Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Кто сказал «Мяу»?

19 Сентября 2016, 20:33

Кто сказал «Мяу»?

Статистика Постов 25
Перейти в профиль
В предыдущей заметке «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!» https://openrussia.org/post/view/17531/ я изложил бесспорный факт приведения директором саровского ядерного центра Костюковым в своем официальном ответе в юридическую инстанцию ничем не подтвержденных заведомо ложных сведений с целью подкрепить сфабрикованное, прежде всего, в руководимом им в настоящее время саровском ядерном центре лживое от начала до конца дело по разглашению мною сведений о технологии изготовления и рецептурам взрывчатых веществ, используемых ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» по основной тематике. Тем не менее, совершенно очевидно, что подписавший этот документ Костюков не сам сочинил подобную лживую бумажку и, возможно, не очень хорошо представляет, о чем здесь вообще идет речь. Естественно, что в круг интересов эффективного менеджера Костюкова входят совершенно другие вопросы, решением которых он и вынужден более серьезно заниматься.

Но кто-то же из деятелей и сотрудников центра имеет к этому делу более близкое отношение? Ведь кому-то было очень важно состряпать подобное лживое дело, и он даже не поостерегся подставлять в некотором смысле под удар своего руководителя, то бишь самого директора.

Так кто же сказал «Мяу» и как развивался процесс, вовлекая в себя все больше и больше добровольных и вынужденных соучастников?

Естественно, что я, как непосредственный объект этой гадостной атаки, лучше, чем кто-либо другой с самого начала представлял ситуацию и возможные действия деятелей, заваривших эту отвратительную кашу. С самого начала общения я сообщил Соловьеву, что организатором запуска подобной фабрикации несомненно является директор ИФВ Михайлов, а основными его подручными могут быть его сотрудники Дреннов, являющийся председателем экспертной комиссии, и Свирский, являющиеся членом постоянно действующей технической комиссии. Об этом я также письменно указал в своем заявлении о преступлении в организации заведомо ложного доноса, приведенном в заметке «Гибридизация в чистом виде» https://openrussia.org/post/view/4282/.

Явные подтверждения этому моему предположению были получены при рассмотрении материалов КУСП № 372 от 22 декабря 2014 г. в заметке «Чего не бывает на свете» https://openrussia.org/post/view/4368/ и особенно при рассмотрении материалов ходатайства следователя Соловьева об изменении меры пресечения на заключение под стражу, направленных им в Саровский городской суд. Об участии в рассматриваемом судебном процессе, устроенном для того, чтобы запугать меня и лишить возможности представить все доказательства своей правоты и заведомой ложности всех построений фабрикаторов, я расскажу позже, а сейчас просто приведу пару документов из материалов указанного ходатайства, представленных Соловьевым в суд для подтверждения моей «преступной деятельности». А мне они как раз очень пригодились для выяснения того, кто же конкретно занимается реальной преступной деятельностью, кто запустил процесс заведомо ложного обвинения и развивал его далее.

Так вот это, прежде всего, такой основополагающий документ, как протокол допроса свидетеля Дреннова от 07.07.2014, а также письмо следователя Соловьева судье Саровского суда Николаеву от 21.04.2015. Я привожу их ниже со своими краткими комментариями.

6b2d6b44ba90.jpg

a32b9000f7b6.jpg

e9614db8c51e.jpg

Цитирую для ясности пару последних абзацев:

Запрет экспертной комиссии на опубликование в открытых источниках доклада Голубева В.К. «Прочность и разрушение энергетических материалов при ударно-волновом нагружении» был мотивирован тем, что в нем раскрыта рецептура взрывчатых составов ОТК-90, НТС-70, ОF-8 и ОFА-8, которая полностью идентична рецептуре взрывчатых составов, содержащихся в образцах вооружения и используемых в рамках ГОЗ: продукт 973 (ОТК-90), продукт 710 (НТС-70), ОФТОР-8 (OF-8), ОФТОР-8АФ (OFА-8), что в соответствии с п. 8.1.1 Перечня ГК «Росатом» составляет государственную тайну с грифом секретно.

Также в отношении Голубева В.К. могу сказать, что он является высококвалифицированным специалистом по вопросам физики прочности, в том числе прочности энергетических материалов. С изложенной в работе информацией о рецептуре взрывчатых составов он мог ознакомиться исключительно в закрытых (с грифом секретно и выше) материалах в период работы в РФЯЦ-ВНИИЭФ, в частности в ИФВ.

Надо сказать, что краткое объяснение для малограмотных, что такое рецептура и что такое состав я давал в двух своих сообщениях " О составе, как он есть" https://openrussia.org/post/view/4011/ и «О рецептуре пару слов» https://openrussia.org/post/view/4071/. Если человек не полный дебил или законченный мерзавец, то он без труда поймет и не будет возражать, что знание рецептуры позволяет в точности, со всеми технологическими премудростями, создать необходимый взрывчатый состав с требуемыми свойствами. Знание же его компонентных составляющих дает только общее представление о взрывчатом составе или, в лучшем случае, позволяет сделать какую-либо механическую смесь из тех составляющих компонентов, которые вы сможете раздобыть. Я, увы, никогда в жизни не знакомился ни с какими закрытыми материалами по рецептурам взрывчатых составов, которые заклассифицированы по пункту 8.1.1 Перечня ГК «Росатом», о чем этому Дреннову и его хозяину Михайлову прекрасно известно. Как я уже указывал в предыдущем сообщении «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!» https://openrussia.org/post/view/17531/ является общеизвестным, что у каждого закрытого документа имеется карточка-заместитель, в которой указывается, кто и когда с ним знакомился.

4f1735140a69.jpg

d544fa4f8de2.jpg

Далее эта запущенная Дренновым дурь, или скорее лживая дурь или даже дурная ложь, стала распространяться по отлаженным для такой цели каналам. Сначала через ПДТК ФГУП РФЯЦ-ВНИЭФ (заключение № 380с от 15.05.2013), где основным его проводником был второй подручный Михайлова Свирский, о чем у меня имеется соответствующая информация. Затем через ПДТК Госкорпорации Росатом (заключение № ГК 5/2584с от 17.04.2014), где его проводником был высокопоставленный сотрудник службы безопасности Госкорпорации некий Жабров, о деятельности которого, направленной против меня, также имеются некоторые сведения.

Что же касается упомянутого заключения экспертизы по определению достоверности и степени секретности сведений (№ 01 от 15 февраля 2015 г.), полученного в рамках возбужденного уголовного дела № 723279, то оно вообще является абсолютным шедевром внииэфовско-росатомовской мысли и заслуживает отдельной главы для ее анализа.

В своей заметке «Сложная задача для непростых людей» от 11.04.2015 https://openrussia.org/post/view/4151/ я давал свои советы «экспертам» этого заключения, но оказалось, что было уже поздно, заключение было выпущено еще 15.02.2015, и мои советы не могли им помочь. Показывать же мне своевременно это заключение у следователя Соловьева, как я понял, не было никакого желания. Спектакль здесь был разыгран так, что мне показали его только при выходе из тюряги, предварительно помариновав меня там полтора месяца и пообещав, что если я буду трепыхаться, то вообще никогда не выйду оттуда.

Так вот выходит, что первым сказал «Мяу» Дреннов, естественно, по указанию Михайлова. Ну а всем остальным деятелям саровского ядерного центра, и даже одному из уральского, а также деятелям госкорпорации пришлось только подмяукивать, не вникая в суть дела. Ну а когда в этот хор включились бдительные сотрудники госбезопасности, а также прокуратуры и судебных органов слушать его стало одно удовольствие.

util