Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Просто просветить хотел

8 Апреля 2015, 23:36

Просто просветить хотел

Статистика Постов 25
Перейти в профиль
Две предыдущие скучные и неинтересные заметки «О составе, как он есть» и «О рецептуре пару слов» были представлены мной с единственной целью показать, что обозначают два таких простых понятия, как «состав» и «рецептура», применительно к рассмотрению смесевых композиций, смесевых материалов, смесевых взрывчатых веществ (ВВ), наконец. Определение тут можно дать совершенно простейшее, в тоже же время правильное и состоящее всего из одной строчки, к чему нас призывают многочисленные толковые словари. Состав — это то, из чего состоит конечный объект, а рецептура — это то из чего он состоит, но немного поточнее, и каким
образом он изготавливается. В принципе, я не могу обнаружить, где тут чего можно недопонять, но иногда можно столкнуться с совершенно абсурдной ситуацией, когда некий тип не хочет понимать простейшее определение или делает вид, что не понимает его, а другой тип, все
прекрасно понимающий, убеждает, что тривиальное определение является неверным, а на самом деле все совсем наоборот. Так вот, чтобы просветить этих архитипов и потребовалось писать две эти муторные трехстраничные заметки, поскольку на мои предыдущие просветительские попытки, хоть устные, хоть письменные, они ну никак не прореагировали.

Вернусь несколько назад, в жаркий июль 2015 года. Тогда, утром 08.07.2014 я был арестован следователем ФСБ Андреем Соловьевым, который сообщил мне, что я обвиняюсь в разглашении государственной тайны, которая содержится в одном из моих докладов, напечатанных в
сборнике материалов научной конференции, проходившей в 2013 году в городе Пардубице. Я отнесся к этим действиям ФСБ довольно спокойно и объяснил Соловьеву, что в принципе не могу владеть никакой реальной государственной тайной. Это, прежде всего, связано с тем фактом, что, начиная где-то с 1992 года, когда был выпущен новый ведомственный перечень сведений, составляющих государственную тайну, все материалы, с которыми я работал, были рассекречены и в дальнейшем я практически совсем не занимался работами, связанными с использованием
государственной тайны. На самом же деле я закончил заниматься такими работами, начиная еще с 1986 года, когда руководством ВНИИЭФ в отношении меня была развязана интенсивная компания травли, о которой я кратко упоминал в заметке «Заявился не тому» https://openrussia.org/post/view/3080/ . Все мои последующие научно-исследовательские работы по изучению физико-механических и ударно-волновых свойств материалов носили совершенно открытый характер и в значительной степени публиковались в открытой печати.

Моя попытка выяснить у Соловьева, в чем же состоит упомянутая им государственная тайна, в разглашении которой он меня обвиняет, не увенчалась успехом и представляла собой примерно такого рода стандартный диалог со следователем ФСБ, имеющий уже хождение в качестве анекдота:
Следователь ФСБ: Вы обвиняетесь в разглашении сведений, составляющих государственную тайну.
Обвиняемый: Что вы имеете в виду? Какие такие сведения, составляющие государственную
тайну, я разгласил?
Следователь ФСБ: Я не могу это вам сказать. Это сведения, составляющие государственную тайну.

Только где-то 15 или 16 июля он сообщил мне, что государственной тайной являются приведенные в докладе Strength and fracture of energetic materials under shock wave loading (Прочность и разрушение энергетических материалов при ударно-волновом нагружении) составы взрывчатых веществ ГТК-70 (70 % гексогена), ОТК-90 (90 % октогена), ОФ-8 (8 % фторопласта) и ТП-83 (83 % тэна).

Такое заявление Соловьева не могло вызвать у меня никаких эмоций, кроме смеха. Я
доходчиво объяснил ему, что состав смесевого ВВ является его основной представительной характеристикой, поскольку указывает, что же это такое есть на самом деле. Если мы не знаем состава смесевой композиции, то, что тогда вообще мы можем о ней говорить, с чем связывать какие-либо имеющиеся для нее свойства? Состав отражен даже в названиях этих смесевых ВВ,
что отчетливо видно из приведенных данных. Более того, свойства всех этих ВВ и их составы неоднократно публиковались в открытых работах, начиная с 1993 года. На следующий день я принес Соловьеву около десятка таких работ, в которых ранее уже публиковались свойства этих
смесевых ВВ, естественно, с указанием их составов. Особого впечатления мои доводы на Соловьева не произвели, и он указал, что должен руководствоваться не моими разъяснениями, а указаниями своего начальства.

Все стало мне окончательно ясно 18.07.2014, когда Соловьев предъявил мне свое постановление о привлечение меня в ачестве обвиняемого, которое приводится ниже.

04b5ce90aae8.jpg

4d58a9c6100f.jpg

6a29bc094bdd.jpg

230294d5aeb8.jpg

Оказалось, что все обвинение было основано только на примитивной подмене смысла слов «состав» и «рецептура» теми деятелями, не из ФСБ, а из ядерного центра ВНИИЭФ, которые занимались фабрикацией и лжесвидетельствами и ранее, как я описывал в своей заметке «Выговор по-португальски» https://openrussia.org/post/view/3992/ . В соответствии с упомянутым перечнем, вопросы технологии указанных составов, к которым относились и сведения о рецептурах, оставались засекреченными. Однако я никогда в жизни не занимался вопросами
технологии смесевых ВВ, не интересовался и не знакомился с такими данными, и они в принципе не могут присутствовать ни в одной из моих научно-исследовательских работ. Я попытался просветить Соловьева по этому вопросу, используя приведенную сейчас в заметках «О составе,
как он есть» и «О рецептуре пару слов» аргументацию. Дня через три я почувствовал в разговорах, что до Соловьева дошло, каким примитивным образом подставили их деятели из Росатома и ВНИИЭФ. Однако на мой вопрос «Может, стоит прекратить ломать дурочку и заканчивать этот
концерт?» он сказал мне, что являясь военнослужащим, он должен, прежде всего, выполнять приказы начальства. А на вопрос, что может быть его начальство может разобраться и закрыть это дело, он ответил, что у его начальства тоже есть начальство. Из таких разговоров мне стало ясно, что заказ на меня спущен с самого верха, от их самого главного начальника. Ну а тому, судя по частично изложенной в заметке «Заявился не тому» истории, заказ поступил от главного начальника Росатома.

Мне ничего не оставалось, как проверить этих товарищей, обратившись 21.07.14 к следователю Соловьеву с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье 306 УК РФ — Заведомо ложный
донос. Заявление это приведено ниже.

a5078a76839c.jpg

115161096bdd.jpg

Реакция Соловьева на это мое заявление была крайне негативной, и я впервые увидел его в таком озлобленном состоянии. Он, взяв у меня заявление, сказал, что примет его к
рассмотрению только после того, как посоветуется с прокурором и своим начальником Путановым. Однако он так и не зарегистрировал заявление и не дал ему ход, а когда через некоторое время я поинтересовался, как продвигается рассмотрение моего заявления, он сказал, что пока оно лежит у него в сейфе. Видя, что Соловьев начал использовать явно незаконные методы, я решил подкрепить свою позицию подачей 01.08.2014 жалобы начальнику следственного отдела Путанову с просьбой отменить незаконное и необоснованное постановление Соловьева о привлечении меня в качестве обвиняемого по ст. 283 УК РФ. Жалоба эта приведена ниже, а в стандартном ответе Путанова мне было кратко сообщено, что в
удовлетворении моей жалобы отказано в полном объеме.c9bb0ddfec63.png
51152f145405.pngТаким образом, мой первый опыт просветительской деятельности в отношении Соловьева, Путанова и стоящей за ними могучей рати оказался не очень успешным. Для себя я
сделал единственно правильный вывод, что необходимо упорно работать над собой в направлении дальнейшего развития своих просветительских возможностей. А в народе еще остались возможности и потребности в просветительстве и они, несомненно, еще принесут свои плоды.
util