Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Не используйте по назначению

2 Марта 2015, 23:56

Не используйте по назначению

Статистика Постов 25
Перейти в профиль

В начале февраля стало известно, что жительница Вязьмы

Светлана Давыдова, обвиняемая в государственной измене, уведомила

своего адвоката по назначению Андрея Стебенева в том, что не нуждается

в его услугах «Светлана Давыдова, обвиняемая в госизмене, сменила

адвоката» http://newdaynews.ru/society/524438.html.

В ряде интернет-изданий обсуждались также и действия, или скорее всего

бездействие, этого так называемого адвоката, назначенного следователем

ФСБ Михаилом Свинолупом. С подобным адвокатом по назначению столкнулся

и я в своей, пока еще не очень долгой практике взаимодействия с

указанной организацией из трех букв.



Начиная с 20 февраля

2015 года в ряде интернет-изданий были приведены сообщения о том, что

я, злостный разгласитель государственных тайн и изменник Родины

Владимир Голубев, отказался от назначенного мне следователем адвоката

Юлии Баронец. Для примера можно отметить некоторые из этих сообщений:

«Обвиняемый в госизмене саровский физик отказался от назначенного

следствием адвоката» http://nn.rbc.ru/nn_topnews/20/02/2015/964719.shtm...,

«Нижегородский физик, обвиняемый в госизмене, отказался от адвоката»

http://progorodnn.ru/news/view/97302,

«Обвиненный в госизмене ученый: Назначенный адвокат помогает

следователю» http://fapnews.ru/89303-obvinennyiy-v-gosizmene-uc....



В силу ряда обстоятельств информация о реальных причинах

отказа от адвоката по назначению была представлена неконкретно, в

несколько закамуфлированном виде. Это привело к обращениям ко мне

корреспондентов некоторых изданий с просьбой объяснить, какие же

конкретные претензии заставили меня пойти на этот шаг. В принципе, я

считаю возможным пойти навстречу пожеланиям общественности и как-то

объяснить причины своего отказа от назначенного следователем ФСБ

адвоката, основываясь на краткой истории нашего взаимодействия.



Первая встреча с адвокатом Юлий Баронец в присутствии

следователя Андрея Соловьева произошла вечером 08.07.2014 в здании

УФСБ по Нижегородской области, куда я был привезен после

происходившего с утра капитального шмона в моей квартире. При

мероприятиях в моей квартире следователь только сообщил мне, что я

обвиняюсь в разглашении государственной тайны, которая содержится в

одном из моих докладов, напечатанных в сборнике материалов конференции

в Пардубице, который он изъял у меня и запечатал в отдельный пакет.



Я уже почти 40 лет занимаюсь научно-исследовательской работой, связанной с изучением свойств материалов, причем в условиях длительной многолетней травли со стороны руководства ВНИИЭФ и подключенной к этому делу ФСБ, о чем я вкратце указывал в предыдущем сообщении "Заявился не тому«https://openrussia.org/post/view/3080/. По этой причине мало кто в области проводимых мной исследований сможет лучше меня отличить реальную тайну от сфабрикованной, а уж чтобы еще и демонстративно публиковать ее, так это уж совсем отдает полным сюрреализмом, не доступным для понимания обычному человеку, в отличие от все знающих и понимающих сотрудников ФСБ.



Поэтому

заявленные следователем ФСБ претензии или обвинения были просто смешны

для меня, хотя я сразу же сообразил, чьих рук это дело, то есть кто из

их партнеров во ВНИИЭФ таким образом подставил малограмотных в научных

вопросах сотрудников ФСБ. Во время встречи я подробно объяснил

следователю и адвокату, что никаких гостайн в моих докладах в принципе

не может содержаться. Дело в том, что в начале 1990-х годов взамен

предыдущих, абсолютно абсурдных перечней, был выпущен новый

ведомственный перечень сведений, составляющих государственную тайну. В

этом перечне ранее секретные свойства взрывчатых веществ и некоторых

других материалов были определены как несекретные и разрешенные к

открытому хождению. По этой причине, начиная с тех времен, я свободно

публиковал частично приведенные в изъятом сборнике сведения по

свойствам соответствующих взрывчатых веществ.



Следователю,

как я понял, все это в какой-то степени и так было известно из

содержания спущенного ему заказа на меня, о чем он обмолвился

впоследствии, указав, что заказ спущен из их главной московской

конторы, поэтому он не проявил никакой реакции на все мои подробные

объяснения. В свою очередь, Юлия Баронец поинтересовалась, каким же

образом я умудрился так «насолить» руководству, что против меня

организовано такое серьезное дело. В ответ я кратко рассказал ей, что

процесс моей травли начался еще в 1986 году, когда я в силу своей

неосторожности, или может быть даже глупости, отказался участвовать в

интриге, задуманной одной из двух противостоящих группировок в

руководстве ВНИИЭФ.



Естественно, что ни на следователя, ни

на адвоката мои речи не произвели никакого серьезного впечатления и

они продолжали свои разговоры по вопросу как им следует поступить со

мной. При этом мне стало ясно, что Юлия Баронец является не адвокатом,

а хорошо проинформированным по сути и задачам спущенного заказа

помощником и консультантом следователя. Она не указала мне, что я могу

обжаловать в судебном порядке само постановление о возбуждении

незаконного и необоснованного уголовного дела, не предупредила меня о

том, что следователь не имеет права требовать от меня подписки о

неразглашении материалов предварительного следствия, не поставила меня

в известность, что я имею право на копирование содержания большого

числа изъятых у меня электронных носителей. Единственное, чем она меня

в конце концов «порадовала», так это своим заявлением о том, что я

получу за свою преступную деятельность 4 года условно, если,

естественно, буду хорошо себя вести и помогать следствию, чем я и

занимался весь этот длинный день. После этого мне стало совершенно

ясно, что представляет собой этот адвокат по назначению и я решил

никогда не иметь с ней никаких дел.



Однако мне

представился еще один реальный случай увериться в предназначении этого

так называемого адвоката. Через несколько дней следователь сообщил

мне, в каком из докладов находится кем-то (мне известно кем)

выявленная «государственная тайна». После этого я принес ему около

десятка моих открытых публикаций, начиная с 1995 года, в которых была

представлена абсолютно вся информация, приведенная в засекреченном ими

кратком обзорном докладе в Пардубице. После подробного ознакомления с

этими материалами до следователя наконец дошло, какую примитивную липу

впарили им в ФСБ их заказчики из ВНИИЭФ и Росатома. Тем не менее он

заявил мне, что как военнослужащий он обязан, прежде всего,

подчиняться не закону, а приказам своих командиров, а окончательный

вердикт будет вынесен экспертами из Росатома, то есть фактически теми,

кто фабриковал основу для возбуждения дела. У меня не было

принципиальных возражений по этому поводу, поскольку для выяснения

истины в этом вопросе не нужно быть суперспециалистом в области

физикохимии взрывчатых веществ, а достаточно лишь обладать

элементарными знаниями русского языка и элементарной логики. То есть

фактически любой человек, закончивший среднюю школу хотя бы без троек,

без труда определит, что вся содержащаяся в обзоре информация

приведена в ранее опубликованных статьях.



Когда в

очередной раз к следователю пришла Юлия Баронец для подписания

очередных протоколов бессмысленных допросов типа куда ходил?, что

делал?, зачем писал?, чего сказал?, а он чего? и т.д., я показал ей

стопку представленных мной открытых публикаций с результатами изучения

свойств взрывчатых веществ, чтобы она удостоверилась в очевидном факте

фабрикации дела. Однако она, по-видимому, уже ознакомленная с этой

ситуацией следователем, даже не стала смотреть и сопоставлять

предложенные мной статьи, а заявила мне: «Мало ли что вы там раньше

публиковали. Может быть, раньше кто-нибудь по ошибке пропустил

опубликование вами секретных сведений и они теперь находятся в этих

статьях. Так что же вы думаете, что вы и сейчас можете продолжать вашу

преступную деятельность и публиковать их снова?» Тут уж у меня уже не

было абсолютно никаких слов для ответа или комментария, и к так

называемому адвокату Юлии Баронец я никогда больше не обращался.



Поэтому в заключение хочу настоятельно посоветовать всем

заинтересованным и пока не очень: Товарищи, никогда не используйте по

назначению адвоката, назначенного вам следователем ФСБ. А уж если

используете, то потом не жалуйтесь — некому будет.






util