Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Гибридизация в чистом виде

16 April 2015, 20:55

Гибридизация в чистом виде

Статистика Постов 25
Перейти в профиль
В классическом смысле (Большой энциклопедический словарь. 2000) под понятием гибридизации подразумевается скрещивание разнородных в наследственном отношении биологических форм с целью ускорения процессов эволюции как в животном, так и в растительном мире. Современная же трактовка этого понятия уже существенно расширена и может, как я понимаю, применяться к любым явлениям, где с помощью соответствующего «скрещивания» разнородных явлений или понятий можно достигать результатов, которые невозможно достичь без использования этого хитроумного механизма. К числу таких понятий, в частности, относится понятие гибридной войны, которое имеет несколько разных, но близких трактовок. Например, верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе, четырехзвездный американский генерал Филипп Бридлав таким образом определяет понятие гибридной войны, которую руководство России
ведет против Украины и в лице последней фактически опосредованно против совокупности всех цивилизованных стран Запада. Это, несомненно, война из нескольких компонентов. Все они и раньше использовались в военной практике, но не в таких соотношениях и масштабах. Во-первых, дипломатическая война, направленная на подрыв международных договоров и разрушение союзов, лишение государства международных механизмов опоры. Во-вторых, мобилизация информационных средств и других инструментов влияния на умы людей для создания и поддержания ложной картины событий. Сегодня это делается с помощью покупки СМИ и журналистов, социальных сетей. В-третьих, собственно военный компонент. Он остается относительно неизменным. Новое в том, что принадлежащие государству войска используются анонимно, скрытно, и государство не признает их применения. Наконец, в-четвертых, экономическая война, экономическое давление в более или менее признанных формах, например, играя поставками энергоносителей. Гибридная война — все это вместе взятое.

С подобным явлением гибридизации я столкнулся, когда начал выяснять методы фабрикации в отношении меня заведомо ложного обвинения в разглашении сведений, составляющих государственную тайну. Правда масштаб этой гибридизации был несколько ниже, по сравнению с таковым, организованным руководством России по отношению к совсем недавно декларируемым братским государству и народу Украины. Однако в целом этот масштаб был весьма высок, поскольку в процесс фабрикации такого рода заведомо ложного доноса было задействовано руководство Российского ядерного центра ВНИИЭФ, Госкорпорации Росатом и Федеральной службы безопасности. А как это делалось, я кратко расскажу в этой заметке, которая практически является продолжением истории, начатой в заметке Просто просветить хотел" https://openrussia.org/post/view/4100/. Тогда, 21.07.2014, я подал следователю Соловьеву заявление о преступлении с просьбой рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 2, 3 ст. 306 УК РФ — Заведомо ложный донос в отношении совершивших это преступление лиц с учетом ст. 35 УК РФ — Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом. Следует отметить, что самый предельный срок получения ответа на подобное заявление составляет в соответствии со ст. 144 УПК РФ 30 суток, однако я, к сожалению, так и не дождался от следователя Соловьева никакого ответа.

Как указывалось в заметке «Сложная задача для непростых людей» https://openrussia.org/post/view/4151/ в начале сентября следователем Соловьевым были направлены на разнообразные экспертизы некоторые мои вещи, а также наиболее значимый
для всего сфабрикованного на пустом месте дела, такой важный экспонат, как доклад «Прочность и разрушение энергетических материалов в условиях ударного нагружения». Соловьев сказал, что экспертиза этого доклада назначенной руководителем Росатома, наиболее опытной по части таких дел экспертной комиссией госкорпорации может продлиться от одного до двух месяцев, в течение которых у нас с ним не предвидится каких-либо реальных совместных мероприятий. Мне не хотелось сильно затягивать это глупое и примитивное дело, и я позванивал Соловьеву примерно раз в месяц, чтобы узнать, не готовы ли результаты экспертизы. Я считал, что и эфэсбешникам, и членам росатомовской экспертной комиссии уже совершенно ясно, каким образом их подставил основной зачинщик всего этого примитивного грязного дела сотрудник ВНИИЭФ Михайлов, и основной их задачей, по-моему, было найти какой-то приемлемый выход из такой, не очень благопрятной для них ситуации.

Однако все оказалось не совсем так, как я предполагал, существенно недооценив напористость и наглость этой объединенной компании распоясавшихся от своей безнаказанности типов. Где-то в середине декабря я позвонил Соловьеву и в очередной раз спросил, не получил ли он результат долгожданной экспертизы. Он ответил, что экспертиза на доклад пока не подошла, но должна быть в самое ближайшее время, а также сообщил, что уже готова экспертиза двух моих телефонов, и я могу подойти и ознакомиться с ее результатами. Я подошел к нему и ознакомился с результатами этой экспертизы, в которой указывалось, что сведений, составляющих государственную тайну, в телефонах не обнаружено. Также он представил мне результаты экспертизы моего почерка, которая меня совершенно не интересовала, и не знаю для чего была Соловьевым заказана. Также он сказал, что сотрудниками ФСБ был проведен осмотр моих разного рода старых бумаг, статей, открытых отчетов и разного рода записей, которые я много лет собирался как-то перебрать и выбросить. За много лет их у меня накопилось около трех больших мешков таких бумаг и большую часть из них они выгребли во время обыска. На мое обращение отдать мне телефоны и бумаги Соловьев ответил отказом и вел себя при этом как-то нагловато, намекая, что он сумеет как-то выгрести из моих телефонов и этих мусорных старых бумаг еще какие-либо секретные сведения, которые сумеет использовать для моего обвинения.

Видя такое неадекватное и нагловатое поведение Соловьева, я почувствовал, что поскольку они не смогли найти чего-нибудь более-менее серьезное, ему дано указание снова усилить процесс моего прессованиея, что он пытался делать в первые две недели моего ареста. В связи с этим, я восстановил и несколько расширил затыренное им ранее заявление о преступлении с просьбой рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 2, 3 ст. 306 УК РФ — Заведомо ложный донос в отношении совершивших это преступление лиц с учетом ст. 35 УК РФ — Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом. Когда через день или два я принес ему это заявление, Соловьев, по-видимому, посчитавший что он ранее уже закрыл этот вопрос, практически похитив первый вариант заявления, снова пришел в состояние озлобленности и начал отказываться принимать у меня заявление. Я, наученный предшествующим опытом общения с ним, представил ему копию заявления для подписи в получении им заявления и указал, что в случае его отказа я сразу же обращаюсь к начальнику следственного отдела УФСБ и прокурору Нижегородской области. В ответ на это Соловьев был вынужден принять у меня заявление и расписаться в его получении. Заявление это приводится мной ниже.

b4924dce3362.jpg

e056445a44d3.jpg

843dc361bc3c.jpg

На прощание Соловьев злобноватым голосом заявил мне, что даст ответ на мое заявление через три дня, как положено в соответствии со ст. 144 УПК РФ. Я же в ответ сказал, что будет уже неплохо, если он сумеет дать мне ответ в предельный по этой статье УПК РФ месячный срок. В январе он вызвал меня для формального снятия показаний по моему заявлению, хотя в заявлении моя позиция была изложена достаточно точно и полно. Основное, чего он хотел от меня добиться, так это, чтобы я сообщил ему, известно ли мне, что какой-то конкретный гражданин подготовил заявление-донос и подал его в компетентные органы с целью необоснованно обвинить меня в преступлении, которое я не совершал. В ответ я указывал ему, что это преступление совершалось не конкретным дебильным гражданином, а, как я указал в своем заявлении о преступлении, высококвалифицированной организованной группой лиц по предварительному сговору, которую можно даже классифицировать как специфическое преступное сообщество. В отличие от вас, говорил я Соловьеву, я не знаю этих конкретных лиц, а
только могу предполагать, что участие в этой группе могли принимать упомянутые мной сотрудники ВНИИЭФ и неизвестные мне сотрудники госкорпорации Росатом.

24.01.2015 года я получил ответ на свое заявление от 22.12.2014 в виде постановления следователя Соловьева от 20.01.2015 об отказе в возбуждении уголовного дела. Естественно, что постановления о возбуждении уголовного дела в отношении его заказчиков и подельников, а также, может быть, и в отношении самого себя, я не рассчитывал получить у Соловьева, а хотел просто хоть немного прояснить закамуфлированную Соловьевым ситуацию, связанную с фабрикацией дела деятелями ВНИИЭФ и Росатома. Надо отметить, что частично это сделать мне удалось, а это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела приведено ниже.

235ad4f1b3f3.jpg

3e3defda4cf1.jpg

849f7a138ba6.jpg

Чего же нового о примитивной и лживой фабрикации в отношении меня уголовного дела о разглашении мной государственной тайны удалось мне выяснить из этого постановления
следователя Соловьева? Во-первых, с самого начала своего постановления Соловьев начинает заниматься передергиванием фактов и фальсификацией. Соловьев пишет следующее: «Голубев В.К. просит возбудить уголовное дело по ст. 306 УК РФ в отношении лиц, подавших в отношении него заведомо ложный донос о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 283 УК РФ». Я в своем заявлении указываю только о фабрикации лживых фальшивок неизвестными мне гражданами для организации заведомо ложных доносов. В отличие от Соловьева, я исходно не могу знать, кто из них кому что подавал. Далее следующее передергивание Соловьева: «Голубев В.К. утверждает, что не приводил в своих работах сведений, составляющих государственную тайну, поэтому полагает утверждения о разглашении им секретных сведений «заведомо ложным доносом». Я ни в коей мере не полагаю никакие утверждения никаким доносом, а только считаю, что сфабрикованные лживые фальшивки послужили основой для организации заведомо ложного доноса.

Из дальнейшего анализа постановления начинает проясняться механизм организации этого
в чистом виде гибридного заведомо ложного доноса, когда он состоит из нескольких компонентов, за каждый из которых отвечает одна из групп предположительно указанного мной преступного сообщества. Итак, как следует из приводимых Соловьевым в его постановлении сведений, некие
специалисты ВНИИЭФ заключают, что в несекретном докладе В.К. Голубева «Прочность и разрушение энергетических материалов в условиях ударного нагружения» содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Далее некие «специалисты» госкорпорации Росатом подтверждают заключение «специалистов» ВНИИЭФ о содержании в докладе сведений,
составляющие государственную тайну. Далее эти заключения передаются куратору Аэробаллистического отделения ВНИИЭФ, в котором я работал, хорошо знакомому мне капитану ФСБ Сергею Казакову. Этот Казаков рассматривает эти заключения и доклад В.К. Голубева «Прочность и разрушение энергетических материалов в условиях ударного нагружения»
и подает сообщение в виде рапорта в Нижегородское управление ФСБ об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 283 УК РФ. И что самое интересное, в данном рапорте о выявленных в докладе В.К. Голубева сведениях, составляющих государственную тайну,
совершенно не имеется указания на совершение именно Голубевым В.К. выявленного преступления. Это просто замечательный вывод следователя Соловьева, которым я еще долго не перестану восхищаться.

И вы знаете, более того, как указывает Соловьев, при опросе в рамках настоящей проверки сотрудники Института физики взрыва ВНИИЭФ, причастные к фабрикации дела, Михайлов А.Л., Свирский О.В. и Дренов О.Б. отрицали свою причастность к написанию в отношении Голубева В.К. каких-либо заявлений, сообщений в правоохранительные органы о совершении им (Голубевым) преступления. Что по мне, то зачем им нужно было писать какие-то заявления, когда по распределению ролей в их преступном сообществе эта конечная роль была отведена капитану ФСБ Казакову. Я не буду сейчас полностью перечислять весь тот бред, приведенный в постановлении Соловьева, которое представлено в данном сообщении. Однако не могу не привести один из заключительных пунктов его постановления: 2.Отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Голубева Владимира Константиновича по основаниям п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления,
предусмотренного ч.ч. 1, 2, 3 ст. 306 УК РФ.

Спасибо тебе, дорогой ты наш, старший лейтенант юстиции, следователь Управления ФСБ по Нижегородской области Соловьев Андрей Валентинович за твою честность, справедливость и доброту. А то ведь мог бы, как в известном детском анекдоте, и бритвой по глазам. Повезло мне
просто с таким хорошим следователем ФСБ. Побольше бы их таких хороших встречалось мне на моем жизненном пути.

util