Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Фотография на память

18 Апреля 2015, 02:54

Фотография на память

Статистика Постов 25
Перейти в профиль
Похоже, что это уже давно сложившаяся практика, что

обвиняемый и его защитник могут знакомиться с материалами дела с

использованием технических средств. В качестве такого средства как

правило используется фотоаппарат. Процесс ознакомления с материалами

дела с использованием фотоаппарата не отрывает время у следователя и

удобен подследственному или его защитнику, поскольку можно быстро

переснять необходимые материалы и знакомиться с ними уже дома или в

своем офисе, не спеша и в спокойной непринужденной обстановке. Но

совершенно не таков взгляд на это дело у следователя ФСБ старшего

лейтенанта юстиции Андрея Соловьева. До февраля 2015, пока у меня не

появился реальный адвокат Евгений Губин, следователь Соловьев вообще

всерьез убеждал меня, что я не имею права не только что-то

фотографировать или записывать из рассматриваемых в процессе нашего

взаимодействия материалов, но вообще даже не могу никому сказать ни

единого слова о причине и сущности возбужденного ФСБ в отношении меня

сфабрикованного уголовного дела. Мне в то время это было довольно

безразлично, или как сейчас говорят, по барабану, поскольку я считал,

что эфэсбешники быстренько разберутся в сфабрикованном определенными

деятелями ВНИИЭФ и Росатома примитивном и заведомо лживом деле и

отстанут от меня. В этом моем благостном неведении старался меня

удерживать и следователь Соловьев, изображая свою юридическую

независимость и даже какую-то мнимую моральную поддержку такого моего

довольно позитивного настроя.



Только в декабре 2014 года

мне стало окончательно ясно, что сценарий всего этого мерзкого

спектакля с фабрикацией в отношении меня примитивного и лживого дела

был разработан совместными усилиями ВНИИЭФ, Росатома и ФСБ. После

этого я наконец начал проводить какую-то работу по организации отпора

этому объединенному против меня альянсу из трех мощнейших и в

значительной степени коррумпированных государственных структур. Одним

из важных шагов, предпринятых мной в этом направлении, было знакомство

и организация взаимодействия с реальным адвокатом Евгением Губиным.

Совместными усилиями нами был начат и как-то сдвинут с мертвой точки

процесс отпора и сопротивления незаконным действиям следователя

Соловьева и тех, кто стоял за его спиной. Тут сразу же встал вопрос о

знакомстве адвоката с исходными материалами дела и с результатами

нескольких экспертиз, которые начали подходить только в последнее

время. И тут уж следователь Соловьев сбросил окончательно свою маску и

проявил себя во всей красе, заявляя, что он никогда не предоставит нам

с адвокатом Губиным возможности проводить ознакомление с материалами

дела с использованием технических средств, а попросту наших

фотоаппаратов. Такое беззаконие и самодурство вызвало недоумение у

даже уже видавшего виды при взаимодействии с различными следователями

адвоката, и он поначалу пытался как-то образумить распоясавшегося

старшего лейтенанта ФСБ. Но не тут-то было, и вошедший в раж Соловьев

намертво стоял на своей беззаконной но, по-видимому, поддерживаемой

его руководством и нравящейся ему самому крутой позиции. Было видно,

что он уже привык выставляться подобным образом, не чувствуя отпора со

стороны попадавших в это не сильно богоугодное место граждан,

практически сразу же становящихся абсолютно бесправными и безответными

в традиционных условиях полной закрытости, всевластия и

безнаказанности этой специфической структуры.



Однако подобное поведение следователя Соловьева не сильно смутило адвоката

Губина. Он посчитал, что такие явно незаконные действия следователя

Соловьева могут как-то скомпрометировать его руководителей, и они,

возможно, предпочтут сами, без лишнего шума, решить этот вопрос до

нашего обращения в судебные инстанции. Это, кстати, как раз и

произошло при решении вопроса о незаконно истребованной у меня

следователем Соловьевым подписки о неразглашении результатов

предварительного расследования. Итак, адвокат Евгений Губин подготовил

по этому вопросу соответствующую жалобу и направил ее руководителям

распоясавшегося следователя Соловьева и прокурору Нижегородской

области. Эта жалоба приведена ниже. Если она не найдет позитивного

отзыва у указанных руководящих товарищей, то в несколько

видоизмененном виде она будет направлена для разрешения в судебные

инстанции. Вот таков и есть тернистый путь решения юридических

вопросов, хотя в случае, когда одним из участников подобных игр

является ФСБ, возможны итоги и результаты, которые не всегда

вписываются в рамки уголовного и уголовно-процессуального кодексов.

Мне кажется, что у них есть свои специальные кодексы, которые мы

никогда не будем иметь возможности прочитать, но можем поиметь

возможность явно прочувствовать их юридическое и специфическое

воздействие на своей шкуре.



1e588da393bd.jpg
6382be0f59b0.jpg

Действия следователя ФСБ Соловьева,

почему-то всегда настолько незаконны и необоснованны, что мы с

адвокатом считаем, что поправить его могут даже его старшие товарищи.

В случае же, если они не посчитают возможным сделать это, у нас нет

никаких сомнений, что суд восстановит попранную следователем

Соловьевым законность и примет положительное для нас решение по нашей

жалобе. А для меня, как человека весьма дремучего во всяких правовых

вопросах, так вообще как-то совсем странно и непонятно, что все

действия эфэсбешников построены, прежде всего, на беззаконии и обмане,

и связаны в настоящее время не с тем, чем им положено прежде всего

заниматься, а в основном с крышеванием многочисленных

распилочно-воровских государственных структур.



Ну а так я надеюсь, что в конце концов нам удастся сделать фотографии всех

необходимых для последующей работы с этой специфической компанией

материалов. Можно даже сказать, что это фотографии на память, а как

для меня, то даже на долгую память.


Не могу по этому

поводу не привести встреченное где-то в интернете высказывание:


Самое чудесное, что придумал человек — это фотография. Она

помогает нам сохранить то, самое приятное, что так быстро забывается.


Правда, со своей стороны должен добавить,

что фотография позволяет сохранить не только самое приятное, но и

самое неприятное, к чему можно отнести материалы сфабрикованного

уголовного дела. Впрочем, неприятными здесь являются не только

фотографии, но и все другие результаты деятельности ФСБ в рамках

сфабрикованного при их непосредственном участии примитивного и лживого

дела.

util