Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Голубев

Завербован Исамом аль Дахри

30 Марта 2015, 14:38

Завербован Исамом аль Дахри

Статистика Постов 25
Перейти в профиль

Вспомнился один интересный случай из огромного множества

трюков, организованных режимщиками ВНИИЭФ в период с 1986 до 2013 года

с целью сделать мою жизнь более интересной и насыщенной. Вспомнился он

не просто так, а в результате моего активного взаимодействия со

следователем Нижегородского управления ФСБ Андреем Соловьевым,

арестовавшим меня 08.07.2014 и ежедневно проводившим со мной беседы

вплоть до 17.07.2014, когда он представил мне на подпись свое

постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого в

преступлении, предусмотренном ч. 1,.ст. 283 УК РФ — разглашение

сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому она

стала известна по работе, если эти сведения стали достоянием других

лиц, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями

275 и 276 УК РФ.



Я, будучи твердо уверенным, что никаких

преступных и даже противоправных действия я никогда не совершал,

предложил Соловьеву задавать абсолютно любые вопросу и обещал давать

на них исчерпывающие ответы, естественно, с учетом того, что

подробности каких-то давних мелких эпизодов могут быть частично забыты

мной. Соловьев с радостью воспользовался этим предложением и

постарался вытянуть из меня информацию обо всех людях, с которыми я

был когда-то знаком или как-то взаимодействовал, и обо всех событиях,

в которых я участвовал. Я с удовольствием отвечал на все его вопросы,

поскольку в течение всех лет травли они постоянно показывали мне, что

каждый мой шаг и каждое мое слово контролируется ими, то есть

рассказать им я мог только то, что они и так знали, а характеризовать

интересных и достойных людей не представляло для меня каких-либо

затруднений.

Основным вопросом Соловьева обо всех

интересующих его людях был, прежде всего, вопрос, не интересовались ли

они свойствами взрывчатых веществ, которые раньше, в былые времена,

использовались в технических приложениях и разработках ВНИИЭФ. Я

подробно объяснил Соловьеву, что указанные взрывчатые вещества не

могут вызвать какого-либо реального интереса у серьезных людей. Это

связано с тем, что эти взрывчатые вещества использовались в

технических приложениях в 60-х — 80-х годах прошлого века. Тогда же

при моем участии были получены экспериментальные и расчетные данные по

некоторым их физико-механическим свойствам в условиях ударно-волнового

нагружения.



Начиная с 90-х годов эти взрывчатые вещества

вышли из употребления, были рассекречены, и, как я могу предположить,

вообще перестали производиться, поскольку неплохие взрывчатые свойства

некоторых из них со слишком большой лихвой перекрывались их огромной,

более чем десятикратно превышающую реальную стоимостью, что было

связано с накладными расходами опытного производства ВНИИЭФ. Я

подробно объяснил Соловьеву, что, начиная с 80-х годов прошлого века,

в разработках ВНИИЭФ начали использоваться совершенно другие

взрывчатые вещества, обладающие высокой стойкостью к механическим,

тепловым и взрывным воздействиям. А вот как раз-то по исследованиям

свойств этих взрывчатых веществ, непосредственно используемых при

разработке ядерных зарядов, сотрудниками ВНИИЭФ выпущено и продолжает

выпускаться большое число открытых публикаций, поэтому его интерес к

подобным вопросам направлен явно не по тому адресу.





Соловьев с благодарностью воспринял все мои длительные лекции по

свойствам ВВ и по характеру их использования в технических разработках

ВНИИЭФ и сказал, что эти данные будут ему очень полезны в его

дальнейшей работе. Однако, с другой стороны, он был, конечно, также и

огорчен, узнав, что интересующие его взрывчатые вещества в принципе не

могут заинтересовать кого-либо из иностранных шпионов, поскольку в

настоящее время они или совсем не существуют в природе, или по крайней

мере уже давно не используются в технических разработках ВНИИЭФ.

Однако тут, в конце наших длительных обсуждений всех этих интересных

вопросов, я вспомнил один комический для меня эпизод, поскольку всегда

с юмором относился к многочисленным примитивным трюкам инициативных,

но сильно ограниченных и безграмотных режимщиков ВНИИЭФ.



Я

сообщил Соловьеву, что вспомнил один эпизод, когда ко мне обращались с

прямой просьбой сообщить свойства интересующих его взрывчатых веществ,

однако отметил, что я сразу же посчитал это обращение провокацией

режимщиков ВНИИЭФ и не придал ему какого-либо серьезного значения.

Итак, где-то в мае 2011 года я получил по электронной почте письмо от

некоего иностранного гражданина Исама аль Дахри, который предложил мне

взаимодействовать с ним на выгодной коммерческой основе по вопросам

передачи ему сведений о свойствах используемых во ВНИИЭФ взрывчатых

веществ. Первым делом он предложил мне сообщить ему все возможные

свойства как раз интересующих Соловьева взрывчатых веществ, а

впоследствии обещал еще более широкое взаимодействие. Я кратко изложил

Соловьеву характер всей переписки, отчего он пришел в состояние

чрезвычайно радостного возбуждения и сразу же побежал сообщать об этом

важном известии его командиру, начальнику следственного отдела

Нижегородского управления ФСБ Путанову.



Вернувшись от

командира, он сообщил мне, что в связи с поздним временем мы будем

заканчивать сегодняшнюю встречу, а завтра рассмотрим этот вопрос самым

подробным и тщательным образом. Этот случай очень заинтересовал

Путанова, он передал сообщенные мной сведения своему руководству, а

Соловьеву поручил детально разобраться во всех аспектах этого

происшествия с нахождением в изъятых у меня из всех почтовых ящиков

материалах всех этих электронных писем. Однако на следующий день,

когда я пришел к Соловьеву в послеобеденное время, он сразу же

приступил к рассмотрению других интересующих его вопросов и как бы

забыл об этом, чрезвычайно заинтересовавшем его и его командира

случае. Я решил дать ему время переварить это, а через несколько дней

спросил его, разобрались ли они со столь специфической деятельности

прикинувшихся иностранными шпионами режимщиков ВНИИЭФ. По данному мне

уклончивому ответу мне стало ясно, что я был абсолютно прав в своих

предположениях.



Так кто же действительно он есть на самом

деле, этот коварный Исам аль Дахри, и как он смог завербовать меня в

резиденты своей, неведомо какой шпионской сети? Итак, вот что он

сообщил мне в своем первом письме. Он, Исам, является представителем

иностранной коммерческой компании, которая работает в области ядерных

технологий. Его компания взаимодействует с учеными из разных стран,

причем, только на очень выгодной коммерческой основе, поскольку они

понимают, что не все страны могут по достоинству оценить уникальную

научную работу высококвалифицированных ученых. Они узнали обо мне и

моих научных работах из интернета и после изучения этих материалов

возмечтали о более близком знакомстве со мной, чтобы предложить мне

взаимодействие и поддержку моих научных научно-исследовательских

работ.



Должен сказать, что это письмо чрезвычайно

позабавило меня. Начиналось оно с такого приветствия, которое посмешит

любого, кто хоть немного имеет дело с английским языком и

корреспонденцией на нем, а именно: Hello, dear Vladimir

Konstantinovich! Фразеология же письма полностью соответствовала

таковой наиболее молодого из сотрудников режимной группы, Алексея, не

интересовался фамилией, которая занималась фабрикацией отмененного

впоследствии выговора, по сделанному мной в 2008 году по тем же

взрывчатым веществам докладу на конференции в Португалии. У меня

совсем не было свободного времени, и я совсем не обращал внимания на

постоянно продолжающуюся мышиную возню режимщиков, однако в данном

случае решил кинуть небольшую кость этим придуркам.



В

своем ответе я написал, что это большая честь для меня, когда такой

человек как Исам аль Дахри делает мне такое замечательное предложение,

и я очень счастлив принять участие в работе их компании. Однако мне

интересно знать, в какую страну меня приглашают, какими конкретными

вопросами занимается их компания, и могу ли я съездить к ним, чтобы

непосредственно обсудить конкретные вопросы взаимодействия. Этот мой

ответ они переваривали около трех недель, и я уж подумал, что мой

полуиздевательский тон был уловлен и правильно понят ими, и я больше

не получу письма от этого довольно молодого и вежливого режимщика

Алексея, работающего, естественно, под руководством его

непосредственного режимного руководителя, и при одобрении главного

начальника службы безопасности ВНИИЭФ Якимова. Однако оказалось, что

туповатые режимщики клюнули на мою столь примитивную наживку, и я,

наконец, получил следующее письмо от Исама аль Дахри.



В

этом письме Исам ибн Алексей рассказал, что он сам является жителем

Саудовской Аравии, а их компания находится в столице страны Эр-Рияде.

Естественно, что названию компании или ее какие-либо реквизиты он не

стал упоминать, считая меня еще большим идиотом, чем он сам. Его

компания занимается различными вопросами, связанными с исследованиями

ядерных процессов и разработкой ядерных технологий. Особый интерес

компании проявляет к вопросам, связанным с разработкой и изучением

свойств мощных взрывчатых веществ. Из моих опубликованных работ они

узнали, что я являюсь выдающимся российским ученым как раз в этой

области и хотели бы завязать со мной тесное сотрудничество, вплоть до

моего переезда на работу в Саудовскую Аравию. Прежде всего, их

интересовали свойства взрывчатых веществ, доклад о которых я

представлял на конференции «Новые модели и программы для

ударно-волновых процессах в конденсированных средах» в 2008 году в

Португалии, и они хотели бы получить информацию обо всех свойствах

этих взрывчатых веществ.



Свой ответ я начал со слов,

естественно на английском языке: «Аллах акбар! Салям алейкум о

достопочтимый Исам аль Дахри!», а дальше указал, что мечтой всей моей

жизни было жить и работать на святой аравийской земле и так далее в

том же духе. Далее я указал ему, что я имею все данные о свойствах

интересующих его взрывчатых веществ и с удовольствием передам их ему,

когда приеду на свою первую встречу к нему в Эр-Рияд. Однако я

отметил, что указанные им взрывчатые вещества в настоящее время не

входят в число наиболее интересных и ценных в научном и практическом

плане. Я указал, что занимаясь в течение длительного времени

исследованием свойств взрывчатых веществ, я собрал всю доступную

информацию практически обо всех наиболее ценных взрывчатых веществах,

созданных и испытанных в мире. Используя эти материалы, я могу

подготовить серьезный отчет по всем этим данным и выступить с большим

обзорным докладом на эту тему в их организации. В заключение я указал,

что начинаю готовиться к поездке в Саудовскую Аравию и жду от него

дальнейших предложений и указаний.



Увы, на это письмо

ответа я так и не дождался. Ума и фантазии режимщиков не хватило на

продолжение такого рода общения. Тем более, что основная задача моей

вербовки ими была, по их пониманию, практически выполнена. За свою

проделанную работу они, вне всякого сомнения, получили повышенные

премии и благодарности от руководства службы безопасности ВНИИЭФ, а

может быть даже от руководства ВНИИЭФ.



Не вспоминал больше

о моей успешной вербовке и следователь Соловьев. Начальный энтузиазм

его и его командира сразу же иссяк, по-видимому, после наведения

справок у своих ближайших коллег из службы безопасности ВНИИЭФ. Потому

и интерес к деятельности такого ужасного шпиона, как этот Исам аль

Дахри, и к его взаимодействию со мной, как с потенциальным шпионом, у

них также очень быстро сошел на нет. Однако бдительность Соловьева и

попытки изобличить меня в шпионской деятельности постоянно находилась

на высоте. Так он почти полдня выпытывал у меня коварные замыслы

девушки из Бельгии Эмилии Делкурт, которая подошла ко мне на

конференции с просьбой обсудить со мной вопрос, как конформизм может

повлиять на свойства молекул пероксидов, и чего такое, может быть даже

сильно секретное, я сообщил ей по этому вопросу в своем электронном

письме в Бельгию.



Вот таким хотел меня видеть злой

аравийский шпион из отдела режима ВНИИЭФ Исам аль Дахри. Но его номер

не прошел. Не пройдут такие номера и у его практических наставников и

идеологических руководителей из всех возможных служб безопасности,

включая и федеральную.







Так что, товарищи, в

очередной раз призываю вас всех к высокой бдительности. Враг не

дремлет, и надо всегда быть готовым к отпору любых вражеских происков.

И уж тем более, когда они направлены против нашего великого

суверенно-демократического и православно-одухотворенного государства.

util