Badge blog-user
Блог
Blog author
Ariel Feinerman

Главные версии крымской эпопеи

17 Июля 2016, 05:03

Главные версии крымской эпопеи

Статистика Постов 4
Перейти в профиль

2e24ffd43c9d.jpg

27 февраля 2014 года Верховный Совет Автономной Республики Крым проголосовал за проведение в Крыму 25 мая референдума о расширении полномочий региона. Однако 6 марта, видимо, после общения с коллегами из Москвы, референдум было решено провести 16 марта, а вопросы внезапно были изменены. Одним из них стал вопрос о вхождении Крыма в Россию. Любые референдумы о государственном устройстве страны по украинским законам могут быть лишь общеукраинскими. Так что он изначально был незаконен. Разумеется, Киев не признал его, а Москва сразу заявила о своей поддержке.

Вначале я не верил, что подобное возможно, искренне надеясь, что наш президент в конце концов образумится, незаконный референдум отменят, и всё вернётся на круги своя. Когда он всё же <u>прошёл</u> под незримым контролем российских военных, а блудный полуостров «вернулся» в Россию (а фактически был аннексирован), я испытал шок. На моих глазах произошла геополитическая катастрофа, и стало ясно, что жизнь страны уже не будет прежней.

Зачем это было сделано? Ниже я рассмотрю основные версии и выскажу своё весьма субьективное мнение.

<h2>Русский мир, безжалостный и беспощадный</h2>
Официальной версией была защита русскоязычного населения и, как бы между прочим, возвращение земель, которые, по мнению нынешней власти, случайно оказались в чужой стране. Упала она на благодатную почву. Что весьма печально, ибо напомню любителям империй: за всю человеческую историю концепция агрессивного собирания земель много раз показала свою несостоятельность. И чем ближе к XXI веку, тем несостоятельнее она оказывалась, а в современном, по выражению Томаса Фридмана «горячем плоском мире», она вообще не имеет никакого смысла. Примеров тому масса: Империя Александра Макендоского, Империя Карла Великого, Третий Рейх, СССР. Все они в конце концов распались. И в недавнем европейском прошлом был один собиратель, правда, не русских, а сербских земель — Слободан Милошевич, — за девять лет своего правления развязавший войны со всеми бывшими республиками Югославии.

Так что идея «русского мира» в такой форме выглядит по меньшей мере странной, особенно, если вспомнить, что в самой России жизнь населения весьма печальна. Деревни вымирают, школы и больницы закрываются, учителя и врачи ведут нищий образ жизни, а старушки замерзают в холодных избах всего лишь в сотне километров от Москвы. Рассуждая о помощи русскоязычным по всему миру, всё же нельзя забывать о своих собственных гражданах.

Многие скажут, что ради помощи своим братьям можно затянуть пояса. Однако, они и так уже натёрли позвоночник. Да и вообще, как-то уж слишком внезапно «фашисты» появились в Украине. Показательно в этом смысле сравнение Украины со странами Балтии. Я прекрасно помню, как ещё не так давно федеральные телеканалы обрушивали свою критику на них из-за их внутренней политики по отношению к русскоязычным гражданам и негражданам, которая, вообще говоря, была жёстче, и водораздел между теми, кто считал себя местными и теми, кто считал себя русскими был глубже, чем в Украине. Однако, со вступлением этих стран в ЕС и НАТО, критика постепенно сошла на нет и эта тема практически исчезла из нашего информационного пространства. Связано ли это с коренным изменением во внутренней политике? Вряд ли. Скорее всего, Кремль просто перестал считать их зоной своих интересов. Это было относительно легко и безболезнено и для России, потому что у нас их никто не считал «своими», и в самих республиках, так как их русскоязычное население действительно не является коренным, а представляет собой потомков советских переселенцев, технических специалистов и военных, волей судьбы внезапно оказавшихся в чужой стране. Впрочем, и с Украиной в недавнем прошлом был похожий случай. Оранжевая Революция прошла на удивление спокойно и закончилась в российских СМИ быстрее, чем в самой Украине. Не было никаких «фашистов» и призывов к введению войск. Видимо, нашли общий язык.

Но вернёмся к нашим баранам. За независимость, если считать игонорировавших референдум крымских татар, высказалось примерно восемьдесят процентов — абсолютное большинство, но тех, кто был против или не голосовал, всё равно было прилично, так что говорить о воле народов не приходится. Именно поэтому, на мой взгляд, нужно очень осторожно подходить к организации референдумов с такими важными вопросами, и не менее осторожно интерпретировать их результаты. Хотя, это смотря как считать...

Если бы Кремль действительно заботился о жителях полуострова, всё было бы сделано совершенно иначе: спокойно и мирно, без скандала и с согласия Украины. Такие процессы всегда занимают много времени: как минимум несколько лет, но уж никак не месяц. Нужно было организовать переходное правительство; дать всем достаточно времени, чтобы решить: оставаться жить в изменившихся условиях или уезжать, и в последнем случае помочь с переездом; также нельзя забывать об учебных учреждениях, бизнесе, общественных организациях и банках; и, наконец, нужно озаботиться бесперебойными поставками электроэнергии, воды, продуктов питания и наладить регулярное сообщение с материком, а также решить вопрос совместной границы.

До того, как сор был вынесен из избы у Москвы была масса рычагов влияния на Киев, которыми она успешно пользовалась всё время. Я более чем уверен, что если бы новой украинской власти предложили хорошую цену за Крым и простили газовые долги, то этот убыточный и проблемный (с их же слов) регион был бы с радостью передан России, и сама украинская власть представила бы это своему народу как выгодную сделку. Конечно, это потребовало бы некоторых расходов, и многие могли бы возразить, мол, зачем платить за то, что можно взять совершенно бесплатно. Но проблема в том, что репутационные и экономические потери от санкций уже не идут ни в какое сравнение с упомянутыми затратами в случае мирного урегулирования, а их отдалённые последствия вообще не поддаются никакой оценке.

Ещё один важный пункт, о котором почему-то многие забывают — это то, что Крым во всём мире (или, во всяком случае, в его наиболее важной для нас части) теперь имеет статус оккупированной территории, из чего следует отсутствие международных авиарейсов, невозможность привлечения иностранных инвестиций и прочие прелести этого, вообще говоря, сомнительного положения. Так что все грандиозные инфраструктурные проекты, о которых не раз было объявлено, России придётся реализовывать в одиночку.

Как бы там ни было, но с первым же появлением российских военных мирное решение стало невозможно: Украина теперь пострадавшая страна с оккупированной территорией, и признание себя в новых границах de jure, будет означать для неё потерю лица. Ни один современный украинский политик, даже самый опозиционно настроенный, никогда не скажет, что Крым не нужен. Очень не завидую будущему российскому президенту, ему придётся решать проблему, изначально не имеющую решения: с одной стороны Крым был присоединён незаконно, и его непременно нужно вернуть, с иной — будем честны — прежде, чем это станет возможным, пройдёт немало времени, и людям, живущим в Крыму и родившимся в России, нужно будет как-то объяснять почему они внезапно оказались в чужой стране. Особенно, если украинские пенсии к тому времени по-прежнему будут меньше российских. А разгадка проста — их снова использовали как разменную монету в политической игре.

Впрочем, если Украина действительно станет свободной и процветающей европейской страной, то, возможно, всё решится намного проще.

<h2>В кругу врагов
</h2>
067e6b306ddd.jpg

Опасения власти по этой версии были связаны с возможным вступлением Украины в НАТО, и оно, таким образом, придвинется вплотную к границам России, а в Севастополе появится база ВМФ США. Опасения, на мой вгляд, совершенно напрасные, так как и ЕС и НАТО ещё не ассимилировали в полной мере страны Восточной Европы, и пройдёт немало лет прежде чем их уровень жизни и военных возможностей приблизится к западноевропейским. Так что в самих ЕС и НАТО весьма скептически относились к возможному принятию Украины в её нынешнем состоянии, в котором она перманентно пребывает на протяжении двадцати четырёх лет. Да и сейчас все разговоры об этом являются скорее символическими и вынужденными, нужными, чтобы сохранить лицо: и ЕС, и, особенно, НАТО ясно дали понять, что в ближайшее время Украину они не ждут. В самой Украине также к вступлению в НАТО никто серьёзно не относился, и общественное мнение об Альянсе было скорее негативным. Самое главное, что это было верно и после свержения Партии Регионов. Несмотря на то, что все знали, кто стоит за Януковичем, этот протест был в основном антикоррупционным, а не антироссийским.

Наконец, само наличие российскай военной базы в украинском Севастополе лучше чем что-либо иное гарантировало внеблоковый статус Украины, и делало невозможным её вступление в НАТО.

Всё изменилось после аннексии Крыма и последующей за ней совершенно искусственной, лишённой какого бы то ни было смысла, войны на Донбасе. Уже начала действовать ассоциация Украины с ЕС. Конечно, процесс реформ будет длительный и болезненный, но когда-нибудь он закончится, и Украина войдёт в Европейский Союз. То, что раньше было ни к чему не обязывающими разговорами, сейчас стало делом принципа для украинских политиков. Также можно считать решённым внутриукраинский спор о необходимости вхождения в НАТО. Таким образом членство Украины в Альянсе (пусть и весьма отдалённое) можно считать неизбежным, причём курс на НАТО был не просто официально объявлен правительством: если верить социологическим опросам, его поддерживает большинство граждан страны. Более того, неофициально Альянс уже сейчас оказывает Украине военную помощь. Решённым можно считать и длившийся в течение многих лет спор о вступлении в НАТО Финляндии — ещё одной приграничной страны, а она, в отличие от Украины, вполне к нему готова.

Что касается самого Альянса, начавшего чахнуть в условиях отстутсвия серьёзных противников (таковым можно было бы считать Китай, но он выбрал противостояние на экономическом поле, и вся его геополитика сводится к молчаливому наблюдению), то агрессивные действия России вдохнули в него новую жизнь. Начавшие было снижаться военные расходы вновь пересмотрены и приведены к стандартам организации. Внутренние разногласия между членами Альянса аккуратно убраны в дальний угол. Впервые в Балтийском море проведены масштабные военные учения на границе с Россией, а в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу прибыли американские военные. Уверен, что натовские генералы ставят свечи за здравие нашего президента, принёсшего им смысл жизни: теперь они не обуза на шее налогоплательщиков, а защита от мировой угрозы — российского неоимпериализма.

Итак, что же мы имеем? Гипотетическая база НАТО не появится в Севастополе, вместо этого вполне реальные базы НАТО будут созданы в Мариуполе, Николаеве и Одессе. Ни о каком военном превосходстве или хотя бы балансе сил в Чёрном море при наличии одной российской базы, окружённой войсками НАТО и отстутствии сухопутного сообщения с Крымом говорить не приходится. Правда, о нём не приходится говорить уже давно, так как членами НАТО являются все черноморские страны кроме Украины: Болгария, Румыния и Турция.

Таким образом, и эта версия при ближайшем рассмотрении не выдерживает никакой критики.

<h2>Маленькая победоносная война</h2>
Намного более реальным выглядит предположение, что за аннексей Крыма не было никакой идеологии, а была всего лишь попытка поднять свой пошатнувшийся рейтинг с помощью маленькой победоносной войны. То, что для народных масс было «восстановлением исторической справедливости», для президентской команды являлось не более чем способом отвлечь внимание людей от реальных проблем в экономике. При всей правдоподобности этой теории в ней есть свои логические изъяны. Вне всяких сомнений озвученные факторы сыграли свою роль в принятии решения, но были ли они главными? Возникает немало вопросов. Не слишком ли высока цена народной поддержки, особенно учитывая, сколь она переменчива? Румынского диктатора Николае Чаушеску вся страна безумно любила ещё за сутки до его расстрела. Рейтинг построенный на одних лишь эмоциях никогда не бывает устойчивым в долгосрочной перспективе, и в конце концов людям придётся объяснять, почему с Крымом им живётся хуже, чем без него.

И зачем была нужна Олимпиада — эта стройка века, на которую потратили пятьдесят миллиардов долларов, — чтобы практически сразу быть забытой на фоне событий в Украине? Она была призвана показать всему миру другую Россию и изменить его отношение к ней. И она выполнила свою задачу, она показала Россию и изменила отношение: весь мир аплодировал нашей стране. Неужели всё это было зря?

Возможно, я скажу парадоксальную вещь, но по моему мнению хорошие отношения с развитыми странами для Владимира Путина намного важнее, чем хорошие отношения со своим собственным народом. Потому что когда власть в России сменится (а нынешняя политика Кремля, похоже, лишь приближает это время), у новой власти возникнет к нему множество вопросов, наверняка очень неприятных, и ему, возможно, придётся уехать из страны. Однако куда ему бежать, если весь цивилизованный мир для него закрыт? Китай? Но китайцы — великие прагматики, если они и будут строить отношения, то с новой российской властью, зачем им беглый президент? Не говоря уже о том, что Китай является основным экономическим партнёром США. Что у нас остаётся: Иран, Венесуэлла, Северная Корея. — Вы шутите? — Конечно же я шучу, но шутит ли наш президент? Сомневаюсь.

Тем более удивительно смотреть с каким упоением он рушит отношения со своими бывшими пратнёрами и отрезает себе пути к отступлению. Неужели он как бывший разведчик (впрочем, есть мнение, что разведчики не бывают бывшими) не смог предвидеть жёсткую реакцию мирового сообщества на свои действия? Уж кто, а он то должен понимать, что современный цивилизованный мир если и не живёт, то, во всяком случае, пытается жить не по понятиям и личным договорённостям, а общаясь с иностранными президентами, канцлерами и премьер-министрами, он в первую очередь общается с институтами, а не с живыми людьми. Или госпожа Меркель права и Владимир Путин действительно живёт в своём собственном мире? Во всяком случае с некоторых пор в его действиях просматривается всё меньше и меньше логики.

Можно, конечно, возразить, что Путин ещё давно — со времён грузинской войны и разгона мирных протестов на Болотной — поссорился с условным Западом, но на самом деле это не совсем так. De jure все выразили обеспокоенность, но de facto ему простили или, лучше сказать, смирились и с Грузией и, с Болотной, и с третьим сроком. Как оказалось — зря. Конечно, напряжённость росла, но она не имела ничего общего с положением изгоя, в котором он оказался сейчас.

Правда, есть ещё одна — коспирологическая — версия, согласно которой Владимира Путина ввели в заблуждение относительно российских экономических ресурсов люди из его ближайшего окружения, не слишком разбирающиеся в экономике. Например, такие как Сергей Глазьев. Несмотря на то, что проверить её не представляется возможным, мне она всё же кажется сомнительной: ну кто в конце концов будет верить людям с такой репутацией как у Глазьева?

<h2>А был ли мальчик?
</h2>
22141a237253.jpg


Несомненно, что Крым особо не был нужен Украине, учитывая, что на протяжении многих лет независимости им никто серьёзно не занимался. Тем не менее, странно, что крымчане и их российские представители предъявляют претензии нынешним украинским властям, принявшим страну с пустой казной, а не Януковичу и его партии, чьи неумелые, а порой и откровенно преступные действия привели к нынешней катастрофической ситуации практически во всех секторах экономики. И никто не интересуется судьбой трёх миллиардов долларов российских инвестиций, перечисленных на кануне революции правительству Януковича.

Но и России (в смысле её президенту Владимиру Путину, так как в условиях автократии у страны нет и не может быть никаких «национальных интересов», кроме личных интересов её правителя) Крым так же не нужен. Возникает резонный вопрос, так зачем же его аннексировали, если это не только испортило имидж страны на международной арене (чего стоит одно лишь исключение России из G8 — уникальный прецедент в истории организации) но и ведёт её к социальной и экономической катастрофе?

Ответ ясен, так как во многом неуникален в российской истории: потому, что смогли. Главная, если не единственная причина всей крымской эпопеи — это показать так называемому Западу и в первую очередь США, что мы всё ещё империя, и теперь у нас есть своё Косово. Это та же самая причина, по которой делалось практически всё в СССР. Так была создана ОВД — не как самодостаточная организация, а как искусственная альтернатива в противовес НАТО, так был создан ОИЯИ — Объединённый Институт Ядерных Исследований, несомненно нужная организация, но созданная исключительно в противовес ЦЕРНу, так был создан Таможенный Союз — как, заметьте, не экономическая, а политическая огранизация в противовес Европейскому Союзу. И если истинно международные организации, возникшие естественным путём, процветают, и в них выстроилась очередь из стран, то в их альтернативы сначала СССР, а затем и России приходится пинками загонять своих немногочисленных партнёров. А так как в одиночку Россия мало что может предложить по сравнению с прочим миром, то её основными партнёрами выступают всякие маргинальные режимы, чьим гарантом как внутри этих стран, так и вне их Россия и является. В пользу искусственности говорит и тот факт, что с развалом СССР большинство из созданных при его участии так называемых международных организаций прекратило своё существование, а у населения стран их бывших членов теперь аллергия на всё русское.

В заключение мне хотелось бы подчеркнуть, что такое возможно лишь в странах с авторитарными режимами и несменяемой властью.

Совершенно фантастическая ситуация, когда в ответ на санкции США и ЕС, введённые против конкретных людей из правительства и секторов экономики, российские власти вводят санкции против... своих собственных граждан, запрещая импортировать товары, которые нечем заменить, что создаёт угрозу здравоохранению и провоцирует искусственный дефицит во многих сферах. Такое невозможно себе представить в развитых странах, так как это поставит политический крест на власти, которой ещё нужно думать о выборах.

Такие дела, уважаемые читатели.
util