.

Максим, ничего не подозревая, протянул свою, и она буквально утонула в огромной ладони Буранова. А тот вдруг неожиданно для Максима сделал следующее: — крепко держа руку Максима в своей руке, он резко дёрнул её на себя, и одновременно потянул вниз. От неожиданности, Максим чуть не потерял равновесие. Даже фуражка съехала на его затылок. Максим быстро посмотрел вокруг. Рядом никого не было, и никто не видел его в этом, достаточно смешном положении. — «Ну и ну...! — подумал Максим: — «У моего командира, очень своеобразная и даже можно сказать, жутко оригинальная манера знакомиться со своими подчиненными. А может и не только с подчиненными...? Ну а впрочем, если ты такой здоровый, ну прямо как городской „трамвай...“, почему бы и ни позволить себе эту маленькую развлекательную шалость? А может быть как раз, дорогой товарищ Буранов, вот из-за таких невинных шуточек и шалостей, ты и ходишь до сих пор в старших лейтенантах...? И это в Вашем то возрасте! Ай-яй-яй...! Несерьёзно товарищ Буранов, несерьёзно...!» — уже более примирительно, но всё равно с какой-то долей отместки, после своего незапланированного конфуза с фуражкой, домысливал Максим.

— Ну, вот и познакомились немного поближе... — с какой-то почти детской радостью и удовлетворённостью, и в то же время с намёком на что-то большее, констатировал Буранов и затем продолжил. — А теперь дорогой ты наш князь «Болконский», пойдём в отделение знакомиться с личным составом.

Максим не стал выяснять, а уж тем более уточнять, почему его назвали Болконским и как это ему воспринимать...? Как комплимент, или обидное для него сравнение!? Промолчал.... На всякий случай.... С Бурановым, наверное, надо лучше больше помалкивать, а то ненароком не только фуражка съедет на затылок, но и сама голова вместе с фуражкой с плеч слетит. Фуражку то не жалко, а вот голову...!? Запасной то ведь нету...!

Они прошли один коридорчик, второй, затем третий и попали в довольно просторную комнату. Хотя, как такового простора там не было. А если и был, то разве только, что на потолке.... На нём красовалась только одна люстра. А всё помещение было заставлено шкафами, шкафчиками, стеллажами, картотеками, полками. Личные дела призывников находились практически повсюду. И если так можно было сказать, то просто валялись везде, где ни попадя. На картотеках, рабочих столах, стеллажах и даже на полу.



— Сейчас идёт усиленная подготовка к весеннему призыву молодёжи — сказал Максиму, как бы оправдываясь за царивший беспорядок в отделении Анатолий Васильевич. — Работы невпроворот и ты очень вовремя подоспел... — а потом добавил, уже обращаясь к работникам отделения. — «Минуточку внимания господа офицеры и прочее гражданское сословие. К нам прибыло и, надо прямо сказать, весьма кстати, молодое пополнение в лице этого симпатичного лейтенанта, который мне лично, очень напоминает поручика Голицына из царской армии. Хотя его я в жизни никогда не видел даже на картинке и совсем не знаю, как он выглядит. А вам он Печорина не напоминает...? Или ты, Кузьмич...!? — он подчеркнуто строго обратился к прапорщику отделения, — Не читал Лермонтова, а значит и «Княжну Мери...? Не читал, говоришь...!? Ну вот, а еще живешь там, где жил Михаил Юрьевич, наш великий русский поэт, и где он творил свои грандиозные, бессмертные произведения. Нехорошо дорогой! Народ, тобишь я хочу сказать, мы с Вами, должны знать своих героев...! Ужасно не одобряю, товарищ прапорщик, Ваше, как говорится легкомысленное отношение к этому архиважному вопросу...».

Анатолий Васильевич представлял Максима каждому работнику отделения персонально, сопровождая процесс знакомства довольно остроумными шутками, пословицами, прибаутками и замечаниями. Буранов, хоть он и поставил Максима в неловкое положение своим довольно экстравагантным и в то же время чудаковатым рукопожатием со съехавшей на затылок фуражкой, чем-то всё-таки неуловимым и еще непонятным нравился Максиму. Скорее всего, своим остроумием, оптимизмом и мальчишеским задором, хотя, который сейчас, по мнению Максима, как-то не совсем увязывался и подходил для его возраста. Всё-таки четвертый десяток разменял дядя. Вроде можно быть и посерьёзнее. Должность обязывает. А может и не надо...? Трудно здесь всё сразу понять и во всём разобраться. Кавказ, как и Восток, дело тоже тонкое....



А всё второе отделение, до прихода Максима в военкомат, состояло всего из четырёх человек, вместе с начальником, и пяти, шести технических работников привлекаемых для временной работы, из различных городских предприятий.

Здесь был и вышеупомянутый Кузьмич, мужчина лет сорока, небольшого расточка, очень хитренький с виду, и очень напоминавший гриб-боровик, который хочет ото всех спрятаться, да так, что бы его никто лишний раз не побеспокоил, а ещё лучше, чтобы никогда не нашел вообще. А уж тем более не съел.... И никакой, особенно лишней работой не загружал. По всей видимости, это был в меру добрый, немного зажимистый и в меру плутоватый человек, любивший частенько выпить и слабую половину человечества. Был здесь и щеголеватый капитан-лейтенант Мелконян с Черноморского флота, армянин по национальности, непонятно какими путями попавший в военкоматовскую среду. А может, как раз именно по его национальности и можно было понять и догадаться, как именно он туда попал...! Шутка конечно, но как говориться, — «В каждой шутке есть доля... всё той же шутки...»



Была здесь и молоденькая, довольно симпатичная работница Алла, одна воспитывающая своего маленького ребёнка, потому что была уже разведена. Наверное, из-за своего несносного, нетерпимого характера. И это только постоянный состав отделения, как говориться согласно штатному расписанию. И было здесь еще много красивых, молодых девчат, технических работников, которые в свою очередь, тоже с интересом разглядывали Максима. Незамужние были тоже. А замуж то хочется всем, или подавляющему большинству молодых, здоровых девушек. Ух, как хочется...! Некоторые девушки, напоминали спелые, налитые соком яблоки. Ткни пальцем, брызнет.... Как говорят — «Уж, замуж, невтерпёж...». Помните, всё это, еще в школе учили...?



По окончании рабочего дня, все разошлись по своим делам и домам. Все торопились к себе домой, к своим жёнам, мужьям, детям, любовникам и любовницам. Максиму в этом смысле «повезло...». Ему некуда было идти, и не к кому было спешить. Наконец все, даже задержавшиеся по работе сотрудники, покинули военкомат. Остались только дежурный по военкомату, выполняющий свои служебные обязанности, и Максим, не по собственной воле. Поболтав немного с дежурным майором из четвертого отделения, с очень интересной и необычной фамилией, Темнилкин..., Максим пошёл в помещение предназначенного для отдыха офицерского состава, перекусил, чем Бог послал, лёг, не раздеваясь на кровать, и глубоко задумался.



Думать ему было надо, и думать над чем ему, было...!





= = =







ГЛАВА — 25.



«БУДНИ ВОЕНКОМАТА...».









Потянулись один за одним дни и недели очень похожие друг на друга, как мысли близнецов. Утром Максим вставал, умывался, приводил себя и форму в порядок, как правило, пил чай или растворимый кофе и шёл к себе в кабинет, на своё рабочее место. И всё начиналось сначала. Горы личных дел призывников, изучение этих дел. Сбор необходимых документов, которые призывники, если сказать очень мягко, без особой охоты доставляли в военкомат, поскольку в армию, в основе своей, идти не хотели.



Предварительный отбор и предназначение призывной молодёжи для тех или иных команд, куда они больше подходили по своим морально-деловым качествам. И так далее, и так далее, и так далее...! В общем, как говорится, интересного было очень даже совсем немного.



В обеденный перерыв многие работники и Максим, в том числе, шли на полу- засекреченный по соседству завод под названием «Импульс», в его заводскую столовую, и там обедали.

Эта столовая по своим возможностям и сервису, больше напоминала хорошее кафе, или даже неплохой и в то же время недорогой ресторанчик. Договорённость о том, что работникам военкомата разрешено посещать заводскую столовую во время обеда, с руководством завода была. После обеда и до конца рабочего дня, занимались опять тем же самым, а именно формированием, изучением и комплектованием личных дел призывников. Довольно нудная и малоинтересная, надо прямо сказать, работёнка. И если бы не неиссякаемый оптимизм и какой-то юношеский задор Анатолия Васильевича, который частенько разряжал эту грустновато-нудную, рабочую обстановку своими экстравагантными шутками, было бы, наверное, со-о-всем тоскливо.



В конце рабочего дня, когда все остальные работники уходили домой, Анатолий Васильевич, Кузьмич, Максим и иногда к ним присоединялся щеголеватый капитан-лейтенант, нередко закрывались в отделении и просто выпивали. Почти всегда, чисто мужской компанией. Рассказывали анекдоты, говорили о работе, о женщинах. Кто кого, когда и как, ну, и естественно... сколько! Но..., при этом, никто и никогда, не называл настоящих имён. А если и называли, то придуманные тут же на ходу, вымышленные. Травили разные байки. Иногда пили водку, чаще хороший армянский коньяк, которым частенько угощали работников отделения, благодарные родители призывников. Одного призывника направили на учебу в автошколу, другого по их просьбе в радио школу, третьего так же по просьбе родителей вообще никуда не направили. Оставили дома, на попечении взрослых. Пусть перед армией побалуют домашними пирожками. В армии то их нет....

И почитай каждый родитель, чуть ли не в обязательном порядке, благодарил кого-то из офицеров, за эти маленькие услуги. И эта их признательность, что бы ни изощряться и не ломать себе голову, чем отблагодарить работника отделения конкретно, как правило, выражалась в спиртном, которое довольно нередко и уничтожалось в конце рабочего дня работниками отделения.



И всегда, после двух, трёх выпитых рюмок, Анатолий Васильевич неизменно, доставал из своего рабочего стола ручной силомер, — атрибут тестирования призывников, и хитро улыбаясь, внимательно осматривал своё небольшое войско. И по уже давно заведённому Бурановым правилу, все поочерёдно добросовестно пыжились, изо всех сил стараясь выжать из этой железной штуки, как можно больше килограммов, и тем самым обскакать других, в этих немудрёных силовых состязаниях.

Почти всегда победителем выходил сам Анатолий Васильевич. Серьёзную конкуренцию ему в этом деле, мог составить только Максим. Остальные, как говорится, были не в счёт. По утрам мало каши ели...!



Кузьмич, после того, как без особого результата заканчивал все попытки подобраться хоть с какой-нибудь стороны к несговорчивому силомеру, что у него на самом деле, частенько не получалось, в конце концов, сокрушенно ронял:- «Наверно сломан, или что-то в нём заело. А жаль, я бы...!»



— Это уж точно, заело... — перебивал Кузьмича Анатолий Васильевич: — «Вот только где, что и как? Или в чём...? Если в голове, то всё тогда понятно с тобой Кузьмич! Вопросов не имеем...!» — Анатолий Васильевич с нескрываемой иронией смотрел на прапорщика. В уголках рта Буранова таилась лёгкая и совсем незлая усмешка. Кузьмич был старше Буранова ровно на десять лет, но на колкости, замечания и как правило, безобидные подковырки своего командира, обижался крайне редко. А если и обижался когда-то, то совсем ненадолго.



Анатолий Васильевич, с загадочным и интригующим выражением на лице, неторопливо, спокойно и с сознанием дела брал в свою ладонь-лопату силомер, который тут же полностью исчезал в ней, как пескарь в пасти кашалота. Затем, с лёгкостью и без видимого напряжения, почти, как прессом, резко сжимал его в своей руке. Стрелка чуть ли не ложилась на ограничитель. — «Видишь, дорогой ты наш Кузьмич, ничего не заедает...! А ты заело, заело...» — уже примирительно, как победитель, подводил итог Буранов.



И почти всегда, когда Кузьмич, основательно намучавшись с силомером, немного сконфуженно говорил — «В нём что-то заело...» — Максим вспоминал одну историю, которая произошла с ним в командировке, когда он ехал в город Волгодонск, для инспектирования одного предприятия, работая ещё в то время, в городе Ростове. И о которой Вы сейчас, в следующей главе и узнаете....





= = =









































ГЛАВА — 26.



«МЕТЕОР. ВОДА. НЕВЕРНАЯ ЖЕНА...».







В этот день он встал рано. Или вернее не ложился совсем. Метеор на Волгодонск отходил в шесть часов утра.



Накануне вечером, он, Сергей Воронцов и две симпатичные студентки из института, которых привёл Сергей, очень здорово порезвились у Максима дома. Всю ночь напролёт, поочередно, то выпивали, то занимались с ними любовью, а если уж быть точным в определениях..., то занимались обыкновенным, достаточно примитивным и несколько грязноватым «сексом».... Как говорят, без перерыва на обед. Секс будоражил сознание, водка ещё больше разогревала их любопытство....



Максим был, что называется в ударе...! (Или в Угаре..., и что из этого Лучше...!?). Он сейчас, как будто бы находился в состоянии неощутимо-неосязаемой им невесомости. Ну, прям таки, как тот космонавт..., который помимо своей воли (А возможно, что как раз и наоборот...- он вполне Осознанно сделал свой Выбор...) покинул вроде бы такой надёжный и крепкий на первый взгляд, корабль-дом и вышел совершенно один, в открытый, и неведомый ему до сих пор, бескрайний и неудержимо зовущий к себе Космос.... Максим почти не ощущал своего физического тела, но зато он сейчас, очень хорошо чувствовал и ощущал в себе, какую-то непонятную для него, толи созидающую, толи разрушающую, но при этом недюжинную , и без малого можно было даже сказать..., просто нечеловеческую силу....

Ему казалось, что он сейчас может буквально Всё.... И эта сила искала выхода..., искала своего практического применения в жизни.



А ведь и свинья, тоже всегда что-то ищет...! Возможно они вдвоём, искали одно и то же! А...?



Уже сидя на скамейке внутри метеора, он не без удовольствия потягивал из бутылки пиво, в какой-то сомнительной степени, поправляющее его Разум и Чутьё, и которое было сейчас для него, очень даже приятно и полезно, и от нечего делать рассматривал сидящих в салоне метеора пассажиров.



Почти что напротив Максима, сидела, очень модно, даже экстравагантно одетая, красивая брюнетка, лет приблизительно двадцати пяти. Максим очень внимательно, и, надо прямо сказать, очень бесцеремонно и даже нагло, но в то же время с полным пониманием того, что он делает, принялся её разглядывать.

Вдруг ему на секунду показалось, что у неё сзади на голове растут рога....

Такие вот прям маленькие, симпатичные рожки. Ему даже захотелось их потрогать. — «Надо же, у бабы и рога! Обычно всё наоборот...! Ведь это же мужицкие причиндалы...! Наше неотъемлемое, мужское достояние так сказать...! Чудится мне всякая ерунда! — подумал Максим, и чуть тряхнул головой... — Наверное, от вчерашней выпивки...»!?



Но он опять, вновь поймал себя на мысли о том, что ему хочется потрогать

не только эти рожки, но также очень хочется и погладить лицо этой девушки, дотронуться до неё.

Он уже её хотел...! Причём сильно! Импульсы пошли...!

В животе, в области солнечного сплетения у Максима появилось хорошо знакомое ему ощущение... — приятный, блудливый холодок, очень скромно, но и в то же время, уверенно там затаился. Появился «ОН»....









Девушка, в свою очередь, стараясь делать это незаметно, тоже с каким-то непонятным для Максима интересом, разглядывала его. Максим это видел.



И наш разудало-любопытный Максимус, сейчас, уже даже сам понимал, что с ним творится что-то непонятное, необыкновенное и необъяснимое. Он чувствовал, чуть ли не всей своей кожей, что в настоящий момент, от него исходит какая-то притягивающая, завораживающая и покоряющая, но и в тоже время, всё разрушающая на своём пути сила и энергия.



Максим пристально, не мигая, посмотрел ей в глаза, немного наклонил голову и молча протянул недопитую бутылку с пивом. Девушка чуть улыбнулась, взяла бутылку и неумело, по-женски, отпила из горлышка. Стакана не было.



— Как тебя зовут...?

— Надежда....

— Красивое имя! Главное, что обнадёживающее.... Я, кстати, тоже надеюсь на тебя...! Очень.... Не подведёшь...?

— Нет....

— Вот и хорошо.... Пиво будешь ещё?« — глядя на неё, как удав на кролика спросил Максим.

— Буду... — последовал тихий и краткий ответ с её стороны.



Максим подошел к буфету, взял две бутылки пива и по сто граммов коньяка. Они выпили коньяк, запили пивом. Аристократы...! Етит твою налево...! Максим опять тяжело, как бьёт кувалда по наковальне, посмотрел на неё и сказал, словно вбил последний гвоздь в крышку гроба: — «Пойдем, Надежда моя...!? — и про себя усмехаясь, добавил — А так же, вера..., и любовь....»



Она ничего не ответила, а только, как-то обреченно, едва заметно кивнула головой, в знак согласия. Максим поднялся и, не оглядываясь, направился к выходу на верхнюю палубу. Он был уверен, что девушка идёт сзади.

И она действительно шла за ним, как привязанная....



Максим не знал куда идти, что в такой ситуации можно придумать и где на этой водной посудине, можно было найти подходящее для такого щекотливого дела место. Он сейчас просто шел вперёд и всё, но при этом, он точно знал, он был просто уверен в том, что всё решится само собой, и что эта мадам, с красивым, романтическим именем Надежда, сейчас станет его. Он овладеет ею, прямо на этом крохотном судёнышке, затерянном в бескрайних просторах непонятного для него и непознанного им до сих пор, океана жизни.



Они поднялись наверх. На палубе никого не было. Сильный, пронизывающий ветер загнал всех, даже самых стойких пассажиров внутрь.



Максим действовал уверенно, чётко и без каких-либо ошибок и сбоев, как запрограммированный и хорошо отлаженный механизм.



Он открыл дверь в туалет расположенный на верхней палубе. Туалет был очень маленький и очень чистый. Благо воды вокруг было много. Мыли видно часто. В нём с трудом могли поместиться два человека.



И как «настоящий» джентльмен, он пропустил её вперёд. Затем упёр её руками в стенку, предварительно наклонив вниз, поднял платье вверх, готовый уже, к тому, чтобы снять с неё трусики и приступить к выполнению хорошо знакомой и приятной работы, как вдруг остановился, и на мгновение, от неожиданности даже замер.... На ней не было никаких таких трусиков. Короче..., на ней, вообще, ничего не было...! Максим не нашёл, не увидел, и не обнаружил ничего...!



А перед собой, в данный момент, он видел только одно...! Это гладкую, округлую, своей формой напоминающую перевёрнутое человеческое сердце, слегка покрытую, как у младенца, нежным светлым пушком, отливающим на солнце цветом спелой, золотистой пшеницы..., — женскую попку.... И она была одета..., но только в лёгкий и ласковый, солнечный загар.... Максим видел сейчас перед собой, действительно очень красивый и притягивающий к себе, работающий всегда практически без сбоев, «женский магнит...». И всё...! Ничего тебе больше...! И ничего тебе меньше тоже...!

И сейчас, весь этот загадочный мир, и всё в этой жизни, для Максима, сфокусировалось, именно на нём...! Или на ней...!?



Глядя на это бесценное женское сокровище, и пьянея от одного только его вида, Максим находился, словно в каком-то сладком плену, фантастического, потрясающего сна, под воздействием сильнейшего гипноза, у самого искусного и самого красивого «гипнотизёра» в этом мире, для всех без исключения, нормально мыслящих мужиков.... — «И когда она успела их снять!? Или она вообще была без них...? — попытался ещё по инерции порассуждать Максим, и буквально через секунду, сказал самому себе: — «А какое, собственно говоря, моё дело...!? Были или не были!? Быть или не быть...!? Я же не Гамлет, какой-нибудь там...!

Для меня лично ответ вполне очевиден. Он меня полностью устраивает...! И он, этот ответ, сейчас, находится прямо перед моими глазами, причём сразу двумя и... ждёт...!

А я своим глазам, верю..., красавица ты моя, Надёжа несказанная...! Ну, конечно же, лучше быть, чем казаться...!» — и Максим, больше ни о чем, не думая, решительно раздвинул её стройные ножки. Унитаз оказался прямо у неё между ног. Вечное мерило жизни и здоровья любого человека.













Приспустив с себя брюки и трусы, Максим взялся за её бёдра и снизу, даже не вошёл, а просто въехал, прямо в неё, в её разгорячённое, огромным и неукротимым желанием, женское начало. Въехал, как конь, в свою родную конюшню, в своё любимое стойло....

Сознание его, да и её тоже, надо полагать, приятно помутилось, ...и всё куда-то на какое-то время, просто исчезло....



Максим добросовестно работал. Максим добросовестно бил копытом.

Пытался высекать искры. Не хватало только радостного, лошадиного ржания и весёлого звона колокольчиков....



Он методично, настойчиво, но скажем так...без особого желания, делал попытки вырваться из горячих объятий этого «магнита» и всякий раз, с ещё большей скоростью притягивался к нему.... Или к ней...!? Но это было, по настоящему, сладкое притяжение и соприкосновение с самой женской «сутью...», а не какое-то там наше обычное, земное притяжение....



Потом..., когда к удовольствию обоих всё было закончено, они торопливо привели себя в порядок.



Надо было покидать это не совсем уютное, а с другой стороны, может и наоборот, это как посмотреть..., речное узилище. И как можно быстрее, поскольку, у кого-то из пассажиров могло возникнуть естественное желание посетить его и использовать по прямому предназначению. Максим нажал на ручку двери. Дверь не открывалась, её заклинило. Что-то, наверное, случилось в дверном замке. Обычный туалет превратился в узилище. Максим еще подёргал ручку и потолкал дверь. Результат был тот же. Её действительно заело.... Дверь стояла насмерть. Видно таких посетителей, как они она видела впервые, и расставаться так быстро с ними, не желала. Часто ли такое увидишь...!? У двери, наверное, ко всему происходящему сейчас, тоже был свой, сексуально-дверной интерес....



И Максиму, хоть они и находились, мягко говоря, в глупом, нелепом положении, почему-то очень хотелось смеяться. Причем громко, взахлёб и с присвистом. Его просто распирало изнутри, и он едва сдерживал себя, чтобы не расхохотаться прямо в этом самом туалете.

Но всё всегда, когда-то в этой жизни заканчивается....

Закончилась так же и их незапланированная отсидка в этом очень экзотическом помещении. Они, в конце концов, сами, без чьей-либо посторонней помощи, выбрались из туалетного плена. На волю вольную и на простор речной, донской волны.



И уже опять сидя в салоне метеора, он только сейчас узнал от неё в разговоре, что она тоже едет в Волгодонск, от своей мамы. Была у неё в гостях. Едет к себе домой, к своему мужу, по которому, как она сказала, очень соскучилась, и который, ну это же надо себе такое представить, работает главным инженером на предприятии, куда с проверкой сейчас, едет Максим...!



И этот наш «бедолага» муж-инженер, будет встречать на пристани в Волгодонске свою «благоверную» жену, и заодно и Максима, представителя областного управления, который только что, ни где-нибудь, а в простом, обычном туалете объездил его женушку. А впрочем, жену ли...? Может так, просто обыкновенную сожительницу, со штампом замужества в паспорте. Не более того....

И что пройдет совсем немного времени, и голодный, соскучившийся по жене муж, наверняка, с обострённым желанием и удвоенной энергией, будет ласкать, и любить свою, как ему будет тогда казаться, только его и ничью больше женщину, принадлежащую ему одному.



А ведь так, или почти так, думают без малого сто процентов мужчин. Какое же это, всеобщее мужское заблуждение...!!!

Почитай каждый мужчина считает, даже более того, просто уверен, в том, что все, или подавляющее большинство женщин в этом мире, блудливы и порочны..., но, и одновременно с этим, каждый из них, так же, больше чем уверен в том, что женщина, с которой встречается он, а уж тем более его собственная жена..., есть исключение из этого очень смешного, но и в тоже время, очень горького, общего правила. Причём, в обязательном и бесспорном порядке.

И они думают при этом, примерно так: — «Нет...! Моя жена, не такая..., как все остальные! Она у меня другая.... Хорошая...! И даже верная, ни в пример другим брызгалкам-попрыгуньям. Она любит только меня одного...! И она была и будет предана мне всегда, просто потому, что я, молодец лихой жеребец, тоже люблю её, причём, по полной, усиленной секс- программе, днём и ночью, и не даю ей в „энтом...“ интимном деле никакого продыху, никакого „панымаешь...“ ли, перерыва! И потом, я всегда и везде, её постоянно контролирую глупенькую такую.... Даже в туалете...!

Куда ей, до какой-то там измены мне! Силёнок у неё на это просто не хватит! Да и куриных мозгов, заодно тоже...!

Ну, и потом...! Ведь она же у меня, как тот глиняный горшок в сказке..., который наполнен всем и вся, под самый его вершок...!».

— Ха...! Не тут-то было! Не жди, не верь и не надейся! Не рыпайся, сиди и жди.... Обязательно придёт и твой черёд.... Всему своя пора...!







Они не хотят замечать угрозу, реальную опасность, которая находится, таится абсолютно везде, даже в том месте, где нормальный человек и подумать постесняется. Да, да..., — даже в общественном туалете...!



Поэтому, подавляющее большинство мужчин, очень похожи на страусов, которые зарывают свою голову в песок и считают, что таким образом, они не подвергаются никакой опасности, так как ничего в этот момент не видят, или не хотят видеть. А вернее, наверное, просто боятся видеть всё это. Вот такая искусственная, всеобщая мужская слепота!



Так же считал, и был, скорее всего, абсолютно уверен в своей жене, и наш муж — инженер — страус.

Неприятно, стыдно и тошно, оказаться простым рогоносцем. Это очень и очень плохо! И к тому же ещё, очень больно. Ну, очень...!



Поэтому, в этой жизни, их лучше наставлять другим, чем носить самому. И мы нижайше просим, нас за это, извинить! Звиняйте, дядьку, мы с Уралу...!

И вот эта, мягко говоря, нежная, хрупкая и видимо любящая, но и одновременно с этим вероломная женщина, так называемая «жена...», до конца еще не остывшая от своего недавнего вожделения, и еще не высохшая от возбуждения доставленного ей другим мужчиной, спокойно сидела на скамеечке и неумело, по-женски потягивала пиво.



И это похотливое создание, в облике красивой бабёнки, вело себя так, как будто ничего особенного и не случилось. Абсолютно...! Как будто, так и надо...! Ведь так было и раньше, так есть, и поэтому, должно быть всегда! Чего уж там...! И никаких тебе при этом переживаний, а уж тем более никаких угрызений совести. Ну, просто удивительная непосредственность, или, скорее всего, просто поразительная наглость друзья мои...!



И очень скоро, она так же будет обнимать своего обманутого ею мужа, отдаваясь и ему, при этом усмехаясь про себя, и, наверное, вполне искренне восторгаясь своей женской хитростью, умом, сноровкой и находчивостью.

А может, и нет...! Кто его знает и кто ведает...? Женщина, это загадка природы.

Загадка, даже, для самой себя. Загадка и для мужчины, и как это ни странно..., загадка, по всей видимости, и для самой Природы....

Ну, надо же было сотворить такое..., на свою голову, и на голову бедного всего человечества!?

И, скорее всего, именно поэтому, нельзя до конца познать женщину, как нельзя дойти до края нашей вселенной.



Не дано это нам мужукам..! Ну, не дано понять их! Хоть ты тут..., тресни...!









И наверное именно поэтому..., из-за своего полного непонимания женщины, неимоверно злясь при этом на самих себя, а заодно и на всех этих не путевых и загадочных красавиц..., от лица всего глуповатого, мирового мужского пролетариата, в одном из передовых колхозов имени, — «Баб мы пустим Всех в расход...!», расположенного в глухой и полупьяной деревушке энского уезда, мужуки глубокомысленно и с сознанием дела говорят: — «Курица не птица..., а баба..., не речной парОм...»





= = =







ГЛАВА — 27.



«ЗНАКОМСТВО с Родителями ИННЫ...».







К этому времени, у Инны, да и у всех студентов в институте наступил период каникул, и она, как предполагалось и планировалось ранее, приехала к Максиму. Инна благополучно перешла на пятый курс.



По прибытии, она поведала ему одну новость, которая не только просто расстроила Максима, а можно сказать потрясла его до самого основания. Интересно только бы знать, где это основание...? А дело всё было в том, что, находясь ещё в Ростове, она рассказала своей матери о своих взаимоотношениях с Максимом. Ну и естественно и о том, что она беременна. Были, конечно, и «охи» и «ахи». Было, как полагается в таком случае всё.... Но потом, посовещавшись, мама с дочкой пришли к выводу и следующему решению, а именно, что Инне необходимо сделать аборт, ибо ребёнок, по их, и особенно по настоятельному материнскому мнению, пониманию и разумению, может связать Инну по рукам и ногам, и учёбу в институте придётся бросить. Что и было Инной добросовестно выполнено. И об этом Максиму, она ничего не сказала, и в курс этих сепаратных дел и переговоров с мамашей, его не вводила.

Максим, да и Инна, еще не получив ребёнка, в одночасье его потеряли. Максиму так и не пришлось стать счастливым папашей.

Они еще не знали, как это трагично, и как больно отразится в будущем, на попытку Инны выносить и родить очередного ребенка. В течение шести лет Инна так и не сможет родить маладенца. Первая беременность была прервана искусственно, и это серьёзно отразилось на здоровье Инны, на её физиологической способности вынашивать и рожать, здоровых, полноценных детей. Молодой, неокрепший женский организм был надломлен, искорежен, и Инна все эти годы никак не могла доносить ребёнка до установленных самой матушкой природой, девяти положенных месяцев. Каждый следующий малыш рождался преждевременно, недоношенным, мёртвым. И так было в течение шести долгих лет.

Для Максима они были тоскливыми, безрадостными и бесконечными. Он хотел ребёнка. Максим очень хотел сына. Даже двух....



= = =



По приезде Инны, наконец, то, состоялась встреча и знакомство с её родителями. Они жили в соседнем небольшом городке, который находился от места, где служил Максим в сорока километрах.

Был воскресный день. Добрались они туда на электричке.



Когда они вошли в квартиру её родителей, а это было рано утром, будущий тесть Максима, видимо только, что встал с постели. После сна, уже довольно редкие волосёнки на его голове смешно торчали пЫром в разные стороны. Но, по всей видимости, это его нисколько не заботило и не смущало, и он был весел, беспечен, и как-то, по-боевому, но одновременно с этим, миролюбиво настроен. Ну, прям такой радостный, приветливый Мефистофель с торчащими на голове маленькими рожками-волосёнками.



Потенциально будущий тесть, без лишних слов и рассуждений, жестом руки, пригласил Максима войти в зал, и, явно стараясь скрыть свои помыслы и особенно действия, видимо в первую очередь от своей жены, открыл бар и достал оттуда уже начатую бутылку коньяка. Налив себе и Максиму, он без лишних разговоров опрокинул свою рюмку в рот, и как-то очень уж удовлетворённо и в тоже время, подозрительно крякнул. Затем, он удобно расположился в мягком кресле, и уже более внимательно и с какой-то подозрительной поволокой в глазах, посмотрел на Максима....



Только сейчас Максим понял, что его будущий тесть, был после хорошего «бодуна», и вчера, по всей вероятности, хватил лишку. И после этой, явно для него необходимой процедуры, которая в какой-то степени поправила подорванное накануне здоровье тестя, у него появился интерес и к другим вещам и событиям, которые происходили в данный момент, в его жилище. В частности, появился интерес к Максиму, новому для него персонажу в доме.



— Ну, как дела старик...!? — без какой-либо натяжки, и как-то очень по-свойски спросил он Максима. — Чем занимаешься то...? Где трудишься, а может, ты где-либо учишься? Как познакомились с Инной...? Что у вас общего? Кто ты вообще...? Давай знакомиться. Меня зовут Андрей Иванович — непринуждённо и как-то очень даже весело, представился он.

— А меня зовут Максим. Вы спрашиваете как дела...? Дела, вроде ничего Андрей Иванович! Сейчас я служу в соседнем городе, в городском военном комиссариате, а до этого жил и работал в городе Ростове. Там мы и познакомились с Вашей дочерью Инной. Вот такие, как говорят пироги.... Извините уж, но так вышло. Любовь...! Ничего не сделаешь. Насчёт учёбы Вы спрашивали...? Ну, в общем, то учиться, конечно же, я думаю. Желание имеется. Хочу закончить французский факультет педагогического вуза. Негоже, как говориться русскому офицеру, не знать хотя бы один иностранный язык.

— Наверное, ты в этом вопросе прав старик. Я вот, чего уж тут греха таить, всю жизнь путал «хенде хох» с «бонжур мадам». А жаль...! Иногда хотелось бы с кем-нибудь, погутарить по-иностранному, да ввернуть что-нибудь такое эдакое. Что б у них глаза вначале округлились, как чайные блюдца, а потом совсем повылазили из орбит. Вот смеху было бы! Но, не судьба видать! Не дано...! Так что давай, дерзай ты. Самое время. — Андрей Иванович сделал паузу, и неожиданно для Максима закончил: — «Ладно, возможность поговорить у нас я так полагаю, еще, наверное, будет. А сейчас, пока мы не попали в немилость, ха-ха-ха, — он с удовольствием, но негромко и с опаской засмеялся: — Твоей будущей тёщи, а моей настоящей, законной супружницы, пошли, поможем им, то есть нашим дамам, накрывать на стол. Сделаем так сказать „реверанс“ в их сторону. По-моему я сказал, что-то, как раз по-французски. Или нет? Ты как считаешь...»?

Он немного подумал, потом махнул рукой, и, не дожидаясь ответа Максима на свой вопрос, протяжно и как-то обреченно и одновременно с этим, весело протянул: — «А ну его всё, к едрене-фене!...» — и двинулся на кухню, предварительно, как и подобает воспитанному дяде, пропустив Максима вперед.



За столом Андрей Иванович вёл себя так же по-свойски и непринуждённо, как и раньше, чего никак нельзя было сказать о его жене, или как он сам выразился по этому вопросу, «законной супружнице». Она, как, наверное, и большинство матерей, которые, как правило, все, за редким исключением считают, что у них отбирают дочь, и, причём надолго, если не навсегда, очень подозрительно и прямо скажем, без особой любви, поглядывала на Максима.



— Вы работаете, Максим сейчас или учитесь...? — Стараясь выглядеть большой интеллигенткой, тоже спросила она Максима, вкладывая в свой вопрос, как показалось ему, какой-то потаённый и двойной смысл.

Максим непроизвольно подумал: — «Тещи, они и есть тещи.... Не зря о них столько анекдотов придумано. Никуда от этого не денешься, и с этим придется мириться...» — но ответить на вопрос не успел. Его опередил развесёлый и беззаботный будущий тесть, Андрей Иванович.



— Работает он мать, работает... — совсем неожиданно для Максима, встал на его защиту тесть — Вернее служит в Вооруженных силах, в соседнем городе, в военном комиссариате. А ты ведь у нас врач, офицер запаса...? Вот возьмёт он, да и призовёт тебя на переподготовку. Да в строй поставит. Автомат или пулемёт на грудь повесит, да связкой гранат тебя обмотает. А...!? Да маршбросочек по утру, или как говорят со сранья, со всей военной выкладкой тебе по родственному организует. Узнаешь тогда почём фунт лиха, когда всё будешь делать по команде вплоть до похода в туалет... — он с удовольствием хохотнул своей шутке. — И учиться Максим думает дальше. Молодец...! И не на кого-нибудь там, а сразу на француза. Я уже всё узнал. Уже проявил интерес, бдительность и заботу. Так, что ты сильно то мать не напирай и не приставай к парню, пусть немного вначале осмотрится. А уж потом чини свои допросы.

— Я ни к кому не пристаю, и допросов не чиню, я просто спросила! И всё.... И не вижу здесь ничего плохого. — Галина Арнольдовна обиженно и заметно для всех поджала губы. — Да и потом, — продолжила она — Приятный разговор за столом, всегда способствует правильному и здоровому пищеварению. Это доказано научной медициной — здесь она попыталась непринуждённо улыбнуться и как-то назидательно, и почти гордо закончила. — Я это вам, уже как врач говорю. Поэтому, хотя бы иногда, очень полезно к моим словам прислушиваться.

— У нас с пищеварением мать, слава Богу, всё в порядке. А что бы оно было ещё лучше, давайте-ка, выпьем еще по рюмочке. За знакомство, как говориться с новым человеком и, на мой взгляд, человеком неплохим. Уж будьте, уверены в этом. В чём, в чём, а в людях то я, хорошо разбираюсь.... Вижу их насквозь, и, причем с первого взгляда. Как твой рентген в твоей больнице... — при этих словах он посмотрел на свою супружницу, но сказал, обращаясь к Максиму — Верно старик? — Ха-ха-ха, — опять весело и заразительно засмеялся Андрей Иванович, одобряюще поглядывая на Максима. — Ну и речугу же я толкнул...! — удивляясь в первую очередь самому себе, искренне подытожил он.



Инна сидела за столом и в основном всё это время молчала. Она, изредка вставляла в общий разговор, короткие, мало, что значащие фразы, и как-то сразу уходила в себя, в свои мысли. Было видно, что Инна, о чём-то напряженно думает, пытается понять и решить для себя, что-то очень важное.

Иногда её немножко курносый носик вздрагивал и чуть-чуть морщился, от

каких-то только ей ведомых мыслей и переживаний. Чёрные дуги её бровей, то время от времени устремлялись к переносице, навстречу друг другу, то вдруг как бы удивлённо взлетали вверх.

Максим, улучив подходящий момент, чуть наклонившись к Инне, тихонько спросил её.



— Ты как сама не своя Инна. Ты о чём думаешь...? Что тебя тревожит? В чём дело? Отец у тебя хороший, такой весёлый, а ты такая кислая. Ты сейчас совсем на него не похожа. В чём всё-таки дело...?

— Нет, нет Максим, ни в чем. И меня, в общем, то ничего не тревожит. Не отвлекайся и не обращай внимания. Ты лучше хорошо поешь... — она слегка улыбнулась. — Выпил, значит хорошо надо поесть. Эту простую, жизненную аксиому, мама, как врач, тоже может подтвердить. А отец у меня действительно хороший. Весёлый, заботливый и добрый.

— Старик, пойдём на лоджию покурим... — обратился в этот не самый подходящий момент к Максиму Андрей Иванович — А наши милые дамы в это время заварят нам хороший кофе. Заранее благодарю и говорю им «мерси мадам...», — и видимо вполне довольный воскресным обедом, выпитым коньяком, и своим глубоким знанием французского языка, немного игриво и как-то уж многозначительно улыбнувшись всем, он на правах хлебосольного и радушного хозяина дома, первым встал из-за стола.



Максим и будущий развесёлый тесть прошли на лоджию. Довольно просторная квартира, по существующим на то время меркам, находилась на третьем этаже, и поэтому с лоджии на город, открывалась очень даже живописная панорама. Вдалеке виднелась гряда невысоких гор, покрытых сочной зелёной растительностью, словно большой бархатной скатертью. Небо над ними было даже не голубым, а скорее, каким то невесомым, и прозрачным до бесконечности. А воздух...! Это отдельный разговор! Воздух на улице был таким плотным, таким ощутимым, что казалось, при желании его можно было взять руками, и намазать на кусок хлеба. Такой вот мог получиться, воздушный, небесный бутерброд. — «Лепота...!» — подумал Максим, вспомнив грозного царя, Иоанна Васильевича, и достал из кармана сигареты. Протянул их Андрею Ивановичу.

— Извини старик..., — отказался от сигареты тесть — Но я не курю, да и, в общем, то, никогда и не курил. По мне лучше «румочку» хряпнуть, чем эту вонючую соску сосать...! А сюда я тебя пригласил для того, чтобы просто подышать свежим воздухом, ну и поговорить, конечно, пообщаться с тобой. Не возражаешь против такой программы...?

— Нет, конечно. Нисколько не возражаю, а как раз наоборот полностью её поддерживаю. О чем пойдёт речь...?

— Да речей Максим, собственно особенных и не будет. А вот как отцу, мне хотелось бы знать следующее.... Поскольку я так понимаю, что вы с Инной решили создать семью, а это дело серьёзное и ответственное, к нему и надо подойти тоже со всей серьёзностью. Во-первых, где вы собираетесь жить, когда регистрироваться, когда играть свадьбу, кого приглашать с той и другой стороны? И еще есть куча разных мелких организационных вопросов. Это так сказать задачи ближайшего будущего. Задачи отдалённого будущего, пока трогать не станем. Всему своё время. Как говориться... — он заговорчески подмигнул Максиму и весело подытожил — «Каждому овощу, свой фрукт...», или, как шпрэхают по моему разумению всё те же французы, — «шерше ля фам...», и очень часто находят их, на свою беду, на свою же собственную голову. Особенно это касается суетливых мужчин.... Но не будем о грустном, тебе ещё рано думать об этом. Ты у нас жених, а значит, ты должен быть весёлым и беспечным, в меру нетрезвым и абсолютно счастливым.

Ну, так что ты всё-таки, по этому поводу, то есть по поводу вашей предстоящей свадьбы думаешь старик...?

— Ну а что тут особенно думать Андрей Иванович...? Жениться мы естественно будем. В принципе, мы с Инной уже обговаривали эту тему и уже наметили кое-какой план и даже составили сценарий. Конечно, что-то надо будет уточнить, что-то подправить, добавить или наоборот убрать по ходу пьесы. И как говорят, вперёд на мины.... Ну, вот, в общем, то и всё! Что ещё здесь можно придумать...? Женимся то мы в первый раз, и опыта в этом деле у нас с Инной особого нет.

— Очень хочу надеяться, что и в последний.... Я имею в виду женитьбу. Ну, а оптимизма я смотрю тебе не занимать. Вам на двоих хватит. И думаю надолго! Это уже хорошо. Ну, в общем, так старик.... Всё или, по крайней мере, большую часть организационных вопросов я возьму на себя. Договорюсь с руководством ресторана, где будет проходить свадьба, обговорим и решим с меню и с разными там закусками. Ну и так далее.... А вы перед свадьбой с Инной набирайтесь сил. Они вам еще понадобятся. Я это по личному опыту знаю... — он опять заговорчески и ободряюще подмигнул Максиму. — Не робей старик...! Для этого, лично я, никаких причин, а уж тем более, каких-то серьёзных оснований не вижу. Очень надеюсь, что и в будущем, они будут появляться у вас с Инной, в очень ограниченном количестве. Ну а сейчас я думаю самое время, отправиться к нашим любимым дамам, и с большим нашим удовольствием попить кофейку....





= = =







ГЛАВА — 28.



«Сияющий ВАГОН Неизвестности.... Максим до СМЕРТИ БОИТСЯ УКОЛОВ...!».







Уже возвращаясь к себе, домой, и сидя рядышком, в вагоне пригородной электрички, Инна, тесно прижавшись к Максиму, быстро, как будто боялась, что её может кто-то остановить, и она не успеет сказать, что-то очень важное, шептала ему: — «Как я люблю тебя мой родной...! Я хочу, чтобы ты всегда был со мной. Что бы мы всегда были вместе. И я очень хочу, что бы тебе со мною всегда было хорошо...! Ты мой единственный и неповторимый. Я очень люблю тебя Максим. И я, понимаю, чувствую своим сердцем, что причинила тебе огромную, невыносимую боль. Ты прости меня, прости, пожалуйста.... Я знаю о том, как ты хочешь сына. И я до сих пор, сама не понимаю, как всё это произошло.... Тебя не было рядом. Не было твоей поддержки, и я просто не знала, что мне делать. Я была в растерянности. Я была одна...! И, наверное, поэтому поддалась на уговоры мамы сделать аборт. И не посоветовалась с тобой, не рассказала тебе обо всём. Я просто боялась. Я чувствую себя очень виноватой. И мне тоже очень больно Максим.... Я поступила более чем просто не правильно.... И я всё время только об этом и думаю. И об этом, я так же думала, когда мы были у моих родителей, и ты спросил меня, почему я сама не своя. Ты простишь меня родной мой?»

Максим слушал Инну и отлично понимал, что именно сейчас, она как никогда нуждается в его поддержке, нуждается в его понимании и сочувствии, нуждается просто в теплом, ободряющем слове близкого человека.



— Конечно моя ненаглядная...! Конечно же, моя милая дюймовочка. Ведь иначе и быть не может...! Ты успокойся родная моя. Это наша с тобою беда. И это не только твоё горе, а наше. Твоё и моё. Всё пополам.... Помнишь, что мы обещали друг другу...?! И мы должны, обязаны это пережить. Вместе. Вдвоём. И мы это переживём. Обязательно, поверь мне моя хорошая. Но давай мы сейчас не будем вспоминать плохое. Давай, мы всё это забудем, и как говорит твой отец, забудем к «едрене-фени», и начнём всё сначала. Начнём всё с чистого листа. У нас с тобой, ещё есть время. Мы ещё всё успеем исправить в нашей жизни. И у нас всё будет хорошо. Верь мне родная....



Инна, молча, с благодарностью, смотрела в глаза Максима.







За окнами электрички, была кромешная тьма. За окнами шёл проливной майский дождь. Вагон, в котором они ехали, ярко освещался внутри. Он, напоминал собой, огромный, горящий факел, или небесный фаэтон Бога огня, который стремительно и неудержимо летел в эту непроглядную темноту. В этом вагоне кроме Инны с Максимом, никого больше не было. Ни одного запоздавшего пассажира. Ни единой живой души. Он был абсолютно пуст. И этот сверкающий вагон сегодня принадлежал только им двоим, Максиму и Инне. Это был их сказочный, но иллюзорный подарок, полученный ими, от этого огромного, бесшабашно-разухабистого, непонятного для многих людей, такого грустно-счастливого, и очень непредсказуемого земного мира.

Максим и Инна, крепко обнявшись, вдвоём неслись навстречу своей жизни, в сияющем от яркого света вагоне, навстречу своей неведомой и таинственной судьбе.



= = =



Свадьбу Максима с Инной справляли в хорошем, современном, уютном и дорогом ресторане под названием «Радопи». Тут тесть постарался от всей души.

Ресторан находился за городом, вдали от людской суеты и городского шума и пыли, на берегу, небольшого живописного озера.

Накануне, перед свадьбой, с Максимом произошла одна немного неприятная, но всё же в какой-то степени, забавная, смешная и занимательная история.



За два дня до свадьбы, он с сильнейшим пищевым отравлением, попал в инфекционную больницу. А вот как это случилось, и что из этого в последствии вышло, Вы и послушайте, пожалуйста.

Узнав, что Максим женится, офицеры военкомата, на правах старших и более «опытных» в «этом» деле товарищей, и особенно Буранов Анатолий Васильевич, нигде не давали Максиму прохода, своими шутками и намеками, разного толка и содержания. Давали разные, но довольно невинные и безобидные советы, по поводу того, как надо вести себя с невестой, в первую брачную ночь. Как не ударить в грязь лицом или, проще говоря, не треснуться «фейсом» о «тейбл...».



Многих из военкомата он уже пригласил на свадьбу. Но это как говориться на официальную часть. А вот неформальную, вроде бы как мальчишник с офицерами отделения, Максим решил провести отдельно. Как свою последнюю холостяцкую вечеринку.

Жена Анатолия Васильевича, в это время была в Ставрополе у своих родителей. Поехала их проведать. А поскольку у Максима не было еще своего жилья, решили собраться у Буранова.



Женщин не было, одно лишь грубое, мужское сословие. На это серьёзное, прощальное с холостяцкой жизнью мероприятие, допущена была одна только Инна. Ей как невесте и будущей жене, все без исключения мужчины, великодушно разрешили присутствовать на мужской пирушке.



И на этой вечеринке Максим отравился обыкновенным болгарским, зелёным горошком....

Вначале думали обойтись домашними средствами. Не получилось. Отравление было достаточно серьёзным. Нужна была госпитализация. Пришлось вызывать скорую помощь, которая быстренько увезла Максима в больницу.

В больнице, его как говориться, промыли со всех сторон, но и этого тоже оказалось недостаточно. Состояние не улучшалось, а скорее наоборот. Необходимо было ставить капельницу, что бы ввести в вену глюкозу, или какое-то другое лекарство. Но в этом то и была вся загвоздка. Никто кроме самого Максима не знал, насколько он боялся обычных, простых медицинских уколов. А он, действительно боялся их, до потери не только пульса, но и самого сознания. Максим понял, что он приплыл.... Но, врачи об этом ничего не знали и не о чём не догадывались.

Они выполняли свой долг. Они были настроены на работу, на спасение больного. Ага! Сейчас! Не тут-то было...!



О том, что он боится уколов, Максим сам впервые узнал, когда проходил срочную службу в армии. Вся дивизия сдавала кровь. Вот такие вот..., бесплатные доноры.... Такое в армии практикуется. Максим, как и все, ещё ничего, не подозревая и не догадываясь о таких вот своих странностях, как командир, встал впереди своего подразделения, и повёл его на пункт сдачи этой самой крови. Когда подошла его очередь, он зашел в комнату. Это было большое помещение, заставленное медицинскими кушетками, на которых лежали обнаженные по пояс солдаты. У каждого в руке торчала игла с трубочкой, и Максим увидел, как по этим прозрачным трубочкам течёт алая, и надо полагать горячая кровь.

И все эти полуголые парни методично, кто с интересом, а кто с каким-то сомнением и явной тревогой сжимали и разжимали свои ладони, которые выполняли функцию насоса и неустанно работали, выкачивая из себя куда-то и кому-то свою родную кровушку. Максиму стало плохо. Но он ещё до конца этого не понял. Почему это вдруг...? Он с этим был не согласен, он с этим пытался бороться. Уже почти ничего, не видя, и уже толком не соображая, он, всё же добрался до места и лёг на кушетку. На его состояние, никто даже не обратил внимания. Людей полным-полно, работы невпроворот. Поэтому, давай, давай и как можно быстрее. Ему, как и всем на этом кровавом конвейере в вену, а Максиму показалось, в само сердце, воткнули иглу.

И всё...! Максим потух как свечка на сквозняке в школьном коридоре, и куда-то, словно (В Знания наверное...) провалился. Последнее, что он запомнил, были, как ему казалось, напряжённые и беззащитные ладони солдат. Они как-то обречённо и одновременно с этим безучастно сжимались и разжимались. Сжимались и разжимались. Как бьётся сердце человека. То сокращается, то расширяется. И так, всю жизнь, пока он жив. Пока не остановится совсем.

И ещё он запомнил прозрачные трубки, по которым, нескончаемым красным потоком, кровь текла и текла в какие-то бездонные, безликие медицинские резервуары.



Очнулся полностью Максим уже на зелёной травке, возле донорского пункта. Его на воздух вынесли его же солдаты.



После этого случая, Максим при любых обстоятельствах, избегал делать уколы.





= = =







ГЛАВА — 29.



«БОЛЬНИЧНЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ Максима...».







Даже тогда, когда в Ростове, прямо скажем, ни с того ни с сего, вдруг появилось, давно уже забытое, во всём мире, заболевание, или точнее, вспышка холеры, (куда уже серьёзнее...!) и всем жителям города, поголовно делали прививки против неё, наш Максим всячески ухитрялся и находил разные способы и предлоги, для того, чтобы не идти в это медицинское учреждение, где делали эти самые ужасные прививки.

Максим, тогда ещё работал в Ростовском областном управлении.



Начальник управления собрал всех работников в актовом зале и сказал следующее: — «В городе вспышка холеры, дело товарищи очень серьёзное. К нам поступило распоряжение из Минздрава, чтобы мы все, то есть сто процентов, сделали прививки от этого заболевания. Поэтому, прямо сейчас, сколько здесь присутствует людей, всем отправится на этот медицинский пункт и сделать всё, что от нас требуется. Остальных, кто в данный момент отсутствует на работе, по разным причинам, отправить туда в течение трёх ближайших дней...».



Кто-то был в это время в командировке, кто-то болел дома, а кто-то, по каким то, ну, в общем, разным обстоятельствам, просто не был на этом собрании и не знал о распоряжении начальника управления. А из присутствующих на собрании, большинство работников, приблизительно процентов восемьдесят пять, сразу же добросовестно пошли выполнять распоряжение начальства. Все они после собрания, отправились в медпункт и сделали прививки.

Максим на собрании был, всё слышал, всё видел и был в курсе всего происходящего. Но, зная о своём необъяснимом, даже себе самому страхе, связанного с уколами, он сразу же «перекочевал...» к остальным, в оставшиеся пятнадцать процентов, к тем, кто отсутствовал на этом собрании. А их, вылавливали по мере их появления в управлении, и отправляли делать эти самые прививки. Никто особенно и не сопротивлялся. Процент не присутствовавших на этом собрании работников, медленно, но неуклонно уменьшался.

И, в конце концов, через три, четыре дня, в этот процент входил только один наш, самый храбрейший из храбрейших, аж до самого не могу, Максим.... На этом медпункте не побывал только он один. И он бы туда, ни за что и никогда бы сам не пошёл, ни за какие такие коврижки, если бы его просто не выудили, как рыбку из пруда, сами же работники пункта, куда было прикреплено для проведения всех медицинских процедур и других профилактических мер, всё управление.



В конце рабочего дня, в кабинет, где работал Максим, заглянула незнакомая, относительно молодая ещё женщина и спросила: — «У вас есть такой то...?» — она при этом, не совсем правильно назвала фамилию Максима.

— Да...! Это я и есть. Только моя фамилия, произносится и звучит следующим образом — он медленно и по слогам произнёс свою фамилию. — А в чем, собственно говоря, дело гражданочка...!?

— Гражданочка...!? Да я...! Да я Вам врач! Я, Шаповалова..., а не где-то там...! И я Вам здесь..., ни тут...! Я не курьер... и не посыльный, чтобы бегать за Вами! — красноречие, интеллект, так и пёрли так и сочились из неё... — Почему мы должны Вас разыскивать, чуть ли не с собаками... Скрываетесь, как американский шпион...! И Вам должно быть стыдно за своё такое, безобразное поведение...! — даже не поздоровавшись, прямо с порога, не сдерживая себя и в буквальном смысле, начала кричать эта женщина. — Мы и так к вечеру с ног кувыркаемся.... Вы один такой «умный...» остались в вашей организации, кому не сделали противохолерную вакцину. Всех это касается, а Вас, что — нет...? Да...!? Что за несерьёзное отношение? Где у Вас совесть, и где Ваша гражданская ответственность?

— Хорошо, что ещё не сам генерал Шаповалов из одного военного кинофильма... — про себя быстро отметил Максим — А то бы мне точно сегодня, пришлось сидеть на гауптвахте....

И почему она, эта тётя, такая злая...? Может потому, что у неё сегодня просто неудачный день...? Никто не сделал подарков в виде цветов, конфет и шампанского.... Никто не дал взятки, в виде коньяка и хрустящих денежных купюр...? А отсюда и настроение плохое. Но я, то здесь причём...? Я сам взяток никому не даю, а уж тем более не беру их. Хотя бы по той простой причине, что их мне попросту никто не даёт..., — про себя улыбаясь, пошутил Максим — И откуда они только берутся? Ведь лезут со всех сторон...! Плодятся быстрее, чем червяки в навозной куче.... Если их из этой кучи выковыривать по одному, то от этого будет мало толку, и от них никогда не избавишься. Поэтому — очень глубокомысленно и окончательно, но не очень то гуманно решил Максим, — Эту вонючую, навозную кучу, просто необходимо сжечь вместе со всеми червяками....

И Максим сейчас, наблюдая за этой женщиной, даже со своим, небогатым жизненным опытом, не увидел за этим кричащим существом, ничего стоящего и серьёзного, а как раз наоборот, увидел обыкновенную, статистическую, серенькую мышку, (не личность) с непомерным апломбом и амбициями....



И вот пока, эта, заметно молодящаяся женщина, продолжала всё ещё назидательно шуметь, взывая к патриотическим чувствам Максима, тот, не особенно обращая внимания на её нравоучения, всё же, однако понял, что он попался, как попадается щука на крючок удочки рыбака, и что на этот раз ему не отвертеться и с крючка этого не соскочить. Его плотно прижали почти, что к теплой стенке. И к тому же ещё, надо было как-то, более или менее достойно выходить из создавшегося неловкого положения! Рядом находились другие работники отдела, которые с определённым интересом слушали и наблюдали за происходящим. И Максим, от пассивной обороны перешел в решительное наступление.



— Ну что Вы так сильно раскричались...? Всему есть причины, объяснение. Не был у Вас, потому что находился в командировке. Работал, знаете ли...! Вы, в курсе наверное, что такое производственная необходимость? Сегодня я лично собирался прибыть к Вам, да вот только Вы меня опередили и пришли сами. Напрасно и очень даже зря побеспокоились. Причём заметьте, что в этом не было никакой необходимости. Никакой..! Совсем уж не оправданные хлопоты с Вашей стороны! И я..., Очень даже сильно готов...! — при этом у Максима оборвалось сердце, но он мужественно закончил... — Прямо сейчас следовать за Вами... — и он с подчёркнуто-показной готовностью, «легко...», встал из-за стола....



По дороге в этот медпункт, Максиму не раз в голову приходила мысль: — «А может просто сбежать, и вся недолга.... Скажу мол, было срочное дело. Или живот заболел.... Ох, и несерьёзно же это будет выглядеть дружище. Засмеют ведь...! Выхода нет. Значит, остается одно, собраться в кулак и выдержать эту медицинскую экзекуцию. Да... легко сказать, да вот сделать трудно...»

В медпункте, его еще немного, но уже в более мягкой форме пожурила другая женщина в белом халате, а затем велела встать к ней спиной и просто поднять рубашку на плечи. Её оказывается, не нужно было даже снимать с себя. Не говоря уже о штанах.... Что Максим добросовестно и сделал.

Задрав рубашку повыше, он стоял и ждал. Он усиленно делал попытку, «собраться в кулак...». Вдруг, что-то лязгнуло у него сбоку. Это был неприятный металлический звук. Врач искал что-то, или перебирал свои инструменты.

Максим сразу же, отчётливо представил себе все эти блестящие, изящно изогнутые, и даже где-то хищно-красивые, но для него всё равно, просто живодёрские, инквизиторские орудия пыток. Ма-мма миа...! У него начало медленно темнеть в глазах. Что бы ни упасть, он еще крепче ухватился за собственную рубаху. Врач ничего, не подозревая, сзади помазала его под лопаткой чем-то холодным. Наверное, спиртом. Максим начал медленно оседать на пол. Его едва успели подхватить, и усадили в кресло.

Сунули под нос нашатырный спирт. Стало легче, но не намного, а уж тем более ненадолго.



Медики, из-за большого потока людей, действительно очень уставали. А тут ещё к концу работы, когда все нервы на пределе, а силы на исходе, попался не просто нарушитель медицинской дисциплины и порядка, а к тому же ещё, какой-то хлипкий, или просто даже капризный молодой человек. Та женщина, которая разыскала Максима в управлении, опять, с новой силой, и где она их только находила..., с упрёками и разными обидными обвинениями, обрушилась на бедного, почти бездыханного Максима. Максим в ответ, сосредоточенно хранил полное молчание. Он, сейчас опять молча, усиленно пытался собраться в кулак.



Вторая женщина, видимо врач с образованием и самое главное с житейским опытом и пониманием, остановила словесный поток брани первой и сказала: — «Шуметь и ругаться здесь бесполезно. Есть категория людей, которые действительно до смерти боятся медицинских уколов. Это научный факт, с этим не поспоришь, и с этим нам медикам приходится считаться. Он как раз относится к этой категории. Ничего страшного. Всё будет в порядке. Он у нас молодец, такой красивый, такой смелый и сильный. Сейчас он соберётся с духом, мы всё сделаем в лучшем виде, и он даже ничего не заметит и ничего не почувствует. Да, мой хороший...?» — ласково, по матерински, обращалась она, к насмерть перепуганному и дрожащему от страха Максиму.

— Какая хорошая, добрая и всё понимающая женщина..., — как будто напоследок, стоя перед эшафотом, с благодарностью и почти что с любовью к ней, про себя, думал Максим. — Вот ради неё, за её поддержку и понимание, я справлюсь с этим, и встану под эту иглу, лягу, как под нож этой гильотины. Взойду на эту мою голгофу. Я смогу, я выдержу, я должен...! — из последних сил, настраивал себя Максим.

Он опять кое-как поднялся с кресла, приготовился. Весь напрягся, как натянутая струна. Тронь, зазвенит или порвётся. Женщина взяла в руку тампон. Весь настрой у

Максима, мгновенно, куда то пропал. Она мазнула его сзади....

— «А-а-а-аа...!» — стараясь всячески сдерживать себя, но всё равно настолько громко, что его могли слышать даже прохожие на улице, завыл Максим.

И тут вдруг, случилось, что-то непредвиденное. Его неожиданно, поддержала сама докторша. — «А-у-а-а-и-ии...» — видимо уже просто заразившись от Максима, и настроившись на его волну, тонким голоском стала в унисон подвывать она ему. Помогая таким образом подпевать Максиму, она всё равно упорно, как зомби, продолжала делать своё дело. Клятва Гиппократа действовала и сейчас, сотни лет спустя. Долг был для неё, превыше всего. Она оттянула ему кожу на лопатке. Его трясло, как в лихорадке. Наступила кульминация....

— «А-а-а-а-ы-ы...!» — уже на одной, какой-то угрожающе рычащей ноте, не стесняясь уже никого и ничего, при этом, абсолютно не сдерживая себя, во всю глотку орал Максим. — «А-у-а-а-и...» — стоя за спиной Максима, вторым голосом и одновременно не очень то приятным для уха фальцетом, вторила ему певучая врачиха.

Нежданно-негаданно, родился потрясающий, полу медицинский, полу гражданский дуэт.

«Да здравствует крепкий, нерушимый союз медицинских работников и больного гражданского населения...! И у нас есть предложение, от дуэта перейти к полноценному хору...».



Ругливая медсестра, с очень загадочным, необычным и прямо скажем интригующим отчеством Оленеводовна, а если полностью, то, Шаповалова Венера Оленеводовна (по всей вероятности, у неё кто-то в роду из родственников, был очень многими любимый персонаж из анекдотов, чукча-оленевод, разводивший оленей на Далёком Севере, и вот это самое, немного странное отчество по отцу, медсестра Венера Оленеводовна, благополучно получила в наследство..., хорошо, что он ещё не был змееловом, или ещё кем-то...!) ошалело, наверное, впервые наблюдавшая такую необычную картину, с широко открытыми глазами, и видимо тоже поддавшись общему настроению, царившему в комнате, так же, толи всхлипывала, толи просто попискивала стоя за своим медицинским столиком. И при этом она судорожно сжимала в руках запасной тампон, смоченный нашатырным спиртом. В настоящий момент, и это было видно даже невооружённым и неискушённым в таких делах взглядом, то, что объём, или величина её медицинских познаний, была строго обратно пропорциональна величине страха, который сейчас Максим испытывал и тоже имел в наличии. Но данное обстоятельство, нисколько не помешало ему чуть позднее, после всей этой истории с уколом, даже немного подружиться с Венерой Оленеводовной, которая впредь, стала информировать его, на предмет проведения в городе, каких-либо медицинских процедур и мероприятий.

Иглу, наконец, воткнули в бренное тело.



— Эы-ы-и-хха-и-а... — как бык перед бойней, напоследок, и так же по-бычьи не простонал, а скорее как-то обреченно-глухо промычал Максим. И тут же, буквально через секунду, торопливо, обращаясь сразу ко всем присутствующим в комнате, пока ещё с дрожью в голосе, но с явным облегчением, тихо и очень неуверенно спросил... — Это что, уже всё...? Сделали что ли...!?

— Всё герой, всё...! — уже свободно и раскованно, взахлёб хохотали обе женщины. — Не помер чай? Нет...!? Ну, и хорошо! Значит, будешь жить. И, скорее всего, долго. Ох, и насмешил же ты нас, друг ты наш ситный. Да не дрожи ты так сильно! Как лист осиновый в непогоду. Всё уже позади, храбрец ты наш...! Можешь расслабиться и глубоко вдохнуть. Или в туалет сбегай на всякий, как говорится случай...! — этот совет уже дала, культурная Венера Оленеводовна... — Ой, бабоньки, сейчас сама помру от смеха и такого невиданного балдежа! Ой, не могу! Ха-ха-ха-ха...!



Максим смотрел и слушал, как заразительно смеются эти две женщины, вспомнил всё, что с ним только что произошло, и уже сам, причем тоже с удовольствием и даже с желанием, подключился к хохочущим медикам.



= = =



ГЛАВА — 30.



«Продолжение.... Бык РАЗБОЙ и Его НЕУДАЧНАЯ Попытка, Удержать ВЛАСТЬ в Стаде..., в противостоянии с ПАРОВОЗОМ...».









И сейчас, уже лёжа в инфекционной больнице с тяжелым пищевым отравлением, он с иронией и вместе с тем, с определённой горечью и грустью, вспоминал свои недавние медицинские похождения, одновременно пытаясь найти выход из создавшегося, как ему тогда казалось, довольно незавидного и очень сложного положения.

Через два дня свадьба...! Он должен быть в форме. Обязан просто. А вместо этого, он обессиленный до такой степени, что даже не чувствует своего собственного тела, в больничной полосатой пижаме, преспокойно лежит на больничной койке. Ну не анекдот ли это? А...!? Расскажи кому, ведь не поверят. А если поверят, засмеют.... А ты здесь лежишь спокойненько, и на самом деле, больше не жив, чем мёртв.... Какой здесь смех, какое веселье? Да и потом, какая тут тебе дорогой свадьба...!? Какая брачная ночь...? Тут не до жиру, тут быть бы живу...!



Молоденькая девушка, в белом халате, принесла капельницу, установила её, приготовила всё необходимое для этой процедуры. Взяла руку Максима, протёрла спиртом, постучала ладошкой по вене, взяла иглу. Максим непроизвольно согнул в локте руку. Она внимательно посмотрела на него, но опять ни говоря ни слова, разогнула ему руку, протёрла спиртом, постучала по вене, взяла иглу.... Максим опять согнул руку. И так повторялось три, четыре раза. Результат был один и тот же. Максима опять заклинило. Максим наклонил, как бык свою голову и уперся рогом в невидимую бетонную стену. — «Ох, и неправильно же я делаю...! — думал про себя Максим. — От такой моей глупой и беспросветной упёртости, можно и дуба дать...! Зачем свою судьбу испытывать!? Я, как тот бычок, который мерялся своей силой с паровозом...». — Мысли Максима, унесли его на свой далёкий, родной Урал, в детство, и перед глазами, чётко, как на экране телевизора проплыла одна история, свидетелем которой, он случайно оказался.



У многих соседей по улице на которой жил Максим, и у его родителей тоже, в домашнем хозяйстве имелись коровы. Обычные бурёнки, которых в летнее время, жители посёлка собирали в одно стадо и пасли на разных зелёных полянах и лужайках. Нередко это стадо паслось вблизи железнодорожного полотна. Травка там была хорошая, сочная и эти коровки её мирно пощипывали, набивая ею, свой безразмерный желудок.



В этом стаде находился и бык, (к счастью наверное для него..., только с двумя крепкими рогами...) хозяин и властелин своего коровьего гарема. Был он довольно крупный и нередко без всякой видимой причины не в меру агрессивный. Всё время хотел кого-нибудь, да забодать.... Максим и другие мальчишки, зная его не совсем мирный норов, старались от него держаться подальше и лишний раз ему не докучали. Так, на всякий случай.... К чему ненужные и к тому же довольно опасные приключения. Они ему понапрасну не досаждали, а тем более никогда не злили его. Этого быка звали Разбой.



Поезда по железной дороге ходили довольно редко, и поэтому стадо без какой-либо серьёзной опасности для него, паслось возле полотна, и иногда, по мере необходимости, перегонялось на другую сторону колеи, на более новую, свежую, и еще не вытоптанную траву.



И в этот раз, при перегоне коров через насыпь железнодорожного полотна, как всегда первым на рельсы поднялся бык Разбой.



И надо же было такому случиться, что как раз в это время, вдали показался паровоз. Он довольно быстро приближался к коровьему стаду. Машинист, увидев препятствие, в виде быка, поднявшегося на железнодорожную насыпь, вполне естественно и к тому же заблаговременно, дал протяжный гудок, что бы тот обратил своё бычье внимание на надвигающуюся опасность, поторопился с переходом и освободил железнодорожный путь. А если говорить ещё проще, то чтобы он попросту убирался к какой-нибудь очередной «чёртовой...» матери, ну..., хотя бы типа Кузькиной....



Но наш Разбой видимо думал немного иначе, так сказать специфически, по-своему, а проще говоря..., по бычиному.

Услышав гудок паровоза, он исподлобья резанул по нему взглядом..., а затем вообще прекратил всякое движение. Разбой остановился на рельсах и встал на них, как вкопанный, внимательно и отнюдь не дружелюбно глядя на это приближающееся крикливо-голосистое существо, глаза его при этом, недобро сверкнули и стали медленно наливаться кровью.



Очень может быть, что он принял паровоз за своего возможного соперника, который пытается угрожать ему своим «рёвом...», и хочет отобрать у него, завладеть его коровками, его гаремом, и тем самым лишить его безграничной власти, любви и свободы. Кто его знает, о чём в это время думал наш Разбой!? Это осталось тайной. А гудок паровоза, он по всей вероятности рассматривал, как боевой клич, или, как вызов, брошенный ему незнакомым, но уже очень ненавистным ему соперником.

И Разбой этот вызов принял, как истинный рыцарь и защитник своих «дам», то бишь «тёлок, тёлочек и телушек...».

Он наклонил голову вниз и исподлобья смотрел на приближающегося врага. При этом его рога, едва не упирались в шпалы. Затем он начал злобно мычать и бить копытами, отщепляя от этих шпал увесистые щепки.



Машинист паровоза (предполагаемый соперник бычка — вот умора...) начал понимать, что с быком творится что-то неладное, и уже с беспокойством и тревогой жал на гудок. Паровоз, тоже сейчас гудел без остановки. Для Разбоя это было не что иное, как сигнал к бою и призыв к действию. Он, вначале медленно, а потом всё быстрее и быстрее, начал набирать скорость, несясь по шпалам навстречу паровозу. Хвост быка находился в боевом положении, параллельно рельсам, а близлежащую округу заполнило громкое, злобное мычание.



— Му-у-у-у... — во всю свою глотку ревел бык, во время бега, высекая копытами искры. — Ту-у, ту-у, ту..., надрывно гудел мчащийся на встречу быку паровоз, в кабине которого, с вытаращенными глазами метался машинист. Два объекта, один из плоти и крови, другой из железа и огня, стремительно мчались навстречу друг другу. Ни тот, ни другой не желал уступить друг другу дорогу. Паровоз, по причине того, что ехал по рельсам, которые удерживали его в строго определённом направлении, а бык, по причине своей несусветной глупости и нежелания делится с кем бы то ни было своим гаремом.



Машинист, уже не свистел и не гудел. Он со всей силы давил на все тормоза, которые имелись на паровозе. И из-под колёс ревущего «соперника», как и из под копыт Разбоя, в разные стороны, летели искры. Но было уже поздно. Расстояние между ними быстро сокращалось. Встреча неминуемо должна была состояться.

И она, эта встреча состоялась. Как говорится в полной мере и лоб в лоб.

Треск был слышен за много сотен метров от места столкновения и выяснения, очень своеобразных отношений, между паровозом и быком.

Паровоз отделался легкими царапинами и вмятинами, а наш бедный Разбой, летальным для него исходом.



«Вечная ему людская и коровья память, за проявленный героизм и мужество, при защите своих законных бычьих прав, на свою чрезмерную сексуальность и почему-то очень осуждаемое в нашем обществе многоженство...!»





= = =







ГЛАВА — 31.



«МАКСИМ не СДАЁТСЯ, как КРЕЙСЕР «ВАРЯГ...».









— Вы чего это больной безобразничаете...!? — растерянно, но очень грозно спросила медсестра, возвращая Максима из воспоминаний детства, к реальной действительности. — Не хорошо так..., не по советски как-то...!



Максим ничего не ответил, Максим усиленно молчал.... Ему, который раз уже в жизни, было стыдно. Он чувствовал и понимал, что сейчас, он чем-то был похож на быка Разбоя, из своего далёкого детства. Максим по гороскопу был Телец, то есть, — тоже упёртый бычок...! Но только без гарема...



Медсестра, поняв, что сама в данной ситуации с этим непонятным и капризным больным не справится, пригласила на помощь врача из отделения. Но и опять не тут то было. Из этого тоже ничего хорошего не получилось. Максим был непреклонен. Максим стоял насмерть.



Вскоре, собрались, наверное, все врачи отделения, во главе с заведующей. Они, каждый наперебой, объясняли ему всю серьёзность его положения, критического состояния его здоровья, просили, требовали, увещевали его и просто стыдили. Ничего не помогало. При очередной попытке поставить капельницу, Максим в ответ, так же последовательно и где-то даже мужественно, сгибал в локте свою руку.



Они все уже знали, как его зовут...! Они уже называли его по имени и даже иногда ласково. — «Так дело может дойти и до моего отчества...!» — немного с юмором, немного с грустью лёжа на койке, подумал Максим.

— Максим..., Вы понимаете, что если при таком отравлении, как у Вас, мы не введем Вам медицинский препарат...! — ласково, но в тоже время с металлическими нотками в голосе, уговаривала его заведующая отделением... — То могут быть, и наверняка будут нежелательные и даже очень вероятно, непредсказуемые последствия! Прямо скажем, возможны, трагические последствия.... Если Вы не хотите думать о себе, то подумайте хотя бы о нас. Мы отвечаем за Вас, мы несём за Вас ответственность, вплоть до уголовной. Мы у Вас, как заложники! Вы же должны это понимать! Вам же не десять лет...!?

Но Максим не сдавался. И ему было сейчас на всё наплевать. Он стоял незыблемо. Он стоял непоколебимо, прочно, как русский огневой дзот, во время Великой Отечественной войны. Или, как поётся в одной патриотической песне, «Врагу не сдавался наш гордый «Варяг...»!



Врачи видимо поняли, что он никогда, никому не сдастся. Даже на милость победителя. Тем более, что победителем в этой «борьбе», пусть хоть и отрицательным и глупым, и на свою же бедную голову, но всё таки был он, Максим. Максим — Победитель. Ха-ха-ха...! Вот где сюжет достойный описания. Вот где действительно ирония судьбы...!



Люди в белых халатах, на какое-то время оставили его в покое. И спешно удалились, на вдруг, ни с того ни с сего свалившееся, теперь уже на их бедные головы, срочное, незапланированное совещание. Им надо было, во, что бы то ни стало, выполнять свой долг по спасению человека.

Эскулапы совещались недолго. В палату, где лежал Максим, вновь пришла заведующая отделением.

— Ну вот, что дорогой ты наш больной... — подразумевалось, что лучше бы ты к нам такой «хороший», вообще никогда не поступал... — начала зав. отделением: — «У Вас сильнейшая интоксикация и её, в любом случае надо снимать. Ваш организм основательно ослаблен. Коль скоро Вы не даёте ставить капельницу, тогда Вам придётся просто пить эту самую глюкозу и всё остальное, причем в очень большом количестве. Надеемся, что это хоть как-то Вам поможет...».

— Пить, я согласен. Пить, это сколько угодно...! — уже не ощущая самого себя, устало, послушно и чуть слышно пролепетал Максим.



И он начал вливать в себя глюкозу. Он пил её, пил и пил.... Он уже сбился со счёта, сколько бутылочек им было выпито, а ему медсестра подносила и подносила всё новые. Максим понимал, что пить лекарство необходимо. Надо было, как-то выкарабкиваться из этого состояния. Умирать оттого, что он просто, что-то съел и отравился, Максиму почему-то не очень хотелось. Это же просто смешно. Даже хуже того.... Просто юморина в Васюках!

Он представил, как на его похоронах произносят траурную речь: — «Этот милый молодой человек, полный сил, неиссякаемой жизненной энергии и будем откровенны, просто бычьего здоровья, неожиданно для нас, даже не попрощавшись с нами, ушёл от нас, то бишь трагически скончался. Дал дуба при загадочных обстоятельствах. И вот сейчас, перед нами лежит просто симпатичный „жмурик...“. А мы до сих пор, даже не знаем от чего, он этого самого дуба дал...! В чём, собственно говоря, причина...? А ведь, наверное, что-то съел безобразник!? Шалунишка эдакий! Нехорошо...! И поэтому... — оратор повысил голос — Я, на всякий случай, чтобы впредь избежать подобных трагедий, призываю Вас дорогие мои друзья, — выступающий сорвался на фальцет — Никогда, слышите никогда, не ешьте зелёный болгарский горошек,... да и остальную дребедень, тоже. Так, на всякий случай...! А посему, уважаемые друзья, — Аминь...!»

Представляя это, Максим с завидным и, тупым упорством носорога, продолжал пить. Но всё всегда, когда-то кончается. Даже жизнь, не говоря о какой-то глюкозе.



Сестричка подала ему очередную бутылочку, и сказала: — «Ну, вот и всё, сказали, что достаточно. Это последняя...».

Максиму уже мерещилось, что эта глюкоза прямо сейчас начнёт выливаться из всех отверстий, которые у него имеются. И он, как ему казалось, справедливо посчитал, что последняя бутылочка будет лишней, и поэтому он «ласково почти с любовью» посмотрел на неё, и незаметно для медсестры вылил её содержимое прямо под себя, на казённый, больничный матрац. — «А ну его всё, к едрене — фене...!» — напоследок подумал Максим, вспомнив, таким образом, своего тестя, и куда-то медленно и тяжело провалился.



Его уставший организм требовал хоть какого-то отдыха. Максим, пусть беспокойно, но всё-таки спал. И если ему и снились сны на мокрой постели, то, скорее всего связанные с морем, и скажем откровенно, не очень-то приятные.



= = =



Рано утром Максим проснулся, или вернее очнулся от забытья. Первое о чём он сразу вспомнил и подумал, так это о том, что послезавтра у них с Инной свадьба. Поэтому, во что бы то ни стало, надо было отсюда выбираться. Он с большим трудом встал с постели и, цепляясь за стены, побрёл в кабинет заведующей отделением. Сил не было никаких. Его шатало во все стороны. Максим чем-то напоминал маятник от часов, или изрядно выпившего человека.

Шатало не от сквозняка, и не от ветра. Нет...! Его шатало даже от собственного, слабого дыхания. С трудом передвигаясь по больничному коридору, Максим увидел одну табличку на двери, на которой было написано: — Комната для хранения грязного белья. — Интересно..., — через силу соображая, подумал Максим — Зачем они его хранят...? И как долго хранят...? Не проще ли было бы, его просто постирать...!? Хотя чему тут удивляться.... У нас всё делается через одно место..., всё не так, как у людей.... У нас включатель называют выключателем, помещение для сбора или приёма грязного белья — комнатой для хранения грязного белья.... — и вот так тихонько, рассуждая про себя по этим, очень интересным делам и вопросам, он, как-то совсем незаметно, добрался до кабинета врача. Несмотря на такую рань, заведующая отделением, была на месте.



— Здравствуйте... — едва слышно произнёс Максим.

— Доброе утро! — ответила женщина. Она с явным интересом, тревогой и удивлением смотрела на Максима.

— Вы меня, пожалуйста, извините за вчерашнее... — Максим, чтобы передохнуть, сделал вынужденную паузу — Но всё дело в том, что я жених, и у меня послезавтра свадьба.



На лице у женщины появилась улыбка. Она, наверное, представила себе, что-то уж очень забавное и смешное. Улыбка не исчезла, а так и осталась на её лице.

— Жених значит...? Это очень и очень интересно. Ну и что же дальше жених...? Какие будут просьбы, пожелания...?

— Я вполне серьёзно. Я действительно послезавтра женюсь. Всё уже спланировано и организовано. Приедут друзья, родственники. Приедут с разных мест. Даже с Урала. А жениха нет.... Что им делать то...? Не играть же свадьбу без жениха, только с одной невестой. Какая свадьба без Ивана? Такое у нас, по-моему, еще не практикуется. Безалкогольные свадьбы помню, были! А вот «безжениховских», что-то не припомню! Нет, нет! И еще раз, нет. Моя свадьба, не может, не состоятся! Я..., то есть непосредственно жених, ну прямо таки должен, я думаю, даже просто обязан присутствовать на своей собственной женитьбе. И потом, как же быть в отношении первой брачной ночи...? Это же мой долг! Я обязан его исполнить. Как Вы думаете? Долг, или обязанность...?



Заведующая отделением, уже не улыбалась. Она уже откровенно, но еще пока не очень громко, просто смеялась. Вернее, как-то очень своеобразно подхахатывала. Наверное, опять, что-то себе представила. По всей вероятности, она, обладала хорошим воображением, чувством юмора и бурной фантазией. А может, вспомнила свою недавнюю молодость. Кто её знает...? Чужая жизнь, потёмки! В своей бы разобраться....

Но Максим видел, что эта женщина, всё-таки поняла и поверила ему. Поверила, наконец, что он действительно самый, что ни на есть настоящий жених, попавший в беду, и что с организацией свадьбы, у людей на самом деле было много хлопот, затрат и волнений.



— Но что же Вы от меня хотите, Максим...? — уже, где-то немного сочувственно и даже с долей понимания, спросила она.

— Я хочу, чтобы Вы, меня выписали сегодня, прямо сейчас. Иначе, я просто не представляю, что произойдет и чем вся эта история может закончиться...! Женитьба моя рухнет в тартарары....

— Нет, дорогой Вы наш больной, я это, ни при каких обстоятельствах, ни при каких моих желаниях, сделать не смогу. Просто не имею права. Вы посмотрите на себя, жених...! — она опять улыбнулась — Вас же ветром качает. И я вполне серьёзно говорю, что от такого сильного отравления, как у Вас, человек действительно может умереть. Я вообще удивляюсь тому, как Вы умудрились сюда самостоятельно добраться...! Видимо Господь Бог, вас здоровьем не обделил. Но, так или иначе, отпустить Вас я всё равно не имею права. Не и-м-е-ю...! — медленно, по слогам закончила она.

— Тогда я просто сбегу отсюда... — уверенно, но в то же время, как-то неуклюже и довольно безапелляционно, заявил Максим.



Она сейчас уже не улыбалась и даже не подхохатывала, и не кудахтала, как квочка на насесте. Она, не сдерживая себя, громко смеялась с какими-то переливами и всхлипываниями. Видимо представила себе, как Максим, в его теперешнем полу бездыханном состоянии, на крыльях любви, несётся к брачному ложу, дрожа от нетерпения.... Навстречу своему счастью, на свою первую брачную ночь, для выполнения своих супружеских обязанностей.

Хотя, она так же поняла, что Максим на самом деле, если так можно выразится, «сбежит» из больницы. Охраны то у неё не было. А сама, сторожить больного, она совсем не собиралась. Это не входило в круг её обязанностей. Поэтому, как будет, так и будет. Но она уже за этот «побег» ответственности не несла. А если и несла, то совсем чуть-чуть. Самую малость. А у человека, действительно знаменательное событие в его жизни.

Добраться назад, до своей палаты Максиму помогла медсестра. В палате, кроме него, лежали еще пять особей мужского пола. И все такие же полуживые, как и сам Максим.

Он без утайки всё рассказал этим мужичкам. Всю свою историю с женитьбой.

И эта необычная на их взгляд история, чуть не вышибла у наших больных, скупую мужскую слезу. — «А жениться, при любых обстоятельствах, ты всё-таки должен.... Свадьба, она в жизни, как рождение и смерть, только раз бывает. Ну, если конечно, после первой, не женишься во второй и третий раз.... И долг каждого нормального человека, на эти мероприятия не опаздывать. На них надо прибывать вовремя...» — все, как один, советовали Максиму, маломощные коллеги по палате. Они сочувствовали Максиму, они его уже почти любили. Они хотели, нет..., они просто жаждали ему чем-то помочь. Максим об этом их и попросил....

И все эти доходяги, проявив неписаную мужскую солидарность, дружно сползли со своих кроватей, и последними общими силенками взгромоздили Максима на подоконник.



Напоследок пожелав ему хорошо повеселиться на свадьбе, просто столкнули его с подоконника вниз.... — «Не опоздай на свою свадьбу, друг, и мы все тебя сердечно поздравляем...» — это последнее пожелание он услышал уже в полёте. Благо палата находилась на первом этаже, поэтому Максим в свободном падении парил совсем не долго. Его почти буквально поймала его верная невеста Инна, которая вся издергалась и извелась, но не бросила его, и всю ночь напролет ждала, нарезая круги любви, вокруг здания инфекционной больницы. Усадив своего любимого в такси, она вместе с ним помчалась домой, к своим родителям.

Мать же, всё-таки врач.... Вот и пусть приводит Максима в более или менее относительный порядок. Чтобы он смог, хотя бы просто присутствовать на своей же свадьбе. Не отменять же её...!?

Вот уж действительно, «УЖ, ЗАМУЖ, НЕВТЕРПЕЖ...!»



А Максим в это время, в больничной, полосатой, как одежда у «зека» пижаме, в расстроенных чувствах, и полу лежачем положении, мирно трясся на заднем сидении такси, стремительно мчащегося навстречу своей разнесчастной женитьбе.





= = =







ГЛАВА — 32.



«СВАДЬБА МАКСИМА с ИННОЙ. О Людских ПОЛОВИНКАХ...».









И вот в этом, без всякого преувеличения, очень даже фешенебельном ресторане, в котором для такого дела был полностью снят целый этаж, и проходила свадьба Максима с Инной. Просторный зал был разукрашен цветами, цветными лентами разного калибра, расцветки и размеров, плакатами с разными наставлениями и пожеланиями молодоженам, и ещё, какой-то всякой всячиной, пестрящей яркими пятнами из разных углов.



На эстрадном помосте восседал оркестр, готовый немедленно вступить в дело. Микрофон изредка «фонил...», напоминая, таким образом, о себе, о своём наличии и желании покричать во всё своё луженое горло....

Всё было чинно, добротно, весомо. Все гости находились, и это было хорошо заметно, в предвкушении праздничного, по кавказки шумного, и щедрого застолья.

В общем, все хотели выпить....



Максима и Инну усадили в торце огромного свадебного стола установленного в форме буквы «П», и приставили сзади двух молодых крепких ребят с лентами через плечо. Их роль сводилась к следующему. Когда на сцену выходил гость и говорил всякие хорошие слова и напутствия в адрес молодоженов, жених и невеста должны были вставать и стоя выслушивать поздравительные речи. Тогда, в этот момент, эти крепкие, молодые люди незаметно брали Максима под локоточки, приподнимали его и поддерживали в стоячем, вертикальном положении, пока гость не заканчивал своё выступление. Затем отпускали Максима, и тот каждый раз, благополучно плюхался на своё место жениха, до следующего поздравления.

И так было до тех пор, пока основной поток поздравляющих гостей не иссяк....



Когда присутствующие немного подпили, то уже такого пристального внимания

жениху с невестой, почему-то уже не уделялось. Все были больше заняты закуской, выпивкой, едой, разговорами застольной направленности.



Максим не только не обижался на гостей за это, но был даже рад такому повороту дел. Можно было перевести дух и собраться с мыслями, которые в голове Максима перепутались от напряжения и действовали в разнобой, каждая сама по себе, как лебедь, рак и щука. Никто из присутствующих на свадьбе, даже близкие родственники, исключение составляли только родители Инны, не знал, в каком плачевном физическом состоянии находится один из виновников этого торжества.

Незаметно для всех, почти, что так же, как это делал в своё время, добрый старик Хоттабыч, к ним подошёл Андрей Иванович и не без сочувствия, по отечески спросил Максима: — «Ну, как дела старик, держишься пока...? Ничего дорогой, ничего, крепись, как всё это закончится, тогда дома и отдохнешь. Ох, и заставил же ты нас поволноваться...! Ну ладно, не будем об этом. А уж тем более не станем же мы расстраивать родственников, друзей и просто хороших знакомых. Нам как говориться нужно день простоять, ну..., и конечно ещё, ночь продержаться.... А потом спокойно можно делать «хэндэ-хох...»...! И всего делов-то...! Верно, я говорю Максим...? Кстати Максим, на каком это языке я ввернул...!?

— По-моему..., на грузинском...! — не до конца ещё потеряв чувство юмора, с устатку брякнул Максим... — А продержаться, мы продержимся..., — тоже с определённым трудом вытирая пот со лба, но, стараясь отвечать уверенно и выглядеть бодро, обнадёжил тестя Максим. — «По крайней мере, ребята, которых Вы ко мне приставили сзади, отлично знают своё дело. Я без них, был бы как без рук. Да и без ног заодно. Ну а сейчас, стало немного полегче, гости с нас переключились на хавку, то бишь еду, простите. А её, как я понимаю, заготовлено достаточно. Так что я думаю, всё будет в порядке. День мы простоим точно. А вот что будет ночью, одному Богу известно.... Самая главная задача, которую надо решить, это не склеить бы ласты. А то получатся грустные похороны, а не веселая свадьба».

— Ну, ты уж и загнул старик...! — как-то певуче и немного осуждающе протянул Андрей Иванович — «Побольше экспрессии дорогой ты наш зятёк, побольше оптимизма. Хотя я прекрасно понимаю, что для тебя сейчас это, почти что не выполнимая задача. Как говорится, не всегда удаётся перепрыгнуть через одно место.... Вернее никогда не удается, будем последовательны и откровенны. Но мы то все с тобой Максим, и все мы тебя очень даже „ай лав ю...!“ Верно, я говорю дочка...?» — Он ласково посмотрел на Инну, и при этом добрая, мягкая и где-то по-домашнему теплая улыбка, пробежала по его губам, и как-то совсем по-новому осветила его лицо.



Свадьба шла своим чередом, и как говорится полным ходом, а Максим тихо и мирно сидел за столом и размышлял по поводу людских «половинок...».

Один из выступающих гостей, ласково, и как-то уж очень проникновенно, назвал Максима и Инну «половинками», которые в этой жизни нашли друг друга. Дескать, это и есть в этой жизни людское счастье. С этой теорией «половинок...», Максим был согласен и не согласен одновременно....

С одной стороны, ему было непонятно, как и почему люди женятся, выходят замуж за своих избранников, которые не просто живут в одном городе или на одной улице, а зачастую за тех, кто живёт в одном подъезде, на одной лестничной площадке...! Это ж что за такой поиск своей единственной половинки...?! Прошел два, три метра до двери напротив и вдруг, с бухты-барахты, «нечаянно», в одночасье, нашел свою любовь...! Бред какой-то...! И, как правило, такие браки оканчиваются «пшиком», то есть традиционным, русским разводом. И вот тут, с таким очень простым решением вопроса, Максим был не согласен.

Для того, что бы, что-то, или кого-то найти, надо как считал он, достаточно серьёзно потрудится. Ведь человек не знает, где находится и где проживает в настоящий момент, его единственно верная половинка. Вот и трудись, ищи, где она спряталась? Может даже не только в другом городе или области она нашла своё прибежище, а вообще в другой стране...! Не кидайся на первого или первую встречную. Ищи, трудись...! Найдёшь, значит, у тебя появляется реальный шанс, прожить жизнь, действительно с любимым человеком. Причем прожить достойно, прожить счастливо, в любви и радости. А тут, какой-то грязный подъезд, лестничная площадка, и вот она, эта самая Любовь, вся нараспашку и даже нарастопырку...! Смешно...! А может и не столько смешно, сколько грустно и печально. Ведь за всем этим, стоят разбитые человеческие судьбы. Причём стоят прочно, можно сказать насмерть, как совсем недавно насмерть в инфекционной больнице стоял сам Максим....

Если же взглянуть на эту проблему с другой стороны, со стороны поиска своей судьбы, в общем- то тоже ничего хорошего увидеть не удаётся. Наверное, жизненная близорукость не позволяет это сделать....

Люди в какой-то определённый момент своей жизни, когда кого-то встречают, часто, причем искренне, решают, что они нашли именно свою единственную и неповторимую половинку. И женятся, выходят замуж за своих избранников. Пожив, какое-то время вместе, они в начале думают о том, что ошиблись опасливо и осторожно, но, в конце концов, очень скоро говорят об этом громко, уже ничего и никого не стесняясь и не опасаясь, (нередко дело кончается простой потасовкой) и приходят к следующему выводу.... Нужно разводиться. Да...! Нужно расставаться. Произошла трагическая ошибка. Нашли не ту половинку, которую искали, не настоящую. Вот незадача...!

А уже есть дети, совместно нажитое имущество и так далее. И тут возникает большущая проблема...! А именно..., далеко нередкое и бесконечное «хождение по мукам...», этих самых «половинок...».

По поводу дележки этого самого имущества, она начинает взывать к его благородству, (как будто не знает, что как раз, она и расходится с мужем из-за того, что этого самого благородства у него нет, и никогда не было...). А он взывает к её «совести...», доказывая, что всё имущество, да и всё остальное тоже, куплено исключительно на его кровные деньги, заработанные каторжным трудом. (и он тоже, как вроде бы не знает, что совести у неё нисколечко то и нету, поскольку она изменяла ему, ну скажем так — неоднократно...). И такие, или подобные разборки происходят везде и повсюду на нашей планете. А у детей, кстати, есть одна интересная особенность, рождаться вне зависимости оттого, являются ли их папа с мамой, настоящими половинками или нет. Такое вот не совсем правильное, запланированное кем-то, увеличение генофонда и численности населения. Они рождаются просто так, без всяких там яких..., заранее доверяя своим будущим родителям. А те их при этом, почти всегда бессовестно и подло обманывают.

Вот было б здорово, если бы дети рождались исключительно только у тех родителей, которые действительно не ошиблись в этой жизни и на самом деле являются настоящими половинками одного целого. Хоть они бы не страдали из-за безалаберности родителей, которые ошиблись в результате своего неудачного поиска. Ну, ошиблись, сами и разбирайтесь. Это ваши дела... Дети в этом не участвуют. Идите и ищите дальше, но только без нас, без детей. И не бросайте нас, где попало, и не таскайте нас за собою повсюду, как груз, который и нести не с руки, тяжело и бросить невозможно, так как совесть заест. Если конечно эта самая совесть еще имеется в наличии, а не потеряна до конца.

И люди упорно, как зомби, продолжают искать дальше. Первый, пусть неутешительный и даже отрицательный жизненный опыт, всё же приобретен. Отрицательный результат, тоже результат, успокаиваем мы себя. Ничего страшного не случилось. Не повезло в этот раз, обязательно повезёт в следующий.... И продолжается поиск чёрной кошки в чёрной комнате, которая ко всему прочему, в эту самую комнату даже случайно, даже с большого перепугу, не забегала....



Так появляется очередной, следующий партнер.... А всё в этой жизни познается в сравнении. И люди, желая того или нет, начинают сравнивать теперешнюю «половинку...», с предыдущей.... И зачастую эти сравнения бывают не в пользу очередной. Первая то половинка, оказывается, была намного лучше.... Хотя, тоже попалась не настоящая. Тогда на кой ляд, мне продолжать мучится с этой, совсем, как я уже убедился и окончательно понял, не моей, а чьей то совсем чужой половинкой. Пусть идёт отсюда и ищет свою....! И мы тоже пойдем искать свою, следующую. Свою и только свою...! И не будем понапрасну терять время. Его у нас и так, остаётся всё меньше и меньше. Так, что пошла прочь от меня ненавистная «половинка».



И это, продолжается до бесконечности. Вернее, до конца нашей жизни.



И расползается, растекается вокруг нас разочарованность в жизни, непонимание

этой жизни, боль, страдание и горе, как расходятся круги, от камня брошенного в воду, тихого красивого и чистого озера.



И почти каждый из нас, всю свою жизнь, с завидным, но тупым упорством Сизифа старается бросить, швырнуть, как можно больше этих камней, валунов и булыжников в это прекрасное, созданное Богом озеро Жизни, попадая при этом, как правило, в свою собственную жизнь. Прямо себе в лоб.... А если сильно повезет, то не в лоб, а в глаз. Или в бровь. Хотя большой разницы ты при этом не ощущаешь. Что в лоб, что в глаз, всё едино. Всё равно нестерпимо больно, и так же всё то, что произошло с Вами, уже не поправимо.



И вот, пока мы судорожно ищем своё одно единственное счастье, меняя эти половинки, как щёголь меняет свои перчатки, проходит наша жизнь. Проходит безвозвратно, проходит мимо, транзитом, обдав нас при этом холодным, пронизывающим до самых костей сквозняком, в конце жизненного тоннеля. И также мимо, таким же транзитом, не задержавшись возле нас ни на минуту, проходит и наше Счастье. Вернее, не проходит, а пролетает. Пролетает, как противно каркающая ворона над помойкой. А жизнь то уже того, тю-тю, вроде, как и кончилась...! Пора как говориться и честь знать.... Задерживаться здесь, никому не позволительно. Жизнь тоже оказывается лимитирована. И мы все в ней, простые лимитчики. Большинство из нас, лимитчики у себя дома, в своей собственной стране, а не только в одной Москве, и многие из нас, находятся в унизительной роли, непрошено «понаехавших...».



Но время бескомпромиссно и неумолимо, и для всех нас, наступает тот самый момент, когда надо будет уступать место другим соискателям добра, зла и Счастья....

Одно хоть, правда не так уж и очень сильно, но всё же утешает. Может они, эти соискатели, наши дети, умнее нас окажутся. Удачливее.... Найдут себя в этой жизни. Поймут что-либо в ней...!? Будут счастливее своих глупых родителей.



Вот об этих, неясных, вернее очень даже запутанных, но на его взгляд очень интересных вещах, сидя за свадебным столом, совсем не в унисон с застольным весельем, размышлял, наш не совсем здоровый Максим. Он чуть приподнял глаза, окинул отсутствующим взглядом, почему-то веселящихся в этой жизни людей, вновь опустил их немного, уткнул взгляд в такой уже родной пол, и опять окунулся в свои мысли....

Он пытался, как-то подбить, подытожить всё то непонятное ему самому до конца, о чем он только что думал: — «И что же в конце то концов, получается...? — продолжал анализировать Максим — Куда выходит, не кинь, везде клин...!? И так плохо, и эдак не хорошо. Ничего не делать, сидеть дома, не высовывая носа и не искать свою Любовь... — смешно и вроде даже глупо! Ринуться на её поиск, очень даже вероятно, что позади себя, в процессе жизни, ты наворотишь и оставишь столько грязи и дерьма, что с ним, ни один Геракл не справится. Авгиевы конюшни, любому чистильщику, стерильной операционной покажутся.



Так всё-таки, где же ответ, и желательно правильный...!? Если есть вопрос, должен быть и ответ на него. Не бывает вопроса без ответа. Как не бывает и ответа без вопроса. Правда, далеко не все ответы легки, просты, доступны и лежат на самой поверхности. На виду у всех. Подходи, бери и пользуйся.... Многие ответы приходится искать и находить их с большим трудом. Но они, эти ответы всё-таки есть, они всё же существуют в природе. А может как раз, ничего, и искать то не надо? А...!? Никаких ответов и никаких таких половинок? И сам ответ возможно настолько очевиден, что он не просто лежит на поверхности, а находится, стоит у тебя прямо перед тобой, перед твоими же собственными глазами! И действительно на виду. Как в Библии, всё ясно, просто и понятно. Хотя и в ней тоже много лишнего и бредового наворочено. Правда и здесь нужна одна поправка, пояснение. Понятно для тех, кто на самом деле хочет её понять.



Максим сам, ради праздного любопытства несколько раз начинал читать Библию, и всякий раз отбрасывал её в сторону. — «Галиматья, какая-то...!» — говорил он в очередной раз и закрывал её. И это было до тех пор, пока он своё праздное любопытство не сменил на любознательность и желание понять, о чём говорит Библия, и что она пытается донести и рассказать людям. Он начал понимать то о чём говорится в Библии, и с достаточным уважением относился к ней, хотя тоже находил в ней уйму спорных моментов, но всё же читал её с большим удовольствием.

И здесь тоже, необходимо сделать, одну очень существенную оговорку. Читать и даже понимать Библию, вовсе не означает, что ты автоматически сам начинаешь жить согласно тому, о чём написано в Священном Писании. Отнюдь...!

И вот именно так, и, скорее всего именно по такой не хитрой схеме, жил и сам Максим. Знать то он знал, но не очень-то выполнял то, что знал. А жаль...!



— И так...! — всё же пытался до конца добраться Максим... — Мужчина и женщина, как ни крути, не верти, и есть эти самые две половинки!? Почему же эти две половинки, очень часто никак не могут стать одним целым...? Что им мешает? Скорее всего, им мешает, и не дает это сделать, отсутствие Любви. Не просто страсти или желания обладать другим человеком, ассоциируемого непосредственно с телом, плотью, и, как правило, переходящее просто в животную похоть, а вот именно отсутствие Любви. Настоящей Любви.

Любовь является цементом, самым, что ни на есть супер клеем, который навсегда, на всю жизнь, с обоюдного согласия и желания соединяет, склеивает мужчину и женщину. Они становятся одним целым. Они становятся единым, нерушимым монолитом. Происходит чудо...! Происходит проникновение, растворение мужчины и женщины друг в друге. В физике, этот процесс называется диффузией. Хотя номинально, людей всё также двое. Отдельно друг от друга. Но это только видимая часть айсберга.... Видимая всем нам, на физическом уровне.

Слияние же, в одно целое, которое происходит на духовном уровне, так сказать под водой, человек своими земными глазами увидеть не может! Он может это только чувствовать своим сердцем, если хотите своею Душой. И это слияние и есть та невидимая для глаза, но реально существующая и несравненно большая, подводная часть, огнедышащего айсберга человеческой Любви.... Это, — слияние мужчины и женщины на Духовном уровне. Обязательно придёт и их телесное слияние. Чуть позже или одновременно, но оно непременно произойдёт.



А вот может ли сам человек, изолируемый от всего, являться Любовью...? Скорее всего, нет, не может. А значит тогда, человеку нужна помощь...? Помощь извне. Кто же может оказать «всемогущему...» человеку эту помощь...? Смешно, но получается как по Ленину. Когда-то, он произнес пророческие слова, определившие надолго жизнь большевизма в России. Ленин уверенно произнёс, констатировал, поставив этим самым жирную точку в нашей истории: — «Есть такая партия...! Что в переводе с языка Стеньки Разина, означает только одно... — «сарынь на кичку...!» — Так же и нам следует еще более уверенней сказать: — «Есть такой помощник...!», и этот помощник — твой Бог.... Никак не чужой, а именно твой.... Бог сказал: — «Я, есть Любовь...!». Только Бог мог сказать и утверждать подобное. Вовсе не человек. И Его утверждение о том, что только Он есть Любовь, является законом для нас, аксиомой, не требующей, чьего-то дополнительного, а уж тем более, человеческого согласия по данному Божьему утверждению, и каких-то там подтверждений, одобрений и доказательств этому, со стороны людей. Бог не может обманывать, так как Он является и Истиной.

Стало быть, без Бога не может быть и Любви...! К ней мы можем прийти только через Бога и никак не иначе. Без Бога, ничего, ни у кого из нас, не получится! Ни у кого и никогда.... И мы это видим везде и повсюду. Всё это вокруг нас. Вокруг нас сплошное, нескончаемое безбожье...!

Если у тебя ничего не ладится в жизни, причём не только с одной Любовью, а вообще с самой жизнью, а в ней много всякого разного, вини в этом только самого себя. Значит, ты не пришел к Богу, а, следовательно, ты не с Ним.... — Господи...! Ох, и куда же я забрался, в какие такие забрёл дебри...? Как бы самому, во всём этом не запутаться и выбраться отсюда вовремя! — с определённым беспокойством подумал Максим — Если человек не с Богом, то тогда он с кем...? Неужто с этим...? Ну, как его? Даже называть не хочется. Короче говоря, с парнокопытным? Ведь Душа человека, в любом случае должна кому-то принадлежать! Душа, — не есть собственность тела. И она не может быть бесхозной, беспризорной. Это Душа взяла тело на время, напрокат. И Она вовсе не похожа на хулиганистых и чумазых воспитанников, весёленькой организации, под названием — «Республика ШКИД....» Отнюдь...!!!



Люди мало, или совсем не задумываются над собственными же словами, с которыми они обращаются друг к другу..., — ну например, он или она говорит: — «У «тебя» красивое тело (руки, ноги глаза и так далее...). То есть само тело и все его остальные части принадлежат кому-то другому, (какому-то неизвестному — Тебе...) который является владельцем всего тела, является Главным...! И это самое «у тебя»..., и есть «Ты» сам..., и есть твоё незримое, истинное «Я», — твоя вечная Душа, которая в определённой мере, несёт ответственность за своё тело, за свою очень и очень слабую плоть, и которая в свою очередь, в нашей, земной жизни, подвержена всяческим искушениям, то есть обыкновенному, человеческому греху.... И подбивание итогов, время оплаты по счетам обязательно наступит. И как ты себя вёл в этой жизни, правильно или нет, с тебя потом обязательно спросят. И очень важно кто спросит и как именно...!? У человека нет особого выбора, кому он будет принадлежать. Или, или...!? Выбирай сам. Другого человеку, просто не дано. И мы так же, абсолютно не задумываемся, над Тем.., что когда мы прощаемся (расстаёмся на какое-то непродолжительное время, или навсегда...) друг с другом..., Никогда не говорим друг другу..., — Ну, НА..., или ну, Возьми..., — а мы Всегда говорим только... — Ну, ДАВАЙ...! -. И всё лишь потому, что в нас заложено и сидит неистребимое желание — всегда только БРАТЬ..., но Никак, не Отдавать..., даже вроде бы своему единственному и любимому тобой человеку....<u></u>

<u> </u>

Да..., а вдруг, твое знакомство с ним, ну..., этим козлом, уже состоялось...? И догадывается ли о таком, очень интересном знакомстве и кумовстве, сам человек...? Скорее всего, «наверное нэт». По всей видимости, он, даже и не подозревает, кто у него в корешах ходит. А «корешок...» -то этот, очень и очень опасен, для любого и каждого из нас...! Это Вам не какой-нибудь там, замухрышка второразрядный.... Это сам Люцифер, собственной, бездуховной персоной, к Вам в гости пожаловал.... И если Ты не с Богом и не защищён Им..., то Тебе дорогой мой, пришёл полный и однозначный «кирдык».... Собирайся рыть канавы и жарить свою голую задницу на сковородке.... Сопротивляться тут бесполезно, а бороться..., — глупее глупого тем более.... И крылатое высказывание товарища Сталина, — Наше дело правое, враг будет разбит и Победа будет за Нами..., — здесь не «катит....». Этот «корешок-куманёк», тебя в два счёта, без всякого труда, положит на обе лопатки.... И боится он, только одного, только Господа нашего, ИИСУСА ХРИСТА..... Только ОН Один, может утихомирить дьявола, надавать ему по сусалам и посадить его под «домашний» арест, в своей любимой преисподней....

А Вас, поверьте уж мне, Люцифер совсем не боится, ну..., Нисколечко....

И если бы ты, или кто-либо другой, знал, или хотя бы просто догадывался обо всём этом, то один только страх от такого рода кумовства с самим дьяволом, заставил бы любую заблудшую овечку, да и Вас тоже, в обязательном порядке, улепётывать от него без оглядки, в диаметрально противоположную сторону, не говоря уже о каких-то других вещах.

Но не будем отвлекаться от наших рассуждений. Мы и эту тему обсудим, но как-нибудь в другой раз. Так сказать, «козлиную...» тему....



Таким образом, я, ты, он, она, и, в общем-то, вся, наша дружная человеческая семья, в

наипервейшую очередь, должна прийти к Богу. Именно к Богу, а не к какому-нибудь там Чарльзу Дарвину, или очередному лживому, транзитному «вождю» всех времён и народов.... Возлюбить Бога, получить от него Любовь и самим стать Любовью. Он всегда готов и рад отдать нам свою Любовь. Только ради одного этого, стоит жить! Но, чтобы её получить, необходимо выполнить, всего одно единственное условие. Всего только одно...! Тебе надо так же полюбить Бога, как Бог любит тебя. Не меньше...! Не притворяться и не делать вид, что любишь, (как большинство «божьих рабов» в церкви) а любить по настоящему. И вовсе не как любит «раб», за один только страх. (Это не есть Любовь, а черте что....) — Ну, для примера, возьмем хотя бы Вас.... Вот Вы, как нормально (сейчас очень модно говорить, — адекватно...) мыслящий человек, можете себе представить то, что можно любить кого-то, за то, что ты его боишься до смерти и испытываешь перед ним страх, который парализует твою волю. Думаю, что нет, не сможете.

Страх не способен родить Любовь, страх может родить только ненависть, в скрытой или открытой форме. Скрытую ненависть у всех без исключения «рабов» боящихся восстать, и громко заявить о своих правах. И открытую ненависть, у таких, как, к примеру, гунны, славяне или племена тевтонов и им подобные свободолюбцы, которые свою свободу ценили превыше всего, Спартак со своими единомышленниками, восставшие против своего унизительного рабства, которым надоело быть рабами, и чаша их терпения переполнилась. Потекло через край.... И они, эти люди, постарались стать теми, собственно, какими их изначально и сотворил Бог. То есть стать свободными людьми. Потому, как любить, способен только лишь свободный человек. Рабу это не по силам. Но любить не за страх, не за власть и Славу, и не за богатство, а исключительно только за Человеческую Нравственность (земное понятие), а также за Совесть и Духовность Человека (Божественное понятие). И при всём при этом, нужно очень и очень захотеть Это сделать, нужно очень захотеть познать Бога, Истину, а значит и Любовь...«.

Здесь Максим вспомнил одну интересную и даже в чём-то поучительную, на его взгляд притчу, которую ему рассказал один уже довольно старый и очень мудрый горец, по имени Азамат:

— Учитель привёл ученика к реке и, повелев ему войти в воду, неожиданно надавил ему на плечи так, что ученик полностью оказался под водой. И когда тот начал задыхаться, захлёбываться и судорожно биться всем телом, Учитель отпустил его. Ученик, как пробка выскочил из воды, ловя ртом воздух. Учитель спросил его: — «Скажи, сын мой, чего из всех земных благ хотел бы ты больше всего, когда в глазах у тебя начало темнеть, и ты стал задыхаться...? — Воздуха Учитель, больше всего я хотел воздуха! — с трудом вымолвил ученик... — Но может быть, ты так же хотел величия, славы, богатства или красивых женщин...? — допытывался Учитель — Нет, мой Учитель, — отвечал ученик — И я клянусь Вам в этом, больше всего на свете я жаждал простого и чистого глотка воздуха...! — Так вот...! — сказал Учитель — Когда ты пожелаешь Истины так же, как сейчас жаждал воздуха, Бог откроет тебе глаза...».

Поэтому нам всем нужно просто пожелать, но именно таким образом, каким желал вдохнуть глоток воздуха этот ученик. И тогда Бог, сам, лично откроет тебе глаза, и ты познаешь Истину, познаешь Любовь. Причём тебе не нужно добиваться любви Бога. Тебе здесь не надо трудиться, работать, потеть.... Он тебя уже любит. И давно. Очень, очень давно. Тебе надо просто ответить на Его Любовь. И всё! И взамен получить Его Любовь, то есть самому стать Любовью. Иными словами стать тем самым супер клеем, который навсегда, на всю жизнь, навек, крепко-накрепко, соединит мужчину и женщину.

Ох, и трудная же, наверно, эта задача...? Но что делать...!? Не решив эту задачу мы ничего путного не найдём и не добьёмся в этой жизни. Воз, где был, там и останется. И мы видим, что этот неподъёмный для человека воз, торчит, как заноза, или как прыщ в одном интересном «месте». Торчит, как зараза, везде и повсюду, на нашей прекрасной, но очень грешной земле!

И отсюда следует вывод... — уже довольно устало от такой непомерной умственной нагрузки, тем более при таком не совсем уж хорошем физическом самочувствии, домысливал Максим: — Что нет никакой необходимости, а тем более, хоть какой-нибудь целесообразности, в каком-либо поиске, какой-то неуловимой, мифической «половинки». И даже более того, просто глупо лазить и шнырять по разным, далеко не всегда чистым углам, убивая свое время, свою жизнь, на тщетный, бесполезный, и заранее обреченный на неуспех поиск. Поиск мнимой и нигде несуществующей пресловутой «половинки». Это не истинный поиск, это лживый поиск. Это движение в тупик, в пустоту, в никуда...!«.

В Библии сказано: — «Ищите и обрящите...!». Но это вовсе не означает, что

надо искать, всё что ни попадя, каким бы важным при этом, нам «это» не казалось.... Это есть, глупый, бессмысленный поиск. Всем и каждому из нас, надо искать, только одно друзья мои..., — нашего Бога, нашего Создателя. И если человек найдёт и придёт к Богу, значит этот человек, найдёт и приобретёт, — ВСЁ...!









Максим сделал небольшую паузу в своих рассуждениях и затем медленно переключился на реальную, настоящую действительность. — Господи...!? Когда же эта, то есть моя с Инной свадьба, наконец, то, закончится...? Когда же можно будет, потихоньку убраться восвояси...?

И эти жалостные мысли Максима, как будто кто-то услышал. Может сам Бог...!? Бог Максима!?

К Максиму с Инной подошли теперь уже законные тесть, теща, мама Максима Зинаида Семёновна, распорядитель свадьбы и к большому удовольствию молодых, особенно Максима, объявили им, что они могут покинуть свадьбу, и что они свободны и вольны, отправляться, куда им только вздумается....

Все конечно, при этом имели ввиду только одно конкретное место, которое, по их мнению, должно в настоящий момент интересовать молодых — опочивальню....



Свадьба Максима и Инны продолжалась и заканчивалась уже без них, без жениха и невесты....





= = =





ГЛАВА — 33.



«ПОЛУЧЕНИЕ Квартиры. „СОТРУДНИЧЕСТВО“ с нашими „ВНУТРЕННИМИ ОРГАНАМИ...“, — ГАИ...».









Прошло около года, с того момента, как Максим прибыл в этот курортный городок и от местных городских властей, он, довольно быстро, по тогдашним меркам и понятиям, получил квартиру. Свою первую квартиру в жизни. Ему, как всегда, опять, уже в который раз, неожиданно повезло....



Городские власти построили в новом микрорайоне новые жилые дома и определённый процент, от всего количества построенных квартир, согласно правительственных постановлений, обязаны были выделить для нужд военнослужащих. И как всегда, наш Максим, очень удачно к этому моменту и подоспел..... До этого, он всё также, в основном, проживал в военкомате. Иногда, если выдавались свободные выходные дни, он уезжал к родителям Инны и проводил эти дни с ними.

В понедельник, рано утром, он уезжал от них к себе на службу. Ему приходилось добираться на свою работу, на автобусах, электричках, трамваях и ещё чёрте на чём..... Конечно же, тут в обязательном порядке надо сказать, что вся эта транспортная и бездомная канитель, Максиму очень мало доставляла удовольствия.... Вернее, не доставляла совсем....



И вот теперь эта свистопляска, связанная с использованием общественного транспорта разного калибра и всех мастей, которая сопровождает по жизни почти каждого человека, и Максима в том числе, как не имевшего своего постоянного жилья, для него, наконец, то, закончилась. Он мог идти или ехать теперь уже к себе домой, а мог и не идти и не ехать. Это было уже его личное дело. Мог пригласить друзей, родственников, родителей. В общем, кого угодно, кого душа пожелает. Хоть просто незнакомого человека с улицы.

Максим блаженствовал. Он имел свой дом. Свою крепость! Он бы был, наверное, абсолютно счастлив, если бы не одно неприятное обстоятельство. И из-за этого, Максим, пусть не очень сильно, пусть немного, но всё же испытывал угрызение совести. И вот из-за чего;

Когда он сдавал все необходимые документы в исполком, для получения квартиры, он, в том числе сдал и справку о том, что Инна беременна. По ней тоже, должна была выделяться дополнительная жилплощадь. Эту бумаженцию, Максиму настойчиво подсовывала и, в конце концов, всучила его теща, Галина Арнольдовна. Против такого хода, Андрей Иванович, кстати, тоже не очень то возражал, и даже скорее наоборот, негласно одобрял его.

Максим то и сам, если честно сказать, не очень сильно сопротивлялся требованию тещи. Ему тоже хотелось получить не однокомнатную, а двухкомнатную квартиру. Это же уже, настоящие хоромы...! И гуляй там, как по Бродвею, или, в крайнем случае, как по Дерибасовской....

Но и обман, подлог, Максиму тоже не совсем был по душе. Её, то есть его душу, тихонько штормило. А мы все знаем, что вызывает шторм. Кроме страха еще и тошноту, ну и так далее....

Хотя справка была самая, что ни на есть настоящая. Её выдали Инне, когда она была действительно беременна и ещё не сделала аборт. А вот на момент сдачи этой справки, Инна беременной, к сожалению, уже не была.

Но, так или иначе, хорошо это или плохо, судить Вам уважаемый читатель, но Максим всё же, пусть не совсем честно, и не совсем законно, стал обладателем просторной, двухкомнатной квартиры. Она находилась на четвёртом этаже пятиэтажного дома, а сам этот дом, располагался в новом, красивом микрорайоне города, с романтичным названием " Белая Ромашка«.



Когда Максиму вручили ключи, он в эту ночь, впервые, за последнее время спал не на кровати. И он был рад этому обстоятельству. Он спал на картонных коробках, постелив их прямо на пол, посреди одной из двух комнат, имеющихся в его непосредственном, теперь уже личном распоряжении. Максим был в восторге, он просто балдел от такого вдруг на него свалившегося счастья. Под голову, вместо подушки, он положил собственные руки. Это его ничуть не беспокоило и не смущало. Он был в этот момент, действительно, наверное, по настоящему счастлив. Шутка ли, своё жильё, свой дом?!

В эту ночь он спал крепко, он спал без сновидений. Мой дом, моя крепость...!



Утром, Максим встал такой же счастливый, как и лёг спать накануне. Сделав небольшую физическую разминку, он пошёл не как обычно в общественный умывальник, а в свою ванную и основательно искупался, наслаждаясь теплой струёй воды, бившей из душа. Затем в одних трусах вышел на лоджию, огляделся вокруг, полюбовался панорамой города, и с каким то интересом и озорством хулиганистого мальчишки, взял, да и просто плюнул с высоты четвёртого этажа вниз. — «А ну его, всё к едрене-фене...» — вспомнил Максим своего жизнерадостного тестя.

Увидев, как шлёпнулся плевок, он с некоторой опаской посмотрел по сторонам.

Никто из соседей его безобразий не видел.... — Всё прекрасно и жизнь тоже... — подумал Максим — Он бил его в морду, он бил не спеша. И жить хорошо и жизнь хороша... — промурлыкал Максим слова из песни одного популярного певца, отчего-то вдруг, совсем неожиданно, пришедшие в этот момент ему в голову, и... пошёл одеваться. Надо было идти на службу.

Часы показывали восемь часов утра.



= = =



На службе у Максима, тоже всё складывалось, более чем хорошо. Его уже знали в крайвоенкомате, знали как грамотного, дисциплинированного и думающего офицера способного к серьёзному анализу сложной обстановки и принятию быстрых и правильных решений.



Горвоенком так же был доволен Максимом и, по всей видимости, не без его личного участия, о Максиме в крае складывалось это довольно благоприятное для него мнение. Заместитель крайвоенкома, полковник Юдин, в узком кругу командиров и начальников, даже высказал вслух такую мысль, что, — «Этому лейтенанту, — то есть имелся в виду Максим: — По службе, будет дана «зелёная улица...», — и что, мол, таких грамотных офицеров, как Максим, надо, и даже просто необходимо продвигать по служебной лестнице.

Вскоре Максиму было присвоено звание старшего лейтенанта, и его перевели служить, помощником начальника первого отделения, на капитанскую должность. Максим теперь отвечал за мобилизационную готовность автотранспорта всего города. Должность была достаточно ответственная, но к тому же ещё, беспокойная и довольно хлопотная. Его друг и старший товарищ, Анатолий Васильевич Буранов уже не был ему непосредственным начальником.



Работать приходилось в тесном контакте с городской автоинспекцией.

И здесь Максиму пришлось столкнуться с определёнными трудностями, о которых он раньше не имел ни малейшего представления. Правильнее будет сказать, что ему пришлось столкнуться с обычным и характерным для всей страны, профессиональным цинизмом и просто неприкрытым хамством, проявляемым в частности, со стороны, мягко говоря, «некоторых...» недобросовестных и прямо скажем, очень недалёких офицеров Госавтоинспекции.









Проводя технический осмотр предназначенного для поставки в Вооруженные Силы автотранспорта совместно со старшим лейтенантом ГАИ, которого звали Артур Казарян, Максим увидел и понял следующее...:

Казарян, ни в малейшей степени не был заинтересован в том, чтобы предназначенный автотранспорт, действительно находился в постоянной готовности и отвечал требованиям, предъявляемым Министром Обороны. Ему это было, как говорят, по барабану....

Работу эту он выполнял спустя рукава или не выполнял её вовсе, считая, что этими вопросами должен заниматься, исключительно только сам военкомат.

В общем-то, кроме наживы, взяток, хоть от кого и откуда-либо, его в принципе, по большому счету, больше ничего особо и не интересовало. Книг, как говорится, он не читал и поэтому, в какой-то степени, был потенциально опасен. Это о нём и таких как он, люди говорят: — Бойся не того, кто прочитал много книг и не того, кто не читал их вообще..., а бойся того, кто прочитал всего одну книгу...! Казарян был из последних. Да...! Правда была еще водка. Мог выпить много, и что самое интересное, как правило, оставался почти всегда трезвым. Или таковым, он каким-то образом умудрялся казаться для окружающих. Пил за рулём постоянно, и чем больше была доза спиртного принятого «на грудь...», тем, как ни странно, аккуратнее управлял автомобилем.



Дома у него был очень узкий гараж, в который с большим трудом становилась машина. И Артур, часто в изрядном подпитии, каким-то непонятным для многих, уникальнейшим образом, умудрялся вгонять автомашину между стенами гаража, с точностью высококлассного ювелира. Хотя после такой сложной и тонкой операции, его из салона автомобиля частенько извлекали через окно.... Он уже не мог открыть дверь, ему мешали стены, и он просто отключался, напоминая собой мешок с отрубями.



И поэтому, в конечном счёте, что и следовало ожидать, Казарян естественно, не только не способствовал повышению боеготовности автотранспорта города, а как раз наоборот, сознательно или нет, но эту самую боеготовность по своей линии, по линии Госавтоинспекции, практически сводил на нет.

Приехав на предприятие, Максим ещё не успев разобраться с документацией, уже слышал от Артура.

— Ну, что старшой, поехали отсюда на следующее....

— Так подожди Артур, я же ещё ничего не сделал и даже просто не разобрался с документами по технике, не говоря уже о её осмотре и техническом состоянии. Куда ехать то...!?

— Куда, куда!? Это самое... верблюда! Пока лежит, а то встанет, убежит.... Ха-ха-ха — рыготал Артур, открыв свой щербатый рот — «Обедать поехали старшой. Вот куда.... Пора нам, как говорится подзаправиться. А тут и так всё ясно, как белый день. Руководству ценные, соответствующие указания и распоряжения уже даны. Будут выполнять, куда им деваться. Ты только начал у себя в военкомате заниматься транспортом, а я этим занимаюсь уже давно. Опыт имеется. Так, что давай, заканчивай, и поехали на обед...».



Максиму такой подход Казаряна к делу совсем даже не нравился, он не считал его правильным, а как раз наоборот. Но и сразу возражать ему по этому вопросу, не соглашаться с ним и показывать свой гонор, значит портить отношения с этим человеком. С человеком, с которым придётся работать в дальнейшем, Максиму тоже не хотелось. Пока не хотелось! Будущее покажет....

Они, по предложению Артура, поехали в кафе «Людмила». Максим в него раньше, никогда не заезжал. Другие злачные места он уже хорошо знал, а сюда он ещё не разу не заглядывал. Просто ещё не довелось.



Подъехав к кафе и выйдя из машины, они направились к входным дверям.

Видимо увидев их через окно, из кафе выскочили два довольно упитанных мужичка «кавказской национальности» в белых фартуках, и с каким-то особым почтением и даже подобострастием, вперевалку из-за солидных животов..., (они сильно мешали...) затрусили навстречу Максиму и Артуру.



Максим с определённой надеждой и где-то даже гордостью за себя подумал: — «Наверное, меня так встречают. С уважением.... Значит уже знают меня или слышали обо мне...!» — Кто-то неведомый ему самому, где-то глубоко внутри, нежно гладил его самолюбие, а заодно и его тщеславие. Ему было это, почему-то приятно. Максим ещё больше развернул плечи, приосанился и постарался «сделать» серьёзное, важное и значимое лицо.



Каково же было его изумление и искреннее разочарование, когда он увидел, что эти мужички-толстячки транзитом протрусили мимо него, как мимо пустого места и направились к Казаряну.

А тот, кстати сказать, и это было видно невооруженным взглядом, не очень то с этими ребятами из кафе церемонился. Он смотрел на них свысока, слова цедил, словно через сито, и вёл себя так, как будто хозяином кафе был он, а вовсе не эти юркие ребята.



Их провели в отдельный небольшой банкетный зал, предназначенный видимо только для своих и для избранных гостей, и усадили за стол. И на столе, как по волшебству стала появляться разная еда, закуска и выпивка. Причём не абы, какая, а исключительно только деликатесного свойства и порядка.

Максим смотрел на всё это изобилие и верх кулинарного искусства и с определённым беспокойством думал о том, что хватит ли у него денег, чтобы за всё это расплатиться. Он ехал в кафе, чтобы просто пообедать. Ну, там борщ, котлеты, салат, компот, а тут ему, вернее не столько ему, сколько Казаряну, предложили услуги «скатерти самобранки», и надо полагать не совсем бесплатно.

Да и отказываться то, в общем, было не совсем удобно. Невесть, что подумают. А в настоящее время, если говорить по большому счёту, и уж совсем откровенно, то у Максима деньги куры не клевали.... По той простой причине, что у него пока, не было ни кур, ни денег.

Первое — не купил, второе — не заработал...



Но все эти не очень-то весёлые мысли и опасения, Максим держал при себе, и Артуру ничего об этом, естественно, не говорил. А сказал ему, совсем другое.

— Слушай Артур, ну прямо таки царский обед...!

Казарян ничего не ответил. Он только снисходительно посмотрел на Максима и ухмыльнулся.



Максим чувствовал себя неуютно, не в своей обычной тарелке. Это его злило. Он к этому не привык. Он молча ел и думал о том, что Артур, в общем, то не вполне, или недостаточно образованный и довольно ограниченный человек, по непонятным для Максима причинам, пользуется в быту этой жизни, теми благами и привилегиями, которые ему, Максиму, были сейчас недоступны и не подвластны. Даже и во сне не снились....

Он, наверное, впервые в своей жизни чувствовал себя не в привычной для себя роли. Он не был первым.... С ним говорили и общались сейчас, вовсе не потому, что он Максим, который всем всегда нужен и необходим, а лишь потому, что он был в компании с каким-то там Казаряном. И уйди он сейчас отсюда, его отсутствия, никто бы просто-напросто и не заметил.



По окончании обеда, Максим полез в карман за своими небольшими, но очень кровными деньгами.

— Не дёргайся старшой...! — в руках Артура, Максим увидел не больше не меньше, а простой, аккуратно свёрнутый рулончик. Это были деньги. Здесь курам, работы бы хватило....



— «Ни хрена себе, сказал я себе!» — подумал Максим. — Откуда ж такое богатство у простого лейтенанта...?«



Немного позже Максим поймёт происхождение этого денежного рулончика и последующих тоже. Всё, как и всегда оказалось довольно просто.



Пока Максим на предприятии тщетно пытался наводить порядок в отношении предназначенного для армии транспорта, Казарян действовал по давно уже существующему и неизвестно кем и как, узаконенному плану и сценарию. Заведующий гаражом, как правило, с согласия руководителя предприятия собирал деньги с водителей. Размер, такса за разного рода услуги и операции в период проведения «мнимого» техосмотра были давно уже определены и каждая из сторон, а именно ГАИ и предприятие, хорошо их знали. Казарян в техпаспортах проставлял «штампики...» о проведении технического осмотра, затем для отвода глаз и пущей важности забирал несколько государственных номеров с автомобилей, которые заведующий гаражом приносил ему сам, и только те номера, которые он считал нужным отдать, после чего, Артур клал аккуратно свернутый денежный рулончик к себе в карман, и потом соответственно говорил Максиму:

— Ну, что старшой, поехали на следующее предприятие...?



А предприятий, на которых должен был проводиться технический осмотр, в городе было более двух сотен. На паперть можно было не ходить.



— «Совсем не хило...!» — думал Максим. — «Деньги сыплются с небес, их куёт там, хитрый бес...». — С таким немалым левым доходом, немудрено забыть получить и свою родную зарплату, которая в сравнении с этими рулончиками выглядит, как насмешка... — и Артур действительно, частенько забывал получать эту самую зарплату.









Казарян, за весь обед расплатился сам. Максим понимал, что, таким образом, он попадает в определённую зависимость к нему. И Артур видимо, это делал вполне сознательно и обдуманно. С прицелом на будущее.

— Ну, что Артур, двинули на работу...?



Казарян, по хозяйски и даже с каким-то вызовом развалившись в кресле, с любовью поглаживал свои усы....

— Зачем...? Я думаю, мой друг Максим, на сегодня мы потрудились, вполне достаточно. Можем себе позволить и немного отдохнуть. Так сказать, немного расслабиться.

— У тебя, что по этому поводу есть, какие-то конкретные предложения Артур? — как-то непривычно для себя, и почему-то не совсем уверенно, спросил Максим.

— Конечно, есть Максим. Но говорить о них я тебе сейчас не стану. Всему своё время мой друг. Пока ты, на мой взгляд, ещё не «созрел...» для таких «утончённо-интимных...» мероприятий.... И пусть для тебя это будет сюрпризом, и я на это очень надеюсь, приятным сюрпризом...! Но чуть позднее.... Сегодня мы с тобой обойдёмся без «экстрима...» и займёмся, вполне безобидной и доступной почти всем, «развлекухой».... А вот сейчас «старшой», ответь мне, только на один, очень даже немаловажный, для нас мужиков вопрос .... Тебе кто больше нравится..., блондинки или брюнетки?



— А хрен его маму знает Артур...!? Что тут можно тебе сказать, дружище...?! Если честно, то я, никогда, даже и не думал об этом. Я имею ввиду цвет волос. Мне кажется, что это, не столь существенно.... На мой, скажем так, не вполне просвещённый взгляд..., они..., очень даже друг друга стоят...! И все они, по моему разумению, и моему «глыбочайшему...» убеждению, но..., и также к большому нашему огорчению..., — Одного поля ягода.... Обе начинаются с буквы «Б...». И разница только в Одном: Брюнетки, это — наличие Тёмных, Мрачных мыслей..., Блондинки, это... — Отсутствие, Каких-либо мыслей....



Казарян..., по поводу последнего высказывания Максима в адрес брюнеток и блондинок, как-то глупо хихикнул, а затем, почти сразу же после своего хихиканья, и без особой паузы для ответа, сделал свой вывод-заключение и вынес свой глубокомысленный вердикт... — «Самое Лучшее Наказание для Любой женщины..., это битьё Вашим животом..., по её попе....» — после чего, также добросовестно и невозмутимо продолжил допрашивать Максима...

— А вот теперь, скажи мне дорогой Макс..., лично ты..., молоденьких, красивых «дэвушек...» любишь...? Любишь «наказывать» Их, ласково и нежно, но по полной, как говорится программе...?



Максим на этот вопрос ничего не ответил, а только лишь слегка кивнул Казаряну, в знак того, что красивых девушек он любит..., и так же молча добавил про себя: — «И причём очень..., и даже очень.., люблю....»<u></u>





= = =







ГЛАВА — 34.



«ПОКУПКА АВТОМОБИЛЯ. ВАЛЕНТИНА...».







Занимаясь делами у себя на службе, Максим начал замечать, что одна девушка — технический работник, от какого-то городского предприятия, с повышенным интересом и вниманием, стараясь, это делать незаметно, рассматривает и наблюдает за ним. Максим в свою очередь, как уже опытный охотник по женской линии, тоже начал присматриваться к Валентине. Так звали девушку.

Она, по мнению Максима, какой-то уж особой женской статью и красотой из общей массы девушек не выделялась и не отличалась. Но она была юна и свежа, как молодое яблочко ранним утром, покрытое свежей, утренней росой. Иногда такое яблочко очень даже хочется скушать.... Похрустеть свежей упругостью, и ощутить сладость не только во рту, но и во всём теле тоже.

Ей было около девятнадцати лет, не более того. Максим потихоньку начал больше внимания уделять Валентине. Чаще чем с другими разговаривал с ней, шутил и иногда, как бы по-дружески легко и невинно обнимал, держа её при этом за талию или за плечи. Валентина не возражала против таких безобидных объятий, и даже как раз наоборот, сама старалась поплотнее прижаться к Максиму то грудью, то округлым бедром, а иногда и тем местом, которое находится, как раз между этими самыми бедрами.

Максим понимал, что если он решит и захочет близости с Валентиной, она никуда от него не денется. Но надо сказать, что она, не очень то волновала и заводила Максима, и не особенно сильно будоражила его воображение. Видимо именно по этой причине, Максим не форсировал события на предмет их более плотного знакомства.

Но всё и всегда, однажды начавшись, когда-то обязательно заканчивается. Так случилось и на этот раз.

В этот день Максим заступал на сутки дежурным по военкомату. Время дежурства с шести вечера и до восьми утра следующего дня. Валентина об этом дежурстве знала. Выбрав момент, когда вокруг никого из работников рядом не было, она подошла к Максиму, и немного стыдливо опустив свои черные глазки, горящие, как два уголька из-под длинных ресниц, спросила его.

— А можно я к Вам приду вечером, на Ваше дежурство...? Ну-у, так просто....

Максим, быстро сообразил, что к чему.... Но ему и самому, было всё это очень даже интересно, и поэтому, он тут же, особо не раздумывая, очень естественно и очень правдиво, прикинулся простым «гофрированным шлангом...».

— А, зачем...? — стараясь, как можно наивнее при этом выглядеть, вопросом на вопрос ответил он.

— Да так, просто.... Пообщаться вне служебной обстановки, поболтаем немного. Время у меня есть, и я ничем дома не занята.

— Поболтать...!? Ну что ж, в этом ничего плохого нет. Я, как говориться «за», и в принципе возражений не имею. Хотя тебя на работе, как я понял это сейчас, нужно посильнее загружать, коль после рабочего дня, у тебя нет желания отдохнуть дома. Работаешь, значит не в полную силу, без огонька....

— Мы кстати, о моей загрузке в рабочее время, также можем поговорить вечером. Да и о другом тоже. Об огоньке, например.... Так я могу прийти к Вам...? Можно...?

— Ну, хорошо Валя, договорились...! Давай, подходи часам к восьми вечера, если время тебе девать некуда. Я думаю, ты мне не помешаешь своим присутствием, нести мою нелёгкую службу и выполнять свои служебные обязанности...!

— Я думаю, что нет, я Вам не помешаю. А возможно даже в чём-то и помогу. Окажусь полезной....

— Ну, тогда и ладушки, если тебе действительно нечего делать дома, то будем считать, что договорились.

Максим ушел после обеда домой, отдыхать перед дежурством. Это была так сказать официальная версия для начальства. А на самом деле, Максим абсолютно не нуждаясь ни в каком отдыхе перед заступлением в наряд, направился по своим личным делам. Он шёл на встречу с одним художником и по совместительству с заядлым коллекционером старинного оружия. Звали этого художника — коллекционера, Эдик. Эдик Тучкин.

Они давно были знакомы, нередко общались друг с другом, и даже в чём-то это общение, можно было назвать дружбой.

Эдик частенько помогал Максиму в оформлении плакатов, стендов по военной тематике для отделения. Где-то уже недели две Максим уговаривал Эдика продать ему его машину, БМВ, серебристого цвета. У Эдика был брат. И вот об этом брате и должен был состояться разговор между Эдиком и Максимом. О чём пойдёт речь, Максим не догадывался, и на этот счёт даже ничего и не предполагал.

Они встретились в ресторане, с экзотическим и немного глуповатым названием, «Голубая лошадь». Об этом Максима попросил сам Эдик. Заказали два комплексных обеда, минеральную водичку, кофе.

— Максим..., — начал разговор Эдик — у меня к тебе будет одно деловое предложение. Я думаю, оно взаимовыгодное для нас с тобой обоих.

— И что это за предложение...? — с определённым трудом пережевывая жестковатый шницель, спросил Максим.

— Да, в общем, то, на мой взгляд, довольно простое. Особенно для тебя с твоими организаторскими способностями. И оно заключается в следующем.... Ты же намереваешься купить у меня машину? Надеюсь, не передумал ещё? А я её, в данный момент, и сам тебе не прочь продать. Созрел, как говорится. И я её тебе продам. И даже значительно дешевле той цены, которую ты ранее готов был заплатить мне за машину.

Максим внимательно слушал Эдика и не перебивал его. Только чаще задвигал челюстями. Эдик продолжал....

— Но у меня есть одно условие, или даже скорее просьба, которую если ты выполнишь, то я продам тебе машину за следующую цену, гораздо меньшую, которая была прежде. Эдик назвал эту сумму.

Разница в цене была довольно ощутимая, и от этого у Максима даже немного участилось сердцебиение, и он чуть было не поперхнулся. Но он всё же продолжал, «умно» молчать и дожевывать свой злосчастный шницель.

— А просьба у меня к тебе такая.... Надо помочь моему брату, устроиться работать на автозаправочную станцию, простым бензозаправщиком. И всего делов-то...! Ты сможешь помочь мне в этом деле Максим? Что скажешь на это?

Максим лихорадочно соображал.

— Да пока ничего не скажу Эдик. Надо подумать, что и как, и кого, конкретно

необходимо подключить к этому делу. Я, как ты сам понимаешь, не директор нефтебазы!

Максим сразу же, без особого труда, понял интерес братьев к бензозаправке, и какую выгоду они могут из этого извлечь для себя. Заправщики воровали государственный бензин безбожно. И об этом в принципе, впрочем, как и о многом другом воровстве, повсюду и везде, знали если не все, то подавляющее большинство руководства города, да и просто обычных людей. — «Но, как и каким образом, это дело может непосредственно касаться меня лично...? — рассуждал про себя Максим. — Я же не представитель правоохранительных органов, которые обязаны выявлять и пресекать подобные нарушения и злоупотребления! Я помогу ему устроиться на работу и всё...! А если он тоже станет воровать, что и будет, скорее всего, сделано, для того он туда и хочет попасть, то при чем тут я...!? Воровать то с ним я не собираюсь, а значит и отвечать за это, тоже не должен, да и в принципе, не обязан». — Максим, сейчас, а именно, в том случае, если он поможет брату Эдика устроиться на заправку, искал для себя, своей совести, более или менее веские и приемлемые оправдания. — «Но зато у меня будет свой и довольно приличный автомобиль, купленный по бросовой цене. По-моему игра стоит свеч и немалых...!».

И этот щекотливый вопрос, Максимом был решён в свою пользу, и в своих собственных, хотя как ты тут ни крути, всё же меркантильных, и в какой-то мере корыстных целях и интересах.



Он сейчас вполне сознательно не хотел думать о существенной разнице в цене на машину. Хотя именно это обстоятельство для него было главным и решающим. Но он делал вид, в том числе и для самого себя, что именно это обстоятельство, вроде, как и не есть тот самый главный, и всё определяющий довод, который, в общем-то, подталкивает и заставляет Максима, заняться этим всё же сомнительным по своей моральной и этической сути трудоустройством.

Но Максим мечтал о машине. Мечтал и очень сильно хотел её иметь. И непременно серебристого цвета. Да так сильно, что это его желание, над всеми его сомнениями и колебаниями и всякой там порядочностью и совестью, взяло верх. Оно плотно уселось своим седалищем на всё и вся, свесило ножки, и ни на что не обращало внимания, и не хотело слезать с шеи Максима. Да и сам Максим, если быть честным до конца, против этого сидения непорядочности на его, довольно крепкой шее, особенно не возражал.... И даже, скорее всего наоборот. Максим, где-то, тихо радуясь про себя, что ему так ощутимо повезло, подчёркнуто равнодушно вслух произнёс: — «Хорошо Эдик, будем считать, что договорились... — сказал он. — Попробуем это устроить. Попробуем это дело решить. Может когда-нибудь и мою машину твой брат заправит бесплатно...? — закончил Максим, и почему-то слегка криво, ухмыльнулся.

— Нет проблем братан...! — сказал Эдик — и тоже растянулся в улыбке. Его лицо сейчас напоминало большой, круглый, маслянистый блин.



Они распрощались, и Максим на трамвае поехал в военкомат заступать на дежурство. Стрелки на часах показывали половина шестого вечера.

Надо было торопиться. Не хватало ещё опоздать на дежурство. За Максимом такое раньше никогда не водилось.

У Максима после разговора и сделки с Тучкиным, настроение было, почему-то не очень радостное, а вернее, просто, очень даже, гадко-паршивое....





= = =

















ГЛАВА — 35.



«НЕУДАЧНОЕ Дежурство МАКСИМА...».







На своё дежурство Максим не опоздал. Прибыл вовремя, минута в минуту, почти, как истинный ариец с нордическим характером, и с изрядно уже поднадоевшей многим, немецкой пунктуальностью.... Вся страна в который уже раз, по телевидению, смотрела многосерийный художественный фильм, «Семнадцать мгновений весны».

Максим заступил на дежурство.



Работники военкомата один за другим покидали свои рабочие места, закрывали и опечатывали свои кабинеты и сдавали их под охрану Максиму. Женщины, особенно молодые, старались, как можно быстрее убежать с работы, мужчины наоборот, никуда не торопились, как будто дома им делать было нечего. Наконец ушли и они. Максим остался в здании один.



Он сделал обход, проверил все оттиски печатей на опечатанных помещениях, затем занялся просмотром и изучением документов для дежурного по военкомату. Но это его занятие, было вскоре прервано. Кто-то позвонил в дверь. Максим посмотрел на часы. Было начало девятого вечера. «Кого это еще там несёт нелёгкая?» — подумал он. Максим нажал кнопку для внешней связи и спросил — «Кто там, я слушаю Вас!».

— Это я, Валя, техработник ваш.... Что, не узнали меня...!?— раздался знакомый голос из динамика, установленного в дежурной комнате.

— «Тьфу ты, с этой машиной и Эдиком совсем забыл обо всём. Она же обещала прийти...!» — только сейчас Максим вспомнил о Валентине.

Он подошел к входной двери и открыл её. На пороге стояла она, Валентина....

— Ну, ты и даёшь сударыня...! Я вообще то думал, что ты так просто.... Поговорила и забыла. А ты возьми да и появись здесь! У тебя это, серьезно, или как...? Ну что, в самом деле, то, случилось Валя...?

— А мне можно войти...? — немного смущаясь, произнесла она.

— Ну конечно, конечно заходи красавица. Извини меня, растерялся немного. От неожиданности....



Валентина зашла, Максим закрыл двери. Они прошли в дежурную комнату, Максим сел на кушетку. Валя стояла, немного смущённо переминаясь с ноги на ногу, и теребила в руках кончик своей косынки повязанной у неё на шее.



— Ну, что всё-таки случилось...? — спросил Максим.

— Я пришла, что бы сказать Вам — Валя замялась, стараясь подобрать слова — Что я..., что Вы... мне... Что Вы мне очень нравитесь Максим, как не нравился никто и никогда. И я, я люблю Вас..., и хочу быть с Вами... — уже почти скороговоркой выпалила Валентина. Глаза её заблестели, и в них появились слезинки.

Максим таким неожиданным для него признанием был, мягко говоря, очень сильно озадачен. Даже смутился немного.....



— Валя...! Дорогая! Ну, что ты такое говоришь...!? Я тебя знаю чуть больше месяца. Всего то ничего! И ты меня тоже. Я думаю этого не достаточно, чтобы делать такие серьёзные заявления. Да и потом Валюша, я человек то уже женатый. Как мы можем быть вместе, и как всё это, ты себе представляешь...? Я лично этого сделать, ну никак не могу.

— Я не претендую на место вашей жены, нет. И понимаю, что здесь я безнадёжно опоздала. Я хочу сказать другое, хотя и сама до конца не понимаю, что со мной происходит. Мне скоро исполнится двадцать лет, и со мной такого никогда не было...! Меня действительно неудержимо тянет к Вам. Сразу, с того момента, когда я увидела Вас. Ну, или почти сразу. Тянет просто, как к магниту....



— Где-то я уже слышал подобное сравнение... — вспоминал про себя Максим. А вслух сказал следующее.



— Может как раз потому, что тебе именно двадцать, а скажем не пятьдесят или шестьдесят, тебя и тянет..., а я просто случайно оказался под рукой, и дело вовсе не во мне...!?

— Нет, нет...! И, пожалуйста, не перебивайте меня, я чувствую, что и сама собьюсь. Ведь я даже не просто хочу быть с Вами, я очень, и это правда, извините меня, хотела бы иметь от Вас ребёнка, который был бы похожий на Вас...!



— Ну и ну...! Ну и дела! С корабля..., прямо на бал...! Вот так сразу, «хочу ребёнка и всё тут», вроде я просто-напросто штатный бык-производитель...! — соображал Максим, ещё больше очумевший от очередной просьбы Валентины.



В связи с последними словами Валентины в голове Максима пронеслась одна история, или вернее один случай, который произошел с ним несколько месяцев назад, здесь же в военкомате, когда он был ещё лейтенантом. Максим этот случай, почему-то запомнил. Как впрочем, и многое другое из своей жизни.

Когда Максим служил ещё во втором отделении, он занимался так же и оформлением личных дел на кандидатов в суворовские военные училища страны. Встречался с ребятами с их родителями, беседовал с ними. В этот год желающих стать суворовцами, набралось человек двенадцать, пятнадцать.



Как-то их собрали вместе с родителями, и лично военком проводил с ними собеседование. Ребята такой категории, как правило, на порядок выше своих сверстников. По уровню своего развития, по интеллекту и также по другим характеризующим параметрам, которые говорят в их пользу. Они примерно ведут себя в школе и на улице, воспитаны, хорошо учатся. И, как правило, очень гордятся тем, что именно они, поступают в суворовские училища. Ребята по мальчишески стараются быть серьёзными, хотят выглядеть взрослыми, весомыми. На вопросы военкома стремились отвечать серьёзно и, как им, наверное, казалось в тот момент, основательно. И, как это принято, на вопрос, кем бы они хотели стать в этой жизни, ребята отвечали, что хотели бы стать космонавтами, генералами и другими большими руководителями. Их ответы, все присутствующие всегда выслушивали с довольно показным, серьёзным видом, хотя у большинства в глазах или уголках губ таилась определённая, иногда плохо скрываемая усмешка.

И в этот раз, когда на вопрос военкома, на кого бы они хотели быть похожи, все ожидали, что опять услышат громкие имена из числа героев и руководства, один из будущих суворовцев сделав шаг вперёд и пальцем вытянутой руки показав на Максима, и немного смущаясь, сказал: — «Я хочу быть похожим на него... ».



В тот момент Максиму стало как-то даже неловко, не по себе. И он видел, ощущал, определённое неудобство, едва уловимое смущение и среди офицеров, которые присутствовали здесь и были повыше его и чином и рангом и должностью.



И вот сейчас, после такого неожиданного признания Вали, Максим видел какое-то определённое сходство с тем случаем, когда совсем недавно его почти так же выбрал мальчишка, в общем, то далеко не взрослый и не опытный в жизни человек. Что же ими ( мальчиком и девушкой ) обоими двигало..., что ими такими разными руководило в этот момент...? Ими как будто двигало одно и то же, и что-то общее для них обоих. Каждый из них по-своему, искренне тянулся к Максиму. Один хотел быть похожим на него внешне, другая ни много, ни мало, хотела от него родить ребёнка и тоже похожего именно на него, Максима.

— А может и правда во мне есть, что-то такое эдакое...? — как-то очень игриво подумал Максим. — И я сам об этом просто не догадываюсь и ничего такого не замечаю...?! Но, тогда, если я этого не могу уразуметь, выходит я просто дурак!? Хотя этот вопрос, по всей видимости, тоже спорный. Не хотелось бы им быть.... Но в этом будем разбираться чуть попозже. Сейчас, надо полагать не время. Сейчас надо, наверное, всё-таки, что-то делать с Валентиной...? И не стоит об этом много думать!? Ведь я же её сюда силком не тащил, она сама пришла и вполне с определённой целью! Почему это я вдруг, должен отказывать ей в её просьбе? Неужели только лишь потому, что она просто неопытная девчонка, или еще по какой-то другой причине? Надо всегда, в этой жизни, оставаться «джентльменом»...! Даме в её просьбе отказывать никак нельзя... Тем более в такой...! То, что, как она говорит, хочет ребенка от меня..., это одно..., и это мне мало интересно, а вот то, что её можно хорошенько «отлюбить» прямо сейчас, это уже совсем другое дело, и куда более любопытнее и познавательнее..., чем другие....



— Валя, ты сама-то уверена, что ты правильно поступаешь и действительно этого хочешь...? — спросил Максим больше для самого себя, чем для неё, и больше для очистки своей собственной совести. Что б впоследствии не особенно переживать и мучиться по этому поводу.



Она, глядя Максиму прямо в глаза, подошла к нему, и немного стесняясь, но довольно решительно обвила его шею руками, тихо прошептала: — «Да...! Я этого хочу. Сама. И очень.... Обнимите меня, пожалуйста, и покрепче...».



Максим теперь, отбросив уже всякие сомнения, которые еще до сих пор немного терзали его, с удовольствием повиновался ей выполняя её просьбу. Он прижал её к себе, целуя её мягкие, горячие губы. Обе руки, почему-то сами, быстро скользнули на место, которое находится чуть ниже окончания спины.... Оно было округлым, упругим, очень привлекательным и волнующим. Впрочем, как и всё остальное тоже...!

У Максима, где-то в районе солнечного сплетения, пробежал приятный холодок, чуть опустился вниз, там весь напрягся и приготовился к прыжку....



— «А какое в принципе, моё свинячье дело...!? — поставил точку, в каких-то своих, но отчего-то уже довольно слабых сомнениях, которые его ещё немного терзали: — Наше дело не рожать, сунул, вынул и..., — бежать! И голову, что на плечах, напрягать здесь совсем не обязательно...!»



Он взял Валентину за руку и повёл её в архивную комнату, где хранились личные дела офицеров запаса. — «Надо же...!» — думал Максим — «Сейчас, наша Валентина в этой самой архивной комнате, попадёт в мой личный, любовный архив...», — архив, в котором хранились его воспоминания обо всех женщинах, которых он успел отлюбить за свою жизнь и которых он ещё пока помнил.



Максим раздел Валентину. Она стыдливо прикрывалась руками. Целуя и лаская её, Максим уложил Валентину на кушетку, лёг сверху, и попытался войти в неё, в её прекрасное, молодое тело. Но оказалось, что не тут то было.... Он вдруг почувствовал, едва уловимое, телесное, специфическое сопротивление со стороны Валентины, его дрожащему от нетерпения «другу...». — «Неужто опломбирована...?! — как-то нервно промелькнуло в голове Максима, и откуда-то в мыслях у него возникло слово «евнух»... — «И этот самый „евнух...“, даже сейчас, добросовестно стоял на страже...!?». Стойкий Блюститель нравственности и «высокой морали», четко выполнял свою основную задачу, и он пока, что, вокруг всё и вся контролировал..., по охране целомудрия и «природопорядка». Да..., «подружка...» действительно, оказалась до сих пор ещё, никем не тронута....

Максим замер, и от сильного перевозбуждения, у него потихоньку начало темнеть в глазах. Теперь он всё окончательно понял....







Максим кое-как, немного приподнялся над Валентиной и почему-то, боясь получить этот уже ожидаемый и очевидный для него ответ, спросил: — «Валя, ты что, девчонка еще что ли...!?»

— Да Максим..., я ещё девственница — смущённо пролепетала Валентина.



Максим, через силу, с большим трудом заставляя себя сделать это нелёгкое дело, начал медленно сползать с Валентины, как сползает перекипевший кисель со стенок алюминиевой кастрюли.... Проделывая это далеко не лёгкое «сползание», он и сам не знал и не мог объяснить себе, почему он так поступает....

— «Да, на этот раз, мой архив не пополнится новым объектом любви...» — толи с сожалением, толи с каким-то облегчением думал Максим.

— Надо предупреждать красавица...! — с раздражением и даже долей злости, сквозь зубы процедил Максим. — Всё встаём и одеваемся. Свадьбы не будет... — закончил он коротко.

Валентина подавленно молчала. Она чувствовала себя, почему-то очень и очень виноватой....



Напряжение и сумятица в голове у Максима вызванные таким неожиданным, любовно-житейским кульбитом, начали понемногу проходить, и в мыслях, наконец-то, наступила некая ясность. Мозг более или менее, чётко заработал. — В общем, так дорогая...! «Кина», а заодно и свадьбы, как я уже сказал, не будет. «кинщик», хотя и вполне здоров, но всё таки заболел.... Пошёл на больничный. Вынужденно. До поры, до времени. «Он», не хам, не пошляк, и уж тем более не разбойник с большой дороги.... А вот когда ты выйдешь замуж, определишься так сказать со своей девичьей проблемой, он сразу же выздоровеет.... И если желание у тебя к тому времени не пропадёт, вот тогда и приходи, милости прошу, мы продолжим общение на эту щекотливо-нравственную тему. Чем смогу, тем, как говорится, помогу....

А сейчас, что бы чего-нибудь не натворить лишнего, мы просто пожелаем, друг другу всего хорошего, и скажем друг другу, до свидания.

Максим проводил расстроенную Валентину и пошёл додежуривать до конца, своё не совсем удачное дежурство.

Уже ночью, лёжа в гордом одиночестве на кушетке в дежурной комнате, Максим пытался разобраться и понять, как он, «докатился» до такой жизни, и что же это всё значит...? Что заставило его, вот так, за здорово живёшь, отпустить молодую девушку, которая пришла к нему сама, как говорится по доброй воле и на всё согласная. И даже на ребёнка...! Что же такое случилось!? Что это за бардак и пионерское слюнтяйство...? Откуда у тебя взялось это дешевое пижонство? Что с тобой стало Максим...!? Куда же подевалась твоя бесшабашная настойчивость в этих делах, и вся твоя, бескомпромиссная, безудержная, сексуальная прыть...!?

Но сколько он не мучился и не думал над этим вопросом, никакого решения, или хотя бы просто вразумительного ответа в этот раз, Максим так и не нашёл.

Может, всё это произошло потому, что после всего случившегося, у него плохо работала голова...?



= = =



И что, наверное, самое интересное и удивительное во всей этой истории, так это то, что ответ на свой исконно женский вопрос, нашла сама, наша незадачливая и обиженная когда-то Максимом..., но видимо очень настойчивая в достижении своих целей в этой жизни Валентина. Без чьей-либо подсказки и посторонней помощи. И вот каким образом и способом...!?



Прошло месяца три, четыре, или чуть больше. Никто их не подсчитывал. Максим об этом случае, то есть о том, что произошло у него с Валентиной на дежурстве, уже и забыл. Других забот было предостаточно.

И каково же было его удивление и даже можно сказать изумление, когда однажды, выйдя из военкомата по своим служебным делам, он увидел идущую ему навстречу Валентину.



Она, подойдя к Максиму почти вплотную, и видимо всё-таки немного<u> </u>волнуясь и стесняясь, но всё же достаточно твёрдо и решительно глядя Максиму прямо в глаза, сказала: — «Здравствуй Максим! Я два дня назад вышла замуж. И вот я здесь. Я пришла к тебе..., и дело теперь за тобой....»

<u> </u>



= = =







ГЛАВА — 36.



«СОТРУДНИЧЕСТВА» с ГАИ Не ПОЛУЧИЛОСЬ..., но МАКСИМ «ВЫЛЕЗ» на Трибуну....«







Большая часть руководства города, уже знала Максима. Знала этого старшего лейтенанта, как принципиального, грамотного и целеустремлённого офицера, способного заставить практически любого начальника в городе, выполнять требования, предъявляемые к автотранспорту, к его боеготовности. Ну и, в общем-то, в какой-то степени и его требования, то есть требования самого Максима. И к нему, в настоящее время, эти самые руководители, относились с осторожностью, опаской и определённым уважением.... Как же всё это произошло...? Как Максим умудрился добиться этого...!?

Об этом сейчас и пойдёт рассказ...



Казарян, всё не переставал удивлять Максима, своими очередными сюрпризами....

Одним из них, была его любовница, молодая директриса одного довольно большого

продовольственного магазина. Звали её, Клара Захаровна. Что их связывало, для Максима было полной загадкой. Симпатичная и довольно умная Клара, и мягко говоря, несимпатичный тугодум Артур. У неё, они вместе с Казаряном, частенько находили приют, и как говорится, нередко зависали после рабочего дня. Здесь их никто не видел, не слышал, и чем они занимались там, никто не знал. А своё, уже ставшее довольно частым употребление спиртного, они старались, по мере возможности, нигде не афишировать. В этот вечер, они так же сидели у Клары.

Максим готовился к этой встрече, и он был готов к её проведению, очень даже основательно....



— Артур... — начал Максим — ты меня извини, но я буду бороться против тебя и твоих методов проведения техосмотра на предприятиях города. Мы с тобой работаем вместе, как напарники и призваны решать одну и ту же задачу. Но это решение, мы видим с тобой совершенно по-разному. Меня это не совсем устраивает. Вернее, совсем не устраивает. И чтобы не получилось, что я как бы ударю тебя мешком по голове из под тишка, что, на мой взгляд, будет не совсем порядочно, я тебе сейчас прямо, глядя в глаза, говорю, что я буду с тобой бороться, вполне открыто..., всеми доступными и вполне законными методами и способами.



Казарян замер с не откупоренной бутылкой водки в руках, и с удивлением посмотрел на Максима. Немного помолчал.... Наверное, соображал, что к чему. Наконец, он всё и до конца понял..., всё то, о чём сейчас ему говорил Максим.

— Максим, ты что упал, или съел чего-то...!? С кем это ты собираешься бороться!? А...!? Ну, с кем дорогой!? Бред, какой-то...! Тебе будет намного легче и к тому же безопаснее, бороться с ветряными мельницами, чем со мной и такими, как я. — Максим с удивлением отметил для себя тот факт, что Артур знаком с Дон Кихотом, и что очень даже возможно, он с ним на короткой ноге, или даже они закадычные дружбаны... — И потом: — продолжал Артур... — Я не вижу никакой причины для этой твоей борьбы Максим. Где она...? Да хоть бы и была, всё равно разницы никакой нет.... Да если ты хочешь знать, здесь дорогой ты мой, очень многое зависит от меня, и не только в этом городе, но и в крае. Да! Да...! Я и край кормлю, вернее определённое начальство там. И они с радостью берут этот корм из моих рук, как впрочем, и из других рук тоже. Да не оскудеет рука дающего! Слыхал, небось...? Я, и такие как я, вне опасности, вне зоны досягаемости. Они всегда защитят меня, и не дадут в обиду. Я им нужен Максим. Ты понимаешь это...? Что ты можешь сделать, ну что...!? Несёшь ты действительно, какую- то ахинею Максим. Даже не интересно. Давай-ка, лучше выпьем, Аника — воин...!



Он, наконец, открыл бутылку и налил по полному гранёному стакану водки. Наверное, от досады на Максима....

— Давай поехали Максим.... И чего это тебе неймётся...? Мы же нормально с тобой живём, у нас многое есть, нас уважают и даже боятся. По крайней мере, меня.... А кое-кто даже любит... — он повёл глазами в сторону Клары — Хотя я подозреваю, что любят тоже за деньги. Так какого рожна нам еще надо...? Какие такие звёзды с небес...!? И зачем нам ссориться, тем более, что ты ничего этим не добьешься, а только набьёшь себе шишки. Дорогой Максим, не надо пыжиться напрасно...! Не надо. Послушай совет «старого», мудрого армянина....

— Артур, я всё же тебя предупредил, и от этого я не отступлю. А ты думай что хочешь, и поступай, как знаешь!

Максим залпом выпил водку.

— Ну, как тебе угодно дорогой. Дело твоё. Я тоже всё сказал....

Артур так же осушил свой стакан.



= = =



Максим понимал, что изменить, что-то, действительно будет довольно трудно, если это вообще возможно. Казарян и такие как он, крепко стояли на ногах связанные круговой порукой, которая, как уже начал понимать Максим, прочно уживалась почти везде, во всех властных структурах управления городом, да и видимо всей страной. Одни кормили других и при этом не забывали о себе. Другие жрали с их рук и не забывали о тех, кто их кормит, лезли вперёд по головам, всё выше и выше стараясь тащить за собой тех, кто их подпитывает и подкармливает, нужных и верных им людей.



Но у Максима всё же для разрешения этого довольно сложного вопроса, была одна идея....Которую он очень обстоятельно уже давно обдумывал . Она была связана с «СЗ» исполкома. Суженное заседание исполкома, это, как думал Максим, очень серьёзная зацепка и она может оказаться хорошим рычагом, для изменения сложившейся ситуации. «СЗ», можно было использовать, как хорошую, полновесную дубинку, даже просто в воспитательных целях. На нём могли присутствовать только первый секретарь горкома партии, предисполкома, начальник милиции города, начальник Гражданской Обороны и Городской военный комиссар. И эти люди, в соответствии с правами и обязанностями возложенными на них, могли, должны и обязаны были решать, все вопросы, связанные с мобилизационной готовностью всех служб города, в том числе и транспорта.

Максим понимал, что материал для «СЗ» должен быть подготовлен таким образом, что бы никто, даже первое лицо в городе, при желании, не могло спустить всё это дело на тормозах. И Максим такой материал, нужно отдать ему должное, мастерски подготовил. Когда он попал на стол главы города, тот понял, что если по этому решению «суженного заседания», лично им, к немалому количеству руководителей предприятий, среди которых были и его хорошие друзья и товарищи, не будут приняты конкретные меры, то очень даже возможно, что эти самые конкретные меры в ближайшее время, будут приняты уже к нему самому, непосредственно. То есть, к самому руководителю города.... Шутить с обороноспособностью, было никак нельзя, и никому позволено быть не могло. Очень опасно.... Появились опасения, страх. А страх перед наказанием — великое дело...!



В материалах «СЗ» говорилось о том, что вопросы мобилизационной направленности в городе решаются руководителями очень слабо или не решаются вовсе. И эта слабая подготовка, предназначенного автотранспорта в городе, очень грамотно увязывалась с обороноспособностью не только города, но и всего нашего великого, и пока ещё могучего государства. В итоге получалось так, что город, а именно его руководство, сознательно или нет, но, тем не менее, негативно влияет на состояние обороноспособности, и подрывает её не только в масштабах одного города, но и в масштабах всей страны в целом, то бишь, нашей любимой Родины.



И именно поэтому, глава города, скорее всего, был просто вынужден..., по материалам «СЗ» подготовленным Максимом, принимать вполне конкретные решения и действенные меры ко всем нерадивым товарищам.... Несмотря на то, что немало руководителей и довольно высокого ранга, близкие главе города лично, проходили в материалах «СЗ», как злостные нарушители. И которые ни больше, ни меньше, а именно, как «преступно-халатно» относились к выполнению своих обязанностей, повлекшие за собой, не иначе, как тотальный подрыв обороноспособности всего города. Поэтому, вынужденно или нет, с желанием или без него, но меры руководством к безответственным директорам и начальникам, были приняты далеко не шуточные. И многие руководители предприятий были довольно строго наказаны, вплоть до снятия отдельных, с их прибыльных должностей. Такого в городе ещё не было.... По крайней мере, очень давно....



Решение «СЗ», как человеку, принимавшему самое непосредственное участие во вскрытии всех недостатков в мобилизационной готовности города, было поручено довести до руководителей этого же самого города, Максиму.

Так Максим впервые попал на большую городскую трибуну....

Он, на дне руководителя, на котором присутствовало около пятисот директоров, командиров и начальников различных предприятий и организаций города, зачитал и довёл до их сведения, решение «СЗ» исполкома. Резонанс был действительно оглушительный! Просто ошеломляющий! Из уст Максима городское начальство получало то, что и заслуживало на тот момент. Многие естественно получали кнуты, кое-кто получил и пряники. Для разнообразия.... Они хорошо запомнили его. На будущее.... С этого дня, Максим стал узнаваемым в городе.

Но его фамилию, к большому сожалению, для Максима, запомнили не только руководители. Её запомнил так же и сам глава города, которому именно Максим, в общем, то принёс определённые неприятности и сложности в его уверенную, устроенную и очень сытую жизнь. И это обстоятельство в будущем отразится на судьбе Максима.

А пока, наряду со многими руководителями, понёс вполне заслуженное наказание и Артур Казарян. Ему задержали присвоение очередного звания, отменили вручение уже запланированной награды, и ко всему прочему очень строго погрозили пальцем, как бы предупреждая в последний раз, что если будешь продолжать безобразничать, уволим к чёртовой матери. Вот так...! Ни больше, ни меньше. Артур Арменович был очень и очень раздосадован, сильно разгневан, ну, и как большой оптимист, в меру расстроен....



После всего этого, в один из вечеров, после работы Максим и Казарян, вновь сидели в магазине у Клары.

Артур опять налил по полному стакану.

— Ты знаешь, Максим, я даже не знаю, что тебе и сказать...!? Конечно, ты больно ударил меня. Но я на тебя не в обиде. Нет.... Вернее, я и не должен на тебя обижаться. Ты меня честно и откровенно предупредил, а я этого не понял. Я был уверен, что ты ничего не сможешь сделать и всё это пустая болтовня с твоей стороны. Я просто недооценил тебя. И это скорее моя, а не твоя вина Максим. Но ты всё же, очень здорово шандарахнул меня по голове. Так, что аж в глазах потемнело....

Артур выпил содержимое своего стакана, опустил глаза вниз и немного наклонил голову. Но Максим успел заметить, что в его глазах блеснули слёзы. Уверенный в себе, в своей полной безнаказанности, хитрый и мудрый армянин, плакал.



— Может это не он плачет, а водка...? — подумал с каким-то сожалением, и даже какой-то жалостью к Артуру Максим — А может и действительно обида. Кто его знает...? Не выдержал парень. Но это уже не моё дело. Я его, из-за угла не бил... — вроде, как бы, оправдываясь перед самим собой, и успокаивая себя этим, думал Максим.









После всего случившегося, работники Госавтоинспекции, начиная с начальника и кончая рядовыми, сотрудниками, относились к Максиму с определённым уважением и даже почтением, и ничем, никогда больше ему не докучали. Не хотели, или просто побаивались связываться с ним. Трудно сказать.... Но Максим после всего этого, без каких-либо проблем, более полутора лет, ездил на личном автомобиле, купленного у Эдика Тучкина, не имея государственных номеров и техпаспорта.... И за всё это время никто даже и не заикнулся о том, что Максиму надо бы, как и всем прочим гражданам, оформить все необходимые документы на машину, не говоря уже о чём-то большем.

Постовые милиционеры подчеркнуто вежливо отдавали честь Максиму, проезжавшему мимо них на своей машине. Максим из окна, им тоже вежливо помахивал рукой....



Максим начал чувствовать и понимать, что он завоевал, добился, какой-то определённой значимости и весомости в городе. Он был доволен собой и где-то даже собой тихонечко гордился. Но почему-то всё это, не приносило ему, уж очень большого удовлетворения.

Тогда он еще не знал и не понимал, что это, в жизни, в принципе, по большому счёту, далеко не самое главное, и что это, в конечном итоге, очень даже мало, что значит.



После того как Максима перевели на другую должность, на прежнем его месте работы всё очень быстро возвратилось на круги своя. Как будто там Максим ничего не изменил. Как будто и не было никакой борьбы, никакого противостояния с Госавтоинспекцией и всей этой затхлой системой управления. Казарян опять плотно сел на своего любимого коня, да впрочем, и другие «товарищи...» тоже. Всё вернулось в то состояние и положение, которое было до прихода Максима на этот участок работы. И Максим, всё это видел, но он занимался уже совсем другим делом.



Однажды к нему подошел офицер, принявший дела у Максима и сказал: — «Максим, мы все, и я, в том числе видели, как всё изменилось в лучшую сторону с твоим приходом на участок работы, который я принял у тебя. Я сейчас ничего не могу сделать. Всё стало, как и было раньше, до тебя. На меня, все эти гаишники, буквально плюют.... Я не пользуюсь никаким авторитетом и ничего с этим, не могу поделать. Помоги, пожалуйста, подскажи мне, дай совет, как мне быть, и как действовать, чтобы изменить ситуацию так, чтобы у меня было так же, как было у тебя, когда ты занимал эту должность...».



Максим на это практически ничего не ответил. Отделался мало, что значащим разговором и советами. Он понимал, что дать стоящий совет, а тем более универсальный рецепт, как всё это изменить, он не может. Он их просто не знает. Как не знал их он сам, когда начал заниматься вопросами транспорта в городе. Это потом он нашёл правильное решение и выход, потому что очень хотел его найти. Он никому не мог позволить, относиться к себе пренебрежительно, без уважения, а уж тем более плевать на себя.



Максим хотел быть первым. И он желал этого так же сильно, как тот ученик, которого Учитель окунал в воду, и который очень хотел лишь одного, только глотка свежего воздуха....



И офицер, пришедший к Максиму за советом, должен был сам, поступить точно так же. Должен был очень и очень захотеть и пожелать чего-то так же, как желал тот ученик....





= = =



ГЛАВА — 37.



«РАЗЛАД в СЕМЬЕ . КАПИТАНСКОЕ ЗВАНИЕ».







Инна и Максим уже более пяти лет жили в своей новой квартире. Инна всё же сумела закончить учебу в институте и стала экономистом. Работала бухгалтером на одном из предприятий города, куда без особого труда устроил её Максим. «Опыт» по устройству на работу, у него уже был....



Жизнь у Максима с Инной проходила, как говорится, ни шатко, и ни валко. Инна всё также по-прежнему, очень любила Максима. И, наверное, поэтому, многие вещи, дела и поступки, далеко не всегда правильные, которые частенько совершал Максим, не замечала. Или, по крайней мере, делала вид, что не замечает их. Так ей, наверное, было удобнее....



Максим большую часть времени пропадал на службе. А служба действительно отнимала много сил. К тому же всевозможные комиссии из вышестоящих штабов, прибывали в военкомат с различного рода проверками, практически меняя одна другую. Выше стоящие командиры и начальники, отчего-то уж очень сильно любили инспектировать своих подчиненных на Кавминводах.

А комиссия, это оценка твоего труда. Плохая будет оценка или хорошая, этого заранее никто не знает, но именно от этого очень многое зависит у тебя по службе. Это всегда было, как общее подведение итогов всей твоей работы. И каков будет этот итог, в немалой степени зависело от членов всей комиссии, и особенно от её председателя. И поэтому каждый кого проверяли все эти комиссии, старался всяческим образом её задобрить и ублажить.... А когда военком понял, что Максим хороший организатор и большой мастер в решении этих «служебных...» вопросов, который может, хорошо встретить и также хорошо проводить, то все обязанности по так называемому задабриванию всех прибывающих комиссий, он возложил на него. И Максиму, хотел он того или нет, приходилось практически сутками находится рядом с проверяющими. А они не просто только были в командировке. Нет...! Многие из них ещё и находились, как бы на своеобразном отдыхе, оторвавшись от своих жён, детей, бытовых забот и своих непосредственных начальников. Максиму приходилось всех этих проверяющих устраивать в лучшие гостиницы, кормить, поить и чуть ли не спать укладывать. А нередко находились и такие ребята, которые спать в одиночестве, почему-то не очень хотели.... Но Максим к этому времени научился решать и такие щекотливые вопросы. В общем, вся эта, не совсем приятная, но реальная действительность, очень часто и очень плотно окружала Максима, почти со всех сторон, в его не совсем спокойной и шебутной жизни.



А время шло.... В жизни Максима, были и другие дела и события. Его повысили по службе.

Очередное звание капитан, Максим с друзьями и коллегами обмывал всё в том же ресторане «Голубая лошадь». Составленные в ряд несколько столов, буквально ломились от различных закусок и бутылок со спиртным. К этому времени, Максим, по своим возможностям и умению делать деньги и другие, различного рода блага, намного обогнал Артура Казаряна, которому когда-то очень завидовал. Плохо это или хорошо, Максим старался об этом не думать. Так ему было как-то удобнее и спокойнее....



Была здесь на столе и осетрина с неведомым, сногсшибательным соусом, и холодный балычок, шашлычок и буженина. Были «сациви» и резкая на вкус бастурма, помидоры и огурцы, баклажаны разного приготовления, повсюду стояли фрукты и разные сладости-радости, и ещё куча всякой вкусной всячины.... На столе, как бы позируя для всех присутствующих, горделиво стояла красная и чёрная икра, и по её количеству было видно, что её на стол поставили далеко не последнюю, всё, выскоблив до самого донышка. Было ещё много всякой вкуснятины, всего и не перечислишь.... Но точкой, или завершением всего этого кулинарного великолепия, был жареный молоденький поросёнок, красовавшийся на праздничном столе, посредине всего этого земного съестного изобилия....



Гости, поскольку их большинство составляли люди военные, прибыли к указанному времени, и все чинно, важно и с сознанием выполняемого дела, заняли свои места за столом.

Инна, молча, сидела рядом с Максимом, и по её виду без особого труда можно было догадаться, что сейчас у неё далеко не праздничное настроение. К этому времени, они уже около шести лет жили вместе и, в общем, то чем-то уж больно хорошим в своих семейных делах, похвастаться не могли. Детей у них так же до сих пор, всё ещё не было. Инна несколько раз была беременной, но никак не могла до конца выносить плод, и у неё всё время были выкидыши.

Она, видимо сама устав от всего, винила в этом уже не только себя и Максима, но и заодно всех подряд, на всём белом свете....

Да и Максим, в силу сложившихся обстоятельств, начал понемногу отдаляться от Инны. Он редко бывал дома, постоянно находился на работе, в кругу друзей, товарищей и разного рода мелких подхалимов, которые к этому времени в немалом количестве появились в окружении Максима. И они, частенько его везде и повсюду сопровождали, как безбоязненно сопровождают акулу, маленькие рыбки в море, зная, что Максим для всех, рубаха-парень, довольно щедрый, и им всегда может, что-то хорошее перепасть. Как правило, это было или очередное застолье, или освобождение от работы повесткой, либо какие-то еще другие, мелкие шкурные интересы и дела.



— Минуточку внимания уважаемые гости.... Есть предложение начать наше радостное и торжественное мероприятие..., — на правах теперь уже бывшего командира Максима, встав, произнёс Анатолий Васильевич Буранов. — Нашему Болконскому... — Анатолий Васильевич ещё до сих пор этим именем иногда называл Максима: — Присвоено очередное воинское звание — капитан.... И поэтому, У-рр-а-а дорогие товарищи...! — Он немного подождал, пока за столом не перестали шуметь. Затем продолжил свою речь: — «Капитан на самом деле звучит гордо, но капитан это конечно уже не старший лейтенант, но еще дорогие товарищи и не майор...!» — Анатолий Васильевич многозначительно ткнул пальцем, в свою майорскую звезду на погоне, тоже недавно им полученную: — Поэтому мы тебе, как друзья и командиры, настоятельно советуем не останавливаться на достигнутом, а идти дальше, от маленьких звёзд к большим. Пусть их будет на твоих погонах по количеству меньше, а вот по своим размерам и значимости побольше. Чем больше звезда, тем дальше видно её сияние! — Ну, и как Вам сравнение...!? — шутливо-строго спросил, обращаясь ко всем присутствующим за столом Буранов, и закончил: — А сейчас, как и положено военным, давайте выпьем за нашего новоиспеченного капитана. Вперёд друзья...! А ты Максим, пей свой бокал до самого донышка, и покажи нам всем, держа в зубах, свою маленькую, но очень для тебя ценную звёздочку.



Шумное застолье набирало обороты, всё больше и всё сильнее раскручивая свой пьяный, винный омут.



Совсем неожиданно для многих и для Максима в том числе, к столу подошла метрдотель ресторана, держа в своих изящных руках поднос, на котором, и это увидели почти все сидящие за столом, лежал большой хрустальный рог....

Все взоры гостей упёрлись не столько в этот рог, сколько в разные места на теле метрдотеля. У кого как получалось, и кто на что был способен в этот момент, под воздействием винных паров и собственной фантазии. Тем более, что смотреть было на что и выбирать тоже.... Мадам была очень хорошая. Мадам была очень и очень аппетитная....







— Наш коллектив...! — начала молодая женщина — Просит у вас минуточку внимания и разрешения, присоединится к вашему празднику. От нас всех и лично от меня, разрешите поздравить этого очень симпатичного, молодого человека — она взглядом и кивком головы указала на несколько удивлённого в этот момент Максима и продолжила... — С присвоением ему звания капитан.... И вручить ему, от коллектива, наш скромный подарок. Пусть этот хрустальный рог станет для него рогом изобилия, всего хорошего, что есть в нашей жизни. Мы так же желаем ему здоровья, счастья, успехов и большой, пребольшой любви. Он у вас такая лапушка...!

Она подошла к Максиму, вручила ему подарок, игриво поцеловала в щеку, и в этот самый момент с эстрады, где играл оркестр, объявили белый танец....

— Надо же такому случиться...! — очень натурально и довольно правдиво изумилась метрдотель — Белый танец, и, по-моему, как нельзя кстати. Дамы приглашают кавалеров... — очень лукаво глядя Максиму прямо в глаза, томно проворковала она, и через секунду добавила — Разрешите Вас пригласить, товарищ капитан...!? И давайте, наконец, то познакомимся. Меня зовут Ольга. Ну, уж если совсем полностью и официально, то, Ольга Степановна Логунова. А вот то, что вас зовут Максимом, я уже знаю.... Об этом мне доложили, мои расторопные и всезнающие официантки. Да не будьте Вы таким уж очень серьёзным, Максим...! Это Вам совсем не идёт...! — она сделала небольшую паузу, и затем, так же, как и при вручении, Максиму хрустального рога, только уже очень игриво пропела: — Капитан, капитан, улыбнитесь...!

— Вот уж действительно: — Всё приходящее и уходящее, а Любовь и музыка — Вечные...! Хотя в нашей, земной жизни, как очень и очень давно, так и сейчас..., очень многие люди, путают Любовь с блудом собачьим..., а Музыку с какофонией..., и здесь я..., к большому сожалению, не являюсь исключением... — глядя на соблазнительную Ольгу, подумал Максим и, последовав её совету, незаметно для неё, тоже, очень лукаво улыбнулся....



Всю жизнь, в этой женщине удивительным и непонятным образом для Максима, сочетались и мирно уживались две практически несовместимые вещи. С одной стороны, она производила впечатление отпетой блудливой плутовки, у которой в её красивой головке постоянно жили только две, как видимо ей самой казалось, необходимые и основные для её жизни мысли. Одна из них, олицетворяла собой абсолютно свободный секс, без каких-либо ограничений и запретов на личную, бурную фантазию в этом вопросе, и вторая, деньги. Всё, больше ничего...! А с другой стороны она целиком и полностью была похожа на законченную пуританку, или монахиню, которая была готова прожить всю свою жизнь, ни в чём никогда и ни с кем не согрешив. Она, то есть эта самая Оля, была действительно, самая, что ни на есть настоящая загадка природы.

Максим встречался с ней последующие семь лет, но так до конца и не понял, каких из этих двух качеств, а именно чопорной святости или порочного блуда, в ней было больше.... Может, всего в ней было поровну, и того и другого, кто его знает...!? А может, она просто прикрывалась одним из этих качеств, как щитом, никогда и никому не показывая своё истинное лицо, своё я.

И всё-таки, скорее всего, она прятала от людей, свою необузданную порочность и блудливость. Прятала за мнимую, выдуманную ею же, несуществующую для неё самой, нравственность, ибо, зачем человеку скрывать от всех, то хорошее, что есть в нём на самом деле...? Этого хорошего у людей не так уж и много, чтобы не замечать его или прятать от кого бы то ни было.

Хотя Максим мог на этот счёт и ошибаться. Судить всегда, а тем более судить справедливо очень сложно. А лучше всего, не надо судить кого-либо вообще. Если получится, конечно....





= = =







ГЛАВА — 38.



«ЛЮБВЕОБИЛЬНАЯ ОЛЬГА...».









На следующий день в субботу, Максим пригласил Ольгу побыть с ним и провести часа три-четыре времени, тоже на своеобразном празднике, который проходил в одной городской, военизированной автоколонне.

Предварительно, так, на всякий случай, мало ли как всё обернётся, Максим взял ключи от квартиры, у своего друга заведующего гаражом, Тоцкого Николая. Всё это время, они обнадеживающе позвякивали у него в кармане....



После проведения торжественного собрания в актовом зале автоколонны, всё руководство выехало на природу, в небольшой пригородный лесок, с разными птичками, лужайками и речушками. Прямо на траве одной из полян, здесь уже заблаговременно были накрыты столы.



Максим забрал Ольгу, в том месте, где они заранее договорились встретиться, и привёз её прямо к этому практически мужскому застолью.



— Так я тут одна буду среди мужиков...? — надув свои пухленькие губки и немного капризничая, спросила Ольга.

— Ну и что...? Я думаю тут ничего страшного нет. У тебя просто не будет конкуренток, всё внимание будет тебе одной и никому больше — успокоил её Максим — Разве это так уж плохо...? Одни только «конкуренты» вокруг...!

— Да ты знаешь, Максик, я мужским вниманием вообще-то никогда и не была обделена. И меня этим трудно удивить. А конкуренток, я не особенно боюсь. Я их просто игнорирую. И ещё я их уничтожаю.... А иногда, делаю это, даже физически....

— Я хорошо понимаю тебя Оля. Ты женщина красивая, видная, и мужики естественно не могут тебя не заметить. А поскольку ты пришла со мной, то их внимание и интерес к тебе, мне очень даже будут приятны. Пусть немного позавидуют мне..., и слюни по голеням своим размажут...

— Ты это серьёзно говоришь...? И ревновать не будешь...!?

— Вполне серьёзно. И я вовсе не ревнивый ухажор. Ну, по крайней мере, был до сих пор им.

— Вот и отлично! Тогда совсем другое дело...! Для меня это, даже лестно и необычно слышать! Ревнивцы мне изрядно поднадоели.



Присутствующие мужчины действительно почти в открытую, с нескрываемым интересом рассматривали Ольгу. Многие просто откровенно пялились на неё....

Ольга была броская и где-то, наверное, даже роковая женщина. Она была очень дорого, модно и со вкусом одета. На одежду, косметику, обувь, она никогда не жалела денег и на этом никогда не экономила. И все последующие годы, она всегда шла в ногу с самой последней модой, а иногда её в чём-то даже опережала.

А вот чем-то другим в своей жизни, Ольга, никогда не интересовалась. Она никогда не стремилась к каким-то знаниям, к какому-то личному совершенству, духовному росту. Нет...! Ей это было абсолютно не нужно и более того, для неё это было, просто непонятно. На кой всё это ей...!?



Потребности всегда у неё были одни и те же. И их также было всего две. Это секс и деньги, и чем того и другого больше, тем лучше....









И надо отметить, что этими двумя вещами, она владела в совершенстве. Любовью могла заниматься практически всегда и везде, хоть в телефонной будке, хоть на перилах в магазине....

Максиму иногда казалось, что Ольга в своей жизни не занималась сексом разве только что на люстре. И то лишь потому, что она подвешена под потолком и надо будет на ней, висеть вниз головой. Потом на лампочках будет горячо одному месту, и там просто не во что упереться ногами. Поэтому, тебе поневоле придётся куда-то сползать....

Максим, мог бы сейчас достаточно уверенно сказать о том, что эта, внешне красивая женщина, с красивым и очень древним именем Ольга, всю свою жизнь жила и строго придерживалась такого простого, расхожего понятия и определения, как: — «Любая красота в этом мире Продаётся, ну, а уж женская, тем более...! Но, только чуть-чуть дороже...». — И когда-то вброшенная в толпу, очередным хитрым обманщиком, крылатое выражение... — «Красота спасёт этот мир...!» (имеется в виду женская красота...) — не более чем сладкий обман, или даже отрава, которой иногда хочется и даже приятно отравиться. Потому, как обычная, телесная красота женщины, это ещё далеко не есть настоящая красота вообще, просто потому, что пусть это и приятное, но всего лишь приложение, к истинной красоте женщины, которая заключается только в одном, — в её безупречном Целомудрии....



У всякого человека, есть две Красоты и Чистоты. Это внешняя и внутренняя, которые очень часто не пересекаются и не объединяются в одно целое.

Внешняя красота и чистота, как правило, видна всем. И даже на значительном расстоянии. Внутренняя же, как правило, видна очень немногим....

Человек может быть абсолютно чист внешне (ну прям таки, до стекольного скрипа, если по нему провести чистым пальцем...) и одновременно с этим, он может быть, очень захламлённым изнутри. Причём, внешняя чистота и красота, не может действовать, влиять или изменять внутреннюю.

А вот внутренняя красота Человека это делать может, и, как правило, она всегда это делает. Она внешне меняет человека. Она делает его, по настоящему красивым....

Редко, но всё же люди говорят: — «У этого человека воняют глаза...!» И данное выражение, поверти мне друзья, небезосновательно....

Значит в этом человеке, при его непосредственном участии, в период его жизни, накопилось так много грязи и вони, что все естественные человеческие отверстия в нём, просто не в состоянии обеспечить ей выход наружу. Они просто не справляются с такой нагрузкой.... А вся эта грязь, эта вонь, упорно ищет для себя выход...!

Этот человек, чем-то очень напоминает перекаченный футбольный мячик, который постоянно пинают ногами.

И эта вонь..., поскольку ей больше ничего не остаётся делать, начинает лезть наружу, даже через глаза этого до предела грязного изнутри человека.... И его глаза начинают поневоле вонять.... Именно такие глаза, у беспросветного ВрУНа БЕСпутина.

Ему и таким, как он, нужна помощь. У него большие проблемы.... Этому человеку необходимо, просто жизненно важно, внутреннее очищение.

И первую, так сказать «медицинскую помощь», в этом деле, данный человек должен вначале захотеть, а потом уже оказать её, самому себе. Никто за него это, сделать не сможет. Да и не должен....

Всё вышесказанное, касается абсолютно всех, как мужчин, так и женщин. Женщин к счастью..., это касается намного реже.<u></u>

— И поэтому... — думал Максим. — Никакая женщина, и никакая её внешняя, женская красота, никогда не сможет и никогда не спасёт этот мир! В первую очередь потому, что именно из-за неё, из-за женщины, из-за её красоты, как правило, возникали и возникают очень многие людские противостояния, которые чуть позже, со временем, переходили в открытую ненависть, а затем плавно перерастали в обыкновенные, разрушительные войны. И один из ярчайших исторических примеров и подтверждений тому, это падение из-за женщины, легендарной Трои....



И видимо, далеко не зря, сказал один, на мой взгляд, очень прозорливый и очень мудрый «товариш-ч» по имени Экклесиаст: — «И нахожу я, что Горше смерти, есть Только женщина, потому что она — западня, и сердце ее — сети..., руки ее — оковы; Угодный БОГУ от нее убежит, а грешник -Уловлен будет Ею...»





Максим не возражал..., он был полностью с ним согласен..., но от себя, Очень хотел бы добавить... — «И нет ничего Слаще, чем Она...!»



Пройдёт лет пять с того дня, как они расстанутся окончательно, и Максим и Ольга случайно встретятся, как-то вновь. И, конечно же, будут воспоминания.... И воспоминания в основном грустные.



Ольга, безусловно, без всякого сомнения, оставила глубокий след в жизни Максима. И он, этот след, оказался для него довольно болезненным, и даже, в какой-то мере, кровоточащим. Ольга, на протяжении всей своей жизни, занималась в основном только одним. Она всегда старалась, и это было так на самом деле, ухватить, урвать от жизни, как можно больше, всего, чего она хотела, и всё, на что она была способна. Деньги, удовольствия, деньги и снова удовольствия. Другое её очень мало интересовало. Но оказалось, что в этой самой жизни, это, как раз, далеко и не самое главное. Она это тоже, наконец-то, по всей видимости, поняла....



Они зашли в кафе и сели за свободный столик. Ольга довольно сильно изменилась. От былого лоска, уверенности и привлекательности, осталось не многое.

Она сейчас, всем своим видом чем-то сильно напоминала изрядно износившееся, потёртое пальто, которое, как отслужившую и ненужную никому вещь, кто-то в последний раз воспользовавшись им, снял..., и небрежно бросил на спинку стула.

И этим пальто, что бы им воспользоваться и согреться, в настоящее время, хотели бы, скорее всего, уже далеко немногие желающие. Только очень сильно озабоченные....



— Ну, как дела Оля, как жизнь молодая...? Чем живёте-можете, и чем порадуешь своего старого друга? — спросил Максим, что бы, как-то начать разговор.

— Да вроде бы ничего, всё нормально, всё в полном ажуре и порядке! — явно пытаясь при этом лучше выглядеть и казаться, чем есть на самом деле, кокетливо отвечала Ольга. — Вот замуж недавно вышла. Венчались в Израиле.... Он на восемь лет моложе меня. Так, что всё отлично! Всё у нас есть, всё мы имеем, живём, и ни о чём особенно не тужим....



Максим ещё наверное, минут десять-пятнадцать, в основном, молча, изредка вставляя короткие реплики, слушал то, что рассказывала Ольга о своей, как она частенько подчёркивала это, — весёлой, беззаботной и «счастливой» жизни....



— Я рад за тебя Оля. Действительно рад. Но вот скажи, ты можешь ответить мне на один вопрос...? Только прошу тебя, пожалуйста, ответь откровенно! Ну, хотя бы раз в жизни. Без какого-либо твоего вранья и показухи. Просто возьми и честно ответь. — Максим на секунду умолк, а затем спросил, — Ты была в этой жизни счастлива, Оля? По настоящему...?



Наступила довольно долгая пауза. Ольга молчала. Молчал и Максим. Он не мешал ей. А она, сидя напротив него, видимо напряжённо о чём-то думала, и как ему показалось, с чем-то внутренне усиленно боролась. Скорее всего, наверное, сама с собой. Потом Ольга подняла свои, когда-то очень красивые глаза и внимательно, даже пристально и довольно долго смотрела в глаза Максиму. И ему стало ясно, что Ольга приняла какое-то решение.

— Ты знаешь Максим...!? Я хочу перед тобой сейчас извиниться, вернее даже нет, хочу попросить у тебя прощения. За всю мою ложь и обман в отношении тебя, да, в общем-то, и за всё то горе и страдания, которые я принесла тебе. Чего уж тут лукавить.... Ведь именно из-за меня у тебя в жизни далеко не всё удачно и хорошо сложилось. Ты же к другому стремился.... Не будь меня на твоём пути, возможно и даже, скорее всего, у тебя было бы всё иначе. Совсем не так, как сейчас, а намного лучше. И я это сейчас хорошо понимаю.







— Спасибо за откровенность Оля. Но мне кажется не надо винить только себя одну. Я ведь тоже, далеко не подарок ко дню восьмое марта.... И я тоже во многом, был не прав.

— Ты не перебивай меня. Сейчас речь не о тебе Максим. Мне это очень нужно самой себе. Причём очень нужно.... Как видишь я, и сейчас думаю больше о себе, чем, о ком-либо. И потом, ты же сам хотел откровенно, без всякого вранья. Так вот, сиди, пожалуйста, молча, и слушай.... Воды с тех пор, как мы расстались, много утекло. И жизнь, основные годы, уже прожиты. И их никак нельзя вернуть. Хотя иногда хотелось бы. Ох, как хотелось бы Максик...! Ан, нет...! Не получится.



А ты помнишь Максим, когда мы опять были на грани нашего с тобой расставания, когда для меня всё опять рушилось..., я, что бы удержать тебя, попыталась тогда заинтересовать тебя материально..., вот уж где действительно..., поступок влюблённой идиотки..., тем, что предложила переписать на тебя всё моё имущество, движимое и недвижимое..., а его, как ты видел, у меня было более чем достаточно, но ты отказался от этого моего предложения. Ты тогда не отказался вслух, не озвучил свой отказ, а долго и внимательно смотрел на меня, да так, что от этого, у меня мурашки бегали по коже, и в эту же ночь, в три часа ночи..., в непроглядную темень, ты встал с постели, молча оделся и ушёл, и больше ко мне уже не возвращался.... Видимо ты тогда уже понимал, или просто Чувствовал, что твоя Любовь, или просто Страсть ко мне...Закончились.... Как же я тебя тогда за это ненавидела, а себя презирала и жалела одновременно.... Как будто ты выставил меня напоказ, на всеобщее обозрение, на улицу, совершенно голую. Только со временем я поняла, что ты был абсолютно прав, и по другому поступить, ты просто не Мог. Любовь Ничем и Никогда Не Возможно удержать, если эта Любовь не Смотрит в Твою сторону.... Хоть и с большим опозданием, но я говорю тебе Спасибо, за этот тяжёлый для меня, жизненный Урок Максим...!<u></u>

Я же со своим первым мужем разошлась. И здесь опять виновата только я сама и больше никто. Он то был в принципе неплохой мужик, да и просто хороший человек. Чего греха таить, я ему изменяла, да ты об этом и сам прекрасно знаешь.... Всё искала лучшего, более достойного, более сильного. Да вот так, и не нашла. Не получилось.... Да и не могло получиться! Не там, не так и не то искала. А время то шло...! Я его много впустую потеряла. Равно, как и денег. А ведь самые лучшие годы в моей жизни, это были годы, проведённые с тобой Максим. А я этого тогда не понимала и нисколечко не ценила, а вот Теперь я это хорошо уразумела.... И поняла я это, только после того, как мы с тобой окончательно разбежались в разные стороны. Да и то не сразу.... У меня было время подумать. Я сейчас, об этом говорю так спокойно и откровенно, потому что знаю, что ничего изменить уже нельзя. Как говорят, поезд ушел, и перрон убрали.... Вот такая моя запоздалая откровенность, Максим.

И на твой вопрос, по поводу того, что счастлива я или нет, я так же тебе откровенно отвечу. Нет Максим, и я это теперь уже поняла, окончательно и бесповоротно. Я несчастлива. Абсолютно! И никогда уже счастливой в этой жизни не буду. Никогда...! Вот так, дорогой Максик...!



Максим, еще долгое время помнил эту встречу с Ольгой, её запоздалые, печальные откровения и весь их не совсем лёгкий разговор.





= = =







ГЛАВА — 39.



«КЛЮЧ, КВАРТИРА, ОЛЬГА. Назревающий РАЗРЫВ с ИННОЙ».







— А ведь на самом же деле..., — очень часто думал, Максим — Как правило, подавляющее большинство женщин, с огромным желанием и вполне искренне хотели бы быть счастливыми и верными спутницами для своих мужчин, и никогда не изменять им. Хотели бы там..., далеко, где-то в глубине своей, часто непонятной для них же самих, собственной души. Где-то там, очень и очень глубоко...! Да так глубоко, что им самим бывает очень трудно, а зачастую просто невозможно дотянуться до этого своего желания, а тем более, осуществить его в этой жизни. И всё дело лишь в том, что они действительно, зачастую и тоже абсолютно искренне считают, что они ошиблись в выборе данного партнёра. И, что тот мужчина, который в настоящий момент находится рядом с ними, просто не достоин их верности, потому что это не тот мужчина, которому, эту самую верность надо хранить. А вот будет другой..., тогда всё будет совсем иначе, и я обязательно стану ему верна. До самой, что ни на есть гробовой доски.

И всё это, не имеет ни конца, и ни края. И расцветает безмерный блуд махровым цветом, как в грязном хлеву, по всей нашей несчастной, грешной земле.

Ольга в это правило, ни по каким-либо параметрам, никак не входила. Она была абсолютным и стойким исключением, со своим «личным», большим жизненным опытом и «трудовым» стажем. Её совершенно не мучила (Судя по её Внешнему виду) ни Совесть, ни какие-либо другие переживания и чувства, по поводу постоянных измен своему мужу, которые она особенно-то, и не старалась скрывать от своих друзей и знакомых.

А он, этот, не единожды ею обманутый товарищ-муж, похожий на красивого оленя, с большими ветвистыми рогами, наверное, её, как-то по-своему любил и поэтому прощал этой бестии всё. Но при этом сам, очень сильно страдал. Молча.



Однажды гуляя в парке, Максим и Ольга проходили мимо памятника М.Ю. Лермонтову.

— Оля, что это за мужик здесь стоит в сюртуке...? Что за персонаж такой и откуда он...? — уже догадываясь, что она на самом деле очень мало читает и мало знает даже простых вещей, спросил Максим.

— Ну, ты и даёшь Макс...?! Да я откуда знаю, кто это такой...! — последовал потрясающий и незамедлительный ответ — Я, что с ним, спала что ли...!?



— А ведь действительно, откуда ты его можешь знать. Тем более что он не живой, а из гранита. На что он тебе сдался..., а уж тем более..., такой холодный... — с определённой грустью и тоской, подумал Максим.



Но была у неё одна и хорошая черта. Ольга никогда много не пила спиртного, хотя всю жизнь проработала в злачных, питейных заведениях. Выпивала постоянно, но немного. Две, три рюмки для хорошего настроения, и всё стоп, больше ни грамма, как её не упрашивай и не уговаривай. Любила поплясать, повеселиться, а затем обязательно в койку.... Это был для неё, непреложный закон. И с тем, кто в этот момент окажется у неё под рукой. Ну, или почти, что так...! Какой-то особой уж разборчивостью и щепетильностью в этом вопросе, она не отличалась. Ловила, как говорится, хоть и временный, но всё же вроде бы, такой жизненно необходимый кайф..., ну..., короче говоря, ловила пресловутое, и неуловимое..., «женское счастье».... Поймала его или нет..., — неизвестно.



Мы же давайте не будем отвлекаться и вернёмся в весенний лес, к накрытым праздничным столам.

Поскольку стульев на пикнике не было, все стояли вокруг стола. Говорили тосты, выпивали, закусывали. Поведение свободное. Эдакий богатый, шведский стол.

— За что выпьем Оля...? — спросил её Максим. — За прекрасную весеннюю погоду, за мир во всём мире, или может быть, есть желание выпить за любовь...? За красивую любовь!?

— Такое желание, конечно же у нас есть, дорогой мой. За любовь и только за красивую любовь! За неё, за эту непостижимую, огромную, людскую радость на Земле. Я не знаю, как ты, но я без этой самой любви, чувствую себя примерно так же, как рыба, выброшенная на асфальт.

— И на асфальте иногда, тоже бывает тепло. Даже горячо.... Особенно летом, когда солнышко светит, птички щебечут.

— Тепло может и бывает, но вкусно не бывает никогда. А любовь, это всегда очень вкусно...!

— Может ты и права. Давай Оля! За любовь! И как ты сказала, за вкусную любовь! — А я то дурак считал, что Любовь бывает сладкой, а она еще, оказывается, бывает и вкусной! Не Любовь, а сплошная кулинария... — подумал Максим.



Максим постоянно помнил о ключах в своём кармане. Сумеет ли он воспользоваться ими или нет? И он больше склонялся к тому, что они ему всё же сегодня понадобятся. Так оно чуть позже и вышло.

После того, как Максим сказал директору автоколонны, что ему надо уехать, тот, недвусмысленно хмыкнул и посмотрев в сторону Ольги как-то задумчиво обронил: — «Давай, давай развлекайся дальше капитан. Не теряй понапрасну время. Его у нас не так уж и много.... Дело молодое, чего же без толку в стойле стоять! Застояться можно, да и подковы заржавеют.... Даже лошадям и то пробежка нужна...! Иногда надо, и очень даже полезно немного «порысачить...».

Кроме того, что он был директором большой автоколонны, он ещё был большим знатоком и любителем лошадей. Как он умудрялся совмещать любовь к железным машинам и живым лошадям, для Максима, да и многих других было непонятно.

Максиму в автомобиль положили пару бутылок шампанского, коробку конфет и немного всякой разной, хорошей закуски.

— Давай заедем в одно место...? — уже по пути спросил у Ольги Максим. — Ненадолго совсем, кофейку только выпьем, поболтаем немного, и всё. Всё чинно и благородно....

— Тогда зачем собственно ехать...? Только из-за кофе, что ли!? Стоит ли тогда из-за этого кофейка то? А...?

— Ну не только из-за него. Выпьем по бокалу шампанского. Да и вообще, мало ли, что мы можем придумать. Фантазия имеется. Можно её использовать и..., в разных направлениях.

— Вот это «мало ли что»..., будет поважнее всего остального. Кофейку мы, мой дорогой Максик, и дома можем испить!



Максим свою правую руку положил ей на ногу, ближе к её началу.... Ольга, долго не раздумывая, положила свои руки сверху и плотно прижала их к себе, чуть ниже живота.

— Нет, здесь особенных проблем не будет... — виртуозно управляя машиной одной рукой, подумал Максим. И он вдруг неожиданно, про себя с удовольствием пропел строчки одной песни, пришедшие в этот момент ему в голову, немного изменив слова. — «Не надо печалиться, вся жизнь впереди, вся жизнь впереди, „нагнися...“ и жди...»



Ключи от квартиры Тоцкого, Максиму, очень даже сильно пригодились.

Уже после всего, когда они через несколько часов покинули место свидания, как чувствовала себя Ольга остаётся неизвестным, но Максима в буквальном смысле просто шатало. Как будто на нём сутки воду возили. Или кирпичи.

Кидало из стороны в сторону, как маятник. Сил не было никаких, они все остались на постели Тоцкого. Ольга высосала из него все соки. Во время любовных утех, в ней, как будто, просыпалась ненасытная тигрица.

Она была похожа на огнедышащий вулкан, извергающий из своего кратера, раскалённую, огненную лаву, которая абсолютно всё сметала, на своём пути.

Видимо не зря люди говорят, что в каждой, без исключения женщине, дремлет вулкан.... И горе тому, кто его разбудит! Максим видимо его здорово раскочегарил...!



Максим, чем больше и чаще встречался с Ольгой, тем всё яснее и отчетливее понимал, что между ними нет, не было и никогда в жизни не будет никакой настоящей Любви. Её не было по определению, по самой её сути. Между ними была одна лишь голая, часто напоминающую простую, животную страсть, похоть. В лучшем случае, безудержная, но всё равно, та же животная страсть.

Максим естественно знал, что он у неё не первый и не последний, и что она изменяет не только своему мужу, но и ему Максиму, хотя он и сам тоже не отличался, какой-то особой верностью Ольге. Своего не упускал...! На этой почве у них происходили безобразные ссоры и скандалы, иногда переходящие в обычное рукоприкладство. Он в этот момент напрочь забывал расхожее высказывание некоторых знатоков женского сословия, по поводу того, что — Женщину надо или Любить..., или Убить...!







Максим неоднократно пытался прекратить эти изнуряюще-выматывающие и непонятные для него отношения с Ольгой.

И всякий раз после очередной такой ссоры, чаще всего по собственной инициативе мирился и возвращался к ней, что бы опять уйти от Ольги через какое-то время.

Из-за этих встреч с Ольгой, которые уже не были новостью ни для его друзей, ни даже для его близких знакомых, отношения с Инной ещё более ухудшились, а проще говоря, дали «хорошую», глубокую трещину.

Они сейчас жили по принципу взаимного непонимания. Как в анекдоте. — Встретились на улице два товарища. Первый спрашивает — «Куда ты идёшь?» — второй отвечает — «Укол делать...» — первый — «Куда в больницу?» — второй с удивлением и растерянностью... — «Нет, в задницу...!» И эти два друга в глубокой задумчивости расходятся в разные стороны.

Вот так, или примерно так, по такой незамысловатой схеме, последнее время, жили Максим с Инной.

И в жизни Максима впервые наступила черная полоса. И причём довольно широкая, поскольку её противоположного конца, даже не было видно. Максим основательно был растерян, более того, просто разбит в пух и прах. И такое случилось с ним, в его жизни впервые.

Хотя всё и всегда в этой жизни, случается в первый раз. Как рождение и смерть.

Максим к этому времени полностью и окончательно заблудился в нескончаемых лабиринтах, такой непонятной и загадочной для него, Любви....



— «Неужели, это и есть Любовь...!? Очень и очень даже сомнительно...! Всё это, больше похоже на обыкновенную грязь, которая почему-то, очень сильно напоминает грязь из могилы, давно почившего лесника Каретина. И сейчас, какое-то другое сравнение, и в голову отчего-то не приходит. Но неужели мне, всю мою жизнь, придётся копаться в этой бесконечной, дурно пахнущей грязи, и ещё при этом, как плохой артист, пытаться играть эту незавидную роль и изображать из себя счастливого человека!? Ведь надо быть, а не казаться, а вовсе не наоборот! Ведь всё то, чем я занимался и продолжаю заниматься до сих пор, так же похоже на Любовь, как я сам..., на императора Нерона, или на поручика... Ржевского из анекдота. А впрочем, может на него то, как раз, я больше всего и смахиваю.... Кто его разберёт!? Какая всё-таки жизнь непонятная штука. По крайней мере, для меня! Одна тоска и безысходность...!» — частенько так, или почти так, думал Максим.





= = =



ГЛАВА — 40.



«Б У М Е Р А Н Г ..., В С Е Г Д А В О З В Р А Щ А Е Т С Я...»







Максим, просто боялся открыть глаза. И ещё ему сейчас казалось, что веки у него намертво срослись друг с дружкой и ни при каких обстоятельствах, слушаться его не станут... Он весь замер, как в детской игре — «Замри...» и даже дышать старался через раз.... Максим понял, что он лежит на самом краю обрыва. Внизу, под ним, метров двадцать пять — тридцать, был отвесный, скалистый обрыв, а ещё ниже, он переходил в крутой горный склон, покрытый выгоревшей на солнце вековой травой, вырастающей за лето до метра в высоту, которая из года в год наслаивалась друг на друга и из этой травы-настила, как маленькие рифы-островки, торчали довольно острые камни. Всё это он хорошо видел, когда стелил свой армейский бушлат и устраивался немного полежать и погреться на солнышке, на этом, как ему тогда казалось, абсолютно безопасном и не сулящем никакой беды, каменном выступе, пока остальные охотники занимали свои номера и окружали дикого кабана. Они делали, так называемый ГАЙ....

И потом Максим считал и даже был уверен в том, что этот каменный выступ, защитит его, от возможно внезапного появления секача. На охоте бывает всякое.... Но об этом, чуть позже....

— «Да-а-а...!!! Если я сейчас дёрнусь не в ту сторону в какую надо..., лететь вниз, мне придётся долго... — первое о чём подумал Максим — И надо полагать, что удовольствия от такого полёта будет очень мало. Особенно мне.... А пото-о-о-м..., там внизу..., после моего не совсем „лёгкого“ и не совсем „приятного...“ приземления, меня, мои же друзья-охотнички, будут собирать по частям....»

Максим чувствовал, что его ноги немного затекли, а значит надо полагать, они, начиная от колен, свисали с обрыва. Когда он сладко и незаметно для себя заснул, на своём прогретом солнцем бушлатике, он видимо ворочался во сне и ноги зависли, над этим самым, распроклятым обрывом.

— «Хорошо, что хоть к этому краю, я не головой двигался во сне... — думал Максим — А то б уже на небесах был, и в очередь в Рай пристраивался..., или в Ад..., хотя честно говоря, всё равно никакой разницы между ними нет... И может быть, как раз поэтому, меня, ни То, ни Другое, особо не радует и не вдохновляет на подвиги.... Короче..., ну совсем не распирает от радости, пристроиться в то, или другое небесное заведение...»



Максим более чем аккуратно, действуя одними руками, сантиметров на семь или десять, подтянул тело к стене выступа, отодвинувшись от его края. С определённым трудом разлепил глаза.... Затем, более уверенно, но всё так же продолжая соблюдать ту же осторожность, он на сантиметров сорок придвинулся к стене. Теперь и ноги и сам Максим целиком, плашмя, лежал на площадке выступа. После всех этих манипуляций, он сел, участливо посмотрел на бушлат и почему-то тоже, подтянул его поближе к себе.

Только теперь, Максим с явным облегчением прислонился спиной к стене и вдруг, ни с того, ни с сего, тоже очень явно и очень отчётливо, увидел свою поднятую верх руку. И почему то, именно правую. Хотя, когда он её поднимал, против своей воли, тогда..., около десяти лет назад, на внеплановом офицерском собрании, руки то он своей, как раз и не видел, потому, как его голова, была стыдливо опущена вниз, и глаза видели только не совсем чистый, основательно обшарпанный и заюзганный пол, покрытый линолеумом....

— «Вот наверное так, как сейчас, или возможно чуть иным, но всё же подобным, похожим образом, всё, что делается и творится людьми в этой жизни, как бумеранг, возвращается к ним, к каждому в своё время... Но возвращается в обязательном порядке... — теперь уже мирно сидя у стеночки размышлял Максим..., — Что человек сеет

в этой жизни, то, как правило и жнёт...







Но вот, что интересно..?! Ведь он, этот бумеранг, возвратился ко мне не до конца, не полностью, а возможно где-то только на четверть или наполовину. Если бы он звезданул меня по полной программе..., то я бы сейчас здесь не сидел, а валялся кровавыми кусками внизу, у подножья этой горы. Значит это ещё не полная расплата, не полное предъявление счёта, а это только лишь намёк, предупреждение о том, что полная расплата за содеянное тобой, может наступить и догнать тебя, в любое время, в любой момент и при любых жизненных обстоятельствах. Независимо от того..., идёшь ли ты по улице, спишь ли ты у себя дома в кровати, работаешь или любишь в этот момент женщину....»



Максим в своих мыслях, перенёсся, почти на десять лет назад....

В это время, по всей нашей огромной стране, в разных её уголках, далёких и не очень, в очередной раз, наше не в меру «заботливое» Правительство, напрягаясь и кряхтя, усиленно боролось с пьянством....

И вот тогда, Максим, как и все офицеры военкомата шёл по направлению к актовому залу, где и должно было состояться офицерское собрание. Повестка собрания: — Обсуждение недостойного поведения тов. Анисимова, связанного с злоупотреблением спиртными напитками, в период нахождения Анисимова в командировке...



Когда все заняли свои места, председатель доложил всем присутствующим, суть произошедшего....

Майор Анисимов Владимир Николаевич, будучи в командировке в другом городе, напился в ресторане. При его задержании милицией, оказал сопротивление и в конце концов был помещён в местный вытрезвитель....

Что мы, мол, будем делать с Анисимовым...? Вся страна борется с пьянством, а у нас, в нашей офицерской, здоровой и кристально чистой семье, завёлся свой собственный пьяница, который дискредитирует высокое звание офицера, да и весь коллектив заодно тоже....

Максим был в курсе дел и уже знал, что пришла бумага от вышестоящего командования, в которой недвусмысленно указывалось на то, что бы к Анисимову, были приняты самые строгие меры. Короче говоря, пьянству Бой..... Пьют или выпивают все..., но не все попадаются....



Все уже заранее знали, какой ожидается результат и какое решение будет принято на этом собрании. Знал его и Анисимов. Он всё понимал и никого за это не осуждал. Что делать? Попался — отвечай....

Хотя все прекрасно знали, что именно Анисимов, меньше всех из присутствующих, тянулся к спиртному. Даже можно было сказать, что к алкоголю он был практически равнодушен. Есть — есть, нет..., ещё лучше. Но в этом, конкретном случае, парню просто не повезло.

Максим был не согласен с таким решением офицерского собрания, но свои мысли, по поводу своего несогласия, вслух, почему-то до сих пор не озвучил, не произнёс. Один голос, который исходил из его сердца говорил Максиму: — «Ведь Анисимов-то не виноваааат..., вернее не настолько виновен, что бы его наказывали так строго. И ты, Максим, об этом прекрасно знаешь. И потом, ты же с Анисимовым, был, ну если не в дружеских отношениях, то в приятельских находился точно...!!! И тоже иногда выпивал с ним... Вспомни праздники проведённые вместе, ну или хотя бы, тот же Новый Год... Как же быть с взаимовыручкой дружище, Максим...??? И где твоя офицерская Честь...?»

Другой голос нашёптывал уже из головы: — «Тихо ты „герой...“, охолонь родной, возьми себя в руки, успокойся и не дрыгай ногами..., пока тебя не имеют...! Ну, что тебе дался этот Анисимов!?? На кой он тебе...?! Он Тебе дружище, Совершенно не нужен. Тебе от него пользы никакой, как от козла молока.... Вышестоящее командование к тебе хорошо относится, с уважением, ценит тебя..., так зачем так глупо..., эти отношения портить...??! Ты всё равно ничего не изменишь, результат будет тот же, решение по Анисимову уже давно принято..... Поэтому не валяй дурака Максим.... Голосуй, как все нормальные люди, и не выпендривайся... правдолюб ты мой задрипанный...!».

Второй голос победил, пусть и не совсем уверенно, не с крупным, разгромным счётом, но всё же победил... А победителей, как известно, — у нас не судят... Максим вместе со всеми, поднял руку.... И как только он её поднял, Максим, в глубине своей Души, чётко понял и полностью осознал то, что он сейчас стал Частью этой бесхребетной, приспосабливающейся ко всему и вся в этой жизни, попирающей все нормы человеческой Нравственности и Морали, ради сиюминутной, собственной выгоды..., частью самой обыкновенной ТОЛПЫ. (Хотя до проведения данного собрания, этот же самый офицерский коллектив, для него, для Максима..., как он искренне считал..., был самый Родной и Близкий...). Максим стал безликим Толпарём.

Когда после окончания собрания, он шёл по коридору к себе в кабинет, на Душе у него было муторно, если не сказать, просто мерзко и погано. Максим понимал, что как ты тут не крути дружище, не выкручивайся и не изгаляйся, а он, если по Совести..., то просто-напросто Предал Анисимова. Предал дружище, предал...!

И Максим об этом, помнил Всегда. Вспоминал с неохотой, болью и стыдом....



= = =



— «Эээй..., Максим...!!! Давай наконец выбирайся с этого выступа и подгребай сюда...» — как в густом тумане, услышал Максим, голос Айтека.

Айтек, по национальности, был карачаевцем, а по призванию, егерем.... И он нередко помогал Максиму и другим охотникам, в организации самой охоты.

— «Кабан проскочил между номерами и перемахнул вооон ту гору... — Айтек небрежным взмахом руки указал на соседнюю высоченную гору.. — Всё надо начинать сначала.... Взберёмся на неё и будем делать новый гай....»



Максим смотрел на егеря, слушал его, но почему не слышал и мало, что понимал из того, что он говорил.

Сейчас у него в памяти всплыла одна история, связанная и с самим Айтеком и с теми событиями, которые произошли с ним и другими персонажами, во время одной из предыдущих охот на кабана.



И Максиму казалось, что та история случившаяся на охоте, каким-то образом тесно

связана и перекликается с событиями, которые произошли на офицерском собрании, десять лет тому назад.... Максим это чувствовал, но не мог понять, как и каким образом эти две истории связаны между собой и что у них общего...?!!! А это общее — было... и Максиму очень хотелось разобраться в этом и свести воедино, в одну логическую цепочку два этих, на первый взгляд, разных события....

Где-то около месяца назад, Максим, Айтек, Вольдемар Лембиков, Генчик и ещё несколько ребят, тоже охотились на дикого кабана и тоже в этих же местах, в горах Приэльбрусья....

У Максима пока не было своего ружья и он брал на время охоты, ружьё у Лембикова, у которого их было несколько... Максим колебался в выборе, купить МЦ или ТОЗ −34.... Лембиков охотился с пятизарядным МЦ, а Максим с его двухстволкой. У Айтека тоже была пятизарядка. И он настоятельно советовал покупать МЦ. Расхваливал это ружьё на все лады. А стрелял Айтек из него, действительно отменно...! Ему ничего не стоило на лету сбить птицу, что он иногда с гордостью и демонстрировал другим охотникам.



И в этот раз, все так же, по указанию Айтека, заняли свои позиции, окружили кольцом

кабана и ждали когда он выйдет на какой-нибудь номер, подгоняемый собаками и загонщиками.

Но получилось так, что на охотников вышел не кабан, а медведь, причем с тыла, который видимо лакомился в зарослях малины под отвесной скалой.

Первым медведя увидел Лембиков, он к нему был ближе, чем все остальные охотники. Метров через сорок пять, пятьдесят от Лембикова на своём номере, в засаде сидел Генчик (полное имя Геннадий, но все его почему-то звали Генчик...)











Лембиков развернулся в сторону медведя и спокойно начал целиться в него из своей пятизарядки. Он был уверен, что уложит косолапого лакомку один, без подмоги, своими пятью патронами, заряженными Кировчанкой или пулей Майера.... И сделав первый выстрел, он при этом, не только не убил медведя, а даже его не ранил.

Топтыгин понял, ( Он был не из Единой России...) что его жизни грозит опасность... Надо было как-то спасаться, надо было удирать. Но позади его была отвесная скала, на которую он никак не сможет взобраться, а впереди Лембиков, которого можно в случае чего и сожрать. И медведь ринулся на охотника....

А вот второй выстрел, Лембиков уже сделать никак не мог, патрон перекособочило и ружьё его заклинило. Бутерброд, как и бывает частенько в таких случаях, упал маслом вниз, налепив на себя кучу мусора....



Лембиков в свою очередь, мгновенно оценил обстановку, которая складывалась не в его пользу, поменявшись ролями с медведем, он понял что ему грозит и в считанные секунды Вольдемара, как ветром сдуло в сторону, метров на пятнадцать. Медведь не стал менять свой боевой курс и продолжал бежать к тому месту, где двадцать секунд назад, мирно, на своей фуфаечке, лежал Вольдемар. Хоть тут ему бедолаге, несказанно повезло.... А косолапый, почти что торжественно промаршировал через эту фуфаечку, и от страха или злости, чуть ли не навалил на неё..., после чего, не останавливаясь поскакал дальше вниз....



И всё это, видел Генчик, он находился по соседству с Лембиковым..., но стрелять в медведя Генчик почему-то не стал.... Видимо он перепугался до такой степени, когда увидел несущегося разъярённого зверя, что наверное забыл и про своё ружьё, и про взаимовыручку на охоте тоже.

Только после того, как медведь благополучно перепрыгнул фуфайку, Генчик самоотверженно, храбро, и очень даже решительно, сделал дуплет по удаляющейся, толстой, победно и грациозно вихляющей из стороны в сторону, заднице, косолапого мишки.... Мишка, даже не обратил на это никакого внимания....

После этого случая, Максим купил себе вертикалку ТОЗ-34, ручной работы ( пусть всего два патрона, но верные...) а Генчика перестали брать на охоту....



— «Максим, ты слышишь меня или нет...??? Ты чего, до сих пор ещё не проснулся что ли??? Всё..., давай потопали Макс...» — Максим, словно через какую-то густую пелену, опять услышал голос Айтека....



= = =



И сейчас вся охотничья бригада, вместе с Максимом, для того, что бы догнать кабана и вновь обложить его, уже с определённым трудом, спускалась с этой горы, что бы взобраться на другую, ещё более крутую.... А ещё говорят, что умный в гору не пойдёт... -!!! Конечно же не пойдёт..., потому, что Он туда, как говорит нонешняя молодёжь... — тупо Полезет...

А лазить по горам, дело не только опасное, но дело ещё очень Трудное.... И Максим до сих пор не мог разобраться и понять, что всё же труднее и опаснее..., — Подъём на вершину или Спуск с неё....

Но так или иначе, все охотники, благополучно спустились вниз и после десятиминутного отдыха ( с разрешения егеря...) опять начали карабкаться вверх.... Уже никто не шутил и не хохмил, как это было, всего пару часов назад.. Все мягко говоря, изрядно подустали от этого лёгкого альпинизма. Карабкались в гору молча.... Один только сын гор, Айтек, был полон сил и свеж, как молодой огурчик и чувствовал себя преотменно, как будто сидел у себя дома в горном ауле. А он в принципе..., дома и был.... Айтек носился, как заводной, то вверх то вниз, подгоняя всех охотников и при этом не выпускал, дымящуюся сигарету изо рта. В горах он чувствовал себя так, как примерно Максим чувствовал себя, на ровной, асфальтированной дорожке в городе....



И опять, часа через полтора изнурительного подъёма, охотники благополучно взобрались на вершину горы.... Но все силы к этому времени, они оставили там..., на подъёме....

А надо было опять спускаться вниз....



— «Если этот милый и неуловимый кабанчик ещё раз ускользнёт от нас и махнёт за следующую гору..., то непременно застрелюсь из своего нового ружья, или теперь уже сам, по доброй воле, сигану с самого высокого, горного обрыва....» — невесело про себя шутил Максим, обдумывая и готовясь к очередному спуску.....



Все наши охотнички-альпинисты, тоже уже изрядно уставшие, от такой незапланированной, дополнительной нагрузки, которая сегодня легла на их широкие плечи, вернее..., кривые ноги..., особо не раздумывая, что, как и почему..., стали молча спускаться вниз, идя друг за другом гуськом....



Максим же не торопился. Он всегда и во всём, искал самый простой и самый

доступный, но эффективный способ решения любой задачи, любой проблемы, которые возникали на пути в его жизни....

Максим, поскольку его ноги от усталости, уже плохо слушались хозяина, как и всегда..., нашёл своё решение этой проблемы, нашёл выход из создавшегося положения... — он уселся верхом на свой бушлат и крепко держа его впереди себя за ворот, с определённой удалью и чуть ли не со свистом и улюлюканьем, заскользил вниз по густой траве, как на салазках....



Но в данном, конкретном случае, Максим не сумел всё предвидеть до конца, и в этот раз, ( Ну, не везло ему сегодня...!!!) он принял мягко говоря, не совсем верное решение... Такой способ спуска, оказался для него, очень даже опасным и Максим ещё пару раз, чуть было не сломал себе, как минимум шею....

Весь общий склон состоял из обрывов, маленьких и больших, глубоких и не очень.... А трава на них, сливалась в одну сплошную травяную дорожку... Очередного обрыва, как правило, не было видно... Его можно было увидеть, только непосредственно приблизившись к нему...

И Максим дважды, каким-то чудом, буквально в полутора метрах, тормозя уже чем попало и как придётся, останавливался прямо перед самым обрывом.... Потом он долго смотрел туда, вниз, и рисовал у себя в голове, одну картину, хуже другой. Воображение у Максима работало хорошо....

— «Даже не знаешь, что и делать...? — думал Максим..., — Толи радоваться, толи горевать...?!» Горевать из-за того, что сегодня, он, как минимум, трижды подвергался смертельной опасности и радоваться тому, что он также трижды, избегал эту нависшую над ним угрозу....

— «Ну, и охота сегодня у меня выдалась...!!! Какая же это охота ребята...?! Охота..., это когда Ей Охота..., и Тебе Охота...- вот Это ОХОТА...!!! И при этом, одно общее, сплошное удовольствие и выгода, и никаких тебе несчастных случаев со cмертоубийством и даже попыток на убийство... — почему-то очень серьёзно размышлял по этому поводу Максим... — А здесь не охота, а сплошное циркачество почти под синем куполом неба...

Если жив, здоров останусь, то надолго её запомню, а в церкви свечку обязательно поставлю, и причём самую толстую и самую длинную....»



Все остальные уже давно были внизу, на дне ущелья. Когда Максим наконец-то спустился к ним, всё уже было закончено. Обошлись и без него.... Охотники..., кто стоял, кто сидел рядом с убитым диким кабаном.

Вокруг кабана алела кровь, мужики молча курили....



Кабана расчленили на куски, весом от десяти до пятнадцати килограмм, взвалили по куску себе на плечи и двинулись по ущелью к нижней кошаре, там где оставили УАЗ — 469. Идти надо было по ущелью километров девять-десять....

Максим знал, что когда они доберутся до кошары и залезут в УАЗик, у него не останется абсолютно никаких сил. И Такое состояние, Максиму очень и очень нравилось, и он при этом, всегда чувствовал себя так, как будто он освободился от вчерашнего дня, от прошлого, и обновлённый, каким-то непонятным для него образом, вновь был готов вступить в завтрашний, наступающий день, в своё будущее.



Максим заметил за собой одну особенность, он видел, что даже занимаясь сексом с женщиной, он занимался им, не ради самого секса..., раз, два..., и в дамках.... Нееет..., он это тоже делал до полного изнеможения и с полной отдачей своих сил.... А их у Максима, на данном этапе его жизни..., было более чем достаточно....



Максим отказался от своей доли мяса кабана-секача и взял себе только его шкуру..., но с клыкам, и очень даже острыми....



= = =

ГЛАВА — 41.



«НЕОТРАЗИМЫЙ „ВОВЧИК“. Белокурая „ЖИЗЕЛЬ“.

МАКСИМ „СПУГАЛСЯ“, Не На ШУТКУ...!»



















Как-то раз, в один из предновогодних, холодных декабрьских вечеров, Максим приятно и слегка пошатываясь в такт своим шагам и неровностям на дороге, неторопливо двигался по направлению к своему дому. Он сейчас никуда не торопился. Ну а уж домой, тем более....



После принятой «на грудь» изрядной порции армянского коньяка, он чувствовал себя, не то что бы уж очень хорошо..., но всё же, более-менее, не плохо.....

Максим шел по скрипучему белому снегу, расстегнув до конца, свою армейскую шинель.

За два дня до Нового года, небо словно прохудилось. Снег валил из него, почти не переставая. Сугробы были везде и повсюду. На улицах, пешеходных дорожках, и на самих дорогах тоже. Машины, буксуя, не могли подняться даже на небольшие дорожные подъёмы. Прохожие с завидным постоянством поскальзывались, при этом, нелепо и смешно махая руками и вихляясь всем телом, что их совершенно не спасало от падения, в конце концов, с возгласами, «охами» и «ахами», а нередко и с русским забористым «матом», шлепаясь, приземлялись на скользкую, заснеженную землю.

Коммунальные службы, как всегда, традиционно, не справлялись со своими обязанностями. И как всегда для них, зима опять пришла, совсем неожиданно...!



А белые снежинки, всё кружились и кружились, не взирая ни на что, а уж тем более на какие-то непонятные для них, людские житейские проблемы. И они всё также завораживающе-неуловимо, но почему-то очень холодно, искрились в конусе света от лампочек на фонарных столбах, и совсем как-то неприметно, неощутимо для глаза, исчезали за границей этого светлого, сияющего, как ночная звезда, конуса.

Максим шёл из бара. Он зашёл туда после работы, чтобы для начала и поднятия своего настроения, пропустить рюмочку, другую. А там видно будет. Там, как пойдёт....

Бармена, Вениамина Шульца, Максим знал уже года четыре. Встречался и общался с ним почти регулярно. Веня был непревзойдённый виртуоз...! Что в плане обслуживания гостей, что в плане потрясающего жонглирования бутылками со спиртным и фужерами в придачу, что в плане убалтывания и «охмуривания» доверчивых девушек. Причём, любых и самых разных. Максиму частенько казалось, что этому уникальному пройдохе-ловеласу Шульцу, в его жизни, ещё ни одна девушка, не ответила отказом. Легендарный Дон Жуан, на его фоне и в сравнении с ним, был и смотрелся бы, как просто самый заурядный, обыкновенный и безнадёжно законченный девственник.



— Привет доблестным и непобедимым Вооружённым Силам...! Что пить будешь, Макс...? — легко швырнув бутылку под потолок, спросил, приветствуя Максима, неотразимый Веня-ловелас.

— Давай Веня, как всегда начнём с коньяка. А там, как уж сюжет пьесы будет развиваться. А пока коней, дорогой, сильно не гони.

Бутылка, вдоволь накувыркавшись где-то там, наверху, мягко, но очень точно и плотно, с лёгким шлепком, легла в ладонь Шульца.

— Сейчас всё сделаю Макс...! — деловито бросил он.



Максим, сидя за столиком, цедил свой коньяк, думал о превратностях своей жизни и одновременно с этим, стараясь делать это незаметно, разглядывал людей в баре. Его взгляд остановился на очень яркой и очень броской рыжеволосой красавице, которая сидела за столиком, в компании из пяти, шести человек, молодых девушек и парней.

— Хороша чертовка...! — просто по привычке, по инерции, без какого-либо прицела на будущее, отметил для себя Максим.

В это время к нему подошёл Шульц. Он сел напротив, и без каких-либо вступлений и предисловий, начал горько сетовать на свою тяжелую и разнесчастную жизнь. Шульц видимо тоже, как и Максим, был ею не вполне доволен....



— Ну «шо-о-о...» за дела творятся Макс...!? Ты мне можешь ответить! А...!? Тут дома с женой, все интимные отношения кверху ногами встали, а ещё здесь эти малолетние «сучки» не дают никакого проходу! И всё это из за них...! Стерв этих! Чтоб им пусто было, и что бы в самый неподходящий момент, у них резинка на трусах порвалась... — придумал по ходу своих возмущений, очень суровую кару бедный Шульц, для всех, донимающих его постоянно в этой жизни «стерв», и почти торжественно закончил.... — И как у нас в Одессе говорят... — «Не надо до меня смотреть, как Лёля...!» Ну, ведь сами же лезут под тебя! Как наковальня, под молот! И как тут тебе устоять...!? Попробуй сам! Мне лично, это не по силам...!

— Веня...!? А что правду говорят, что будто бы ты, можешь уговорить лечь с тобой в постель, практически любую женщину...? — своим вопросом на сетования Шульца, ответил Максим.

— «Уложить» можно и не в постель...! Хочешь посмотреть и убедиться...? — коротко, без лишних слов спросил Шульц.

— Да в принципе, не возражаю Вениамин. Интересно всё-таки...! А мы люди любопытные до безобразиев....Ты только скажи мне, когда, кого и где...?

— Да прям здесь и сейчас, дорогуша ты наш...! — огорошил Максима Шульц — А вот

кого...!? Ну..., это вопрос..., это просто очень «большущая» проблема в нашей с тобой жизни. И решишь скорее всего её, ты...! Вот прямо нисколько немедля, как говорят, не отходя от кассы, покажи мне любую «тёлку», пардон... — мадам в этом баре. Любую, на твой выбор и твой вкус. И когда она зайдёт ко мне в подсобку, минут через пять максимум, дорогой ты мой Максимус, как бы случайно, загляни туда. Дверь будет не заперта. Всё увидишь сам....

Максим не раздумывая, молча, одним только взглядом и кивком головы, указал на рыжеволосую красавицу, про себя в душе очень сомневаясь в том, что Вениамин действительно, вот так с ходу, справится с этой нелёгкой задачей. Очень даже возможно, что Шульц, просто излишне бравировал своими, пусть даже и уникальными, но всё же, не до такой же степени, возможностями, беспроигрышного обольстителя.

Максим видел, как Шульц подошёл к столику, за которым в окружении девушек и ребят сидела аппетитная, рыжеволосая соблазнительница. Но он не мог и не слышал, кому и что из них говорил Веня. Он увидел только, как Шульц склонился к рыжеволосой и что-то говорил ей, почти на ухо. После этого он покинул всю их компанию и пошёл к себе, скрывшись за плотными портьерами на дверях. Максим с определённым интересом наблюдал и видел собственными глазами, как развивались события дальше.

Через минут семь, восемь, рыженькая встала и направилась в туалетную комнату, которая находилась рядом с дверью, куда вошёл Шульц. Ещё минуты через четыре, пять она вышла из туалета, и как-то совсем незаметно и почти молниеносно, юркнула и скрылась за теми же портьерами, что и Шульц....

Максим для верности подождал, и пошёл к подсобке не через пять, как говорил Веня , а минут через десять. Дверь в подсобку, действительно была не заперта. Максим тихонько приоткрыл её и можно сказать, почти что «опупел», увидев следующую, потрясающую картину....

Они стояли к нему больше задом, чем передом. Вернее полубоком.... Рыжеволосая на животе полулежала на столе, но при этом одна нога её стояла на полу, а вторая, в полусогнутом положении, своей внутренней стороной, также лежала, или находилась на столе. А наш разнесчастный от своей жизни Шульц , сзади, прилипнув к ней, как банный лист до одного места, добросовестно и честно трудился, таким вот интереснейшим образом и способом, выполняя своё обещание, данное Максиму. И всё это было видно, как на экране, и видно очень хорошо, даже невооружённым глазом.

Потом, не прекращая своей, надо полагать приятной работёнки, он чуть обернулся, и с такой довольной и хитрющей, как у блудливого, мартовского кота ухмылкой на роже, почти что залихватски, подмигнул Максиму. Рыжеволосая красавица, ничего этого не видела. Она вся находилась в «процессе»....

Максим, после всего, им увиденного, опять тихо и мирно сидел за своим столиком и потягивал свой коньячок. Он усиленно о чём-то соображал. Хотя, по правде сказать, сейчас, Максим и сам не мог толком понять, о чём таком он пытается сообразить, и в чём пытается разобраться. Максим к этому времени, во всём окончательно и безнадёжно запутался.... Рыжеволосая бестия, в это время, томно и мило улыбаясь, также уже находилась за своим столиком, в компании всё тех же своих верных и преданных, молодых людей.

Через некоторое время подошёл Шульц и опять, как и при их встрече, с ходу, начал сетовать. Только уже не на свою несчастную жизнь, а прямо непосредственно, на самого Максима.



— Макс, ну «шо-о-о...» за дела дорогой!? Я же тебе сказал заглянуть через пять минут, а ты через сколько заявился...? Меня не обманешь и просто так не проведёшь! Я то ведь слышал, когда ты открывал дверь. Ещё бы немного и ты опоздал и ничего бы не увидел. Тогда попробуй докажи тебе что-либо...! А я, между прочим, не слон какой-нибудь там африканский, чтобы мог их трахать до бесконечности...! Я всего лишь навсего, только простой, одесский «хомо сапиенс». Причём, к моему великому стыду и сожалению, до сих пор не знаю, как переводится это слово!

— «Послушай Веня, дорогой ты мой „хомо сапиенс“, будь другом, принеси мне ещё коньяка...» — с какой-то почти торжественной обреченностью и одновременно с этим, огромной гордостью, за всё мужицкое население нашей огромной планеты, ну и естественно конечно, в особенности за Вениамина Шульца, попросил, вдруг став, очень грустным и задумчивым Максим. И совсем немного подумав, негромко, но очень твёрдо добавил... — «Только теперь уже, тащи целую бутылку, дружище....»



= = =



Максим медленно, без особого желания, но почти точно и уверенно, подходил к своему дому. До него оставалось пройти, буквально метров сто, сто двадцать.

Совсем недавно, почти, что напротив дома, в котором жил Максим, построили большой и вытянутый, напоминающий по своей конфигурации эллипс, или сильно изогнутую дугу, магазин. Сейчас, в настоящее, и, к большому сожалению, действительно «проамериканское», «прозападное» время, его бы точно и однозначно назвали бы, «Супермаркет», и непременно на английском языке. Но народ окрестил его по-своему. Этот магазин назвали просто — «Подкова». На счастье покупателям, наверное...!



Рядом с этой «Подковой», напрягая все свои лошадиные силёнки, завывая, кряхтя и похрюкивая, тщетно пытаясь выбраться из снежных заносов, буксовала белая иномарка.

Максим, наблюдая за буксующим автомобилем, почему-то стал идти ещё медленнее. А когда он оказался возле надсадно воющей машины, которую кто-то нещадно насиловал, то почему-то..., остановился совсем.



Через боковое, чуть затемнённое стекло, за рулём, Максим с определённым трудом, но..., разглядел женщину.

И тут вдруг иномарка перестала завывать, боковое стекло опустилось, и из машины выглянула очаровательная, ну просто потрясающая на первый взгляд блондинка, и почти что с заклинанием в голосе, обратилась к Максиму....



— Молодой человек, дорогой товарищ военный...! Вы не могли бы нам помочь выбраться отсюда? Военные же всегда выручают гражданское население! Мы уже здесь минут тридцать, на одном месте буксуем, а толку никакого. Замерзать стали....

Теперь Максим уже хорошо видел, что рядом с блондинкой сидит ещё одна девушка. Максим почему-то непроизвольно застегнул шинель, на все имеющиеся на ней крючки и пуговицы. Собрал себя в горсть. Хмель тоже быстро улетучивался.

Он, молча, без слов сел за руль. Блондинка села рядом, вторая девушка переместилась на заднее сидение.

Наш Максик нежно нажал на газ и через минуту, машина, более, или менее плотно, стояла на скользкой дороге....



— Дорогой Вы наш спаситель, дорогой Вы наш товарищ военный! Что бы мы без Вас делали...!? Как Вас благодарить, просто не знаем! Огромное Вам, преогромное спасибо!

— Да собственно не за что... — отчего-то вдруг немного смущённо, буркнул Максим.

— Послушайте, мы уже всего боимся! Вдруг опять, где-нибудь по дороге застрянем? Молодой человек! Если у Вас есть хоть немного времени — с неподдельной тревогой и мольбой в голосе, продолжала взывать к рыцарским чувствам Максима, роскошная блондинка — То, пожалуйста, довезите нас домой. Мы Вам сразу отчего-то поверили и мы Вам полностью доверяем. Вы весь такой благородный...! А от нашего дома, мы отправим Вас на такси и всё, всё оплатим.

— Нет, нет, этого делать не надо! — очень быстро и опять вдруг чего-то, смущаясь, живо отреагировал Максим.

— Да Вы ни о чём не беспокойтесь и не переживайте! Вернётесь к своим близким очень быстро и никого дома не расстроите. И знаете ещё что...!? Давайте наконец-то мы познакомимся. Меня зовут Лариса. Мою подругу Наташа. А как зовут Вас, наш благородный рыцарь и храбрый спаситель!?

— А меня зовут Максим! — как-то сразу успокоившись и обретя свою обычную, неизменную уверенность, граничащую и часто переходящую в обыкновенную наглость, ответил он.



Вечернее, предновогоднее приключение для Максима, началось...!

Первой, он отвёз домой Наташу. Лариса, по каким-то своим делам, должна была вместе с ней, зайти в её квартиру, которая находилась на третьем этаже, пятиэтажного кирпичного дома.

Максим попытался остаться в машине и в ней подождать возвращения белокурой Ларисы. Но подружки так заверещали, уговаривая его пойти вместе с ними, что Максим быстренько с их просьбой согласился. Лариса или просто боялась оставлять почти незнакомого мужчину, одного, в её дорогой иномарке, или на самом деле, она действительно хотела, чтобы он находился с ними рядом. Это осталось тайной.



В квартире Наташи, уже при ярком электрическом свете, они наконец-то смогли хорошенько рассмотреть друг друга.

Белокурая «Жизель», была на самом деле более чем обворожительна. Она была красива и безумно хорошо сложена. Её хотелось трогать. Ласково и нежно.











Максиму она очень даже сильно понравилась.



Предательский холодок в районе пупка, принял стойку гончего пса и там затаился, замер перед своим неотвратимым, почти, как у кобры, молниеносным прыжком. Максим также чувствовал всем своим загадочным и совсем неизученным нутром, что Ларисе, он тоже пришёлся по вкусу....

Между ними происходил какой-то внутренний обмен информацией, сексуальной направленности, но пока только на уровне импульсов, мыслей, внутренних скрытых эмоций.



— Друзья...! — предложила Наташа, — Пять секунд ожидания и предновогодний стол будет накрыт, после чего, я с большим удовольствием предложу выпить за наше освобождение из ледового плена и за нашего очень симпатичного спасителя.

— Мы, не возражаем...! — немного дурачась, довольно громко прокричала Лариса — «Видимо сама Судьба послала нам этого героя, который ни секунды не колеблясь и не раздумывая, бросился на выручку двух бедных, несчастных барышень...!»



Она вплотную приблизилась к Максиму, положила ему руки на плечи и вызывающе подняла вверх, свою очаровательную мордашку, пристально глядя ему в глаза. Она открыто и явно, призывала его к действию....

Максима в таких делах, долго уговаривать было совсем не обязательно. Он как пиявка впился в её губы, при этом, чётко ощущая, как лёгкая дрожь, побежала по телу Ларисы....

А ещё через час, Максим вёз Ларису к ней домой.



Они остановились у очень красивого двухэтажного особняка, стоявшего почти на самом берегу реки.



— Ничего себе, где обитает наша прелестная, белокурая «Жизель»! — про себя удивлённо подумал Максим, но вслух ничего не сказал. — И кто же она такая, в конце то концов!? А вдруг она, резидент вражеской, иностранной разведки...!?

Ну, тогда, мне точно придётся иметь дело, с представителями одних, очень даже «серьёзных» органов, которые рассматривают и видят весь мир, и заодно людей в нём, исключительно только через замочную скважину в двери. И никогда, ни при каких обстоятельствах, не открывают настежь саму дверь, хотя бы для того, чтобы просто проветрить помещение, уж не говоря о чём-либо другом.

Вот с ними то уж точно, хлопот, не оберешься...! — продолжал молча рассуждать и задавать себе, пока что безответные вопросы Максим.

Он загнал машину во двор, поставил её под навес.



Они вошли в дом. Лариса предложила Максиму снять шинель, как она выразилась, «совсем ненадолго», только для того чтобы немного согреться, выпив горячего чайку. Максим с Ларисой сидели на роскошном кожаном диване, в очень просторной и шикарно обставленной комнате и мирно попивали чаёк.



— Послушай Максик...!? — предложила Лариса — «Коль скоро мы не хотим есть, давай мы с тобой просто выпьем шампанского за наше, почти, что новогоднее и очень интересное знакомство? И если ты не возражаешь, давай мы выпьем его в другой комнате, более подходящей для этого случая...!»

Максим молча, но и одновременно с этим, очень глубокомысленно и красноречиво, не возражал....



Они поднялись на второй этаж, захватив с собой шампанское, и зашли в одну из имеющихся там комнат. Максим из всего, что там было, увидел в ней только одно. И это была кровать. Он в своей жизни, таких кроватей ещё не видел. Во-первых, она была полностью металлическая. Вся в каких-то красивых завитушках, изгибах и набалдашниках. Во-вторых, на кровати имелись тоже, очень симпатичные бубенчики или колокольчики. Это не столь важно. Максим непроизвольно, как любознательный и хулиганистый мальчишка, слегка щелкнул пальцем по одному из них, и тут же раздался мелодичный, очень нежный и обворожительный звон, который заполнил всю комнату.



Они пили шампанское и занимались любовью. Всю ночь. Под тихий, сладострастный и

завораживающий звон, волшебных колокольчиков.... Максим в очередной, который уже раз, ухватившись за эти набалдашники на спинке кровати, неистовствовал «в» и «на» прекрасном теле, (тут не до мозгов и Души было...) белокурой Ларисы. Лариса, царапая ему спину своими острыми коготочками, словно заезженная пластинка, которую, во время её проигрывания, заело на одном и том же месте, повторяла и повторяла, всё это время, проведённое ими в кровати, только одно: — «Господи...! Какой же ты сладкий! Какой же ты сладкий! Какой же ты сладкий! Боже ты мой...!»



Максим старался вовсю, искренне пытаясь соответствовать тому, что, как заклинание повторяла в своём сексуальном, райском полубреду, белокурая Жизель. Он без устали, нещадно гнал и погонял её своим «кнутом», как пьяный извозчик по бездорожью, погоняет свою кобылу....









Утром, придя на работу, Максим увидел возле своего служебного кабинета,

поджидавшую его, Ольгу.... Никогда раньше, она на службу к нему не приходила. Они молча зашли в кабинет. Максим понял, что её приход, не к добру....

— Ну что Максик, теперь ты на своей шкуре узнаешь, что все болезни от простуды, а венерические, — от любви...! Так что я тебя поздравляю мой дорогой... — с ходу, даже не поздоровавшись, начала Ольга, — Сегодняшняя то, твоя ночная пассия, как раз и имеет это самое венерическое заболевание! А...! Дорогуша ты моя...! — от всей души, что было очень даже заметно, злорадствовала Ольга.



Максим и так неважно соображал, после такой бурной ночи, а тут ещё такое...! И он абсолютно не удивился тому, насколько быстро и оперативно Ольга узнала о его сегодняшнем любовном приключении. Он знал её возможности. Они были почти такие же, как в ЦРУ.... Но Максим почувствовал, что Ольга не сочиняет и не врёт, чтобы просто досадить и таким коварным способом, отомстить ему, за то, что он ей изменил. Причём перед самым Новым годом.



С определённым трудом, выпроводив из кабинета не перестающую даже на секунду повизгивать Ольгу, которая всё это время, беспрестанно призывала и посылала всевозможные ужасы и кары небесные, на его бедную голову, Максим, в полном изнеможении и без мыслей в голове, плюхнулся в кресло.

— «Вот ты и допрыгался Макс...! — пришла, наконец, первая мысль в голову Максима — Долазился, кобелино...! Теперь будешь знать...! Господи, какой же позор...! Ведь, как бы всё это не скрывалось, и у каких бы анонимных врачей ты бы не лечился, один хрен, всё это вылезет наружу. Тайну, о которой знают, пусть всего лишь только двое, обязательно будет знать, каждая свинья...!

Максим не знал, что ему делать. Страх парализовал все его мысли. И видимо поэтому, он рванул прямо к источнику, который по его разумению, принёс ему все эти большущие неприятности.... Он рванул к Ларисе.... Максим уже знал, что она работает заведующей галантерейным магазином. Лариса рассказала ему об этом сегодня ночью. Как впрочем, и о многом другом. Они даже договорились, что этот Новый год, они встретят вместе, встретят его вдвоём. Они в эту ночь тихо и доверительно, с восторгом и большой Надеждой мечтали о простом, человеческом счастье. И Максим, в это время, во время их совместных мечтаний, ловил себя на мысли, что он, на самом деле, действительно хочет этого и мечтает об этом, вполне искренне.

Но вот сейчас, в данный момент, после того что ему поведала разудало-мстительная Ольга, ему было не до какой-то там розовой и куда-то вдруг исчезнувшей, мечты. Отнюдь не до неё...!



Подъехав к магазину, он вышел из машины и быстрым шагом, почти бегом, влетел внутрь помещения. Увидев Ларису, он затащил, вернее просто грубо затолкал её в какую-то свободную, служебную комнату. Схватив её (если так можно сказать...) чуть ли не за «грудки...», он прижал Ларису к стенке и со злостью, как это делает, очень разозлённая кем-то, почти, что до бешенства змея, прошипел ей прямо в лицо....

— Ты что же это делаешь стерва неумытая...!? Ты что творишь кретинка...? Нашлась тут, «любова-дедектива»...! Если ты знаешь, что ты больна, и далеко не насморком, и не простудной болезнью, как же ты можешь с кем-то ложиться в постель...? Сама шляешься с кем попало, залезла в грязь и хочешь окунуть в неё других...!? Дрянь, шлюха грязная...!

Лариса резко и довольно сильно, чтобы освободиться от вцепившегося в неё, как бульдог Максима, сверху, ударила его по рукам. Затем, медленно и как-то убийственно тихо, сказала ему следующее.... И она говорила это так, как будто, что-то отрезала ножом. Причём, навсегда....

— Максим, я любила его.... И я верила ему. А он оказался грязным подонком!

Я думаю, и это я поняла именно сейчас, что ты, при всей своей кажущейся внешней чистоте, благородстве и привлекательности, нисколько не лучше его.... А вот по поводу своей телесной чистоты, можешь не переживать и не беспокоиться. Всё это уже в далёком прошлом, и с тобой в этом плане, всё есть и будет в полном порядке. Но мне отчего-то кажется, что тебе следует думать и беспокоиться совершенно о другом...! О своей духовной чистоте. На досуге подумай об этом. У меня к тебе всё...! Ну а сейчас дорогой Максик, пошёл отсюда вон...!



Максим, теперь уже намного уверенней и спокойней вышел из магазина. От сердца отлегло.... Он сел в машину.

— Да...! — немного подумав, согласился Максим со словами, теперь уже навсегда для него, потерянной Ларисы... — Вёл я себя действительно, почти, как самый, что ни на есть, настоящий «мурлон — брандо», а если ещё точнее, то, как самое обыкновенное и законченное русское «мурло...»

Но, как говорят, — «Всё, что, ни делается, всегда делается к лучшему. Поэтому, Лучшее Впереди..., Лучшее..., — Неизбежно...!!! И вывод, надо сказать, полезный вывод для себя, из всего того, что со мной сегодня произошло, можно сделать, пока только один: — Не узнавши дорогой броду, никогда не ешь „бутыльброду“...!» Даже с маслом и икрой....





= = =





ГЛАВА — 42.



«Мне МОЖНО, Тебе НЕТ...! ИННА ИЗМЕНЯЕТ Максиму...».







Жизнь, как ей и положено, безостановочно двигалась дальше, и Инна, наконец-то, после долгого ожидания и горьких переживаний, родила сына. А ровно через два года родила второго. С первым она семь месяцев лежала на сохранении в больнице. Со вторым уже никаких проблем не было. Женский организм окреп и был полностью восстановлен, и второго ребёнка она родила, как говорится в лёт, без каких-либо трудностей и осложнений. Первого сына назвали Сергеем в честь Сергея Воронцова, второго Андреем, в честь его деда Андрея Ивановича.



И это рождение сыновей и забота о них, в какой то степени на короткое время, выровняли его отношения с Инной. Трещина в семейных неурядицах стала немного поуже, но совсем конечно же не исчезла.... Ко всему прочему у Инны появились ранее не известные Максиму привычки.... При том не совсем хорошие. Инна стала курить и, что самое интересное и непонятное..., стала прикладываться к спиртному. Это настораживало.... Хотя всё это, наверное, как раз и можно было объяснить. Ей, по всей видимости, просто надоело нередкое отсутствие Максима дома и вечное ожидание его. Надоело всё время смотреть на дорогу, по которой Максим возвращался домой, и на которой он мог не появиться вовсе. И Инне нередко, в «гордом» одиночестве..., приходилось ложиться спать в холодную постель....



Время шло, дети росли, а Инна не только не уменьшила своё пристрастие к алкоголю, а даже более того, возникало ощущение, что это пристрастие, всё более возрастает. И это уже не просто настораживало и волновало Максима, а очень сильно беспокоило.

-«Ну и дела думал Максим...?! То я, с этой своей службой, частенько загуливал и выпивал со всякими пройдохами..., то теперь уже Инна...! Смена караула.... Хотя вроде у неё, никакой такой „службы...“, нет и в помине...! Ну, ладно я...мужик, как говорится грубое, неотёсанное существо...вроде бы, чего с него взять-то...?! А тут слабая, хрупкая женщина, стала уподобляться этому мужлану...! Во-о-о метаморфоза..!»



Они сейчас с Максимом как бы поменялись ролями. Теперь уже он, не редко посматривал на ту же самую дорогу, высматривая Инну, на которую совсем еще недавно смотрела она, дожидаясь Максима. Вот такие повороты судьбы! Жизнь..., штука Непредсказуемая! И Не Прогнозируемая.



А эта самая жизнь, и все обстоятельства, которые складывались не сами по себе, и, конечно же, не без участия и помощи Максима, выбили Инну из колеи. Она съехала на обочину. Её, понесло по придорожным кочкам, которые желая того, или нет, мастерил сам Максим. Инна, всё чаще ругалась с Максимом, и с каждым днём, они всё дальше и дальше отдалялись друг от друга. Инна, уже, как это было раньше, не сидела дома и больше не ждала Максима. Её сейчас и саму было частенько трудно застать дома. Дети теперь нередко находились у бабушки с дедушкой и Инна с Максимом были предоставлены каждый, самому себе. Они уже не шли вместе в одну общую сторону одной дорогой.

Теперь, они, уже каждый в отдельности, шел, или брёл неизвестно куда, а точнее, просто ковылял, спотыкаясь на каждом шагу, своей личной и очень опасной, почти, что горной тропинкой, в ожидании того, что недалеко то время, когда всё равно придётся сорваться и рухнуть вниз. В пропасть....

В воздухе всё отчётливее пахло семейной грозой, а возможно даже и ураганом....



И, что должно было случиться, то и случилось...! Инна изменила Максиму.









Максим из исключения из Правил, перекочевал в Общее Правило, ко всем остальным мужикам. Или к их подавляющему большинству. Для качественного улучшения породы, этого разухабистого, разудалого и развесёлого по-своему, мужского, рогатого стада.... Уточнение несущественно, комментарии излишни. Скупая слеза не каплет на грудь. Вот такие дела друзья мои...!



Когда Максим узнал об этом, то какое-то время он вообще не мог даже соображать. Начисто отшибло все его мозги.

Измена...! Боже ты мой...! В голове у него это просто не умещалось, никак не укладывалось. Ему уже второй раз в его жизни изменила женщина. Теперь у него рога не просто красиво и гордо росли вверх. Они у него попросту свисали под собственной тяжестью аж до самой земли. Но первая Вика, даже официально не была его невестой. А тут собственная жена, так сказать плоть от плоти, родная кровь! Где же справедливость...!? Где порядок!? Куда всё это подевалось, чёрт бы всех побрал!? И куда, эта милиция смотрит...! Она бережёт нас, или нет...!? И где все эти долбанные силовые «структуры», правительство, да и профком заодно тоже...! Твою собственность, можно сказать твою «родную» плоть, а значит, в какой-то степени тебя самого, кто-то, где-то, корячит, как попало, на полусломанной раскладушке, или грязном диване, а ты всё это должен глотать...!? Должен терпеть...!? Да ни за что на свете! Да никогда...! И-и-ишь..., чего захотели засранцы...!!!

Да и вообще...! Пошли-и-и вы все...!!! И вот..., вам..., всем...!



Максим целый день молча, ни о чем, не думая, и при этом, почти не двигаясь, пролежал на диване, тупо глядя в потолок. Он, как ни странно, что действительно, с ним случалось довольно редко, ни о чём не думал. Не думалось сейчас почему-то.... Но при этом, он очень внимательно и очень тщательно, без каких-либо мыслей в своей разнесчастно-буйной голове, изучал потолок в комнате, все точки на нём, ямочки, извилины и бугорочки. Он делал это очень добросовестно, как будто сейчас, более важного занятия, чем скрупулёзное изучение родного потолка, у него в жизни не было, и быть не могло....



Максим и Инна прожили вместе, около десяти лет. Худо-бедно, но жили.... Жили, как живут многие семьи, как живут почти все в нашем мире! И вот сейчас, по разумению Максима, случилось что-то страшное и непоправимое!

И что самое интересное..., в этой семейной трагедии Максим меньше всего винил самого себя. Если вообще чувствовал за собой какую-либо вину.

Он совсем не думал, или старался не думать о том, что именно он, Максим подтолкнул Инну, не желая конечно же этого..., сделать этот роковой шаг. Подобная мысль, Максиму, в его голову даже и не приходила....! Он рассуждал совсем иначе, совсем по другому, — «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку...! Вот мне можно, а тебе нельзя...! И я не стану принимать участие в забеге, с кем бы то ни было, только лишь для того, чтобы показать и доказать всем, что я хорошо умею бегать! Таких бегунов по всему свету, хоть пруд из них пруди...».



Сейчас в голове Максима, почему-то торчал один весьма занятный анекдот, который по своему смыслу и содержанию, был очень похож на то положение, в котором, в данный момент, находился он сам. — Парень спрашивает своего друга. — Ты когда..., ну, в какое время суток свою жену «любишь...?» — Тот говорит: — «Ну, как...!? В основном вечером, иногда ночью. А ты когда...?» — Парень отвечает: — «А я свою жену трахаю рано, рано утром». — Почему рано, рано? — спрашивает друг. — «А чтобы быть уверенным, что на этом дню, в возможной очереди к её телу, я, всё-таки, первый...!» — гордо отвечает парень.



Максим пропустил свою очередь. Вернее сам её создал и уступил её кому-то другому. Максиму сейчас предстояло решить для себя, очень не лёгкую, точнее говоря, очень даже трудную, непосильную задачу. Причём уже во второй раз в своей жизни.... Надо было или простить Инну и всё забыть, что было довольно тяжело ему сделать. Или теперь уже самому, вставать вторым, а может потом и третьим и так далее, после кого-то ещё, в эту самую очередь и ждать.... Как ждут с моря погоды...! И примерно, как встают в очередь за колбасой или сметаной, или еще кое за чем другим, в магазине. Так, или приблизительно так, и он тоже должен был теперь, пристроиться в эту очередь, к её постели.... Или в эту самую очередь, ему не надо было становиться вовсе и пройти мимо неё...!?

Но и одновременно с этим, Максим осознавал и понимал, всей глубиной своей неизведанной и неизученной Души, что он должен простить Инну. Должен...! Но он не мог этого сделать. Он не был готов к такому поступку. Это было выше его сил. Гордыня Максима, пересиливала, побеждала самого Максима.

Хотя он уже точно знал, что прощать может только сильный человек. И чем больше человек прощает другим, тем сильнее он становится.

Слабый же человек, никогда не прощает другого, оправдывая своё поведение, себя, нанесённой ему обидой, оскорблением, унижением и прикрываясь при этом, всё той же, своей зачастую, непобедимой гордыней.



Что делает Человека Сильным, Добрым, Благородным и Красивым...? Его таким делает..., только Любовь...! Она понимает, принимает и разделяет Всё — своим Участием, своим Сочувствием. Любовь любит и умеет находить во всем Добро, Мир и Красоту. Она в них, безоговорочно Верит. Она Их везде ищет и находит.... Любовь прощает даже жестокосердие и прощает осуждающего. Самая тяжелая задача Любви — это Прощать отсутствие ее у других, находить прощение для чьей-то нетерпимости, прощать того, кто сам прощать не умеет. Нет на свете более утешительного, более прекрасного и более чарующего Чуда, чем Любовь, которая заслоняет собою величайшее преступление, совершаемое Человеком, на этой Земле — это, отсутствие у него Любви....

И Максим чувствовал, что он, скорее всего, выберет второе, пройдёт стороной. Пройдёт транзитом, как курьерский, скорый поезд, мимо незначительной, и не представляющей теперь уже, никакого интереса и значения для него, очередной маленькой, железнодорожной станции. И что он, Максим, больше не станет вонючим, помойным псом, собирающим чьи-то грязные ошмётки. В эту распроклятую очередь, сетью которых опутана вся Земля, весь наш дерьмовый, несправедливый мир, он никогда больше не встанет. Никогда...! Потому, как он всегда должен быть только первым, а значит, пусть хоть и относительно, но всё же, максимально чистым.... Но первым, по настоящему, и на самом деле. А вовсе никак-либо иначе...!



Максим отчего-то именно сейчас, вспомнил один случай, который произошел с ним давно, в студенческом общежитии, когда он еще учился в техникуме на четвёртом курсе, на своём далёком Урале: В комнату, не вошёл и даже не вбежал, а почти галопом, очень радостно, вприпрыжку прискакал староста группы, Паша Гасилов....



— Слушай Макс, тут дело такое! Ну, в общем короче, сняли мы одну деваху.

Она сейчас здесь в общаге, в одной из комнат. В общем, это моя хорошая знакомая. Ну, я её уговорил, что, мол, ты, да я, да ещё может пара ребят, «поиграют» с ней. Она согласилась. Это её решение, а мы всегда готовы в таком деле даме помочь.... Для общей пользы и житейской радости. Я правильно излагаю Макс...? Так, что путь к её телу, свободен дорогой....

— Ну, тогда я первый...! — почему-то не совсем уверенно, и что-то очень нехорошее предчувствуя, попытался застолбить своё первенство на девушку Максим.

— Нет Макс, я думаю, что это будет не совсем правильно и справедливо. Ведь это я с ней проделал основную агитационную работу. Уговорил, убедил её! Иначе бы её здесь и не было вовсе. Поэтому будет логично, если первым буду я, ну, как основной агитатор и сексуальный затейник. Ты согласен с этим Макс...?

Максим лихорадочно соображал. Он был не прочь сейчас порезвиться с девчонкой, но его что-то сдерживало, не пускало. Паша был его другом, но Максим, пока по неведомым ему самому причинам, всё равно не хотел быть вторым. Ну не хотел почему-то и всё тут....



Паша увидел, что Максим находится в неком тихом замешательстве и определённой «сексуально-творческой» нерешительности. Максим колеблется.... Паша всё своё умение, всё своё мастерство агитировать, перенёс на своего друга...!

— Да может, я и не буду иметь с ней никакого дела, всё-таки знакомая... — сказал он, внимательно наблюдая за Максимом — Так, поболтаем немного о том, о сём, и всё на этом. Я от этого не обеднею. Только смотри Макс, об этом никому из ребят не говори. А то не поймут засранцы. Смеяться будут. Ну, ты как ? Что? Идёшь Макс.?

Максим не совсем уверенно, но всё же произнёс. — Ладно, Паша, договорились. В какой она комнате...?

— В 21-ой Макс..., в проверенной уже годами.

— Хорошо, я буду наблюдать за комнатой, когда ты из неё выйдешь.



Гасилов вышел на удивление быстро, минут через пятнадцать. Был немного взъерошен, щеки розовели....

— Ну, что? Как...!? — спросил уже немного взволнованный Максим.

— Всё нормально Макс, заходи... — скороговоркой выпалил Паша, и по-свойски, по-дружески, чуть ли не силком затолкал Максима в комнату.

Дверь закрылась, в комнате было темно. Свет не горел.



Когда глаза, через несколько секунд привыкли к темноте, Максим увидел, что на кровати кто-то лежит.... Сердце у Максима забилось в ускоренном темпе. Он подошёл поближе к кровати и увидел, что девушка лежит под одеялом, на боку, отвернувшись к стенке. Довольно длинные волосы рассыпаны по плечам и немного оголённой спине.



— А почему мы без света сидим, радость моя...? — пытаясь как-то наладить контакт с потенциальным объектом любви, пропел Максим. — Неужто мы стесняемся...!? Давай всё же мы посмотрим друг другу в глаза, перед тем, как заняться более серьёзным, познавательным и приятным делом.

Максим был уже готов к любовной игре. Вернее, к бесшабашному блуду.

Об этом красноречиво говорило сердце и учащённое дыхание, да и кое-что другое тоже.

Максим подошёл к выключателю, что бы включить свет и услышал позади себя, с её стороны какие-то странные звуки. Они напоминали толи приглушенный смех, толи просто, какое то непонятное гыгыканье. Гы-гы-гы...!

— Какая-то странная чувиха...! (прошу за него прощения, «гёрл...») — с определённым чувством досады подумал Максим. — А может уродина, какая-нибудь...!?



Он сел к ней на кровать.

— Ну, давай повернёмся красавица. Чего ты в стенку то уткнулась...? Не бойся, я не кусаюсь. И я даже добрый бываю....

Она продолжала лежать, как и лежала, плечи её как-то странно вздрагивали, и раздавался всё тот же странный звук, — Гы-гы-гы....

Максим уже теперь довольно решительно взял её за плечи и перевернул на спину. Когда она взглянула ему в глаза, он на какой-то момент просто остолбенел. Потерял дар речи. На него снизу смотрел Ёжик. Смотрел и приглушённо гыгыкал, давясь от едва сдерживаемого смеха. — Гы-гы-гы. — Перед ним лежал Мишка Ежов из параллельной группы. Это у него, у Ёжика была длинная причёска, как у девушки, за что ему нередко доставалось от преподавателей.



Максим, наконец, то всё понял...! Его просто разыграли. Развели, как простого лоха. Повеселились что называется! Развлеклись просто на славу. Вот рвань уральская! Ну, что тут поделаешь...!? Случается иногда и такое. И на старуху бывает проруха. А все молодухи, как известно, есть ничто иное, как обыкновенные, потенциальные старухи.... И каждой из них, в этой жизни, придётся быть непосредственным участником, этого горького и необратимого процесса, по потере своей красоты и привлекательности, своего физического увядания, до конца выпив эту горькую чашу.



Максим начал понемногу успокаиваться. Учащённый ритм сердца стал приходить в более или менее относительную норму.

— Ну что давай, перекурим, что б время как-то убить...? — предложил Ёжик, который тоже уже был почти спокоен. Уже не гыгыкал....

— Давай, раз так вышло Мишель, супер сексуальный возбудитель ты наш, местного пошиба и значения перекурим, деваться то нам некуда. Выходить из комнаты вроде ещё рановато. А то будет подозрительно. Будет похоже на кроличью любовь. Послушай, а чья это вообще идея была с девчонкой...? — спросил Максим.

— Моя...! — приглушенно хохотнул Мишка — Так решили немного подурачится. Делать то особенно нечего.... Мы же студенты... прохладной жизни...

— И у вас это неплохо получилось... — буркнул Максим.



Они покурили и поболтали о том, о сём ещё минут десять.

— Ну, я пошёл... — как-то совсем безразлично и устало проронил Максим... — Кошиной свадьбы для мужиков сегодня не будет. Благодаря тебе Мишель, и моему другу Паше... — он довольно тяжело встал с кровати.

— Давай Макс! Пока.... Не переживай уж так сильно. Наверстаешь ещё...! Какие наши годы...?! Зови следующего соискателя, желающего молодого студенческого тела..., — опять хохотнул Мишка.



— Ну, как она? Жива ещё старушка...? — спросил очередной студент, вышедшего из комнаты Максима.

— Не боись..., она всех нас переживёт и ничего с ней не случится. Крепкая попалась, ну прям, как мужик...!



Парень зашел в комнату....

В неё заходили ещё человек восемь, десять, но никто из выходивших не сказал другим, о том, что это просто розыгрыш, попросту обман. Действовал принцип людского общежития: — «Мне плохо...!? Тогда почему тебе до сих пор хорошо...!?»



Всё закончилось тогда, когда Мишке Ежику надоело валяться на кровати и курить со всеми любителями женской плоти. Он вышел в коридор и всем торжественно объявил. — «Всё господа сексуальные маньяки, я устал.... Даже просто лежать на кровати и курить с вами. А если бы меня использовали по прямому предназначению...!? Что бы со мной тогда стало? А...!? Вам меня не жалко изуверы!? Всё...! На сегодня тренировка по сексуальному предмету для студентов окончена. Попрошу всех расползтись по своим норам и лечь спать неудовлетворенными. Но зато в гордом одиночестве, чистыми и непорочными, как целомудренные доярки, колхоза, с патриотическим названием — «Ой, как „хотца..“, мне, чего-то..., толи плакать, толи петь...!»



Мишку чуть не поколотили. Он едва унёс ноги....



После этого случая, Максим больше никогда не участвовал в подобного рода «групповухах...» и никогда больше не был «вторым...».



Максим был максималистом и законченным эгоистом одновременно. Он не мог с кем-то еще делить женщину, а уж тем более свою собственную жену, с кем бы то ни было,









даже если с ней «это» произошло, всего лишь один единственный раз. В этом деле он был несгибаемым и непробиваемым собственником. И он думал по-своему, и думал так: — «Предавший тебя однажды, предаст не единожды. Лиха беда начало...! Поэтому не испытывай свою Судьбу, не зли её дорогой..., и беги отсель, как можно скорее, без оглядки на прошлое. Другими словами, ноги в руки, жопу в горсть... и бечь...!».



Максим и Инна разошлись.... Максим, как и прежде, стал ночевать в военкомате. Дома старался не появляться.

Многие из друзей, и особенно женщины, пытались каким-то образом повлиять на Максима с тем, что бы семья не распалась окончательно, убеждая его в том, что сильнее чем Инна, Максима никто любить не будет. Что такое может случиться с любым и каждым. Поэтому, мол, не валяй дурака и возвращайся в семью.... В жизни всякое бывает...! У Максима на этот счёт, было совсем другое мнение. Он был непреклонен. Максим считал, что верны, должны быть ему и только ему, а он может себе позволить быть и неверным. Ему вот можно, а вот ей нельзя...! И тут ты хоть тресни....



Максим всё больше и больше не верил женщинам. Себе верил, а вот женщинам «нэ-т», не верил. Почему-то...! У него никак не укладывалось в голове то, что они, женщины, могут быть верными до конца, каким бы он, этот конец, в этой жизни не был. А он может быть любой...! Как плохой, так и хороший.

Конечно, до определённого момента им верить можно, ну а вот до конца, на всю жизнь, навсегда, навечно..., ну никак не получается. Все они, в какой-то момент обманут, все без исключения, когда-то обязательно предадут. До нестерпимой боли. До крови.







А значит, эта верность женщины, которая длится, только до определенного момента, не может быть настоящей, не может быть истинной. Она временная. Как и сама жизнь. Она всё равно закончится, исчезнет, испарится.

Ну, а тогда выходит, что это не есть, настоящая верность вообще, а только слабая, дешевая копия, сделанная..., с неизвестного Никому из Нас подлинника, неумелым художником, имя которому Самообман....

И даже это, возможно, только лишь в том случае, если этот самый таинственный подлинник существует, и вообще есть на Белом Свете, на нашей прекрасной и одновременно с этим, Благодаря Нам Людям..., очень и очень, грешной земле.



Максим никак не мог понять, ухватить, уразуметь смысл и суть женской логики поведения и её поступков в этой жизни, да и заодно и всей её женской натуры в целом. Просто не хватало для этого ума. Обидно конечно! Досадно мне! Ну ладно...!





= = =



ГЛАВА — 43.



«ЛЮБОВЬ Не Приходит По ПРИГЛАШЕНИЮ.... ЛЮБОВЬ — это не Выбор, это СУДЬБА...»

















Анатолий Васильевич Буранов, уже на правах старого друга и товарища по оружию, сидел в кресле напротив Максима, который мирно, и никого не трогая, лежал на полюбившемся ему в последнее время диване....



Буранов пришел навестить Максима, своего коллегу по службе. Оказать, как говорится моральную поддержку, и проявить мужскую солидарность в деле, в котором Максим потерпел абсолютное поражение, ужасное крушение в своей жизни, полнейший и сокрушительный разгром....



— Ты вот так и думаешь пролежать всю оставшуюся жизнь на этом мягком диванчике...? — стараясь глядеть прямо и строго в глаза Максиму, спросил у него Анатолий Васильевич.

— А хрен его маму знает...! — ответил равнодушно Максим — «Как получится...!? А как получится, я и сам не знаю...».

— Максим...! Поверь мне дружище! Ты, к большому сожалению не первый и далеко не последний, из нашего мужского сословия в этом мире, кому изменила жена.

— В таком деле я и последним не очень-то хочу быть, а уж первым то, и подавно..., дорогой ты мой Анатолий Васильевич. Это единственная ситуация и обстоятельство в моей жизни, где я, абсолютно не хочу быть никаким..., и без всякого скажем так..., унизительно-убийственного, «призового...» места в этом деле.

— Хочешь ты или нет, но видимо всё же придется. И не только тебе одному. Многим мужикам, уже доводилось побывать на этом месте и ещё многим, не раз доведётся. Такова реальная жизнь Максим. Ничего не поделаешь...! Так что же нам теперь всем повесится и не жить!? Ага...! Сейчас...! Нет и еще раз нет! Не дождутся коварные изменщицы-красавицы. И пусть даже не мечтают и не надеются на это. Вот им всем...! — Буранов неожиданно для Максима, да и для себя, наверное, тоже, скрутил ни больше, ни меньше, а просто здоровущую дулю и стал ею вертеть и трясти перед своим и Максимовым носом, как бы грозя этим очень грозным и увесистым оружием, всем женщинам-вертихвосткам, во всём мире....

— Анатолий Васильевич...! — без всякой связи с тем, о чём они сейчас говорили, как-то немного задумчиво и тихо спросил Максим — «А вот скажите мне..., вот эта «верность», о которой столько пишут, говорят, да и не меньше чем говорят, поют в песнях, излагают в стихах, не есть ли это просто пустой звук...? Пустышка...! Не простой ли это обман для нас всех...? Я имею в виду нас, «мужуков...». А...!?

И вот, что мне ещё пришло в голову в этой связи. По поводу стихов и песен, которые поют и посвящают женщинам. Не напрасно ли и заслуженно ли, мы орём их везде и повсюду!...?

Да...! И это действительно так..., но только на первый, не глубокий и не просвещённый взгляд. Все мы видим только очевидное, то, что сразу бросается в глаза..., только вершину айсберга, но не видим То..., что находится под этой маленькой вершиной...! Все мы не видим ОСНОВНОЕ...! Мы видим, что Женщина, это — Мать, женщина в муках рожает и потом растит и воспитывает детей, женщина хранит домашний очаг. Да, да, да....! И ещё раз да! Но..., ведь все эти качества, способности и свойства, женщина сама лично для себя, никогда не выбирала и не приобретала...! Она не работала, не потела, и не трудилась над тем, чтобы все эти качества завоевать, заиметь, всегда обладать и распоряжаться ими..., по своему усмотрению...! И Это же так и Есть на самом деле...! Всё это ей дали бесплатно, в подарок, а может и в наказание за что-то...!? Всё это ей дала Природа, дал Бог. И даже рожает в муках, она не по своему почину, и не по собственной воле...!

Тогда за что мы так рьяно воспеваем женщину...!? Авансируем на всякий случай что ли...!? И совсем уж, как-то необоснованно и глупо спешим с предоплатой...!? А подарок то оказался такой..., что даже при большом её желании, ей от него, отказаться невозможно. Иди дорогая и рожай...! Мучайся...! Значит, есть за что красавица...! Значит ты, всё это заслужила..!? И я знаю довольно многих женщин, которые бы с большим удовольствием, и как говорится бегом..., будь на то их воля, отказались бы от этой своей женской доли-участи.

Поэтому я думаю, что всем женщинам в связи этим подарком природы, дифирамбы поют (а бывает иногда..., что и частушки...) очень даже безосновательно и очень даже, на мой взгляд... — не совсем..., заслуженно....

Женщину надо воспевать и любить только за то и только потому, что она просто Женщина, за То..., что Она просто ЕСТЬ, на этом Белом Свете..., а вовсе не за то, что мы ей, абсолютно незаслуженно приписываем, делая это только для того, что бы соблазнить её. Другого объяснения я не вижу....

И даже более того, без мужчины, женщина не только не сможет родить, но без его, родоначального, чудодейственного «опыления», она попросту не сможет даже просто расцвести, что бы принести этот самый плод...!

А отсюда следует только одно — женщина без мужчины, обыкновенный, пусть и красивый, но..., пустоцвет...!

Поэтому, скорее мужчина, более похож на трудолюбивую пчёлку, нежели женщина.

Это он всё время трудится, проделывая огромную работу, разыскивая того, кого, как говорится надо «обработать», неимоверно потея при этом, а женщина ничегошеньки то и не делает. Она просто ждёт, когда это случится...! Как олениха.... Стоит и ждёт своего самца. Всё...! И, тем не менее, мы не слышим никаких песен, никаких стихов, которые бы так же поднимали мужчину высоко до небес, как это происходит в песнях, посвящённых женщинам. А это, на мой взгляд, Анатолий Васильевич, о-о-й, как несправедливо...!? Шучу я сейчас конечно.... И вот ещё что мой друг, обратите на это внимание, — как похожи друг на дружку слова «Вера» и «Верность!». Как близняшки...! Хотя смысл в них вкладывается разный, а вот даже корень у этих слов один и тот же. Это неспроста.... На случайность, или простое совпадение это мало похоже.

— А ведь ты, скорее всего, прав Максим... — немного подумав, отвечал Буранов — «Эти слова на самом деле очень похожи друг на друга. И очень возможно, что это действительно не простая случайность.... Даже очень возможно...! Но это в данный момент для тебя, я думаю не самое главное. У тебя сейчас есть над, чем думать и есть что решать в своей собственной жизни...».

— Что-что, а это Вы Анатолий Васильевич заметили точно.... Вначале надо решить свои проблемы, а потом размышлять и заниматься другими делами. Согласен с Вами полностью.... И это более чем верно. Значит, будем их решать, как сказал один сатирик..., по мере их поступления....

— Ну, вот и договорились...! — уже более оптимистично подытожил Буранов — "Ты как говорится, думай, но при этом не давай волю своим эмоциям, не давай волю чувствам. Что случилось, то случилось.... Ничего теперь ты уже не изменишь. Не в наших это силах. Поэтому не раскисай и не хандри.... Возьми себя в руки Максим...! Сиди тихо, спокойно дома и думай. Только думай правильно, в нужном направлении в нужном русле. Я же потопал на службу. У меня в отличие от моих некоторых, очень несчастных друзей, никаких отпусков и отгулов не имеется.

Он проводил Буранова и вернулся на свой любимый диванчик. Максим, почему-то из всего того, о чём сейчас говорил Буранов, запомнил хорошо, только его совет о том, чтобы он взял себя в руки....



По этому поводу Максим вспомнил один анекдот: — Два друга сидят в кафе и пьют водку.... Один держится нормально, а другой напился в дрободан, в стельку, в хлам, и ведёт себя очень не прилично. Ну, просто, фф-у...! Окружающие посетители на него оглядываются. Тот, который потрезвее, всё время уговаривает вусмерть пьяного товарища взять себя в руки. Тот это слышит, но никак не может последовать совету друга.

Наутро они просыпаются в доме того товарища, кто был пьянее, и который в кафе вёл себя безобразно, но никак не мог взять себя в руки. Его собутыльник говорит ему: — «Я же тебя, мой друг Толик, очень просил не безобразничать и взять себя в руки...». — Пьяница отвечает: — «Слушай, я вчера, всё время пытался это сделать, но у меня ничего не получалось. Оказывается, что я напился до такой степени, что взять себя в руки, мне самому было очень противно....



— Что не рекомендуется терять человеку никогда в нашей жизни...? — подытожил свои невесёлые мысли Максим, спросив сам себя, и сам же себе ответил — Это две вещи: Чувство юмора и чувство собственного достоинства....

Максим продолжал размышлять....



— «Вера» и «Верность...» — думал Максим — «Что их связывает между собой, какое влияние и действие эти слова оказывают на жизнь людей...? Нужны ли эти слова вообще людям...? Какую смысловую нагрузку они несут? Ну, к примеру, слово «верность». При этом слове почему-то сразу возникает образ женщины. Не мужчины, нет, а именно женщины...! Это слово в первую очередь ассоциируется именно с ней, с женщиной. И обратите внимание на то Друзья мои..., (случайность это, или Закономерность...) что слово «Верность», тоже Женского Рода.... Один только «усечённый...» Жуль ВЕРН..., остался особью, мужского пола и рода....



А вот может и должна ли быть женщина верной...? Это большой вопрос! Или быть верной, ей вовсе не обязательно...? Или просто по определению, она и вовсе не должна быть верной!? Мы часто говорим, «верная дружба мужская». Или «верная женская дружба». В соответствии с логикой, если дружба может быть верной, значит тогда, дружба также может быть и неверной. Но при этом, изначальный, истинный смыл слова «дружба» теряется. Напрочь...! На лицо подмена понятий...! Дружба есть дружба и ничего к ней добавлять или отнимать от неё, не надо. А отсюда следует, что дружба не может быть верной или неверной. Дружба существует сама по себе. Она может быть только дружбой и ничем другим. Дружба есть или её нет. Как мёд у Винни Пуха....

Ну, а если слово «дружба» применяют в словосочетании со словами «верная» или «неверная», знайте, что там нет, и не было никакой дружбы.

То же самое происходит и с такими понятиями, как «верная любовь» или «верная женщина». И вот почему...!

Если мы примем слово «верность», как верхнюю планку, за сто процентов, то, как нам тогда рассматривать слово «неверность»...? По логике получается, что надо рассматривать его, как нижний предел, то есть, ноль процентов. Значит этим двум словам, «верность» — «неверность», можно присваивать любой процент, в зависимости от их состояния, в котором они в данный момент находятся, начиная от нуля и заканчивая ста процентами...! То есть другими словами, «верность» и «неверность» могут быть полными, наполовину, на четвертинку, и так далее и так далее, до полного исчезновения этих понятий. Ну не смешно ли это...! Кто может определить насколько процентов «тянет» такая «верность» или «неверность» женщины, данному мужчине...!? Насколько в процентном выражении женщина, «верная» или «неверная»? Я это сделать не могу, а ты...?



Если Женщина любит, то ей, не нужна никакая «верность», а если не любит, то тем более...!

Любовь, это стопроцентное, целостное, Божественное определение и его состояние..., а «верность», это всего лишь выдумка человеческая, очень похожая на трясущийся, даже от слабого ветра студень.

И как Вы думаете, кто здесь более точен и более прав...? Бог или Человек...!? Лично я, почему-то уверен, что прав Бог...!



Итак, на основе вышеизложенного мы, надеюсь, наконец-то уяснили, что не может быть «верной» или «неверной» дружбы. Точно так же, как не может быть «верной» или «неверной» любви, или «верной» и «неверной» женщины.

Есть, была и будет, только «Любовь», и есть, была и будет только «Женщина». Эти два понятия, «Женщина» и «Любовь», существуют либо отдельно друг от друга, сами по себе, потому, как они ещё не встретились в этой жизни..., либо, что происходит, не так уж часто, существуют вместе, потому, как пути их пересеклись и, как итог этого, существуют уже в тесной жизненной взаимосвязи, между двумя людьми, любящими друг друга. А это есть Любовь, между Мужчиной и Женщиной«.



— Да-а...! Интересная просматривается жизненная закономерность и очень интересны эти два слова, которые остаются в итоге... — делал выводы Максим — «Любовь и Женщина». Проще говоря «Любовь Женщины или Женская Любовь...». И никаких тебе лишних слов-прилипал..., слов, которые вводят человека в заблуждение. Ведут его в тупик!



Есть прекрасные, кристально чистые, Божественные Женщины, которых на Земле, к величайшему сожалению, конечно же, можно, но с большим трудом, насчитать ничтожно малое количество. И, конечно же, есть, высокая, Божественная Любовь этих Женщин к своим любимым и единственным Мужчинам. Они не похожи, они не относятся к остальным, особенно теперешним, сегодняшним женщинам, у которых нынешняя, гнилая, «нравственная» идеология, основательно, ослабила, вернее, попросту отпустила вожжи людского порочного разврата или даже более того..., — просто сбросила с них ограничительную уздечку, сдерживающую в значительной мере, их необузданную блудливость. И эти несчастные женщины, искательницы острых приключений и сладострастных ощущений одновременно, которые, конечно же, ошибочно думают, что этим самым, они непременно найдут для себя, какую-то невообразимую человеческую радость, высокую любовь и огромное, такое пресловутое, «женское счастье...», попросту ошибаются. Это их очень и очень, большущее заблуждение.







В последние годы, во времена гласности, плюрализма мнений и перестройки, и особенно за период бездумно-безалаберной демократии, очень многие «современные» женщины, и в основном молодые женщины, нередко подростки, которые воспитывались на пороках Запада, впитывали и постоянно находились в среде блудливого, похотливого и грязного секса, (телевидение, кино, пресса, улица и даже школа и т.д.) раздают налево и направо свою «любовь», вернее тело, и размахивают «Эллочкиным местом» везде и повсюду, примерно, как американцы, тоже везде и повсюду, к месту и не к месту, размахивают своим полосатым, как матрац флагом. Эти женщины, рассматривают сейчас мужчину, исключительно только, как секс-машину, через своеобразную сексуальную призму. Где самым главным является, — наличие у мужчины внушительного и «хорошо...» работающего полового члена и желательно..., наличия у него бесконечной, половой «работоспособности...».



Всё остальное сегодня, в мужчине, этим женщинам (ну, само собой разумеется, ещё конечно денег...) абсолютно не интересно. И как Вы сами понимаете, такие женщины, конечно же, во всём, примитивны, как амёбы, и внутренне пусты, как пионерский барабан.... И неизбежно, в обязательном порядке придёт то время, когда эти бедняги, а именно, эти «свободные в сексе, или сексуальных отношениях...» женщины, об этом, очень горько пожалеют....



Ведь на самом же деле..., все эти участники «колхозного, похотливого разгула», нисколечко, ни в малейшей степени не знакомы с незыблемыми и суровыми, природными законами ТЕЛЕГОНИИ, которая подтверждает существование и основывается на гораздо более древнем законе «РИТА...». И вот поэтому-то они, так беспардонно и ведут себя в жизни. Вот оно, наше русское «АВОСЬ»...!

Нет ребята, здесь АВОСЬ, не Прокатит, Не ПРОКАНАЕТ.... Это вам Не ХАХАНЬКИ.... Отвечать Придётся в Любом случае и отвечать по Большому Счёту....









Хотя, что Им там, какая-то Телегония...?! Они давно уже Забыли, обычные, простые Правила Человеческого Общежития. Жалко мне Их. Честно говорю.

А поэтому, только лишь одни, высоконравственные, вернее высоко духовные женщины и мужчины, которые по настоящему любят друг друга, и есть действительно счастливые люди, которые в отличие от многих и многих, не напрасно пришли в этот мир. И там, где есть Любовь, никак не может быть места, для слова «верность».

Любовь, не нуждается ни в какой «верности», и ни в каких-либо, дополнительных, искусственных «подпорках».



А слово «верность», есть самая настоящая уродливая подпорка, причём очень и очень гнилая. Потому коль скоро есть «верность», значит, есть и «неверность», что согласно логике ещё хуже, ещё гнилее...! И эта самая «верность» и «неверность», находятся на разных концах, одной и той же палки...!



Женская «верность», очень напоминает, хитро созданный мужчиной, искусственный, нравственный «ограничитель» для женщины, при помощи которого он надеется, хочет и всё время пытается, как можно дольше удерживать и сохранять женщину в состоянии максимальной моральной и телесной чистоты, для самого себя.... Просто потому, что мужчина в отношении женщины, есть большой собственник....

Но этот «ограничитель» не вечен, он в обязательном порядке, когда-то даст сбой, и затем полностью выйдет из строя.

Понятие «верность» и Любовь, если их рассматривать отдельно друг от друга, (Что Совершенно не Возможно, поскольку Верность, является Неотделимой Частью ЛЮБВИ...) вещи вообще несовместимые. Или, по меньшей мере, словосочетание «верная любовь» или «неверная любовь», выглядит довольно нелепым и смешным. Ну, к примеру, как выражение «сладкий мёд» или «несладкий мёд». Потому как если это настоящий мёд, то он сладкий сам по себе. Без каких-либо дополнительных определений и глупых подсказок. Ну, а если мёд не сладкий, а горький, или ещё что-нибудь там, то это уже совсем не мёд, а нечто другое.... Сами можете догадаться, что это такое на самом деле.... Это же самое происходит с «верностью» и «неверностью». Вкус один и тот же.....

Поэтому всегда лучше есть и пить настоящий мёд, чем, что-то на него похожее. Так же и с Любовью. Лучше пить настоящую Любовь, а вовсе не то, что за неё принимают очень многие люди, высасывая и вылизывая при этом грязь из вонючей табакерки. ЛЮБОВЬ, это самое чистое и самое огромное наслаждение, которое, могут испытать мужчина и женщина.

И если говорят «верная или неверная любовь», то там может быть всё, что угодно, кроме самой Любви.

Любовь выше и чище всего и вся на этом Свете. Равно, как и Женщина, которая любит и любима.







И женщина никогда не была, и не будет находиться в состоянии «верности» или «неверности». Этого не может быть по определению. Женщина может пребывать только в двух абсолютно противоположных состояниях. В состоянии Любви или в состоянии Блуда. А Блуд и «неверность», это совсем не одно и тоже...! Точно так же не одно и тоже, понятия, которые не входят друг в друга, не стыкуются и ни при каких обстоятельствах не пересекаются в нашей с Вами жизни. И это есть понятие — Любовь и «верность». Всё так просто...!«.



— Так...! С «верностью», мы более или менее разобрались — удовлетворённо подвёл промежуточные итоги Максим. — «Теперь посмотрим, что из себя представляет слово „вера“, и с чем, как говорится её родимую, можно кушать...?».

У Максима слово «вера», всегда ассоциировалось с верующим людом, ну а верующие с религией. Отсюда он и начал свой танец. Прошу великодушно извинить меня друзья мои, Максим начал своё «диванное» рассуждение.

— Итак...! «Вера» требует согласия, подчинения и слепого повиновения. Она не требует от человека, чтобы он думал... — лёжа на мягком диванчике, размышлял Максим; — Тебя уговаривают, убеждают, слегка принуждают и, в конце концов, заставляют верить в то, чего ты не знал, не видел, не ощущал и не трогал. Тебе говорили, верь в Ленина, и ты верил. Говорили, верь в Сталина.... Ты возможно в чём-то посомневался, но опять стал верить. Тебе говорят, верь в такого-то бога и ты вновь этому веришь. Ты становишься простой марионеткой в руках тех, кто тебя, нередко сомневающегося, очень хитро заставляет «верить» во что-то неясное и непонятное для тебя. «Вера» и Сомнение, — это сёстры, но только не родные, а сводные....



Большинство людей не желает «Знать», большинство людей желает «верить...». Так же намного легче! Отчего же это происходит...? Ну, во-первых, потому, что знания просто так не даются, и чтобы их получить, надо много трудиться. Надо потеть. А это далеко не всем хочется. Ну, а вот чтобы верить, трудится вовсе не обязательно. Тебе сказали «верь», и ты, ничем не отягощая свои мозги, и не утруждая себя, уселся удобно под какую-нибудь пальму в тенёчек и просто так начал «верить...». Никакого труда и никаких забот...! Другими словами, тот, кто хочет в этой жизни знать и обладать знаниями тот идёт, учится, работает и трудится в поте лица своего, а тот, кто трудиться, особенно не желает, тот сидит, ничего не делает и тихонько, ничем себя не обременяя, «верит...». Блаженные, одним словом. Отсюда вытекает, что «знание», синоним труда, а «вера», синоним безделья. И как с этим, кто-то может не согласиться...!?



Ещё Максиму кроме, как простых лентяев, большинство верующих напоминало обыкновенных побирушек, которые стараются жить на «халяву». Они идут в церковь и у всех подряд, (у людей и разных «святых») кто попадётся в этот момент им под руку, выпрашивают всё, что в голову взбредёт. Килограмм или два колбасы (можно, в крайнем случае, и ливерной), здоровье, шмат сала, денег и так далее. Клянчат всё, что ни попадя, в зависимости от того, какие мыслишки придут в их, как правило, пустые, доверчивые головы. Верить и просить у какого-то мифического бога намного легче, чем самому трудится, и приобретать знания. Ну, конечно же, гораздо легче ничего не делая, выпрашивать здоровье и заодно бутылку водки для равновесия, чем взять и встать рано утром, сделать зарядку, пробежать пять километров по лесу, да облить себя холодной водой и так далее.... А вот обо всех этих несчастных калеках и инвалидах, в нашем суетном и, как правило, жестоком мире, должно позаботиться государство, а вовсе не какой-то мифический бог...!

Или вместо того, что бы выпрашивать кусок колбасы в церкви, пойти и заработать деньги, таская мешки или разгружая вагоны с цементом. И самому на заработанные деньги купить еду, и себе и жене и детям.



И разница, расстояние между верующими, которые клянчат в церкви и простыми побирушками, которые клянчат на «паперти», очень и очень маленькое, если оно вообще существует.



«Вера», не только синоним безделья, что конечно неприятно для кого-то, но... «вера» еще и синоним смерти, её так сказать, верный предвестник. И это легко доказать.



Религиозные наставники, разного калибра попы и другие «учителя», учат верующих следующему: — «Чем сильнее и чаще вы будете «верить», чем ваша «вера» будет становиться всё выше, «ширше» и могучее, больше, «глыбже», ну и так далее..., тем будет больше проку.... И когда ваша «вера» достигнет совершенства, то вы сами сможете творить чудеса, сможете совершать невероятные вещи, вы сможете всё...! И большинство верующих в эту галиматью верят. Халява манит...! И когда такому верующему, который якобы достиг так называемого «совершенства», наставники по вере попросят или прикажут ему, ну, к примеру, прыгнуть через пропасть шириной в десяток метров, такой верующий-фанат, особо не задумываясь, сиганёт через эту пропасть. А что тут такого...!? Он же может творить чудеса! Вот именно...! Прыгать через пропасти, ходить по воде, воскрешать мертвых, ну и так далее и тому подобное.

Но к несчастью для этого верующего фанатика никакого чуда, конечно же, не произойдёт. Он шмякнется на дно пропасти и разобьётся насмерть. И всё это произойдёт благодаря только «слепой вере». Слепая «вера», как и слепой поводырь приведёт того, кто идёт за ней к глубокой яме (пропасти). И они оба упадут в эту яму и погибнут. Значит эта самая «слепая вера», не что иное, как синоним самой смерти.

А вот человек, который не верит слепо, во что ни попадя, а знает о конкретном предмете, или деле всё, ну, или почти всё, наверняка, прыгать через эту пропасть не станет, как бы его не уговаривали сделать это «учителя», потому, как он просто знает, что пропасть шириной в десять метров, ему никак не преодолеть.

Его Знания, полученные через тяжкий труд, остановят его от совершения такого глупого поступка. Знания спасут ему жизнь. А отсюда вытекает, что «знания», это синоним жизни. А «вера» и «верность» несут в себе, огромную опасность для человека и всех ведут в тупик... .

— И из всего этого, можно сделать только один единственный вывод... — домысливал всё также лежа на диванчике Максим — «Грош цена, всей этой слепой «вере» и этой никчёмной «верности», причём в самый, что ни на есть разгар базарного дня, на воровском Ростовском рынке.

Ведь на самом же деле это так и есть...! Спросите любого хорошего, трудолюбивого ученика в школе... — «Ты веришь..., — ну, к примеру, — В теорему Пифагора...?» Как Вы думаете, что Вам ответит хороший ученик...!? Мне думается, что он ответит приблизительно следующее, предварительно с большим недоумением посмотрев на Вас.... — «Нет, я не верю в теорему Пифагора, по той простой причине, что я её хорошо Знаю...!» Знание и Сила, — это родные брат и сестра.



О-о-х..., и не зря же умные люди говорят: — «Ученье — Свет..., а не Ученье, — чуть свет на работу...!»



Человек Верит во «Что-то» тогда..., когда это «Что-то», он не понимает и не Знает.... Но стоит ему Узнать и понять это «Что-то»..., Вера в ЭТО..., отпадает сама собой.... Любая ВЕРА Жива, ТОЛЬКО До Момента ПОЗНАНИЯ Того, что является Объектом твоей Веры.... В виде Исключения, у отдельных «товарис-чей», Вера и Знание могут совпадать..., но Знание..., Всегда ПЕРВИЧНО.



И Только ТОГДА, когда Вера (Это, ОЧЕНЬ Ненадёжное и Неуверенное в своей Правоте Понятие...) Перейдёт, Трансформируется в ЗНАНИЕ..., (Которое в отличии от Веры, ОЧЕНЬ Трудно Поколебать...) Может Быть ПОЛУЧЕН, Нужный РЕЗУЛЬТАТ.



Поэтому гораздо лучше Любить и быть Любимым, чем быть «верным» или «неверным». Лучше быть абсолютно уверенным и абсолютно точно знать, что Бог был, есть и будет, чем слепо «верить» в то, что Он вроде бы где-то существует и всякий раз, в зависимости от складывающихся обстоятельств, сомневаться в этом и менять свою «веру...», как перчатки....

Ярким подтверждением и примером по изменению веры, в данном обсуждаемом нами вопросе, может послужить легендарный Мухаммед Али, принявший ислам (Кассиус Клей...), и такие, как он. А Таких в наше мире..., очень и очень Много....



Было бы очень хорошо, а главное было бы правильно и бесспорно полезно, если бы люди сами, без чьей-либо помощи и подсказки разобрались, в этом прямо скажем нелёгком, запутанном, но очень нужном для них вопросе. Для их же пользы и собственного блага.



И ещё для того, что бы в своей, и без того, скорее всего, нелёгкой жизни, лишний раз, не попадать, в тот же самый, такой очень и очень, обманчивый и загадочный просак....





= = =







ГЛАВА — 44.



«По Поводу ЖЕНСКОЙ СУТИ...! Сути..., Сути Вашей, Милые ДАМЫ...!!!.

«БЛУД в Эдемском Саду и Его Неутешительные Результаты....»









Так в чём же всё-таки суть, или её полное отсутствие, как принято говорить, у слабой половины человечества — Женщины...? И в правильном ли направлении, мы ведём поиск...? Мы, то есть, Мужчины! Не ошибаемся ли в чём-либо? Может мы все, или большая часть нас, не там всё время ищет...!? Не в том, как говорится месте...? Может решение, и ответ на этот вопрос, очень даже прост...?!



А Вы знаете ответ на вопрос, в чём же всё-таки суть женщины...? А...!? А я вот знаю.... И сейчас я Вам об этом всё расскажу...! Ничего не утаю.... Ну, по крайней мере, попытаюсь это сделать. Вот только мысли соберу в одну кучу, так сказать, в горсть....

Так вот, это самое понятие «суть женщины», заключается в самой простой вещи.... В осознании другого понимания, а именно, в понимании значения слова «сунь», а вовсе не наоборот! А...!? Каково это...?







И я уже предвижу возражения и возмущённый крик женщин типа — «Не Все Такие...!». — Ну конечно же не Все, успокойтесь милые дамы. Всего-то на всего, очевидное для многих (но, не для Слепцов конечно...) просто Подавляющее Большинство из Всех Женщин населяющих планету....



В Народе недвусмысленно и не напрасно бытует Очень правильное, мудрое и Верное высказывание, по поводу поведения в этой Жизни, наших милых Дам, а именно: -«Различают Три Категории Дам: — ДАМ..., Не ДАМ..., Дам, но не Вам! Но так, или иначе, в конечном итоге, всё равно Кому-Нибудь, всякая Женщина, однозначно и причём в обязательном порядке..., но..., ДАЁТ....

Очень Немногие (А Таких Женщин Действительно МАЛО...) ДАЮТ по Любви. Немалая Доля Женщин, на худой конец, ДАЮТ Тем, кто по их разумению, является самым сильным из Всех, перспективным и богатым. Подавляющее же Большинство Женщин, себя такими глупыми «думками...», стараются не обременять, голову свою, такими никчёмными мыслишками не Засорять, и поэтому Дают Всем, или очень Многим, кому, как говорится Ни Попадя....



И как ты тут не крути, как не изгаляйся на этот счёт, и как не пытайся опровергнуть данное утверждение, ничего ни у кого..., не получится...!

Хотя если чуть-чуть подумать, то, ведь и удивляться, а уж тем более возмущаться по этому поводу, нет ни для кого, никаких оснований.... Абсолютно...! Потому как, женщина, для «этого...», очень важного дела в жизни, в основном и предназначена...!











Попробуйте у неё сейчас «Это» отобрать...? Ага...! Не тут то было Она Вам сразу, всю физиономию покарябает и все глаза повыцарапывает..., но при этом..., женщина всё равно, будет вполне искренне возмущаться и доказывать всем подряд, что «суть женщины», заключается совсем не в этом слове.... В каком именно слове..., она и сама не знает..., но только не в этом....



И Практически ЛЮБАЯ Женщина, в своей, как Правило, не Очень-то счастливой Жизни, Думает, ТОЛЬКО об Одном: О ТОМ, что у Неё ВСЁ в ЭТОЙ самой Жизни и Любви Не ТАК, как ей Хотелось бы..., и что Она..., Очень Хотела бы Всё ЭТО Исправить и Изменить.... И Она ЭТО..., «ПЫТАЕТСЯ Исправлять»..., почти, Что..., КАЖДОДНЕВНО..., регулярно наступая при этом, на одни и Те же Грабли....

Но, Зато Женщина очень хорошо знает, как прибрать Мужчину к рукам.... Она







чётко понимает, как сделать так..., чтобы Мужчина не подозревая и не догадываясь ни о Чём (пусть Внешне Он считает себя Властителем Женщины, ПУСТЬ..., но только Внешне..., а не на Самом Деле...) выполнял и делал Всё, чтобы Она, Женщина не соизволила Захотеть и Пожелать, заставляя его при этом, ошибочно думать, что именно Он, решает Все эти жизненные вопросы и поступает по своему собственному Желанию и Усмотрению.... Какое же Всеобщее, наивное, Мужское Заблуждение...!!!!!!

Возможно, что данные мои утверждения в чём-то являются спорными, но спорить сейчас мы не будем.... А если и будем когда-либо..., то только, при одном условии..., Вы просто, не станете лицемерить.... Идёт...???!!!



Кстати, эти два слова, — Сунь, Суть..., как Вы и сами видите, тоже очень похожи друг на друга. И у них одно направление. Разница только в одной единственной буковке.... Ну вот, пожалуй, и всё. Это конец...! Всё решение этой проблемы и весь смысл столь загадочной, женской сути...! Загадочной, ну почти, как русская душа.... И никаких тебе лишних, глупых и ненужных телодвижений, даже в мозгах, и более того, никаких глупых поисков. Нигде и ни в чём! Ни в какой такой тёмной комнате! Всё друзья...!? Всё! Э-э-э...! Стоп, стоп дорогой. Стоп...! Что-то тут у нас не срастается...!? Ведь тогда выходит, что наш герой, бедолага Гамлет, мучился совсем не над тем вопросом, который надо было решать ему лично, и в частности и непосредственно, в отношении бедной Офелии...? Надо было просто совать..., и как можно чаще...! И тогда было бы всё в полном порядке! Было бы, как сейчас часто, не к месту и очень глупо, нелепо, восклицают — «всё окей»! А он страдалец, без дополнительной, но очень существенной приставки «пи», этого не делал. Вопрос, почему...? Ответ! А никто не знает. Толи не мог, толи не хотел, а может, просто боялся чего-то, как когда-то боялся Максим, «таинственного места», принадлежащего студентке Эллочке Гривцовой. Да это сейчас

и неважно. Мужик то, всё равно вошел в историю, вернее, его туда, кто-то очень хитро, искусственно и сознательно ввёл, или просто в наглую запихал.... И самое интересное то, что одновременно, этим очень глупым вопросом и несуществующим на него ответом, множество людей было направлено по ложному пути. Куда....? Да в никуда...! Чтобы просто так, не сидели без дела, а всё время безрезультатно, искали всё ту же чёрную кошку. То есть другими словами, искали мнимую, несуществующую истину.... И всегда были так сказать при деле, и жили по принципу, — Пойди туда, не знаю куда! Принеси то, не знаю что...! Ну, занят человек чем-то! Уже хорошо. Меньше хлопот.... И надо прямо и честно сказать, попал то он в историю не с чем-то уж сильно умным, а со своим наивно глуповатым, риторическим вопросом, «быть, или не быть...?», который ко всему прочему, никому конкретно так и не был задан! Даже самому себе.... Так, задавался он, в общем, то, в Никуда.... Бродил в одиночку, как «маненько» пришибленный мешком из-за угла, сам по себе, по своей вотчине, зачем-то страдал, тоже непонятно отчего, и так же наедине с самим собою, словно глупый попугай Робинзона Крузо, бормотал всякую околесицу, повторяя одно и то же, «быть или не быть, вот в чём вопрос...?» Наверное, все-таки гены, мамаши подвели...! Та-а..., ещё была «нравственница»! Если невозможно дать ответ, незачем задавать и сам вопрос...!? У людей и других забот достаточно...!



Да и сама эта проблема по всей вероятности, возникла тоже, только в воспалённом мозгу В. Шекспира? Если вообще, таковой был...! И больше ни у кого. Извините меня великодушно.... Но я сейчас говорю о нормальных...!

А люди, до сих пор мусолят этот риторический вопрос, тоже мучаясь, как и другие, раньше, и также тщетно пытаются, на него ответить! Но, при этом, они всё равно, с пафосом, с помпой, и очень глубокомысленно, орут на всех углах, и вообще где ни попадя, всем изрядно поднадоевшие слова — «Быть или не быть! Ой, вы люли, мои люли...!» А ведь какой вопрос, такой и ответ. Нет вопроса, нет и ответа! Помните, мы это уже проходили...!?



Итак, в чём же всё-таки заключается Суть женщины...? Может быть в верности мужчине? А-а...!? Очень даже может быть.... И это, в общем, то не такая уж и редкость даже в наше время. И это действительно так! Но...! Но вся эта верность, как говорится, до поры, до времени. До определённого момента. А именно, только до того момента и до той поры, пока она не почувствует, что её партнер слабеет. Просто слабеет физически. По разным причинам, это сейчас не столь существенно.

А вот сосед через дорогу, посильнее моего будет...! Всё друзья мои, всё! Приехали! И никаких тебе вариантов. Можешь смело примерять рога..., и затем пытаться, дотянуться ими до звёзд...! Потому как, только ими, этими большими, ветвистыми Рогами, все бедные Рогоносцы, могут, до них Дотянуться!? Глядь..., и Получится это когда-нибудь...! И пощекочешь, (возможно...) такую недосягаемую Звёздочку, своими красивыми Рожками.



На этом..., верность ослабевшему мужчине заканчивается. Это, как правило.... Но может и не закончиться. Это уже исключение из правил.

На это могут повлиять законы общества, в котором мы живем, и которые, кстати, выдуманы этим же самым обществом, вернее её отдельными заумными и очень хитрющими представителями. Мораль, долг, совесть, честь (поруганная или не совсем поруганная...) среда обитания, Родина, ну и всё такое прочее.... Да..., она остается со своим слабым мужем и не станет изменять ему физически.

Но только тогда, эта женщина, сама будет несчастлива, всю свою оставшуюся жизнь, при этом всё равно, в своих уже мыслях, на уровне каких-то непонятных, нездоровых мечтаний, при этом, неимоверно страдая, она будет постоянно изменять мужу, с тем же соседом через дорогу.... Или с другим кем-нибудь, да с кем угодно, и даже с самим чёртом, (Эдемский Опыт..., Имеется в Наличии...) но только лишь, в своём больном воображении.







Хотя суть измены, как таковой, от этого абсолютно не меняется. Физическая это измена или только в мыслях..!



Ромен Роллан, очень тонко, умно и правильно писал на этот счёт: — «Жена, которая в постели мужа думает о любовнике, прекрасно понимает, что она изменяет мужу, хотя она с ним, а не с любовником...». — Как с ним не согласиться? Всё точно. Как в аптеке. С этим может спорить только глупый человек. И поэтому, если это правильно, то можно ли тогда, такую верность признать, и назвать настоящей...? Скорее всего, нет! Никак нельзя.



А вот, если бы мужчины знали о том, какие «нехорошие...» мыслишки, частенько бродят в красивеньких головках их благоверных жёнушек, то их бы добрая половина, в одночасье, лишилась бы этого статуса. Статуса жён. А уж тем более, «верных» жён. Но мужчинам, к несчастью, а может, как раз, наоборот, к огромнейшему счастью и их слепой безмятежности, это знать, не дано.

Сколько существует этот мир, столько же времени, мужчина и женщина спорят друг с другом, выясняя отношения, и обвиняя друг дружку, во всех смертных грехах. И до сегодняшнего дня, они так и не поняли и не выяснили..., кто же из них виновен больше, а кто меньше, и кто возможно..., виновен частично, или не виноват совсем....



Вы когда-нибудь, задавали себе вопрос: Почему ПРАВО Решать: — Будет Женщина иметь интимную (половую..., не от слова Пол..., земляной там, или паркетный, в доме или офисе, по которому Люди ходят и топчутся в грязных башмаках...) связь с Мужчиной, или не Будет..., ПРИНАДЛЕЖИТ, Только ей, Женщине..., а вовсе не Мужчине...? Такой, по своей Сути, очень Слабой Женщине, которая в Других Правах, в этой Жизни, Очень сильно, и Существенно Ограничена. Только от САМОЙ Женщины зависит..., скажет ли она «ДА...» Мужчине, или скажет «НЕТ...», в ответ, на его Предложение, Просьбу, Переспать с Ним, (обратите Внимание — ПРОСЬБУ, а не Приказ Это сделать...). И Мужчина, какой бы не был ответ Женщины, должен будет Подчиниться Решению этой Женщины. В первом случае..., («Да...») с Радостью и Желанием, во втором случае, («Нет...») с огорчением, раздражением, или даже обидой..., но всё же Подчиниться.... ПОЧЕМУ...?! Да потому, что Это ПРАВО Решать..., дал именно Женщине, а не Мужчине, Наш БОГ. И сделал ОН Это, совсем даже, не Напрасно. Потому, что Только Женщина, а не Мужчина, по Замыслу Божьему, Может Изменить Этот Грешный Мир, изменить его в Лучшую сторону, в сторону Нравственности, Чистоты, Целомудрия и Праведности. Но чтобы Это Произошло..., Женщине этим Правом, в нашей Жизни, необходимо пользоваться с Величайшей Осторожностью, и говорить Мужчине «ДА...», только Тогда, и только в том случае..., когда Она будет Убеждена на все 100%, в Том..., что между Ею и Мужчиной, ЕСТЬ Настоящая (Божественная..., Триединая...) ЛЮБОВЬ....



Практически каждая Женщина видит, чувствует и понимает на подсознательном уровне, что данный Мужчина (Первый он у неё, или Очередной...) не Любит Её, и что его просьба переспать с ним, является только лишь, простой, голой Похотью с его стороны, и ничем больше, но при этом, женщина не Говорит ему «Нет...», (что было бы Логично, Правильно и Спасительно для Неё...) а как говорится..., она идёт навстречу просьбе Мужчины, и заодно, просто так, видимо для интереса..., довольно многих трудящихся..., и говорит ему (им...) — «Да...». ПОЧЕМУ...?!!! Ответ Очевиден и так же Прост.... Да просто потому, что Женщина сама, так же, в этот момент, находится во Власти этой самой Похоти, как и Мужчина, и возможно даже, что не в меньшей, а в гораздо Большей степени, нежели Он.



И поэтому, Вся ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, За Неправильное (Скажем Так..., — Нецелевое...) Использование Этого ПРАВА Решать и делать Выбор между «Да...» и «Нет...», Лежит Исключительно..., ТОЛЬКО, на Женщине....



И Только от Неё, от Женщины Зависит..., Будет ли на нашей Земле, процветать Грязный БЛУД..., или только лишь Одна, Триединая, Кристально Чистая, Божественная ЛЮБОВЬ...?! Хотелось бы конечно, что бы ОНО так и Было на Самом деле..., но в Действительности, Это Никогда не Получалось ранее, и не Получается в Настоящее время, в нашей Реальной с Вами Действительности..., а получается Всё, как раз НАОБОРОТ.... Вопрос ПОЧЕМУ...???! Ответ... Есть ПРИЧИНЫ, и вот Какие...:



1-я. — Неистребимый и непобедимый ЗОВ Природы. Женщина Должна Родить. Это Её ОСНОВНАЯ Задача. По БОЛЬШОМУ Счёту...Как Угодно и от Кого Угодно..., (Здесь есть конечно Несущественные нюансы..., которые, как правило связанны с Определением «подлинности...», так называемой любви..., и Оправданием своего Поведения, в глазах общественности..., да и в Своих глазах Тоже...) но Обязательно Родить....



2-я. — ЖЕЛАНИЕ самой Женщины (Это уже Её Личная инициатива...). Она хочет не только Рожать по Необходимости, (1-я причина...) но Она так же хочет и Получать УДОВОЛЬСТВИЕ от Секса. И это самое Желание получать Удовольствие, НЕОТВРАТИМО Толкает Женщину на Измены.



Если говорить совсем по другому, ну, так скажем..., немного иначе, говорить незамысловато, и говорить всю сермяжную Правду, по нашему, по простому, по Народному, ( А Народ, как Всегда ПРАВ...) что будет звучать вроде бы, не совсем красиво и не совсем по литературному, то..., всё поведение Женщины в данном вопросе..., можно описать и охарактеризовать, буквально несколькими словами, которые наполнены Простой, но Глубокой, Народной МУДРОСТЬЮ: — «Если СУЧКА Не ЗАХОЧЕТ..., КОБЕЛЬ Не ВСКОЧИТ...!»







<u> </u>



В животном мире, который без сомнения, в значительной степени, является слепком с мира человеческого, самка просто стоит и ждёт, когда самцы разберутся между собой и самый сильный из них, завоюет право на спаривание с ней. И она ему никогда не откажет...! Самке абсолютно всё равно, как будет выглядеть победитель, и какие мысли бродят у него в башке.











От природы, на уровне животного инстинкта, она понимает, что в этом деле важна в первую очередь только сила, а всё остальное вторично. И если он, в следующий раз проиграет более опытному и более сильному сопернику, самка хранить ему верность не станет и преспокойненько, без всякого зазрения совести, «ляжет в постель...» с новым победителем.



И в основном, по такому же, незамысловатому, «звериному» принципу и сценарию, всё это, происходит и в мире людей. Срок верности любой женщины, любому мужчине, напрямую связан и всецело зависит, как это не плачевно и не горько сознавать, от физического состояния данного мужчины. От его «могу...», или «не могу...»! Как Только Заканчивается мужское «МОГУ», на жизненной сцене, появляется Несостоявшееся, неудовлетворённое и как правило Очень раздражённое женское «ХОЧУ».... Затем, со временем, это Раздражение переходит в сильнейшую нервозность, депрессию и даже просто Ярость..., а чуть попозже, и Это происходит Обязательно..., в Презрение и одновременно Жалость к раннее, вроде бы..., любимому когда то ею мужчине.



А пото-ом..., переходит, в такую, как правило, скрытно-тихую, или, что бывает тоже нередко, просто открытую Ненависть к нему.... Итог, как обычно Один..., — Разрыв. И не нужно здесь врать самим себе, лукавить и лицемерить. Это, бесспорно, имеет место быть, в нашей с вами жизни. Хотя это, на мой взгляд, как-то неправильно, это как-то противоестественно, и всё это против настоящей Любви. Но так оно есть, было и будет...!



И чем больше у женщины бывает мужчин в её жизни, тем хуже для неё самой..., и хуже, как бы это не показалось кому-то странным..., и для того, очередного мужчины, который может об этом, даже и не подозревать.... Но ему, так или иначе, в своих отношениях с этой женщиной, ( это он очень хорошо почувствует на себе...) придётся практически «работать...» в две смены, буквально «пахать...» на Ней.... Пахать и за себя и ещё, за «того...» парня, который до него, имея интимную близость с этой женщиной, но не до конца и не совсем качественно, «доделал...» своё дело..., потому, как и ему, очередному, тоже пришлось «доделывать» работу предыдущего мужчины.



А все эти недоработки, «недолюбилки-недоделки...» никуда не исчезают, не улетучиваются бесследно, не оставляя никаких печальных последствий, а накапливаются в женщине, всё больше и больше.... Они накапливаются и наполняются, как ведро с водой, в которое, пусть медленно капает, пусть понемногу..., пусть даже, всего-то, по одной капле.... Но-о-о..., но, но...!



Затем ведро естественно переполняется..., и женщина начинает понимать, что ей опять, не повезло и с этим очередным мужчиной..., и она тоже в очередной, который уже раз, начинает зыркать своими ненасытными глазёнками по сторонам, и подыскивать себе нового партнера, очередного мужчину альфа-самца. Женщине кажется, что уж следующий, очередной..., но и наверняка последний мужчина, будет точно именно её мужчина, и он будет то, что надо...! Будет полностью соответствовать ей по всем параметрам и удовлетворять все её прихоти и желания. И что в тот, Очередной и тоже Последний раз, ей обязательно повезёт.... Не может же не везти так долго, а уж тем более... бесконечно...!? И охота за «Женским Счастьем...», продолжается....



Подавляющее большинство таких женщин, совершенно не понимают и не осознают того, что чем больше и выше они поднимаются, вскарабкиваются на эту вожделенную для них гору сладострастия, тем больше и больше они заползают в грязный тупик лабиринта, из которого практически, нет выхода.... Но они не хотят, они просто не желают, быть полусчастливыми от какой-то там..., как они считают..., очередной, затрапезной невзрачной кочки, или очередного бугорка.... Они хотят ни много ни мало..., — они хотят быть счастливыми от самого Казбека...! Вот так...!!!









И женщины, проявив колоссальное упорство в достижении своей цели..., наконец-то, как они считают, добираются до этого Казбека..., взбираются на самую его Вершину..., и на ней, и именно здесь и с ним, они теперь, как им опять кажется..., по настоящему..., По Женски..., будут счастливы. Наконец-то Это случилось, наконец-то Это произошло...! Урра...! Но, что это за напасть опять такая, что за беда...!!! Откуда...?! Вновь проходит какое-то время и они начинают с ужасом понимать, что и Казбек для них, не более чем, обыкновенная кочка.... Но это же вовсе ещё не конец...?! Как хорошо, что в Мире есть и другие вершины... — Тибет там например..., Гималаи, Эльбрус, Анды, ..., и даже Эверест...! Карабкайся...Не ХОЧУ...! Вот только время всё меньше и меньше остаётся..., да и силёнки уже не Те..., да и с самой Красотою и привлекательностью, дела как-то..., не так уж Хороши. Время то Бежит....

Но ничего...! — думает женщина-оптимистка — Надо идти вперёд, на кону стоит сам Эверест..., и это, ни какой-то там Казбечик..., стрекозёл-кузнечик!



И женщины с ещё большим желанием и вдохновением, в очередной раз, начинают карабкаться на свой очередной Ложный Эверест, что бы вновь упасть с него на самый Низ, к самому подножию, в самую грязь, и затем..., опять начать всё сначала.... Сами сравните и Вы увидите, что Женщина и Сизиф, очень похожи друг на друга. Разница заключается только лишь в том, что наш Сизиф, вечно, и с потрясающим упорством толкает на вершину горы огромный камень, а Женщина, с не меньшим упорством, толкает на эту вершину, саму себя..., и как только Она попадает на эту вершину, в обязательном и бесспорном порядке, скатывается вниз и начинает всё с самого начала.... Но при этом, они оба, занимаются одним и тем же сизифовым трудом, грязным, глупым и бесполезным..., с одним и тем же, Нулевым Результатом. И это своеобразное проклятие, возникло не вчера и не год назад и не сто, а тащится оно за Женщиной, преследуя Её всю Жизнь, уже не одно тысячелетие. С того самого момента, когда Первая Женщина Ева, находясь в Раю, на нашей Земле, под древом Познания Добра и Зла, впервые, совершенно осознанно, по своей воле и желанию, изменила, своему Первому Мужчине Адаму, в Эдемском саду.









В Человеке Нет НИЧЕГО Лишнего. Он сотворён по Образу и Подобию БОГА. Человек Создан Абсолютно Гармоничным Существом. И даже Девственная Плева, (Какая-то Не Нужная и глупая Мелочь для очень Многих...!) является далеко Немаловажной Частью этой Гармонии. Она выполняет роль Печати, золотой Печати, самой Дорогой Печати для любой Женщины.... Потому, что именно Женщина, а вовсе не Мужчина, является Самым Ценным Существом на Земле. Очень Жаль, что многие Женщины Этого Не Понимают, и свою Ценность сейчас, рассматривают совсем по Другому.



Но так Не Было Всегда, мои друзья...! Было когда-то, Совсем Иначе. Даже в Той, дедовской России, (Руси...) к Целомудрию Женщины, относились Совсем не Так, как Сегодня. Берегли Его, как Зеницу Ока, но и за так называемые «ошибки...» Женщины, Её Строго Наказывали. Девушку, которая имела интимную близость с мужчиной до свадьбы..., замуж после Этого, Никто не Брал. Эта девушка считалась Не Чистой, Падшей Женщиной. Она была всегда Всеми Презираема, Её Все чурались и обходили стороной. Она была Изгоем...!

Сейчас, в так называемом «современном...» мире, Всё Изменилось, и далеко не в Лучшую Сторону. Всё развернулось, на сто восемьдесят градусов, Всё Встало с Ног на Голову (Вернее с ног на голову, Люди поставили себя САМИ...). То, что Раньше Считалось Пороками, сегодня -Нравы. Сегодня это Образ Нашей с Вами Жизни. Если Раньше девушку не брали замуж, за То, что она переспала с кем-то, пусть даже только Один разочек, то сегодня не берут замуж Тех девушек, которые ведут себя достойно и не спят с кем попало, объясняя это Ей, очень даже просто... — Ты не была Нужна Никому до меня, поэтому не нужна и мне.... Что я дурак последний что ли...?! Брать в Жёны Никому Не Нужную Девственницу...!!!



И в этом- то и заключается весь парадокс и вся эта людская, любовная какофония и неразбериха.... У нас, что-то украли, произвели подмену настоящего, на ложное. Обокрали духовно. Люди очень часто пребывают в состоянии постоянной лжи, неведении, унизительного, непрерывного обмана. И они уже, что очень прискорбно и печально, почти привыкли к этому состоянию. Сжились с ним. Срослись с ним, как сиамские близнецы. Уже просто так не отсоединишь. Здесь уже необходимо вмешательство хирурга, необходим, к сожалению скальпель. Будет больно. Но что делать...!? Иначе никак нельзя.



Женщина, была, есть и всегда будет оставаться женщиной. Непознанной, и до конца непонятой мужчинами. Вечной, неразгаданной Загадкой. Чем, кстати очень гордятся многие женщины, сами тоже, в этом ничего не понимая. Они этим гордятся по инерции, без всякого на то смысла, в этом вопросе.



Женщина..., — это само вечное противоречие, одновременно пребывающее в двух, диаметрально противоположных состояниях. В состоянии бесконечного блуда и такой же бесконечной преданности, верности и Любви, готовая всегда, к самопожертвованию, ради своего любимого мужчины.



И с этим ничего нельзя сделать, ничего нельзя изменить. С этим надо смириться и принимать, как должное. Так, видимо, задумано Всевышним. А мы знаем, что пути Господа Бога, неисповедимы, но они, в отличие от наших путей, дорог и тропинок, всегда Верны.







Есть Женщины, которые очень напоминают собой грязный сосуд, вернее просто мусорное, или даже помойное ведро, куда сбрасывается и сливается всё..., что ни попадя, и кем ни попадя..., и которые Всё время, пытаются оправдать свои мусорные дела и поступки, свои низменные желания, всем чем угодно... — возникшими Чувствами, сильным Вожделением, мнимой Любовью, Симпатией, непреодолимой Тягой, Страстью, Безысходностью и так далее..., оправдывая себя, даже с точки зрения, якобы медицинской Необходимости Это совершать..., и которые конечно же, ничего, кроме Презрения и одновременно Жалости к ним, не вызывают.... И таких Женщин, Очень и Очень Много, потому Весь Мир и Погряз в Этой Грязи....

А Есть Женщины, которые прекрасно понимают Значение слова Целомудрие, Берегут его, как Зеницу Ока, и содержат Этот свой Сосуд, в Идеальном Порядке и Чистоте. Они Содержат в Чистоте Свою ДУШУ...! И Только Эти Женщины, Достойны Всяческого Уважения, ЛЮБВИ и Поклонения Перед Ними.... И Только Они Достойны с гордостью Носить, Принадлежащую Им Корону..., КОРОНУ Настоящей, Прекраснейшей, БОЖЕСТВЕННОЙ Женщины, на нашей Земле...!!! А вот Таких Женщин, Очень и Очень Мало..., к нашему Величайшему Сожалению....

Но может быть всё же, вот эту всеобщую, тотальную женскую неверность мужской половине человечества, можно чем-то объяснить или даже можно оправдать...? Почему так поступают и ведут себя, все женщины во всём мире? Может, у них имеются на это, какие-то веские основания, какая-то серьёзная причина? А...???!

И, по-моему, такая серьёзная причина есть. И знаете, как она называется!?

Она называется очень просто — М е с т ь....

Хотя, женщины сами, как правило, в полной мере не осознают того, что их измена мужчине, является их местью этому мужчине. Она же не говорит... — Я пошла к соседу Ваське, мстить своему мужу Петьке...! Женщины, когда изменяют, об этом, зачастую даже и не думают. И они изменяют мужчинам, вовсе не потому, что, изменяя, хотят им, мстить. Нет...! Женщина отдаётся другому мужчине, только лишь потому, что у неё к нему возникло непреодолимое влечение, (она так считает...) возникло желание и «чувства...». Просто потому, что он в отличие от мужа, (на что она очень надеется...) «может».... И ещё, они делают это от своего векового унижения и безысходности и оттого, что они всё время хотят любить и быть любимы. А так же оттого, что они хотят в этой жизни, быть кому-то очень и очень нужны. И всё это у них происходит, на уровне их подсознания. И женщины «мстят...» мужчинам, за все эти века, прожитые вместе с этими же мужчинами, без которых они, как это ни печально, жить полноценно не могут. Это требование самой Матушки Природы. Женщине очень нужен секс, трах-тарарах....

Даже в далёкие, древние времена, воинственное и жестокое племя «амазонок», состоящее исключительно только из женщин, всегда убивали









мужчин, но только тогда и после того, как они вдоволь натрахаются с этими самыми мужчинами, забеременеют от них и продолжат свой род.

То есть выполнят своё природное предназначение на земле. Но секс, то им нужен был всегда...! Без него, они обойтись никак не могли. Как рыба без воды! Даже больше того, лично я думаю и даже уверен в том, что без секса они обходится, и сами то не очень хотели. А его, этот самый секс, может дать только мужчина. Мужчина-самец-деспот.

И вот, что ещё действительно забавно и интересно! Ведь даже в животном мире, ни один зверь-самец не относится с такой жестокостью к своей самке, с какой относиться мужчина-самец к своей женщине-самке. Он может её унизить, оскорбить, избить, искалечить и даже просто убить....

А вот в животном мире такого нет, такого не случается. Или очень редко, в виде исключения. Всегда есть правило и исключение из этого правила.



Когда этот мир создавался Господом Богом, ему, наверное, и в голову не приходило, и в кошмарном сне не снилось, что человек, будет поступать гораздо более по звериному, нежели непосредственно, сам зверь.

В животном мире, скорее самка даст нагоняй самцу, а вовсе не наоборот. Если будешь хамить дядя..., — то, не Дам....



Так уж устроено, что в мире людей, женщина физически слабее мужчины, и она не может ответить грубостью на грубость, на силу ещё большей силой. Но женщина хочет хоть какого-то равенства, любви и уважения, а вместо этого, над ней уже многие тысячелетия издевается мужчина-самец, лишая женщину элементарного человеческого достоинства. Не говоря уже о чём-то большем....

И тогда женщина не найдя другого способа, как ответить на унижения, оскорбления и обиды, стала изменять мужчине. Она поневоле научилась ему Мстить...!

Женщина поняла, что, изменяя деспоту-мужчине, она, таким образом, причиняет ему самую нестерпимую боль. Око за око, зуб за зуб. Как аукнется, так и откликнется. Она стала мстить мужчине, причём, самым, коварным, самым изощрённым, самым жестоким и самым изуверским способом и образом. До боли, до крови, до нечеловеческого, звериного воя. Женская месть страшна...!



Хотя здесь нужно обязательно сказать, что эта учёба, это приобретённое умение и мастерство, направляемое женщиной на измену мужчине, самой женщине и, причём в первую очередь именно ей, ничего, кроме, как правило, тоже, нестерпимой боли, разочарования и ещё невообразимой грязи, не приносят.



И вот так, в нашем несовершенном, людском мире, каждый получил то, чего он вполне заслужил. Мужчина получил измену и страдания, женщина, жестокость с его стороны и такие же страдания.

Не зря говорят, что два сапога — пара. Оба похожи друг на друга и один, вполне достоин другого. Только один левый, а другой правый. Но даже, при большом нашем желании, изменить их предназначение или просто, хотя бы на время, поменять местами — н-э-в о з м о ж н о...!



Поэтому, сравнивая животный мир с миром людей, невольно начинаешь думать, и с большой грустью приходишь к мысли о том, что мир людей, во многом проигрывает животному миру, в котором намного больше гармонии и чистоты, любви и порядка. И пусть звериной, но всё же, какой-то справедливости.





= = =





















ГЛАВА — 45.



«ТЕПЕРЬ Немного..., о Женской ЗАГАДОЧНОСТИ...!»







И вот, что для нас мужчин, очень и очень интересно в этом вопросе! Это то, что забота, уход и сохранение, как можно дольше, их собственной, внешней красоты, для женщины тоже, причём далеко не в последнюю очередь, является, если не самой главной задачей и проблемой в их жизни, то, по крайней мере, одной из самых главных и важных.



Для женщины всегда существенно и важно, как она выглядит, как она смотрится, и какое впечатление производит на мужчин. Это у неё в крови, в генах. Наличие огромного, неистребимого желания соблазнить мужчину-самца! Во что бы то ни стало и при любых обстоятельствах.



И что самое любопытное для мужской половины, это то, что этот самый внешний вид женщины, интересует её, не только на протяжении всей её жизни, но, как это ни парадоксально звучит для нас, и даже после её смерти. То есть, её, практически любую женщину, очень заботит, как она будет выглядеть и смотреться даже в гробу, на смертном одре. И в этой связи, в голову невольно приходит мысль о том, что она, эта загадочная для нас мужчин, женщина, как будто бы продолжает хотеть обольщать, и соблазнять этих самых мужчин, даже будучи мёртвой...!

И тут поневоле, начинаешь думать о том, почему, так называемые сексуальные маньяки, вступают в половой контакт, с уже мёртвыми женщинами. И всё ли тут дело, только в этих больных людях...!? Не провоцирует ли она сама в какой-то степени, своим видом, этого маньяка на такие непотребные действия!? Тут с головой не всё в порядке, и вдобавок к этому, ещё и баба лежит соблазнительная, которая всем своим видом так и говорит: — «Ну, давай уж, трахни меня напоследок...! Посмотри, как я сексуально выглядываю из гробика...!» — Как здесь не поддаться соблазну, не вполне здоровому человеку...!? И хрен с ней, что не живая! Даже лучше...! Никакого крику и визгу не будет и видимости активного сопротивления.

Нет...! Всё-таки у слабой половины человечества, всегда было, есть и будет вечное, неистребимое, необузданное желание, и влечение, к половым отношениям. Ох..., и любят же они это дело! Аж до самого умопомрачения.... Почти как в том анекдоте: — Парень отлюбил девушку.... И он сам понимает, что сделал это, очень и очень хорошо.... Опустошил и заполнил её одновременно.... Он заставил её летать в синем небе, качаться на облаках, ну и так далее.... Он доволен и горд собой. Он Герой..., он Супер..., он Гигант...! Парень встал, и голый стоя на постели перед девушкой, с большой гордостью (за себя...) спрашивает её...: — «Ну ШО...!!!» (мол, ну как я...?). А на постели лежит нежная, хрупкая, маленькая и слабая женщина, смотрит на «гиганта» и говорит, почти, что с мольбой в голосе: — «ИШ-ШО»...! — Он с удивлением и немалым изумлением восклицает; — «Да ты ШО...!!!???» — Она, как само собой разумеющееся, с потрясающей непосредственностью и лёгкостью, бросает ему: — «А ШО...?!!!»



Вот такая инерция неукротимого, бессмертного блуда, или Любви..., заложена в женщине. И это нормально друзья мои, потому как женщина и была изначально создана и предназначена только, или для бесшабашного блуда, или для недосягаемо высокой Любви! Никакой середины, а уж тем более золотой середины, здесь нет, и быть не может....

И выбор в том, что она захочет предпочесть, — Блуд или Любовь, зависит только от самой женщины.



Последние десятилетия, при беспардонно-безудержном разгуле этого грязно-вонючего Секса, всё очумевшее население нашей планеты, за редким исключением, активно занимается «познанием...» и освоением нового вида медицинской «профилактики...» от различного рода, венерических заболеваний..., — а именно, очень сомнительной «Половой Санитарией», или вернее «Антисанитарией».... Тут хрен поймёшь, что, где, как и почему...?!

Мужчины, (Хотя этим именем, их назвать очень и очень Сложно...) как обычные животные, (быки, гиены, козлы и тому подобное.....) после случки, вылизывают не всегда чистые половые органы у женщин, а женщины, в свою очередь,









с большим вдохновением, жадностью и азартом, через половой член мужчины, высасывают у них вместе со спермой, их последние, атрофированные мозги..., после чего, с гордостью, восторгом и взахлёб, рассказывают об этом, на перекрёстке четырёх дорог, всем подряд....

Это же самое население, крича, трубя на всех перекрёстках о Любви, (совершенно не понимая Сути и Смысла Того, о чём оно Трубит...) сочиняя книги, песни, трактаты и стихи о ней, ассоциируют Любовь, как Правило, непосредственно с Сексом и только с Сексом и больше ни с чем.... То есть, с обычным животным, и даже не с Совокуплением, а простым «Трахом...».

Это же самое население, не может никак дотумкать, своими извращёнными вконец мозгами, что ЛЮБОВЬ, это совсем не грязный Секс, что ЛЮБОВЬ, — это, ЧИСТОТА...!!!



Бог, — Есть ЛЮБОВЬ...!!! Дьявол, к сожалению тоже Есть..., но только он..., и есть, этот самый грязный Секс....

БОГ подарил людям ЛЮБОВЬ, то есть ЧИСТОТУ, дьявол подсунул людям Секс, то есть, невообразимую грязь....

Следуя простой логике..., делаем ещё более простой, чем сама Логика, — Вывод....:

— Если это население планеты, то есть, практически Весь Мир, выполняя установку отца лжи, дьявола, постоянно и безудержно занимаясь грязным Сексом, сам непосредственно кувыркается в этой самой грязи..., то кому тогда, этот мир подчиняется и кому Служит...?!

Конечно же, Мир, население Земли, все люди, служат только дьяволу....

Наш мир, уже давно и очень основательно, погряз в Грехах и Пороках наших Человеческих. И свою физическую близость, или так называемый СЕКС, который постоянно Случается между мужчиной и женщиной..., и как Правило близость..., Безнравственно-Грязную..., эти люди, всячески пытаются Оправдать свои действия и самих себя, якобы возникшей между ними Любовью, которая кстати..., тоже как Правило, исчезает, словно дым от сигарет, через день или неделю, через год, или два (эти «влюблённые...», ещё Долго продержались...) а то бывает, что и через час. Они наивно, глупо, возможно и не понимая всего Этого, прикрываются Великим понятием Настоящей ЛЮБВИ, Вечным, как и сама Жизнь, прикрываются, как обычным, ни на что не годным, дырявым щитом. Но это Не Есть Любовь, а только лишь, смешная и одновременно с этим, горькая, грустная и жалкая Пародия на Неё, за которой Неотступно следуют Расставания, Разводы, Горе и людские Страдания. И поэтому, как ты тут ни крути, как ты тут не верти, но большинство мужчин и женщин, вступающие в половую связь, движимы, в Основном, Только одной, простой, голой Похотью....



Но Это же вовсе не Есть Замысел Божий...?! Бог вовсе не Это Задумывал...! Он Не Мог Нести БРЕД и Галиматью, в виде грязного секса...! Он задумывал Чистое и Прекрасное, поскольку Он Сам Есть Первозданная, Вечная и Безукоризненная ЧИСТОТА и ЛЮБОВЬ...!



Но Человек сам решает и выбирает, по какой дороге он пойдёт..., — по Праведной или нет..., выберет Чистую ЛЮБОВЬ, или грязный Секс...!? Так вот дорогие Вы мои..., и можете абсолютно не сомневаться в этом..., потому как Человечество, с сизифовым упорством и тупостью, шурует по грязной, неправедной дороге..., в обнимку с Сексом....



Но это глупое марширование, не может продолжаться вечно..., оно закончится, и это, как пить дать..., иначе зачем нашему Господу Богу, надо было городить весь Этот Огород...?! Зачем Он Создавал Человечество?!

Всё встанет на круги своя...!!! И Всё будет Так, как Замыслил Господь Бог...!



Но мы опять отвлеклись, от обсуждаемого ранее вопроса.... Продолжим.... Так вот...! Для очень многих мужчин, это непонятное для них желание женщины, оставаться соблазнительной и после её смерти, на их взгляд необъяснимо, и более того, смешно аж до слёз. А вот для большинства женщин, наоборот, всё это очень и очень важно. Вот и попробуй, пойми их, этих женщин!? Тут на самом деле крыша поедет...!



Хотя если немного подумать, то понять «кое-что» конечно можно, и женскую «суть» в этом вопросе тоже. Только надо при этом быть абсолютно беспристрастным, и смотреть на всё без каких-либо эмоций, и без какой-либо, даже малейшей предвзятости. Факты, сама суть и больше ничего. И никакой самодеятельности по заданной теме. Итак, поехали...!



Ведь любая, так называемая женщина «лёгкого поведения...», и всякая там проститутка, любого ранга и своей профессиональной квалификации, как ни странно, гораздо более «нравственнее», по своему поведению в жизни, по своей если угодно морали, и по всей видимости, что совсем немаловажно, намного ч е с т н е е очень многих женщин, состоящих в «законном» браке. Потому, что практически, каждая замужняя женщина тоже есть проститутка, но только «скрытая...», которая себя ещё не проявила, (просто не успела, не пришло ещё её время...) но обязательно, в определённый момент своей жизни, себя проявит....

«Засекреченная...» только, до поры до времени, различного рода правилами, существующими в данном обществе и обстоятельствами. Да, да, и ещё раз Да...!!! И не надо напрасно с этим спорить. Спорить, только понапрасну время терять!

И это скорее всего, даже совсем не плохо друзья мои, это будет правильно, и это будет естественно, а значит — Х О Р О Ш О...!? Или НЕТ...!?







Большинство женщин, Проститутки для Всех..., Меньшинство, для своих мужей, для своих Любимых. Но Суть-то от Этого не меняется...!!! Просто все Женщины делятся на Общественных проституток и Индивидуальных. И в том, что Женщина является Проституткой..., наверное Ничего Плохого Нет...! Плохо тогда, когда Женщина-проститутка, является ещё и грязной Шлюхой...! Вот это уже действительно Плохо.



А вот Вы, можете привести хотя бы один пример, когда бы женщина вступилась и стала рьяно защищать, даже свою лучшую подругу, которую другая женщина в споре, или при выяснении каких-то своих личных (сопернических...) отношений с ней, в запале, по горячке, назвала шлюхой...???! Нет, не Можете.... Подруга своей лучшей подруги, скромно промолчит и доказывать обратное..., что мол её подружку , «понапрасну» и незаслуженно оскорбили, и что она, представляет собой, сплошной образец для подражания и эталон нравственности и высокой морали..., однозначно не Будет.... Почему...?!

Да потому, что, каждая из них, подспудно понимает, что Все они, одного поля ягода, и ничем Особым, ничем Существенным меж собой в Этом деле, не Отличаются.... И возможно, что завтра, или скажем, там через недельку..., шлюхой назовут, уже её Саму....

Вот и выходит, что..., — считаться проституткой, это даже..., Более, чем «Нормально» и чуть ли даже не «почетно», Друзья мои.....



Вот Вам, лично, какую бы хотелось иметь жену в своей супружеской постели...? Ту, которая целиком и полностью раскрепощена и свободна от ложной стыдливости и всяких глупых моральных пут? Знойную и горячую, сладкую и бесстыжую, порхающую в огне Любви, как самый нежный и прекрасный мотылёк!? И пусть при этом она для Вас будет проституткой, если Вам, или кому-то другому, так нравится её называть. Пусть...! Но только для Вас, и больше, ни для кого...! Ведь если Вы







нормальный мужик, Вы же не станете рассказывать всем подряд о том, что вытворяет с Вами, Ваша жена в постели? Или Вы с нею...! Это Ваше, очень и очень личное! Очень сокровенное...! И это, никак не может быть предметом обсуждения во дворе на лавочке, среди друзей, или на телевидении, что сегодня, как раз нередко, мы и наблюдаем. А значит обо всём этом никто, кроме Вас с женой, знать не будет! Да это, между прочим, и не их, как говорится свинячье дело! Вначале своё бревно в своём глазу пусть отыщут, а уж потом, кому-то, на его соломинку указывают.

Или Вы хотели бы иметь «высоконравственную» и до одури закомплексованную, очень скромную и до тошноты стыдливую, как монашка, но при этом холодную, как ледышка, или как рыба жёнушку!? А...!? Что лучше? Или вернее кто...!? Конечно же, подавляющее большинство мужчин предпочтёт первый вариант жены. И я подозреваю, дорогой мой читатель, что Вы, тоже не есть исключение из правил...! И это более чем нормально и это хорошо...! И к чёрту эту лживую стыдливость...!



Я так полагаю, даже более того, уверен в том, что от этого неоспоримого и для думающих людей очевидного факта, деться никуда нельзя. По крайней мере, сейчас, сегодня, в настоящее время....

Но при всём при этом, практически, каждая замужняя женщина, вне зависимости от каких-либо жизненных обстоятельств, хотя бы раз в своей жизни, (а многие далеко не один только раз...!) на уровне своего подсознания, без всякого сомнения, и в обязательном порядке, очень тихо и про себя, не признаваясь в своих тайных желаниях, даже самой себе, мечтала хорошо развлечься, и «подгулять» на стороне.... И очень нередко при наличии у неё мужа, и совсем даже неплохого мужа. Вот где загадка...!? И как говориться, очень хорошо «оттянуться...», до конца, до самого, что ни на есть упора..., и возможно даже не с одним мужчиной, (их всегда не хватает...) а одновременно с несколькими сразу.... Ну, а уж если и с одним, то тогда, с самым лучшим из всех. Это тоже в «кайф», да и ещё в какой...! И так «оттянуться...», чтобы от неограниченных возможностей половых отношений, у неё замирало и останавливалось сердце, темнело в глазах, мурашки бежали по коже, и она, от полученного «неземного» удовольствия и действительно «райского» наслаждения, улетала на седьмое небо, или прямо в ад....

Что в конечном итоге, почти одно и то же.... В этот момент ей будет абсолютно безразлично, куда лететь и где приземлиться.... Лишь бы только улететь. Да так высоко, или так глубоко, чтобы не помнить даже своё собственное имя.

И пропади оно при этом всё пропадом, и гори оно всё ясным огнём. Я, Есмь — Женщина...! И ею в полной мере, хочу оставаться до самого конца.



А женщина, и есть женщина, и она ею хочет быть вопреки всем глупым земным запретам, которые ограничивают её любовную свободу и сексуальную раскрепощённость....

Эти запреты, поначалу, очень сильно калечат, а затем, в последствии, просто убивают женщину, морально и физически, приносят ей только горе и несчастье, различного рода нервные стрессы и заболевание всего её уникального организма, а вовсе не приносят ей, хоть какую-то пользу.

А она хочет быть просто счастливою самкой. И желательно, физически крепкой и здоровой. А быть самкой, это и есть её природное предназначение и сама суть любой земной женщины.

Самка предназначена только для одного..., для л ю б в и, продолжения рода и материнства! А вовсе не для работы, в каком-нибудь депо, по укладке железнодорожных шпал, или асфальта на автомобильных дорогах....



Женщина, по разумению Максима, вообще никогда не должна была работать. Другие у неё задачи...! Вернее женщине работать можно, но с оговоркой, а именно, только по её собственному желанию, а вовсе не по житейской необходимости. И не под давлением кого-либо и в первую очередь государства, и, причём только в сфере обслуживания, и в очень и очень, «лёгонькой» промышленности. Ведь как ты не крути, а женщина изначально была создана, как помощник мужчины. Она была создана для того, чтобы помогать мужчине, обслуживать его. Как помогает подмастерье своему Мастеру. Женщина не может быть автономной, самостоятельной жизненной единицей (речь идёт о Правиле..., а не о пресловутых «бизнес — леди»...) в нашей Жизни по определению...! Она не способна в одиночку переплыть очень опасный и даже жестокий Океан Жизни. Она слаба и всегда нуждается в поддержке, защите и помощи Мужчины. И если Она рискнёт пустится в Плаванье одна..., то она наверняка и безусловно погибнет. Поэтому очень даже не зря говорится в Библии: — «ЖЕНА, да Прилепится к МУЖУ Своему...» Не Мужчина к Женщине, а Женщина к Мужчине.... И если Женщина поймёт Это..., и Прилепится к своему Мужчине..., она будет Счастлива во Всём.... А вот Мужчина в свою очередь, должен..., он просто обязан, всем и вся обеспечивать свою Женщину, своих детей, свою семью, а не перекладывать свои исконно мужские обязанности, на хрупкие плечи собственной жены.



И вот такая, очень даже серьёзная и своеобразная триединая задача, стоит перед женщиной! И чем больше секса, тем для неё лучше, и никаких тебе дурацких запретов и ограничений в этом вопросе.

Поэтому, далеко не случайно и совсем не зря, в народе, юродивую попытку, навечно связать мужчину и женщину узами договорных обязательств в ЗАГСе, называют БРАКОМ! А брак, он и есть брак, как ты тут не крути, ничего, более чем БРАК, (можно конечно ещё ДУЛЮ, как Буранов) не выкрутишь!



Но есть нечто, гораздо более худшее, гораздо более тошнотворнее, подлее и глупее, чем этот самый «брак»! И это, в последнее время, ставший очень модным и популярным «брачный контракт», который заключают мужчина и женщина перед своим обычным бракосочетанием. Наш традиционный «брак», даёт, ну хоть какую-то надежду на то, что между женихом и невестой в наличии есть любовь! А «брачный контракт» такой надежды не даёт и не оставляет её никому. Ни ей, ни ему...! Здесь всё заранее ясно и понятно...! Всё наперёд просчитано, определено и расписано по пунктам. В этом контракте действительно есть всё. Кроме самого главного...! Самой Любви. Потому как, имущественные, материальные интересы, которые стоят во главе угла «брачного контракта», ничего общего с настоящей Любовью не имеют и в само понятие Любви, никаким боком и ни каким «местом» туда не входят. И наличие «брачного контракта», в свою очередь,











автоматически, подразумевает уже теперь, наличие реальной, и, как правило, неминуемой вероятности развода-расставания, новоиспечённых молодоженов. И поэтому, эти так называемые «мужья» и «жены», с самого начала своего совместного проживания, изначально, вынуждены не доверять друг другу и всё время «подглядывать» друг за другом, с тем, чтобы его не обманул благоверный «супруг» или «супруга», и не обошел его на каком-нибудь крутом жизненном повороте или вираже, который не оговорен и не предусмотрен в контракте. Какая уж тут любовь...!? Тут уж им бедолагам, не до любви...!



Но мы немного отвлеклись от обсуждаемой темы и поэтому давайте вернёмся к нашим бедным и разнесчастным проституткам...!



А из вышесказанного видно, что в этой жизни, в конечном итоге, и это вполне закономерно и естественно, так называемые проститутки несравнимо более «по-женски счастливы...», нежели их «визави...» по женской линии, как правило, целиком и полностью закабалённые, замужние женщины.

Ко всему прочему, можно с уверенностью сказать о том, что проститутка ещё и смелая, мужественная женщина. Именно проститутка достойна определённого уважения, а вовсе не замужняя женщина. Именно проститутка, а не замужняя женщина, бросила вызов обществу, его рабским и гнилым законам, зная, что за это её ждёт, «всеобщая ненависть и презрение трудящихся»...! И это не смотря на все насильно и искусственно навязываемые ей запреты и ограничения, так называемые «нравственные» законы, выдуманные от наличия «большого ума...», или его полного отсутствия, абсолютно безнравственными политиками и всякого рода религиозными обманщиками.

Она стремится к тому, чтобы в этой жизни остаться и как можно дольше быть, просто обыкновенной, пусть хоть и обманно, но «счастливой...» женщиной созданной только для одного..., для любви....



Ведь эта жизнь больше никогда не повторится друзья мои! Н и к о г д а...! Поймите это и запомните крепко накрепко, на всю свою оставшуюся, но, к большому сожалению, такую очень короткую жизнь.



А вот о замужних женщинах, этого сказать, никак нельзя...! Но, именно их, замужних женщин, в силу их трусости и лицемерия, крепко-накрепко связали, спеленали и заковали в лживые, нравственные кандалы. Связали разными хитроумными политическими, религиозными и «нравственными» путами, несовершенными и порочными по своей сути законами, а так же надуманной и потому вредной и даже опасной «общественной» моралью. Да так крепко, что им бедным не вздохнуть, ни.... (без свидетелей и комментариев). А иногда ой, как хочется...!!! Прямо спасу нет...!



А женщина, впрочем, как и мужчина должна быть всегда СВОБОДНА, как в духовном плане, так и в плане физиологическом. И эта Свобода ничего общего с распущенностью и развращённостью, не имеет. Это две разные стороны, хотя и одной и той же медали.



Женщины и мужчины устроены к счастью, абсолютно по-разному, (это замысел Творца, и он не подлежит анализу, а уж тем более какой-то критике) и в плане духовности, и в плане земной нравственности и морали. Если говорить простым и доступным языком, то это можно сформулировать следующим образом — мужчина всегда «хочет», но не всегда «может», а женщина не всегда «хочет», но зато всегда «может...». И тот момент, когда женщина «захотела», а мужчина в это время не может, и называется «разностью», или сексуальным, поплавковым стабилизатором, по всем уже имеющимся и вновь возникающим тонкостям и параметрам, половых взаимоотношений, между мужчиной и женщиной.

Женщина, хотя и «хочет» реже, чем мужчина, (или Она Очень искусно Скрывает Это Желание...) но для удовлетворения её желания, во многом непохожем на мужское желание, требуется гораздо больше времени, энергии и физических сил, затрачиваемых мужчиной ради женщины, нежели для удовлетворения желания самого мужчины.

Количество раз «хочу» и «могу», у мужчины и женщины тоже очень часто не совпадает. Количество «хочу» у мужчины больше чем у женщины, а «могу» меньше. И наоборот.... Количество «могу» у женщины больше чем у мужчины, а «хочу» меньше. Такова реальность.



И мужское «могу», часто не совпадает по времени (не стыкуется) с женским «хочу», и поэтому нередко бывает несостоятельным и односторонним. И это тоже сделано самой Жизнью, не напрасно.... Так распорядилась сама Природа. Женщина получает (берёт...) от мужчины, мужчина отдаёт женщине свою силу и энергию (свой умственный жизненный и духовный потенциал). Мужчина теряет, женщина находит (приобретает). Мужчине на восстановление этих потерянных сил, требуется какое-то определённое время. У каждого мужчины, время, необходимое на восстановление этих сил разное. Оно зависит от очень многого, но в основном всё-таки, от физиологических особенностей каждого мужчины.



Женщине, для восстановления своих сил, почти никакого времени не требуется. Она практически готова и способна заниматься любовью всё время, то есть всю свою сознательную жизнь, пока она нужна мужчине. Женщина может не иметь желания заняться сексом, но она им может заниматься и без желания. У мужчин всё по-другому и всё не так...! Кроме желания, мужчина должен обладать, как говорят в народе, ещё и «мужской силой». И это желание и мужская сила, с возрастом, всё дальше и дальше отдаляются друг от друга. Отдаляются до тех пор, пока совсем не потеряют друг дружку из виду. И поэтому мужчина, способен заниматься любовью (сексом), строго до определённой поры (хотя даосские мудрецы утверждают совсем другое, а именно, — если между мужчиной и женщиной есть настоящая Любовь, они могут заниматься ею, в любом возрасте, и аж почти что, до самой своей смерти). Мужчина в любви играет активную роль и тратит свои силы, женщина играет пассивную роль и практически сил своих не тратит.



И вот это самое время, которое затрачивается на восстановление утраченных физических сил, и есть тот самый камень преткновения, или краеугольный камень, (как хотите...) который не позволяет провести знак равенства между «хочу» и «могу» у мужчины и женщины. И это также сделано Природой, очень правильно и очень мудро.

Ведь если бы было наоборот, и женское и мужское «хочу» и «могу» Полностью Совпадали, то в этом случае, женщина и мужчина, просто не вылезали бы из постели, и ничем кроме любви в своей жизни, не занимались, поскольку это занятие из всех существующих занятий на земле, будем последовательны и откровенны, самое, — С л а д к о е.

Но тогда бы, мужчина и женщина просто-напросто умерли бы от физического истощения, простого голода. Они бы плевали на всё и вся.... На любые дела, на службу и всякие там заботы и проблемы. Никто бы не работал. Ничего бы не создавалось в мире. Хлеб некому было бы выращивать! Был бы только один сплошной трах-тар-ра-рах...! От этого, беспардонного, животного «траха...», по всей видимости..., погиб бы весь род человеческий. И это, как пить дать...! И Вы здесь не смейтесь напрасно друзья мои! Не смейтесь...! Вспомните народную мудрость — «Смеётся тот, кто смеётся, последний...!» — В нашем случае, не стремитесь быть первыми. Уступите здесь лавры первенства, глупцам...!



И вот эта самая разница, между «хочу» и «могу», как это не, казалось бы, кое-кому странным, включает в себя, всю нашу оставшуюся от секса жизнь, со всем её остальным, «вынужденным» для человека земным, бытовым наполнением, и благодаря которой, человечество, ещё до сих пор живо...!



Женщина «может» всегда, даже тогда когда она «не хочет», мужчина же, может лишь тогда, когда он «хочет». То есть тогда, когда он, соизволит этого пожелать...! Вот Соизволил мужчина Пожелать женщину, и она голуба, всегда, тут, как тут, всегда готова ответить ему и принять его в себя. Пусть иногда без «желания», но всё равно это, она сделать может. И ещё потому, что она, просто должна это сделать.... Ну а вот чтобы было наоборот, ну никак не получится...! Сколько б женщина «не желала...» мужчину, который в этот момент не желает её, то есть «не хочет...», ничего у неё горемычной не получится. Она останется при своих, как говорится, неудовлетворённых интересах. Хоть в прямом, хоть в переносном смысле, наших с Вами рассуждений.... Женщина Всегда ЖДЁТ Мужчину.... А Он...НЕТ. У Него, как Только..., так СРАЗУ.... Вот и Иди СЮДА..., Дорогуша.



Женщина, Всегда, ЗАВИСИТ от мужчины. Всегда...! А вот мужчина от женщины зависеть никак не может и не должен. Иначе смеху не оберешься..., когда он, к примеру, в возбуждённом, «стояче-дубинном...» состоянии, начнёт носиться по квартире, не зная, что ему со всем этим делать...!? А женщина, так сказать, «отказавшая» ему, в этот момент, будет спокойненько лежать на кровати, и с явным непониманием смотреть на беснующегося мужа, но... при этом, с большой любовью покрывать лаком, свои остренькие ноготочки....





И вот чтобы подобной дуристики в нашей с вами жизни не происходило, очень и очень мудрая, наша матушка Природа, решила так, как она и решила.... Причём Навсегда...!

Женщина создана для мужчины, она создана для него и «под него». Она создана для его услады и удовольствия, а вовсе не наоборот. Хозяином и начальником, всегда был, есть и будет тот, кто..., а не тот, кого...! Что в любви, что в политике....









И когда женщина начинает обвинять мужчину во всех грехах, а именно, что — «Ты никакой не мужчина! Ты, как мужик слабак! Толку от тебя в любви, как от козла молока!» — Ну и так далее и тому подобное. Знайте, что этой женщине надо самой, даже просто необходимо взглянуть на себя в зеркало...! После этого, она, возможно, кое-что поймёт. А может и нет...! И тогда она будет продолжать пилить мужчину, вместо того, что бы элементарно привести себя в порядок и стать просто соблазнительной, влекущей и зовущей к себе женщиной-самкой. И что ей надо перестать быть похожей на бабу Ягу в ступе, прилетевшей на ней, из Шервудского леса. От которой хочется бежать куда угодно, вместо того, чтобы искать и хотеть с ней близости.





Многие думают, что если они женщины, обладают этим самым «таинственным» Эллочкиным местом, то этого уже вполне достаточно для того, чтобы только из-за одного этого, все мужчины будут «должны» и станут кидаться на них, добиваясь их благосклонности. Но...! Но...! Но...!

Так думают только глупые женщины и, конечно же, ничего подобного в нашей жизни не происходит. Мужчина, не заводная механическая кукла, которую можно завести когда угодно и он будет, как пионер «всегда готов». Нет, конечно. Мужчина любит вначале головой, которая у него на плечах, а уж только потом, той головкой, которая у него находится немного пониже. И ему бедолаге, иногда даже приятнее иметь дело с этой самой ступой, нежели с её владелицей, потому, как она, эта ступа, бывает лучше, чем все вместе взятые «прелести» у данной, так называемой женщины-«красавицы».

А вот умная, мудрая женщина, никогда не станет обвинять мужчину, в его, как говорится мужской несостоятельности, поскольку она, эта, как правило, искусственно созданная неумной женщиной несостоятельность, у умной женщины, попросту отсутствует. У неё с любовью всё в порядке...! Потому, как умная женщина, в отличие от вышеописанной бабы Яги, всегда следит за собой, делает всё для того, что бы, как можно дольше привлекать собою, своею действительно, неповторимой женской красотою, своею сексуальностью и сексапильностью своего мужчину. И такая женщина, конечно же, выигрывает несравненно больше. Она намного счастливее, чем те, глупые, не следящие за собой бабёнки, которые вечно ругают и, как правило, абсолютно незаслуженно оскорбляют мужчин. Умная женщина понимает, что при всей своей похожести, мужчина и женщина, совсем неодинаковы, совсем разные существа. С разными возможностями, обязанностями и очень во многом, разными правами.

И пусть сейчас женщины-феминистки, борцы за равные права между мужчиной и женщиной напрасно не подпрыгивают, не беспокоятся и не повизгивают. И не тратят попусту свои силёнки...



Ведь когда женщина, пусть даже это будет самая, что ни на есть ортодоксальная феминистка, выходит или планирует выйти замуж, первый и главный вопрос, как правило, который её очень мучает и, как гвоздь или как заноза сидит у неё в голове, это, — «Сможет ли её обеспечить всем в этой жизни, её будущий муж...?» Бизнес-вумен сейчас не берём во внимание, поскольку их ничтожное количество, и они есть исключение из правил. А правило, это все остальные женщины, которые, выходя замуж, хотят быть полностью, всем и вся, обеспечены мужчиной. И это их желание, абсолютно естественное и правильное, выверенное жизнью, всей человеческой историей и узаконенное самой природой.

И мужчина, в ответ не говорит же ей, что, мол, — «Мы с тобой мой „пупсик...“, во всём совершенно равны, и поэтому, ты также должна обеспечивать меня, до самого конца, дней моих печальных...». Мужчине это и в голову не приходит! Он мужчина, и именно он несёт ответственность за женщину, а вовсе не наоборот! По этой жизни, мужчина ведёт женщину, а не она его. Тогда о каком равенстве, о каких равных правах между ними, собственно может идти речь...!? О чём тогда попискивают феминистки!? Видимо им, в этой жизни больше нечем заняться, и от своего постоянного безделья, они хотя и тщетно, но всё же пытаются изменить законы природы.

А всё так просто...! Мужчина женится «на» ней, женщина выходит «за» него.

Тот, кто «на» ком-то, тот и есть хозяин положения, а тот, кто «под» кем-то, или «за» кем-то, тот, как ни крути, ни верти, — есть подчиненный.



И ведь, как правило, все эти «милые» феминистки, есть обыкновенные разведёнки, или вообще никогда не были замужем. По той простой и вполне закономерной причине, что они, просто-напросто, никому-то особенно и не были нужны. Эти женщины, — ошибка природы, потому, как им следовало родиться мужиками. Произошла метаморфоза, и что-то с ними случилось во время зачатия и определения их пола.

Вот такие у нас получаются, разнесчастные дуры-бабы-феминистки. И не тёлка и не бык, и не баба и не мужик! Им непонятно, что даже среди двоих, всегда есть ведущий и ведомый. Всегда есть тот, «кто...», и всегда есть тот, «кого...», дорогие товарищи мужчины и женщины! Так устроен этот мир. Кого ведут, того и ...! Сами знаете, что с ним делают...!? Поэтому, мужчина, всегда был, есть и будет на все оставшиеся века, номинальным, и одновременно с этим и фактическим, абсолютным властителем для женщины. А она неизменно будет, в значительной мере, или даже, вернее, целиком и полностью зависеть от него..., от его мужского «хочу» и «могу».

Женщина всегда была, есть и будет «готова принять мужчину», но мужчина не всегда «может и готов» дать женщине то, что она может захотеть в любой момент. И именно поэтому, женщина также, всегда была, есть и будет «обделённой», «обворованной» в плане любви и своей сексуальной удовлетворённости, а уж тем более вдвойне, если она станет придерживаться требований, несправедливых законов, и какой-то там общественной морали, нашего абсолютно лживого и безнравственного в высшей степени «общества».

А отсюда следует, что у женщины, на уровне подсознания, всегда присутствует вечное, неистребимое желание изменить данное несправедливое, как ей кажется, положение дел. Смелое, свободное и открытое желание у проституток, (не всегда конечно...) которые просто вынуждены, живя в нашем «справедливом» и «демократическом» обществе зарабатывать этим ещё и свой хлеб, себе и детям, одновременно получая пресловутое «женское счастье» и удовольствие, и «скрытое», подавленное и завуалированное, у замужних женщин. Но суть этого желания у всех у них, одна и та же...! В конечном итоге, все женщины хотят иметь полную сексуальную СВОБОДУ...!!! Без всяких запретов на неё. Ничего больше...! И в нашей с вами жизни, эту самую сексуальную раскрепощённость, свободу, «женскую» радость и счастье, женщина, как ей самой частенько кажется, (а когда кажется, то всегда надо креститься..., и не один раз...) может найти, и она действительно это «находит...», достигает с другим, совершенно с чужим мужчиной, а вовсе не со своим собственным мужем. Я это говорю, зная, о чём идёт речь друзья. Поверьте мне на слово...!

Но, при всём господстве мужчины над женщиной, она ни в коем случае не

принадлежит мужчине, на правах собственности (как чемодан с какими-то дорогими шмотками). Женщина всегда свободна в любом своём выборе, равно, как и мужчина. А поэтому, в наше время, Женщина, не может и не должна быть верной, исключительно только одному мужчине по своей сути и своему жизненному предназначению и определению вообще. За исключением только одного единственного случая. Случая, когда у мужчины и женщины в наличии имеется истинная Любовь. Здесь верность не требуется. Она не входит в само понятие Любви.

Любовь, не нуждается ни в какой «верности». Любовь, выше всего и вся на этом свете. И кто бы сейчас чего не говорил, и как бы ни пытался с этим не согласиться и всё оспорить, ничего у него путного не получится и ничего не выйдет. Если, он конечно при этом, не будет лукавить, и лицемерить, и до конца будет честен, в первую очередь, с самим собой.

Всё останется так же, как и было раньше, и то же самое будет продолжаться, в нашем необозримом будущем. ЛЮБОВЬ, останется редким исключением, а Блуд, как это ни печально, был, есть и будет, почти незыблемым правилом. И это будет продолжаться до тех пор, пока люди, мужчины и женщины, останутся пребывать, в теперешнем, мягко говоря, плачевном, крайне низком моральном и духовном состоянии, своей Души и своего тела. А в этом, своём жутком, уродливом состоянии, они находятся многие, многие века. Они привыкли к этому, срослись с этим, и другого состояния, просто не знают.

И только лишь полное очищение Человека, очищение на клеточном уровне,

очищение до атома, до вибрации, до его Духа, позволит поменять их местами. ЛЮБОВЬ и Блуд. И тогда ЛЮБОВЬ станет Правилом, а Блуд, исключением. Не иначе...!

Но и всё таки..., эта самая, мнимая, искусственная «верность», пусть запоздалая и вынужденная «верность», когда-то, в своё время, у женщины, все, же наступает.... И эта «верность» приходит тогда, когда женщина однажды поймёт, одну простую вещь. А именно, что она, в результате своего естественного, физиологического старения, как «объект...» сексуального влечения и домогательства со стороны мужчины и его удовлетворения, больше ему не нужна....

И вот с этого момента, женщина становится полностью «верной...» последнему в её жизни мужчине, потому что ничего другого у неё больше не остаётся. Доживать оставшуюся жизнь, ведь ей, как-то надо. Лучше всё-таки доживать её вдвоём....

Время, или момент понимания наступления своей ненужности у всех женщин разный. Он зависит от состояния её внутренней и внешней привлекательности и сексуальности, от наличия её природных, физиологических возможностей, а так же от её умственных способностей.



И как бы в подтверждение всех этих спорных для многих людей рассуждений, по вопросу женской верности и её уникальной непредсказуемости, без какой-либо особой связи с вышеизложенным, Максим вспомнил одну историю, которая произошла, с одной довольно пожилой дамой, и которую он услышал от её подруги....

Этой даме было, лет шестьдесят, или даже чуть больше, но она, всё еще преподавала в институте. Её профессия была, учитель. Она выжила в блокаду в Ленинграде, и она много, курила, хотя здоровьем не блистала. Изжёванный вставными зубами мундштук беломорины, постоянно торчал у неё изо рта. Мало кто знал о том, что на голове у неё полностью отсутствовали волосы. Она была совершенно лысая. Для мужчины, это почти норма, для женщины почти полная трагедия. И эта женщина, всё время носила парик. У неё была сильнейшая астма, многие годы мучавшая её. Наследие войны. И она очень устала от этой жизни....



Стоя на станции в метро, и в очередной, уже который раз в своей долгой жизни, дожидаясь электричку, она говорила своей чуть помоложе, но тоже, по всей видимости, не очень то счастливой подруге: — «Мусик, дорогая и единственная моя подруга..., ты не можешь себе даже представить, как я измучилась и устала от всей этой страшной, непонятной и абсолютно, я в этом уверена, несправедливой жизни. Я не понимаю для чего и ради чего я торчу на этой земле! Примерно так же, как слива в одном пикантном месте...! И в этом моём, именно «торчании...», по-другому и назвать то никак нельзя, нет на мой взгляд, ни малейшего смысла. Одна мысль уже давно живёт в моём мозгу, в моей, как говорится, ленинградской, много чего видавшей голове. И эта мысль о том, чтобы как можно быстрее закончить все счёты с этой разнузданной в высшей степени жизнью. Раз и навсегда. Взять вот так, трах-бах..., и всё, закончили эту никому не нужную, жизненную эпопею. И всякий раз, когда подходит эта грохочущая, как несмазанная телега электричка, у меня Мусик, возникает огромное желание, собрав свои последние силенки, взять и сигануть под её колеса. Ну, что-то вроде Аннушки Карениной. Сделать так сказать, ещё один дубль...! Ну, и как тебе сравнение Мусик...? А-а...!? Она красавица в расцвете сил, и я, вешалка старая! Ой, хо-хо! Резонанс, конечно, будет немного не тот. А вот хохоту будет много.... Но зато всё, конец то один и тот же, и для неё и для меня, да и, наверное, для многих, таких же несчастных, как я. Верно же...? Ведь в данном случае результат не так уж и важен. Ты же математик...!? Важна только точка отсчёта, не жирная вовсе..., а правильная. И всё. Никаких тебе больше знаков препинания. И вот тогда бы..., тогда бы наступило моё полное освобождение и я стала бы Свободной. Причём сразу от всего. Я бы отмучилась наконец-то. Навсегда...! Но, как только я подумаю о том, что от удара, когда я хряснусь об эту дрянную электричку, может отлететь, куда-то в сторону мой парик, и все увидят, что я лысая, мне становится страшно, и ты знаешь, я не решаюсь это сделать. А ведь только этот страх, и, в общем, то глупый страх перед тем, что я буду выглядеть довольно уродливо, валяясь на шпалах, ну, примерно, как старый и лысый кусок дерьма, в принципе, меня от исполнения таких кульбитов и сдерживает. А так бы, э-э-хх...! И всё, забыть обо всём, навсегда и ко всем чертям собачьим...!

Только напоследок родная, хорошего мужика бы...! Это моё сокровенное и последнее, как слово перед вынесением приговора, или, как лебединая песня, желание. Да такого мужика, что бы аж искры были, и что бы дым шёл! Да и огоньку горячего не помешало бы. — «В последний раз, в последний раз, как поётся в песне...!» И ничего мне больше, дорогая не надо...!

А всё остальное выбросить напрочь и навсегда, как лишний груз, и как ненужный никому мусор, да так, чтобы эта гадкая жизнь и во сне никогда не снилась! Даже в кошмарном. Всё забыть! Всё...!

Ну, естественно конечно, кроме тебя, мой дорогой Мусик...!«.









= = =





ГЛАВА — 46.



«ЧТО Же Это Такое — ЛЮБОВЬ...??? И кто и Как Её ПОНИМАЕТ.... НАЧАЛО КОНЦА....»











Постоянно видя, наблюдая и принимая непосредственное участие, в самом процессе так называемой «любви», которая регулярно случается между мужчиной и женщиной, но, до конца не понимая сути и значения этого Слова, Максим частенько делал попытки не просто понять эту Суть Любви с внешней, видимой для Всех стороны, а старался залезть, как бы во Внутрь этого слова и понять его Значение Изнутри.... И чем глубже Максим окунался в эту проблему, чем дальше забирался внутрь её, тем больше и больше у него появлялось вопросов и нерешённых задач, на которые Максим не мог ответить и найти правильное решение....

Он в такой момент, был очень похож на любопытного, любознательного ребёнка, которого интересовало буквально Всё в ЭТОМ Загадочном Деле..., и у которого, в связи с этим, в голове возникало огромное множество вопросов, на которые, он хотел бы получить ответ..., но при всём при этом, если бы он задал все эти вопросы умным людям, то на них не смогли бы ответить и десять мудрецов, которых бы Максим запутал вконец и окончательно.... И поэтому он сам, к большому сожалению, до сих пор, оставался без каких-либо ответов на них....



Максим остро чувствовал и понимал, что Слово Любовь, его Значение, его Глубинный Смысл и Суть, настолько зачуханы людьми, настолько затасканы, изгажены и извращены, что изначальное Значение и Смысл этого, на его взгляд, Великого, Основополагающего Слова во Всём Мире, давным-давно уже Утрачен..., и Весь наш, далеко не любознательный, а скорее всего, глуповато-безалаберный и греховный люд..., с очень давних пор..., кувыркается, в чём-то совершенно Ином, (А вовсе не прибывают в Любви...) в чём-то очень и очень Нехорошем, и очень дурно пахнущем....



Ну, судите сами..., — трахнул он её спереди — любовь!!!, засандалил сзади, — тоже любовь!!!, промахнулся..., и попал куда-нибудь не Туда..., нуууу..., или в тот же самый пресловутый Просак...- опять любовь...!!! Короче, как хочешь и куда хочешь...!!! Ну, хоть ты её в ухо..., хоть в левую ноздрю..., разницы особой нет, потому, как всё это у них..., — тоже называется любовь...!!! Одна сплошная любовь везде и повсюду...!



Весь мир сейчас, это уж точно, как дважды два-четыре, кувыркается в этой самой, очень смердящей любви..., которая без конца и без края продолжается до сих пор.... Вернее, подавляющая, Основная часть Этого Мира.... Вокруг нас, один сплошной беспардонный, грязный Блуд..., Сплошное Уродство...!!!



Когда-то, в древнем Египте, у хитромудрого, но довольно образованного жречества, существовал один весьма интересный, но очень и очень изуверский обычай, обряд.... Жрецы прекрасно знали каков будет Итог проведения этого Обряда и вполне сознательно и целенаправленно шли к этому Итогу, достигая Свои, нужные и выгодные Только для них Цели....



Когда жрецам был нужен новый слуга-надзиратель и новая Главная Жрица в храме, они делали следующее.... Брали соответствующую, довольно высокородную женщину, привязывали её к кровати и заводили в комнату, чуть ли не целую роту солдат- воинов.... Каждый из них, по очереди Имел Эту Женщину.... Один за одним, один за одним.... Процесс не прекращался до последнего солдата.









К этому времени, после такой сексуально-половой экзекуции, эта женщина была, почти что полумертва.... Потом она приходила в себя (Женщина обладает в отличие от Мужчины, гораздо бОльшей Живучестью..., потому, как Ей Надо Думать за Двоих, за себя и за будущего ребёнка...) и в своё время рожала..., от кого — неизвестно.... В неё было влито столько спермы разных мужчин, что после родов, родившегося ребёнка, ребёнком не называли.... Его называли — Выродок.... Это было его имя.... Он отличался от других, скажем так, нормальных детей тем, что был очень безобразным, уродливым существом внешне, был в высшей степени неприхотлив, полностью предан своему хозяину и абсолютно неподкупен. Он жил и действовал, как запрограммированный кем-то механизм, как зомби..., строго для решения определённых, конкретных дел и задач, которые ему поручали жрецы....



Женщина же, теперь уже Главная жрица, после рождения этого Выродка, наделялась огромными правами и властью.... Она могла свободно предать смерти и казнить кого угодно..., хотя бы, ту же самую роту солдат в полном составе, которые, её по очереди насиловали.... И это не редко происходило в реальной действительности.... Головы многих мужичков, летели с высоты и ударяясь о землю, трескались, как арбузы.... Вчера он её насиловал, как самую последнюю, грязную шлюху, а сегодня, он и его жизнь, целиком и полностью зависела от неё. Это Вам не «баобаб...», — это Вам «ебипет...».

От таких многочисленных половых контактов, Всегда рождаются вот такие Выродки-Выблядки.... У них нет одного отца. У них всего понемногу, от многих и многих отцов, и причём самых разных.... Такая вот всегда получалась Абракадабра..., которая до сих пор ползает по нашей Земле.



Теперь взглянем на эту проблему с другой стороны, сегодняшней..., со стороны существующих современных половых отношений, между мужчиной и женщиной....

Вам не приходит в голову, и не напрашивается некая параллель схожести, между тем, что происходило Тогда с ротой солдат и Главной Жрицей, и тем, что Происходит сегодня, с мужчинами и женщинами, в их регулярных абсолютно беспорядочных половых отношениях...?! А-а-...?!







Сегодня, современных женщин, насилуют или просто Имеют, (как Вам больше нравится...) по правилам и законам, так называемой «любви», тоже многое количество мужчин. И большинство женщин, даже гордятся этой своей востребованностью..., востребованностью своего тела в мужской среде. Не напоминают ли они Вам, этих самых Главных жриц...?! Хотя там всё происходило без её согласия, а здесь вроде бы по доброй воле, но суть-то одна и та же...!!! Десять Её имели, или Сто..., разницы нет никакой...!

И далеко не редко..., случается так.., — Женщина, до своего замужества, имела нескольких мужчин-любовников. Она от этого аж Балдела.... Затем она выходит замуж и рожает ребёнка от последнего, теперешнего мужа. Но вот незадача..., этот ребёнок абсолютно, ни в чём и ничем не похож, ни на свою маму, ни на своего папу. Папа и мама пребывают в глубокой, задумчивой растерянности и большой подозрительности, особенно папа....

И тут, как-то случайно, эта женщина встречает на улице, своего бывшего любовника и с большим удивлением констатирует для себя следующий очевидный теперь уже факт, — Её ребёнок, как две капли воды, похож на этого самого, бывшего любовника.... Всё, приехали друзья...! Сработали Незыблемые законы Телегонии..., (Рождённые Вдали от Отца...)

Не напоминает ли Вам ЭТО, историю с Выродком...?! Эта женщина, конечно же может попытаться успокоить себя Тем, что её трахали не сто человек, а всего лишь семь, восемь, нууу.., от силы десять..., и не один за другим, как жрицу в Египте..., а просто, как на Тверской..., согласно «купленных билетов»..., и уже только лишь поэтому, её сынишка, ну, никак, не может быть Полным Выродком.... Возможно, что это действительно так и есть, и её ребёнок не является полным Выродком, а всего лишь только наполовину или даже на четверть..., хотя сама Суть от этого не

Меняется, потому как Это..., всё равно гнилой плод, рождённый от Грязного Блуда.







Если ей, от этого станет легче, ну, что ж, пусть спокойно продолжает жить Дальше и блукать по мужикам, в поисках, так называемой «любви...». Возможно, что следующий, родившийся у неё ребёнок, будет Выродком, всего-то лишь, на 13%..., или на 10-ть. А может быть всего лишь..., на 5-ть.... Иди и гордись Этим...! Нравственница!

И таких женщин, очень и очень много... — Тьма...! И ещё пара вагонеток с Уралвагонзавода.... Можете сами подсчитать, сколько же всяких таких Выродков, Полу Выродков, Выродков всего лишь на несколько процентов, ну и так далее, бродит по нашей Земле...!? ЛЕГИОНЫ...!!! От которых затем тоже, рождаются им Подобные.... То есть опять такие же самые Выродки.... Ничего ДРУГОГО от них Родится не Может....

Происходит усиленная деградация Всего Рода Человеческого..., многих стран и Народов России в частности. Происходит его Вырождение.... Сегодня уже доказано учёными, что мозг современного человека..., весит меньше, чем у неандертальца....



Любовь, Это Вам, не Хаханьки мои милые Выродки..., Любовь Это не Разменная монета, и не ржавый гвоздь в вашем каблуке, который кровенит не только вашу грязную пятку, но и вашу Душу, которую, Вы, по своей собственной воле и разумению, поместили в эту самую Пятку, сделав свой очередной, неправильный Выбор.



Любовь, Это НАГРАДА для Людей..., ВЫСШАЯ Награда на Земле, подаренная нам Богом.

И половая близость между Мужчиной и Женщиной в Любви, Это ДЕСЕРТ.... Но Всякому Десерту, Всегда Предшествует, Обильная, Здоровая ПИЩА.... И Это Есть..., общение Мужчины и Женщины, на ДУХОВНОМ Уровне.... И Только Лишь После Приёма Духовной Пищи..., Полагается, — ДЕСЕРТ...!!! Здесь происходит слияние в одно Целое, — Духа, Души и Тела.... Возникает Абсолютная Гармония..., Рождается — ТРИЕДИНАЯ ЛЮБОВЬ.... И от Этой ЛЮБВИ, ВСЕГДА рождаются здоровые, умные, счастливые и любимые родителями Дети и наоборот, дети любящие своих родителей. Это Плод ЛЮБВИ..., а такие плоды гнилыми не Бывают.

И поэтому, только в Любви рождённые дети, на генном уровне, оздоравливают Нацию.... Делают её Могучей и Великой...! И никак Иначе....

И Эти, рождённые в Любви дети, а в дальнейшем уже взрослые Люди, не тратят понапрасну своё время, (Как Это, БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО Делают Многие и Многие из Людей в течении Всей своей Жизни...) на Поиск такого Неуловимого и непонятного людского Счастья..., потому что Они..., от Любви Рождённые..., СЧАСТЛИВЫ от Рождения..., и до самой Своей Смерти.

С подобным утверждением, конечно же, и безусловно не согласятся (Более того, они будут просто Орать, что Это не Так, что Это не Правда и что их Просто нагло Подставляют...) все существующие сегодня Выродки, или Полу..., или на Четверть.... А это сегодня уже не столь и Важно — На СКОЛЬКО...?! Хоть на Процент..., хоть на Копейку.... И они конечно же естественно, признают только Свою «любовь...», и упорно, как маленькие, тупые «сизифы...», продолжают сеять её Везде и Повсюду на нашей горемычной Матушке Земле.



«Любовь...» для этих Выродков-Выблядков, является Тем Же Самым..., чем является обыкновенная ВОЙНА для разного рода Мерзавцев и Подлецов..., — Она Всё СПИШЕТ....



Их понять конечно же можно..., но вот простить, Никак Нельзя.... Потому, как Эта Эпидемия..., пострашнее любой Чумы и Холеры, вместе взятых....



Но Человек, большинство Людей, почти Всегда живут Надеждой и надо сказать, очень Нередко Иллюзорной, Несбыточной НАДЕЖДОЙ. И поэтому, среди них, всегда находятся очередные Оптимисты-Утописты, которые мечтательно (А Мечтать не Вредно, как известно многим...) рассказывают нам о том... — Что мол дескать да..., было Плохо и сейчас Плохо..., но вот скоро придут Новые, Правильные поколения, и они Всё изменят к лучшему и Всё станет Хорошо. Жизнь будет прекрасна и удивительна...!



Кто бы против Этого Возражал...?! Разве, что только круглый дурак...!

Но позвольте спросить...! А откуда же эти Хорошие и Правильные поколения у нас вдруг появятся, если вокруг нас, сплошь и рядом только одни Неправильные. То есть просто обычные Выродки разной степени. С Марса к нам заявятся, что ли...?! Нееет уважаемые..., ниоткуда они вот так с бухты-барахты, к нам не заявятся, не прилетят и на Халяву нас не Спасут и земной Рай нам не создадут и счастливыми нас не сделают. Тут наше любимое, Русское «АВОСЬ...» не Прохляет.... Правильные поколения надо Воспитывать САМИМ. И Долго. А чтобы их Правильно Воспитать, их нужно Правильно РОДИТЬ. А чтобы их Правильно Родить, надо Самому ПРАВИЛЬНО Жить. А Правильно Жить — Это означает только ОДНО...Жить надо не по человеческим, глупым «законам...»..., а по Божьим, Разумным КАНОНАМ. Вот и Всё Уважаемые мои Друзья...!!!



За рождение вашего ребёнка, за его Полноценность и НУЖНОСТЬ Обществу, Полную Ответственность прежде всего, несёт сам Родитель. То есть Вы и Только Вы. И одного Желания...исполнить якобы «Долг...» перед законами Природы, невзирая ни на что, ни на какие обстоятельства и только Родить..., преступно МАЛО. Это Ложное Представление о Долге, которое только лишь Усиливает и увеличивает ДЕГРАДАЦИЮ Общества. Если Родитель, зная о том, что его ребёнок уже родится больным, родится инвалидом, то есть Неполноценным, ( Существом..., которое сознательно Обречено такими родителями на Страдания в этой Жизни...) всё же рожает такого ребёнка, то он лично Несёт Всю полноту ответственности после его рождения, вплоть до уголовной, за его воспитание, учёбу и содержание, лечение и тому подобное. Государство не может Запретить рожать детей, даже БОЛЬНЫМ людям, но снять с Себя Всю ответственность по Содержанию таких детей оно МОЖЕТ. И Это по Земным меркам..., Будет СПРАВЕДЛИВО.



Да и Любовь ли Это на самом деле...???! Так ли Это...?!!! Давайте мы, попытаемся разобраться в этом Сложном, Запутанном, но очень Интересном вопросе.... Для этого нам придётся окунуться..., не-е-е-т.., не пугайтесь друзья мои, не пугайтесь...! То, о чём вы сейчас, хоть и невольно, но подумали, находится рядом с нами, находится вокруг нас, сверху, снизу, и нам специально, Туда Окунаться, нет Никакой надобности, потому, как ТАМ, в этом блудливом и грязном дерьме, мы находимся с давних времён, сидим, в НЁМ давно, и Завязли в нём, очень и очень Основательно....



Мы с вами Окунёмся в Историю, как говорится, совершим экскурс в далёкие, о-о-чень далёкие времена, аж в самые, что ни на есть в дни, Сотворения нашего Мира......



Наша Земля в То время Друзья, представляла собой, один сплошной Рай....

Никаких тебе проблем, никаких тебе забот и хлопот, никаких социальных напряжённостей и революций, и никаких тебе даже слабых желаний, а тем более попыток уклониться от уплаты налогов.... Одна сплошная Благодать...!!! Живи..., дружище, не Хочу...! (Но почему-то..., Не Жилось..., Засланцам...?!)

И вот, как-то однажды, в очередной ясный и солнечный день, (А они Там, Всегда такие...) в этом сплошном без конца и без края земном раю..., сидят Адам (Мужчина...) и его зазноба Ева (Женщина...), сидят голуби наши, Прародители наши, кушают арбуз и мирно так, по семейному, беседуют...







Адам: — Ну, как тебе арбуз подруга моя, сладкий попался...? !

Ева: — Сладкий то он сладкий Адамчик...! Но оскомину я им уже, изрядно набила..., прям можно сказать..., мозоль огромный набила, как у обезьяны на одном месте.... Надоел он уже мне, прям как Зайцу дед Мазай! И вообще дружочек..., мне надоела вся эта приторная, райская сладость .... Рыгнуть иногда хочется.... А ещё мне Хочется чего-нибудь другого, кисленького, чего-то новенького...! — мечтательно, закрыв при этом глаза, томно тянула Ева.... — Страсть, как Хочется..., ну, Огурчика там, или селёдочки... Старое-то ведь..., — тут она без особой нежности и Любви посмотрела на мирно жующего арбуз Адама..., и продолжила... — Очень быстро приедается, надоедает, ну, прям, как горькая редька, хотя я её до сих пор, тоже не пробовала, потому, как даже этой редьки, у нас, в этом грёбаном Раю, днём с огнём не сыщешь...! А мне очень Хочется хоть какого-то разнообразия..., замены старого Меню, на Новое..., и как ты тут, не крути, как не сопротивляйся, всё одно Бесполезно..., против природы дорогой ты мой супруг-Тюфячок, не попрёшь.... Физиология дорогуша...!!! Даже медики, в своё время, Это будут утверждать и настоятельно советовать людям, почаще заниматься сексом, для поднятия «тонуса...» и поправки их..., пошатнувшегося здоровья.... Но это не сейчас, а Чуть позже будет конечно.... Хотя мы и без них, сами с усами...!!! И Всё Это мы знаем наперёд.... А Здесь, в этом Раю, мой дорогой Адамчик, Всё так уже Долго ХОРОШО..., что Очень сильно Хочется ПЛОХОГО...! Перемен Хочется дорогой..., Перемен...!

Поэтому не сходить ли нам на прогулку, или на экскурсию для обмена житейским опытом, к нашим «Смежникам» по соседству..., в Ад...?! Так сказать на «Жаркий Огонёк...»...?! Может нам, по-соседски..., и дровишек под котлы разрешат подкинуть...? Что бы Погорячее Было! УСЕМ...!!! Да и Вообще..., Посмотреть..., Что у них Там и Как...? Как у «Смежников...» дела с Демократией, Плюрализмом Мнений, Консенсусом...? Кстати Адамчик, ты не знаешь, как правильно переводится слово «КОНСЕНСУС...»...? А...? Оно Такое Сексуально-Возбуждающее.... Прям Спасу Никакого Нет.... Чем-то Похоже на дрожащий от нетерпения..., Член жеребца Пегаса.... А Может там в Аду, мы Что-то Новенькое и для себя Присмотрим...? Может какие-либо Новые Способы для секса Углядим...? Не всё же время по «Кама сутре...» трахаться...?! А то ведь я тебя дорогой, если говорить честно и всю Правду-Матку в глаза..., как Женщина..., Очень Мало Интересую...! И мне непонятно Почему...?! Вроде я Статная, Дородная, в самом Соку..., Отъелась так сказать на Халявных харчах, в этом совсем для меня, не райском Раю...! А ты на меня НОЛЬ внимания.... Поэтому Всё приходится решать Самой....

Ева, как кошка, обвила руками, да и ногами заодно тоже, древо «Познания Добра и

Зла», всем своим телом прильнула к нему, потёрлась о кору, всем чем ни попадя, как трётся выгнув спину кошка о сапог Хозяина, потом, через какое-то время, пока ещё, стыдливо и приглушённо издала лёгкий стон..., после чего, без всяких сил и уже теперь, без всякого стыда, раскинулась, растянувшись в тенёчке, под этим же самым деревом....



А наш Адам, в это же самое время, сидя совсем неподалёку от Евы, очень мало, или даже совсем, не обращал никакого внимания на её стенания.... Он с большим удовольствием, хрумкал не сам арбуз, а уже его шкорки, и на свою зазнобу Евку-хулиганку, как-то очень лениво, и без особого интереса, посматривал, словно на манекен «Резиновой бабы...», через толстое витринное стекло, которая кстати..., (Резиновая баба...) Всегда и во Всём..., «согласная на ВСЁ...». (Вот так и проморгает бабу, козёл, но уже не резиновую, а Живую...)



И за всем этим, пока ещё безобидным, библейским действом, за этой нашей милой, семейной парочкой, и за всем, что происходило под деревом «Познания Добра и Зла...», надёжно спрятавшись в густых ветвях, внимательно наблюдал третий Библейский персонаж, очень хитрый и очень коварный, Змей Искуситель, а попросту, между нами девочками говоря, — падший и вылетевший из рая, как пробка из бутылки с шампанским, первый в Мире Оппозиционер и Революционер..., (Куда там до него К.Марксу...!) — Люцифер, — Венец Ума и Красоты.... Ой-Хо-Хо...!!! Ребята..., а это уже Вам..., не хрен моржовый...!!! Это ещё Тот пройдоха и обольститель всего рода Человеческого...!!!



Этот Змей Обольститель, уже и до этого, натворил много всяких непотребных и грязноватых дел и делишек, но он, как «товарищ», с большим размахом и с ещё бОльшими амбициями..., считал всё содеянное им зло, пузатой мелочью..., простой тренировкой, перед основным боем, победив в котором, он бы стал Первым непобедимым Чемпионом во Всей Вселенной, по стряпанью всяческого Зла и гадостей.... Он Очень хотел поставить Зло, на поток, на нескончаемый Никогда, Конвейер.... Люцифер страстно мечтал о великих сражениях, и о глобальных победах.... Он был Первым Глобалистом, официально зарегистрированным во Вселенной....



Змей удобно и вполне мирно возлежал на ветвях дерева, с удовольствием принимая утренний загар от райского Солнышка, посматривал на Еву с Адамом, на шкорки от арбуза и по привычке, гнусно так размышлял.... И размышлял он, примерно о следующем, и думал примерно так: — «Что же мы можем поиметь с этой разнополой парочки...? Какие такие выгоды для себя лично и какие выгоды для нашего будущего Всеобщего Зла...?!»



Змей мог быть и простым гермафродитом, и если это было нужно для дела, мог при необходимости заниматься сексом, с каждым из них в отдельности, но глядя сейчас на простоватого Адама, особых симпатий почему-то, Змей к нему не испытывал.... А вот Ева, это другое дело, это ещё Та Штучка...! Она создавала весьма приятное впечатление, как будто, она уже прошла начальное обучение, курс молодого бойца, посетив подготовительные уроки, в школе Зла № 1. Прям таки, уже вполне готовый людской материал, для работы с ней, по улучшению её дальнейшей, профессиональной подготовки и использованию её в Будущем. — «Да и потом..., — продолжал зло и коварно кумекать, наш всегда чем-то Озабоченный Люцик... — Она просто симпатичная и сексуальная бабёнка...! С ней хорошо можно Порезвиться и отлично провести время...! Водочка, огурчик, нарзанчик..., а Ей Пепси-колу.... Вон она как, только что, получила оргазм..., и без всякого участия, этого самого Адама...!

Ну, что ж, это тоже для меня хорошо, люди уже сейчас начали свою деградацию на Земле, и в ход уже пошла обычная мастурбация.... А я, это их, полезное для меня начинание, буду всячески и постоянно поддерживать, тихонько нашёптывая им на ухо, всякую Хрень, типа: — „Ручная работа, Всегда ценится Дороже...“











Итак, лично мною..., — Решение принято..., Лёд тронулся Господа присяжные заседатели...как будет говаривать в своё, отведённое ему для этого время, мой хороший корефан и просто соратник по хитро-мудрым делам и мыслям..., Остап Задунайский..., — и поэтому, мы, в нашу оперативную разработку берём бабу, и даём ей кодовое название — Евка-Хулиганка...»

Так..., дорогие друзья, давайте мы сейчас с Вами, на какое-то время, оставим всю эту библейскую Троицу в покое и подумаем, поразмышляем вот по какому вопросу: — Почему женщины, ( Вы наверное Тоже обратили на Это внимание...?) очень любят фотографироваться рядом с колонной, рядом с деревом, частенько, с какой-то Особой нежностью обнимая ствол этого дерева и довольно плотненько прижимаясь к нему...?!!! Если кто-то думает, что от большой любви к этому самому дереву, которое почти всегда покрыто, то липкой смолой, то корой, то острыми сучками..., то Вы глубоко заблуждаетесь.... Должен Вас разочаровать..., это они делают, вовсе не от любви к этому самому дубу, а от Большой Любви к Тому, с Чем женщины, на подсознательном уровне, ассоциируют Ствол этого Дуба.... А ассоциируют они его, сами частенько даже не подозревая об этом..., с нашим родным, детородным органом... — нашим мужским красавцем, Фаллосом.... Да, да..., именно с Ним.... А вот Его-то, наши милые Женщины, в отличие от различного вида, дров..., любят Больше Всего на Свете....

И Женщина в ЭТОМ, ну Нисколечко Не Повинна Друзья...! Эта Любовь, заложена в Ней, Самой Природой.... Никуда от этого не Денешься....

И это также Точно, как и То, что наши Российские Чудо-футболисты, не станут чемпионами Мира..., нууу..., по Меньшей мере, лет эдак..., ещё СТО.....







Мужчина, и именно Он, а вовсе не Женщина, очень крепко, навсегда, Навек, привязан этим своим горделивым Фаллосом, своим Детородным Органом к Женщине, к Её Половому Органу, который, кстати сказать, до сих пор, не имеет Своего Имени, Имени Собственного.... Мы сейчас не будем брать во внимание, глуповато-ласкательные, (типа — пися-кися-мися..., и многое другое...) нецензурные и откровенно матерные (примеров здесь приводить не будем , чтоб не пугать этими названиями детишек, а также из соображения Соблюдения, этических норм поведения в литературе...) названия женского полового Органа.... Ну, Нет у него Имени Собственного, хоть ты тут Тресни..... Почему же это Имя, до сих пор не придумают...??? Вот у мужчин Есть, вполне официальное, литературное Имя и название, их половому органу и даже не одно, — Член, Фаллос, Пенис..., а вот у Женщины НЕТ, кроме, как Матерно-Глуповато-Ласкательных.... Ну, ПОЧЕМУ Это ТАК...???!!!



Есть несколько версий ответов на этот вопрос:









1-я. Отношение к женскому половому органу, а значит и к самой женщине, испокон веков, было настолько пренебрежительным, настолько потребительски-неуважительным, что люди даже не нашли нужным, не посчитали необходимым, дать ему Имя.... Хотя Даже Комар, его Имеет...

2-я. Наличие существования Страха у Мужчин, перед женским половым органом. Его очень боятся упоминать, говорить о нём Вслух... Примерно, как в Библии боялись называть Бога по Имени, упоминать его Имя Всуе.... Запрещалось Это делать под Страхом Смерти.... Согласно этой версии, женский половой орган, — Божественен, как и сама Женщина....

3-я. При всей своей кажущейся незначительности, никчёмности и ничтожестве..., и одновременно с этим, при возможной Божественности женского полового органа, всем и каждому ясно и понятно, что без этого женского Органа, жизнь на Земле была бы Невозможна, если Его (Или вернее ЕЁ...) Не СТАНЕТ..., Жизнь полностью Прекратится, Исчезнет.... Не зря же в народе говорится о том, что Всё, в конце концов, в этом мире, (При Условии, если Люди будут продолжать вести себя так же, как вели себя ранее и как ведут сейчас...) НАКРОЕТСЯ (Не в Прямом смысле разумеется..., а только лишь фигурально..., о Чём конечно же, немалое количество сексуально Озабоченных, или просто Любознательных мужчин, будет искренне и горько сожалеть...) именно этим Женским Половым Органом, то есть ЕЮ..., такой родной для мужуков...ПИ..ПИ..ПИ ПИ.... ОЙ...!!!!!







И вот То..., давным-давно, устоявшееся Мнение, Постулат, Незыблемая Догма, что этим Миром управляют Мужчины, это Всеобщая Иллюзия, Мираж, Обман или САМООБМАН, как хотите, но Это Именно Так, и Это Абсолютно Точно...



Мужчина, в этой Жизни, является вроде бы значимой и всегда Видимой, но при всём при этом, Очень маленькой, надводной Частью Огромного Айсберга...

А вот Женщина является Невидимой, малодоступной, но при Этом, Основной Частью Этого же самого Айсберга... И именно через Член Мужчины, которым он Привязан к Женщине Навсегда, Она пробирается в его Мозги, и непосредственно, но при этом совершенно незаметно для Мужчины, влияет на них, и направляет их работу, их деятельность, в Нужное для Неё РУСЛО, очень мудро и одновременно с этим очень коварно не Разуверяет доверчиво-глуповатого Мужчину в Том, Что Это (И Любое Другое...) Решение, не Его....

Так Кто тогда же, на Самом Деле Управляет Этим Миром...???!!!

Сами ответьте на Этот Вопрос...





Э. Асадов, очень правильно сказал: — Чем Муж и Жена, меж собой Различаются...? Жена, это Та, что Всегда Подчиняется...! А Муж, это Тот, Кто похож на Слона..., Но Делает ВСЁ, Что ЗАХОЧЕТ Она....



И в нашей Истории, есть множество Наглядных Примеров, подтверждающих правоту моих рассуждений и подтверждающих Первенство и Превосходство Женщины над Мужчиной.... Это Авраам и Сара из Библии, Елена из Спарты и Парис из Трои, Клеопатра из Египта и Г.Ю. Цезарь из Рима, Наполеон и Жозефина из Франции, это Екатерина и граф Орлов и князь Потёмкин из России и много, много других достойных и уважаемых людей.....



Но давайте теперь, вернёмся к нашей уважаемой библейской троице и посмотрим, чем же она там, в раю, занимается...?! Время Пришло....



Змей Искуситель, оставался там же, где мы его и оставили на некоторое время, — на ветвях древа Познания Добра и Зла.... Ева и Адам тоже находились, под этим деревом, усыпанным райскими яблоками. После трапезы, они крепко и мирно спали, негромко посапывая во сне.

Змей смотрел на спящих людей, но думал не о них, а совершенно о другом.... Он думал о БОГЕ, о их нелёгких взаимоотношениях с Ним.... Змей прекрасно понимал, что он восстать-то восстал против Создателя, натворил уже кучу Зла, но Победить Бога, ему Никогда не Удастся.... И это его очень расстраивало..., и даже немного печалило....

Он продолжал бездумно смотреть на Адама с Евой..., и тут вдруг, совершенно неожиданно даже для самого себя, в его приплюснутую тяжёлой жизнью голову, пришла очень симпатичная, почти оригинальная, и даже, как ему тогда показалось, (толи с устатку, толи с перепугу...?!) спасительная мысль, которая Змею, сразу же..., окончательно и бесповоротно Понравилась...На всю его вечную, Змеиную Жизнь....

— Вот кого..., — глядя на беззаботно спящих Людей..., быстро соображал Искуситель... — Я буду Использовать, в моей Грязной, но для меня очень даже чистой и Святой борьбе, против Бога.... Их...! Людей...!!!

Лучшего Орудия Борьбы с Создателем, не Было, Нет..., и Никогда Не БУДЕТ...!!!!



Итак..., каков будет наш Глобальный План по завоеванию этого Мира..., на Необозримую Перспективу...?! — противно шипел Змей-Искуситель, срочно набрасывая в двух экземплярах «Райские ТЕЗИСЫ...», своим раздвоенным языком, прям на листочке от древа Познания «Добра и Зла»... — Какую такую свинью..., мне надо им подложить...? Для начала Впихнуть им что ли, это самое гнилое Рабство, Феодализм, или сразу Капитализм, или может лучше Коммунизм с Социализмом, предложить им, как Сладкую Парочку...!? А может им Демократию Подсунуть...? Пусть почухаются с ней..., только злее станут.... Ну..., короче Склифосовский...!!!...,- не будем мы себе сейчас башку забивать, чепухой и всей Этой Дрянью...! Одна Достойна Другой.... Поэтому, пусть изучают и проходят Всю эту Галиматью, как говорится, — в порядке Живой Очереди.... И Всю эту политическую дуриловку, всю эту Гоп-Компанию..., скопом..., я помещу в обычное, пока ещё райское яблочко, которых на этом дереве, Полным-полно.... Оказывается, Всё так Просто..., Христопродавцы Вы Мои...!!!



А для такого Ответственного дела, я уж постараюсь, — шипел Змей..., — и выберу Самое Красивое и самое Сочное яблоко, сок которого, станет смертельно ядовитым....

И слопает это яблочко, наша распрекрасная, хитро-мудрая, сексуально- озабоченная Ева.... Вы спрашиваете, как и каким образом, я заставлю Её скушать его....??! Отвечаю, — Это дело моей виртуозной сатанинской Техники, и Это Есть, Мой маленький, и сугубо Личный, Профессиональный Секрет......«



Наш Змеюка сосредоточился..., и мысленно, (Он был ещё и Телепат...) начал щекотать Евку-Хулиганку, между ног.... Та открыла свои прекрасные глаза и увидела Змея Искусителя-Обольстителя, который держал в руках..., тьфу ты..., конечно же в своих ядовитых зубах, очень красивое и очень сексуальное яблочко....

И Ева сразу же Захотела..., и не просто съесть, а прям таки Сожрать Его, (Змей продолжал Усиленно щекотать Еву Там же....) это, так сильно зовущее к себе яблоко..... Она впилась в него зубами..., и в тоже самое время..., далеко не безобидный Сок, брызнул во Все Стороны....







Процесс Пошёл..., Процесс Разложения Всего Рода Человеческого..., — НАЧАЛСЯ...

Люди сделали первый шаг, навстречу Своей ДУХОВНОЙ Смерти......





= = =



ГЛАВА — 47.



«В МИРЕ, НЕТ Ни ОДНОЙ ЖЕНЩИНЫ..., Которую СОБЛАЗНИТЬ..., Было Бы НЕВОЗМОЖНО.....»





Мужчина обращается к незнакомой женщине:



— Вы переспите со мной за двадцать миллионов долларов?

— Да, конечно...! — без особых раздумий отвечает женщина.

— А за двадцать центов? — продолжает мужчина.

— Да за кого Вы меня принимаете...?!

— Кто Вы..., мы уже установили.... Теперь мы...т о р г у е м с я.........



















Максим сам, довольно часто в своей забубённой и частенько непонятной даже для самого себя жизни, являлся непременным, весьма постоянным и очень стойким участником, очень многих, любовных приключений. Самых разных и порой самых неординарных.... И всякий раз, после очередного такого, Сладко-любопытно- познавательного приключения, он напрягая свои мозги, усиленно пытался понять причины, мотивы, которые в той или иной степени, подталкивали, так или иначе, склоняли Женщину, на близость с ним.... Он пытался распознать, изучить, образно выражаясь прокачать, и после чего, до конца «раскусить...» Женщину, её Сущность, и хоть как-то, хотя бы немного, понять её Внутренний, Духовный мир. И чем настойчивей он пытался сделать Это, тем всё больше и больше понимал, что сделать ЭТО , а именно — «Раскусить...» Женщину, Познать её до конца, ему Никогда Не Удастся. Он скорее всего, вдрызг, на мелкие осколки попереломает все свои, пока ещё крепкие, молодые зубы, но понять Женщину, понять её Целиком и Полностью, до Конца..., он Никогда не Сможет.... Для Этого, у него, как говорится..., просто не Хватит «Тямы...».

Хотя кое-что, Максим всё же понял.... И понял он Это, на основе своих, регулярно проводимых, многолетних «любовных опытов...», которые он проводил с Женщинами.... Максим пришёл к следующему Выводу:



1-е. — Он, никогда-либо раньше, ни сейчас, не Мог найти, и не Мог назвать, ни Одну Пару (Женщину и Мужчину..., а если взять и рассматривать Женщину Отдельно от Мужчины, то Тем Более...) ни Одну, которую бы в этой жизни, Можно было Назвать ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, Абсолютно Счастливой Парой. У Всех у Них, было что-то «не ТАК...». У одних Этого «не ТАК...» было Много, у других Поменьше, но Это «не ТАК...» было у Всех без Исключения, и Оно, Ну, НИКАК не Позволяло этим Мужчинам и Женщинам, называться и Быть Счастливыми в ПОЛНОЙ Мере. По НАСТОЯЩЕМУ....



2-е. — Что НЕТ такой Женщины, которую НЕЛЬЗЯ было бы, СОБЛАЗНИТЬ....



= = =



Если Целенаправленно, очень Тонко, незаметно для Неё и очень Грамотно,

ПОМЕНЯТЬ (заменить...) привычную Среду ОБИТАНИЯ Женщины, а именно Ту среду, где она живёт СЕЙЧАС, на ДРУГУЮ..., то, любой, так называемый «МАСТЕР Обольститель» , Хорошо Знающий ВСЕ Струны Женской Души и Виртуозно умеющий на них ИГРАТЬ, Соблазнит Любую, так называемую «недоступную...» «МАРГАРИТУ». ЗАМУЖНЮЮ или НЕТ, Это Абсолютно Не важно, не имеет Никакого значения и Абсолютно не играет Никакой роли. Любая Замужняя Женщина, Которая в Своих потаённых мыслях, Никогда и ни Разу даже не Помышлявшая об Этом, и не разрешавшая себе Изменять Мужу даже Мысленно..., находясь при этом, в ОДНОЙ (Своей..., Привычной...) Среде..., ОСОБО Не Задумываясь..., Изменит этому Мужу, Попав в ДРУГУЮ (Чужую..., но более Благоприятную и Привлекательную, для неё...) СРЕДУ....

И поэтому, Вся эта, так называемая женская «верность...», которую Женщине (при попадании в Другую среду...) поневоле приходится не долгое время «демонстрировать» в этой экстремальной, жизненной ситуации, которая кстати, может возникнуть Помимо Её Воли и Желания не зависящих от Неё..., тотчас исчезнет, и улетучится, как сигаретный дым..., если эта женщина, в силу возникших жизненных обстоятельств, по какой-либо причине, Попадёт в них.... И Эти Обстоятельства, — и Есть Та Дорога, (кстати очень и очень скользкая...) по которой идёт Женщина, хочет она Этого, или Не Хочет, всю свою жизнь.... Другими словами..., «верность» любой женщины, полностью зависит от тех Обстоятельств, в которые она попадает, и она, также полностью, зависит от этих же самых, складывающихся, далеко не всегда безопасных, и далеко не Всегда Ей понятных и управляемых Ею, жизненных Обстоятельств и Условий....



Давайте сейчас, вместе с Вами, не спеша и самое главное, без лишних эмоций и скоропалительных выводов и решений, рассмотрим..., разберём простенький по сути своей, жизненный пример.... И таких Примеров в жизни Женщины, возникает целая Уйма, причём самых Разнообразных и самых Непредсказуемых, самых Неправдоподобных и просто Фантастических...

Итак:

Молодую женщину, которая до этого момента, была на самом деле, действительно верна своему мужу (Или своему Любимому...) и Никогда не изменяла Ему и даже не помышляла об этом, — просто вот так берут и похищают..., бессовестно, нагло и цинично умыкают...(я надеюсь, что Вы вполне допускаете такое...?! Тем более-то, в наше время...). Похищает естественно мужчина, (Пусть это будет в нашем случае..., «злой», сексуальный маньяк...) который уже давно, хочет физической близости, с этой женщиной.... Он очень хочет Ею Обладать.... Причём, уже давно. Но при этом..., после Её похищения, Он не только не угрожает Ей, не бьёт её, не издевается над ней, и не требует денег (выкуп...) а как раз всё наоборот, Он сам готов отдать Ей ВСЁ.... Он создаёт для неё, все условия, которые так, или иначе, в какой-то определённой степени, хоть чуть-чуть, но всё же как-то успокаивают её (Слава Богу, — хоть убивать не будет...) и даже более того, все эти условия, направлены на То..., чтобы максимально успокоить, расслабить и расположить присутствующих в данном помещении, к физической интимной близости.... Сами ПОНИМАЕТЕ к ЧЕМУ.....

Уютная квартира, благоухающие розы на столике, свечи, полумрак, и свежие, белые, шёлковые простыни на красивой, широкой кровати....

Короче..., здесь очень грамотно, профессионально и с большим вкусом, создана не просто завораживающая, интимная обстановка..., а сплошное тут тебе, кино, вино и домино....

И эта Женщина, хотя и помимо своей воли и желания, понимает, что она попала в Чудесную Сказку в какие-то другие, Завораживающие жизненные Обстоятельства..., в значительной степени, отличающиеся от прежних, к которым она, за длительное время, нахождения в них, — привыкла.... И они Её, Эти Новые Обстоятельства, хошь не хошь..., завораживают... Пока правда, только Чуть-Чуть.... Но это ПОКА...!!!



Женщина сейчас очень перепугана и настороженна. Она смотрит на похитителя с большой ненавистью и презрением, хотя при этом она прекрасно понимает, что физической близости с ним, ей бедняге, не избежать.... Он сильнее её, и он с ней легко справится, как бы она не сопротивлялась и как бы она, этого не хотела....

И тогда, (а ей ничего другого и не остаётся делать...) она Начинает усиленно готовить себя, к «внутреннему сопротивлению», пытаясь успокоить и оправдать себя одновременно, примерно такими мыслями: — «Пусть Он, эта грязная скотина, обладает моим бесчувственным, как бревно телом, пусть..., но моим сердцем и моим разумом, он, эта мразь, этот подонок, не будет владеть Никогда.... Я ему гаду покажу-у-у..., где Раки зимуют...!»

При всём, при Этом, Она всё видит и всё замечает... — С каким тонким вкусом и изяществом обставлена комната (квартира...) Глаза то у Неё имеются.... Тем более Женские....

И тут вдруг, совершенно неожиданно для Неё самой, в её красивой головке, мелькает ещё одна, по меньшей мере, провокационная мыслишка..., и эта мысль о том, что где-то Та-а-м..., далеко, в глубине её, живёт, находится ЖЕЛАНИЕ.... Живёт в ней это Желание, жило и по всей вероятности, ещё очень Долго, или даже Всегда, будет в Ней Жить.... Но она тут же, гонит эту подлую, грязную и предательскую мысль, прочь от себя....

Она с силой сжимает свои кулачки, судорожно засовывает их под себя, вся напрягается и уже почти точно знает, что она Ну, НИКАК..., не будет реагировать и воспринимать Те события, которые Сейчас с ней должны произойти.... Она, как Ей кажется, готова к активному, моральному «внутреннему...» Сопротивлению.....



И вот дорогие Друзья, Он, преодолев все эти преграды и препятствия, наконец-то входит в неё..., (но при этом, мы не будем забывать о том, что Предварительные, Подготовительные ЛАСКИ для этой Женщины, Им уже Совершены..., мы просто опускаем Их Описание..., не Вдаваясь в Подробности любовной Прелюдии..., что бы Никого Ими не Расстраивать..., и что бы Никто не пускал слюни...) и она, как это ни странно..., Не может Это Не Заметить..., Не может Это Не Чувствовать...!!! Но женщина, всё ещё по инерции, и надо полагать, что вполне искренне, пытается сопротивляться, хотя при этом, она Чувствует и Другое, а именно то, что её ЖЕЛАНИЕ, женское желание, которое находится Та-а-ам..., где-то глубоко внутри неё — медленно зашевелилось, и тоже с желанием, томно потягиваясь, начинает, как это ни странно, помимо Её воли, не обращая на Неё Никакого Внимания, — уверенно Просыпаться....

Вулкан, мирно дремлющий в ней до сих пор, (Не в буквальном смысле разумеется, а только в смысле, неукротимого сексуального Желания Женщины...) который самой Природой заложен в каждую без исключения Женщину, в каждую частичку Её обольстительно-похотливого Тела..., приходит в движение..., начинает просыпаться и ускоренно набирать Силу...И Горе, а также одновременно с этим и невообразимое Наслаждение Тому, кто в этот момент, окажется с Ним, рядом с этим Вулканом ....







А наш «маньяк», оказался-то совсем, парень не дурак, который к тому же, очень хорошо знает и хорошо умеет делать, своё «гнусное», чёрное Дело... И ко всему прочему, он был, далеко не дурён собой... Просто неотразимый МАЧО и всё тут.... И вот Он, этот Гад..., с сознанием дела, с чувством, толком, расстановкой, очень умело совершает свои весьма «гнусные», возвратно-поступательные движения, применительно к этой женщине, тем самым, гладя, лаская, стимулируя её Желание, и она начинает чувствовать и понимать, что это её, «предательское» ЖЕЛАНИЕ, не слушается Её, не Подчиняется Ей, и что Оно уже почти полностью проснулось, и пока ещё медленно, но уже неумолимо и неотвратимо, начинает подниматься всё выше и выше, растекаясь по всему Телу и Заполнять Её всю Изнутри....

Она бессознательно, рефлекторно..., но почему-то всё же, разжимает свои, до синевы сжатые кулачки, а потом, так же, не зная почему она Это делает..., медленно вынимает из под себя, свои красивые и надо полагать, шаловливые ручонки.... Она всё отчетливей чувствует, как меняются местами, ненависть к Нему (к насильнику...) и её личное «сопротивление», с её уже пробудившимся ЖЕЛАНИЕМ, которое находится Внутри Неё и Которое начинает Овладевать Ею уже, целиком и полностью.... И всё её это Сопротивление медленно куда-то пропадает, исчезает, уходит..., уходит Вглубь неё, а её Желание..., Наоборот, всё больше и больше, заполняет Освободившееся теперь Место.... Она всё ещё из последних сил, пытается заставить себя Сопротивляться всему тому, что с ней происходит, но чувствует, что с каждым новым, очередным Вхождением Его в Неё..., (с новым Нежным и одновременно с этим, сильным и Страстным Толчком...) это Сопротивление становится всё слабее, слабее и слабее...

И Она начинает, (Уже совершенно не понимая, что с ней происходит и как это происходит..?!) в унисон этим движениям, из последних сил пытаясь всячески сдерживать себя (что ей удаётся всё меньше и меньше...) и пока очень тихо, но при этом очень сладострастно постанывать.... Руки её так же, помимо её воли, но почему-то, уже с определённым желанием, поднимаются и обнимают Его мускулистую спину.... Она Это делает всё интенсивней и хаотичней..., Её руки буквально скользят, вьются по Нему, взлетая и опускаясь, как два белых крыла, сказочной птицы.

И при этом, эта женщина, уже почти не сдерживая себя, от нахлынувших на Неё, как стремительно несущаяся снежная лавина Чувств, сметающая на своём пути, все глупые, человеческие предрассудки и освобождающая её от всех земных запретов и оков..., начинает не просто стонать от необыкновенного, не земного, получаемого Ею Удовольствия, а начинает громко петь свою бессмертную, воздушно-сексуально-вожделенную песню, восходящую к высокому и чистому небу, которая свободным потоком, как полноводная река льётся из Неё, из Её Женского НАЧАЛА, из Её женской Сути, из Её внутреннего и скрытого ото Всех, — Я.... Я, — ЕСМЬ, ЖЕНЩИНА...!



И как только, женщина, после череды отказов мужчинам (Хотя при этом, далеко не САМА женщина Отказывает им в ЭТОМ, и это вовсе не Её Заслуга и Заслуга Её высокой Нравственности и Морали..., Н-е-ет...!!! Просто срабатывает, часто без Её Внутреннего на То Согласия..., Ограничитель, который Заложен в Ней ПРИРОДОЙ..., и Который Женщина, как Правило, Ненавидит от Всей Души...) в интимной близости, наконец-то, в конце-то Концов, Эту самую Близость Получает..., Она Полностью отпускает какие-либо ограничительные Вожжи, пресловутой Нравственности и Морали. Она Сейчас, Готова буквально на ВСЁ...! Женщина ОЧЕНЬ Хочет и Желает НАВЕРСТАТЬ Упущенное... (Но Теперь уже, по Своей, Собственной Воле и Желанию....).

И Она, в Этот Момент, Начинает Это Упущенное Ею, интенсивно Навёрстывать..., по Полной Сексуальной Программе.... Мужчина, сейчас, в данный момент, может Делать с Этой Женщиной ВСЁ, что ЗАХОЧЕТ..., Всё, что в голову Взбредёт..., и Она Не Только не будет Возражать Против Этого, а Наоборот, будет Этому Только Рада, и Будет Этому Всячески Способствовать, Поддерживая и Поощряя, Любые, Сексуальные Фантазии Данного Мужчины....

Она так же Прекрасно понимает, что именно благодаря Ему, этому мужчине-

похитителю, (Женщина сейчас, уже не призывает Все кары небесные на его голову...) она обязана, своим восхождением на этот, сверкающий ОЛИМП, бесконечного, всепоглощающего людского Сладострастия.... Она, в глубине своей неизведанной, неизученной Души, даже благодарна Ему за Это....

ДА..., это именно Он завёл Её на Вершину Женской Радости, на Вершину Чувственного Сладострастия..., но Женщина Очень Хочет, очень желает теперь..., и Стремительного Спуска с этой Вершины, потому, как Она отлично понимает, что почувствовать, испытать Всю Полноту Этого Женского Счастья, можно Только ОЩУТИВ Перепад, между Восхождением на Вершину..., и Падением с Неё.... И Это ЕСТЬ, Самое ВКУСНОЕ Ощущение в Интимной Близости, между Мужчиной и Женщиной.... Эта женщина сейчас страстно желает Кульминации, Завершения Любовного Действа....



ПРЕДАТЕЛЬСТВО Женщин в Любви — это Есть ничто иное, как, Библейская, Первородная, Врождённая, и Нескончаемая женская Похоть, в тесной Взаимосвязи, с Приобретенным ею в жизни, Уникально-Женским КОВАРСТВОМ. Предательство же Мужчин..., — это Есть просто Глупое, Полу Любопытно-Развлекательно-Детское Желание этих мужчин, и поиск новых любовных приключений, без каких-либо планируемых серьёзных изменений в их жизни, и такая же Мужская, Всеобщая, Несусветная, Наивная ГЛУПОСТЬ....



И к тому, что я только сейчас описал, к этому очевидному и для многих Женщин Неприятному факту, (имеется ввиду Само Похищение..., — будем говорить, и называть Это так же, как и называли ранее...) они относятся в соответствии, со своим личным мировосприятием, мироощущением, и в соответствии со своим личным отношением к Нравственности, Морали и Женскому Целомудрию.



Как же поступают женщины, после всего случившегося с ними...?! Как они ведут себя...? А ведут они себя, дорогие друзья, — по Разному....

Одни, также продолжают смотреть, как они и смотрели на Насильника-Обольстителя с ненавистью и презрением, но уже далеко не с такой силой, и не с такой уж прямо однозначной ненавистью, как это было до их соблазнения..., и быстренько одевшись, не прощаясь, убывают по направлению к своему дому, в свою привычную среду обитания. Ничего разумеется не рассказав мужьям о том, что с ними произошло, они продолжают жить с этими воспоминаниями и ощущениями и дальше..., изредка вспоминая своё незапланированное, вынужденное любовное приключение. И таких женщин большинство.



Другие, уже смотрят на Него с явным любопытством и интересом, с уже определённой симпатией и даже некоторой любовью. Они, что вполне вероятно и даже логично, могут (если у них есть такая возможность...) и задержаться у него подольше, и теперь уже с обоюдного желания, предварительно выпив и закусив..., совершить ещё парочку заездов в направлении такого вкусненького финиша....

Здесь, прямо, как в анекдоте получается: — Женщина, поздно вечером идёт через городской парк. И тут из кустов выскакивает сексуальный маньяк (в отличие от Нашего настоящий...) и насилует эту бедную, разнесчастную женщину, после чего они мирно лежат на травке, смотрят в ночное небо и любуются звёздами. Маньяк спрашивает Её: — "Ну, вот Ты сейчас придёшь к себе домой, что мужу то скажешь...? А-а-а...?! Лапшу ему бедолаге-рогоносцу на уши будешь вешать...? — Она отвечает: — «Так и скажу мужу, как было... — Шла через парк, вдруг выскочил сексуальный маньяк и изнасиловал меня.... Немного подумала и добавила... — Два раза.... — Он удивлённо...- А почему это Два раза...?! — Она в ответ долго не думая — «А Ты что, разве куда-нибудь торопишься...???!»

Как правило, эти Женщины, становятся любовницами этих мужчин. Таких Женщин, намного меньше, чем первых. И Их мужья, так же находятся в полном неведении в отношении этих измен....



Третьи, (а Этих Женщин, совсем мало...) ненавидят этого мужчину ещё больше, чем это было вначале, а заодно с ними, ненавидят и презирают также и самих себя. Не поднимая глаз, они наспех одеваются и убегают. Уже дома, находясь в своей, давно знакомой и родной им среде, они осознают всю степень, всю глубину своего морального падения и от этого, приходят в неописуемый ужас...! Такие женщины, в результате осознания того, что с ними случилось, даже могут свести счёты со своей жизнью. Но таких, откровенно скажем, ничтожное количество, единицы..... Не стоит так уж сильно волноваться по этому поводу....



В связи с вышеизложенным, возникает, даже более того, просто Напрашивается ВОПРОС.... Можем ли Мы, Мужчины, Осуждать, а тем более Судить за данное Поведение, Всех тех несчастных женщин, которые попадая, по своей воле или нет, в подобные жизненные ситуации, то есть из Одной Привычной для них Среды Обитания, в Другую, и которые при этом, поступают именно Так, а не как-либо иначе, и то..., что подобным образом, женщины, к большому нашему Сожалению..., продолжают Поступать до сих пор...???

Я думаю, что НЕТ, Не МОЖЕМ.... Это было бы всё равно, или почти одно и то же, если бы Женщин Судили за То, что они Дышат, Видят и Слышат..!

Всё Это они не приобретали сами..., Все эти их качества, свойства, их возможности, Им были дадены Свыше.... Дадены нашим БОГОМ-Творцом...! ОН, так же, Дал Женщине Целомудрие и ЛЮБОВЬ.... БОГ Даёт Людям Только ХОРОШЕЕ....



А вот этот самый, Разухабисто-Грязноватый БЛУД, который постоянно и благополучно живёт в Женщине и по сегодняшний день, подсунул никто иной, как сам дьявол.... И Подсунул он Его Давно, а если уж быть до конца точным, то именно тогда, когда ещё в Райском саду, Змей-Искуситель, угостил ЕВУ, таким безобидным с виду, сладким, наливным, но ядовитым яблочком....







А Может ли Женщина самостоятельно, решить эту давнишнюю, эту ржавую, как забитый в Её сердце гвоздь, проблему, с тем что бы оградить себя от возникновения подобных случаев и от своего попадания в подобные, жизненные обстоятельства и ситуации...???

Я думаю, что Женщина, Сама, без какой-либо Помощи со стороны Людей, эту Проблему, Решить всё же, МОЖЕТ.... Ей Только ОЧЕНЬ Нужно ЗАХОТЕТЬ Сделать ЭТО.... Женщине надо Захотеть, по Настоящему и Полностью, ПРИДТИ к БОГУ, к Нашему Создателю, после Чего, Она ВСЕГДА и в обязательном порядке, Будет Находится под Его ЗАЩИТОЙ.... И Тогда, Никакой тебе дьявол не страшен, и он не Сможет Втянуть Женщину, во что-либо Нехорошее, ни в какую такую грязную, гнусную Скверну....

В мире есть немало Женщин, которые Никогда не Изменяли своим мужьям. И не Изменяли Они Им, ка правило, по Одной Простой Причине.... Эти Женщины, НИКОГДА Не Попадали в Другую Среду и не Подвергались Испытанию, через Дурманящее Разум Насилие....

Просто Им, в этом плане, очень Сильно ПОВЕЗЛО.... Конечно если ЭТО только, Можно Назвать Везением....



= = =



Максим прекрасно понимал, что вот такими, своими рассуждениями, на эту сложную и в чём-то даже опасную, но Очень Интересную Женскую Тему, он не только может, но в обязательном порядке вызовет на себя бурю, Шквал Возмущений и Негодований, со стороны определённого количества Женщин, которые будут категорически не согласны с ним, и которые вполне искренне будут утверждать совершенно Обратное....

И Он также понимал, что все эти Женщины, будут с ним не Согласны, только лишь Потому, что Им в своей Жизни, просто не Пришлось, из Одной житейской Среды, Попасть в ДРУГУЮ.... Ну повезло Им просто..., ну Повезло....

И Они, эти женщины, сейчас так Лихо-Обманчиво Храбры, лишь только потому, что в данный момент, Они не находятся Там, где находились выше описываемые Женщины, и не проходят через Те Испытания, через которые, Пришлось Пройти ИМ....

И мы, для Вашего Самоуспокоения, и поднятия Вашей высокой и такой непоколебимой Нравственности, можем даже предположить, что Вы (все возмущённые Женщины.....) «сопротивлялись бы «похитителю-насильнику...», гораздо даже активнее и гораздо Дольше чем Все остальные, но и всё равно, и в Этом случае, всё это Ваше «сопротивление», действовало, и было бы только лишь до того Момента, пока Природа (Женская Природа...) не Победила бы Вас Окончательно, и Вы не поступили бы Так, как этому Учат, многие умные глупцы, даже не Подозревая о Том, что в Их словах, заключена Правда.... Горькая, но Правда... — Когда Тебя Насилуют, Расслабься и Получай Удовольствие...-



Максим также прекрасно понимал, Всех этих Возмущённых женщин, искренне сочувствовал Им, даже более того, он бы мог Все эти Возмущения, признать Обоснованными и Справедливыми..., но только при Выполнении этими Женщинами, всего Одного Условия, всего ОДНОГО... — Вначале Поменяйте Добровольно (ну, не ждать же пока Вас украдут на самом деле...?!) свою Привычную житейскую Среду, на Другую, располагающую к Интимной Близости, и попадите в руки Настоящего, (а не поддельного дубликата... ) «МАСТЕРА-Обольстителя»..., Пройдите ВСЕ эти Испытания Сами (ради Установления Истины...) и прочувствуйте Всё ЭТО, на Себе Лично, до самого Конца....

И вот только тогда, когда, Вы из Него Выйдете с Честью, Достоинством, и с Гордо поднятой головой..., он, Максим, с Желанием, Огромным Личным Удовлетворением и искренней Радостью, перед Всеми Вами, признает свою ошибку, свою неправоту, и признается в Том, что в своих, таких сугубо личных рассуждениях, по затронутому в данной главе вопросу..., он Был не ПРАВ....

После чего, с бесконечным Благоговением и Величайшим Уважением и Почтением к Вам, дважды снимет перед Вами свою шляпу..., (первый раз за то, что Вы сделаете Это..., и второй, за То, Что Вы просто Женщина...) и впредь..., больше Никогда.., не Оденет её, в Вашем Присутствии....



И всю свою жизнь, Вечно, и бесчисленное количество раз, я буду снимать шляпу, только перед одной Единственной Женщиной в мире, (Боготворя Её при этом...)

с которой Нам Бог подарил, Единственно Верную, Божественную, Триединую Любовь.









= = =



ГЛАВА — 48.



«ЖЕЛАНИЕ Уехать очень ДАЛЕКО . Из ОГНЯ..., да в ПОЛЫМЯ...!

ОПЯТЬ „ОН“, или „ОНО“..., из далёкого детства Максима!».









Максим давно уже хотел уехать служить на Север. Вернее с тех самых пор, как семейная жизнь дала трещину и начала спотыкаться и буксовать, даже на ровном месте.

А теперь, когда эта самая семейная жизнь развалилась совсем и окончательно, желание уехать куда-нибудь, причём очень далеко, стало ещё сильнее.

У него была возможность уехать на Чукотку в Бухту Провидения. Не получилось. Максим вместо Бухты, попал в серьёзную, автомобильную аварию.

Такие вот незапланированные никем и ничем превратности судьбы, иногда случались и происходили в жизни Максима!

Он попал не в Бухту Провидения, а в очередной раз, на больничную койку.... И для Максима, это было уже не такой уж и неожиданной новостью или событием. Больничный опыт у него имелся. И довольно большой....

Сломал пять рёбер, три позвонка, обе ноги, получил сильнейший удар грудной клетки с микро кровоизлиянием в сердце и ещё многое другое по мелочам.... Свою красавицу машину разбил вдребезги, как впрочем, наверное, и саму жизнь.

Дня три Максим находился в довольно критическом состоянии. Больше был без сознания, чем наоборот. Запросто мог стать очередным «жмуриком» и как говориться, сыграть в очень тесный, деревянный ящик....



И все эти дни, когда он временами приходил в сознание, он видел, что у него в ногах, за спинкой кровати, кто-то стоит.









Причём стоит молча, неотступно, с сознанием дела и без каких-либо заметных для глаза движений. Как скульптура, или как памятник «античному герою Гераклу...».



Эта таинственная фигура была одета в чёрный, просторный балахон с капюшоном на голове. Или там, где эта голова должна была быть. Максим не видел ни самой головы, ни тем более лица. Вернее видел, но очень и очень смутно. Как в густом тумане. Капюшон был низко опущен, а вместо лица Максим видел перед собой всё это время, только тёмное пятно.

Как когда-то давно в детстве, во сне, Максим никак не мог разглядеть лица того, кто за ним всё время гонялся по улицам города, и потом вручил ему маленький, раскалённый докрасна, деревянный крестик.



И вот когда прошли эти три дня, и стало более или менее ясно, что кризис для его здоровья миновал, эта, прямо скажем, зловещая фигура, чуть пошевелилась, как будто выражала своё явное недовольство, и тихо, но так, что при этом у Максима от всего происходящего, везде волосья встали дыбом, вдруг сказала, вернее даже, как-то, не очень-то довольно прошелестела: — «Ну и везёт же тебе Максим...! Прямо, как утопленнику! Молодец...! Ничего не скажешь...!











Ну что ж, дорогой мой Максиму-с...! Значит, ещё не пришло твоё время. Пользуйся им пока. Всё равно при этом, ни тебе, ни от тебя никакого толка и проку нет, да и вреда заодно тоже, и ты только понапрасну дорогуша, затягиваешь это самое время, для проведения, вполне законной и такой необходимой для вас, моей небесной, «лечебно-оздоровительной...» и очень даже познавательной процедуры....

А ты помнишь, что я обещал когда-то тебе, что мы встретимся с тобой...!? Так знай, дружок, я своё слово держу, и эта встреча у нас с тобой, не самая последняя. Последнее наше, наверняка без особой любви, друг к другу свидание, конечно же, состоится...! Просто в данный момент, по некоторым, независящим от меня причинам и обстоятельствам, оно откладывается на некоторое время. Хочешь, дам тебе совет...? Я ведь тоже иногда хороший бываю. Нередко даже подарки делаю людям.... Ну прям, как ваш земной Дед Мороз...! Правда здесь нужно честно сказать, что делаю я их, не совсем бесплатно, не за дарма.... А как бы... — Бартер...! Я тебе, ты мне.... Я вам Мамону и все Земные блага, а за это, взамен от вас, требую вашу Душу.... Самую малость так сказать. И ничего более.... Ничего Личного. Бизнес Максим..., Бизнес...! Для многих людей это пустяк..., а мне от вашего, добровольного, так сказать..., «партийно-патриотического Взноса...», в мою личную, ангельскую копилку, всегда становится очень и очень приятно. И для меня, в отличие от вас, очень важно, что бы этот ваш подарок, был сделан мне, именно добровольно, а не как-либо иначе. Я же не насильник, или обманщик какой-то...?! И до сих пор, кстати, не коррумпирован даже...! Я всегда честен и правдив с вами! И при всём при этом, я неизменно, данному обстоятельству, очень сильно и искренне удивляюсь! Что это там такое со мной творится!? Стоп.... Опять мы с тобой отвлеклись от темы! Всё время, меня куда-то заносит в сторону...! Прости меня великодушно! Очень люблю в свободное, от моей трудной и почти святой работы время, иногда немного пофилософствовать, по вопросам добра и зла...! Особенно зла, разумеется.... Шучу я сейчас, как всегда..., дорогой ты мой проказник Максимус.... Хобби у меня такое..., шутить над вами, над Людьми....











Ну, так вот, слушай мой совет дорогой...! Остерегайся женщин Максим..., особенно блондинок.... А уж брюнеток..., тем более... — мой ты, не совсем уже юный друг...! Хотя..., всё это, абсолютно ничего не стоит и ровным счётом, ничего не значит! Как впрочем, и всё остальное, в вашей пустой и никчёмной жизни! Да, а ты крестик мой, ещё, не потерял...!? Смотри у меня, дружище...! Не балуй...!« — вдруг совсем неожиданно для Максима спросило это странное существо в чёрном капюшоне, и не дожидаясь ответа на свой вопрос, исчезло, как будто его, никогда, и не было вовсе.



Максим лежал и думал своей ещё не вполне здоровой головой: — «Привиделось мне это, что ли...? Хотя всё равно было жутковато. Да и не мудрено всё это.... Так шандарахнуться, как я, и не такое пригрезиться может. И он ещё спросил про какой-то его крестик! Неужто этот, и тот давний „он“, или „оно“, из моих детских снов, один и тот же персонаж!? Ну и дела...! А ведь крестик его, я действительно давно уже где-то потерял. В одном из моих прежних снов...».



И в этот раз, хотя и с большим трудом, Максим всё же выкарабкался. Сердце более, или менее, заработало нормально. Кости потихоньку срастались.

Затем, полтора месяца, он пролежал только на одной спине, лёжа без какого-либо движения на койке. И опять выкарабкался. Здоровый пока ещё организм победил.



В это время, к нему в больницу приходило много друзей и знакомых. Приехала из Каменска мама Максима, Зинаида Семёновна. Обнимала его, плакала и подолгу смотрела на сына. Ольга в первое время, почти неотлучно находилась рядом с Максимом. Не пришла в больницу только Инна. Вернее пришла один раз, увидела там Ольгу и больше не приходила совсем. Кстати говоря, Ольга, через какое-то время тоже куда-то пропала. Видно были свои, неотложные дела.... А может ещё чего-нибудь! Кто его знает...!? Женщина всё-таки...! Загадка...!



Максима поместили в двухместную палату. Ему быстро провели телефон, так называемую «воздушку», который стоял на тумбочке, рядом с кроватью. Связь с миром имелась в наличии, хотя ею Максим пользовался очень своеобразно. Поскольку он не мог даже хоть как-то повернуться из-за сломанных рёбер и ног, ему нужный номер набирал мальчик Коля, лет четырнадцати, который лежал в этой же палате с переломом левой руки. Этот мальчик Коля смотрел на Максима, как на героя и был рад выполнить любую его просьбу. Чем Максим и пользовался в полной мере....



Уколов Максиму в этот раз было сделано более чем достаточно, и без какого-либо его согласия на это. За всю его жизнь врачи отыгрались на нём сполна. Эти шприцы, как легкоатлет копья, медсёстры метали в него почти, что от входных дверей, при входе в палату. Копьё, «прилетев» вонзалось в тело Максима. На месте укола, когда шприц вынимали, появлялась маленькая, как бусинка, алая капелька крови. Максим терпел и молчал. Он не мог сопротивляться, он, пока ещё не был способен, даже просто пошевелиться. Лежал как деревянная колода без движения и молча всё терпел и только усиленно, от злости сопел носом.



Но это было недолго. Через неделю Максим уже довольно свободно двигал руками. Колоть стали реже. Если он не делал резких движений, которые отзывались острой болью во всём теле, то всё было терпимо. Ну, а вот руки то, нужны были Максиму, как воздух.



В палату часто, по делу и просто так, заходила одна медсестра. Звали её Катя Курочкина. Ей Максим нравился. Он это чувствовал. Ещё с того самого первого дня, когда она везла почитай полностью голого Максима на медицинской каталке, делать рентген, практически почти, всех частей его тела....

Катя садилась к Максиму на кровать и с присущей только женщине жалостью и состраданием гладила его руки, грудь, лицо. И при этом нежно и ласково смотрела Максиму в глаза....

Максим от Кати не отставал, и запускал свои шаловливые ручонки куда хотел. Катя не возражала.... Ведь Максим в его положении, мог действовать только лишь руками и ни чем больше. — «Пусть себе порезвиться немощный красавчик, от меня не убудет, а ему это в радость...» — наверное, так, или примерно так, думала Катя.



Когда Максим уже начал передвигаться, вначале по палате на костылях, а чуть позже и по больничному коридору, он стал доползать и до процедурной комнаты, где частенько находилась Катя. Особенно в её ночные дежурства. И здесь он, как заправский циркач, на костылях, в медицинских подвязках и подпорках, умудрялся отлюбить Катюшу, иногда приглушенно вскрикивая от боли в ещё неокрепшем теле, вызванной каким-то резким движением. Потом обессиленный припадал к её груди и долго безмолвно так лежал. Катя его ничем не донимала, а только молча гладила Максима по голове. Наверное, жалела....





= = =

А «разнарядка» на Бухту Проведения, пока Максим валялся в больнице, от него «убежала...», к какому-то другому офицеру. Ему повезло, а Максиму вот нет.



Но Максим всё же вырвался на Север.

Вырвался в гордом одиночестве....

Квартиру он переписал на Инну, ложки и вилки делить не стал..., забрал только свою шинель и уехал на Дальний Восток. Сыновья остались с Инной.



И вот сейчас, наш разудалый Максим, налегке, без жены и детей, без друзей и даже просто без товарищей, покидал Северный Кавказ. Покидал его надолго....

И, скорее всего, именно по этой причине, что было, в общем- то вполне понятно, естественно и закономерно, в этот, не самый лучший момент своей грустной, и уже не редко основательно запутанной, и частенько не очень-то лёгкой жизни..., у него на Душе, лежала, какая-то непонятная ему тяжесть.



И она лежала на ней, как огромная, или даже проще и вернее будет сказать, как необъёмно-здоровущая железная колода, или наковальня. И вроде бы как, она была ещё пока живая..., и даже иногда звонкая, но для него для Максима, эта колода, сильно напоминала обыкновенные кандалы на его ногах..., и она была очень неприятная и холодная, и абсолютно неподъёмная.

И эта колода-кандалы-наковальня, своим огромным, чудовищным весом, придавливала её, эту самую, очень уставшую Душу Максима, почти аж до самой матушки Земли.

Максим нёс, а может быть, и оно наверное так и было на самом деле, с большим трудом, тащил по этой Жизни, свой Крест....











= = =


ПРОДОЛЖЕНИЕ (3) Следует.
util