Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Луков

Сказку сделать былью, пока не покрылись радиоактивной пылью

28 Июля 2015, 01:31

Сказку сделать былью, пока не покрылись радиоактивной пылью

Статистика Постов 115
Перейти в профиль

Кризис путинизма очевиден для многих людей. Уже поговаривают о «втором пришествии» Дмитрия Медведева на пост президента РФ. В этой связи важно вспомнить о тех «сказках», которые могут стать «былью». Пока по новой Морской Доктрине РФ, мы все не покрылись радиоактивной пылью.В те далекие годы шла речь о совместных с Западом действиях РФ против терроризма. С 2011 года в ходу был термин «стратегический контртерроризм». Он-то и лег в основу Новой Стратегии НАТО в 2014 году.Однако ту парадигму безопасности Путин ловко видоизменил на саммитах БРИКС-ШОС в Уфе. «Просто» сменил плюс Медведева на свой минус в отношениях с США и Западом. Сегодня полезно вспомнить о контртеррористических заготовках при Медведеве до «рокировочки» Медведева-Путина и визита Обамы в РФ. Поворот «политической воли» Кремля не за горами. Легализация антивоенных НКО-НПО и экономическая свобода для невоенного частного сектора — вот основное условия для снятия санкций Запада. Ведь рубль падает на глазах, не поступившие в вузы выпускники школ обречены на безработицу к сентябрю. «Временные отпуска» многих работников уже затягиваются на месяцы безденежья.Поэтому на таком стратегическом ландшафте могут реализоваться модели общественной (2011 г.), а через нее и национальной безопасности. Антипутинистам есть что предложить России, вместо «бессмысленной и беспощадной» модели «Национальной безопасности до 2020 года». А пока в ответ на новую военную стратегию США (1 июля 2015 г.), где путинская Россия предстает как нарушитель всех прежних договоренностей по региональной безопасности, 26 июля президент России Владимир Путин утвердил новую редакцию Морской доктрины РФ. В ней Кремль берет в руки «длинную военно-морскую ядерную палку», чтобы говорить с Западом «мягко».

Но при наличии высокоэффективной противолодочной системы у США и НАТО это пародия на парадигму безопасности, так ярко представленную еще президентом США Тедди Рузвельтом. Ныне ценится и уважается «мягкая сила», «пряник», а не «палка».

Правда, возникает вопрос — в чьих руках эта «мягкая сила», кто ее и кому делегирует?

Антисталинисты и антипутинисты полагают, что в России существует «террор офисов». Он не «лучше» «терроризма улиц». Дополняя друг друга, эти два терроризма завели Россию в цивилизационный тупик. Так, вот какие альтернативы против развития террора «сверху» и «снизу» предлагались еще в 2011 году. Эти варианты рассматривали десятки тысяч (!) студентов при написании рефератов и дипломных работ. См. в частности — «Об идеологии контртерроризма» — http://fan-5.ru/entry/work-2646.php . То есть, уже в 2015 году есть кому прийти на смену коррумпированным и непрофессиональным силовикам-"антитеррористам«.При этом такая смена — не путч, а закономерный результат совместных усилий частного и третьего сектора внутри системы общественной безопасности без антизападников и русских нациков. Это вовсе не «сказки» времен президента Медведева. От нас, озабоченных кризисом граждан, зависит их превращение в быль.28 июля 2015 г.О моделях и стратегиях контртерроризма для России (2011 г.)Многомерное понятие террора в толковании «офисов» и «улиц» формирует у гражданского населения принятие той или иной модели контртерроризма, т.е. предупреждение террористической активности населения определенными методами и средствами. Прежде в России эту роль играл государственный сектор. Но в наступившую эру очередного этапа глобализации резко повысилась роль второго (частного) и третьего (неправительственного) секторов. Эти перемены отражены в новой стратегии НАТО. Там особое место отводится контртеррористическому сотрудничеству с Россией. Но вот сама Россия почему-то упорно не желает отказываться от явно ущербного антитерроризма[1]. Рассмотрим пока гипотетические варианты стратегического контртерроризма России и стран НАТО, в частности, США, полагая, что они могут пригодиться на готовящейся встрече президентов России и США в Москве. Война с террором, как и обычная война, в новом столетии меняет свои масштабы, методы и цели. Во-первых, такая война может вестись между или внутри государств (элит или кланов) с их рыночными экономиками и корыстными интересами на глобальных рынках. Такого противника в НАТО называют рыночным государственным терроризмом — market state terrorism. Фактически, линия водораздела внутри таких стран проходит между государственным капитализмом и свободной рыночной экономикой. Во-вторых, уже не секрет, что террористы намерены применять ОМП, игнорируя все договоренности этого не делать между легитимными государствами. Государства-изгои и «не состоявшиеся государства» (failed states) не придерживаются международных норм и правил. В-третьих, превентивные меры в формате «мягкой силы» призваны предотвратить, а если это невозможно, то сократить катастрофические человеческие и материальные потери. К таким катаклизмам относятся геноцид, искусственно вызванные эпидемии, радиационные заражения, землетрясения, цунами и т.п. Так, лидер ЛДПР Владимир Жириновский и его последователи в Интернете с пеной у рта доказывали, что США давно ведут «климатические войны», чтобы иссушить жаром Россию летом 2010 года, например, в ответ за «сбитый самолет» Леха Качинского весной 2010 года[2]. Любые из этих действий даже в Интернете вызывают страх и панику. Они уже не связаны, как в прошлые века, с захватом территорий, пленением больших масс людей и т.п. Теракты — реальные и виртуальные — подрывают веру людей в способность власти их защищать, оберегать имущество и безопасность будущих поколений. Власть борется с системным «терроризмом улиц», а НКО-НПО, бизнес и остальное общество — с «террором офисов». Какая здесь разница? Терроризм — это усовершенствованная техника бытового и уличного насилия. Асоциальную и террористическую активность можно предвидеть и опередить хорошо отрепетированными действиями силовых структур одной или нескольких стран. Но люди могут оказаться в состоянии постоянной угрозы, страха со стороны «террора офисов». И тогда страх насилия со стороны власти становится частью образа жизни больших масс людей. У государства есть «священная» обязанность оберегать население от такого панического и алармистского «состояния умов». Если государство не дает полных и реальных гарантий защиты от террора извне и изнутри, то наступает очередь второго и третьего сектора создавать для социума такие гарантии. В июне 2009 года в России были законодательно «открыты шлюзы» для воссоздания третьего сектора, который до этого при президенте Владимире Путине «кошмарили» силовые структуры. Вскоре президент Дмитрий Медведев пошел на легализацию третьего сектора в ноябре-декабре 2009 года и, особенно, в ноябре 2010 года[3]. Наметился сдвиг в стереотипном восприятии проблем безопасности и террористических угроз — от якобы международных «происков» к более тщательному анализу своего «домашнего терроризма». Теперь в России рассматриваются и локальные методы борьбы с «домашними» террористами невоенными средствами самого населения.Вот лишь некоторые зарубежные модели гражданского контртерроризма. Так, есть варианты гражданского контртерроризма по-французски и по-американски. В первом случае эти варианты базируются на фразе Наполеона — «победу в войне обеспечивают три вещи — деньги, деньги и еще раз деньги». Но со времен Наполеона в США сформировалось гражданское общество со своим весьма специфическим «тотальным» долларовым контролем граждан над государственными и силовыми структурами. В России XXI века у государства также появились значительные деньги от экспорта нефти и газа, но нет общественно значимых механизмов контроля за их распределением, в частности, в сфере безопасности. Например, во многом бесконтрольными остаются действия «силовиков» в ими же «запланированной» борьбе с терроризмом. Поэтому старые и особенно новые американские эксперименты в сфере обеспечения безопасности усилиями граждан и НКО-НПО вполне могут пригодиться для формирования российской (Russian) модели контртерроризма. (Продолжение следует)[1] Евгений Сатановский в статье «Щит и меч антитеррора» предлагает «поженить» израильский и русско-казацкий опыт антитерроризма, чтобы исправить многие недостатки стратегии антитеррора в РФ — http://www.psj.ru/saver_magazins/detail.php?ID=66644. Но мы-то вообще предлагаем от нее отказаться.


[2] Лето 2010: Россию сожгли климатическим оружием — http://psiterror.ru/p/content/content.php?content.282


[3] См. «Медведев выступил за участие НКО в системе государственных соцуслуг» — http://www.rian.ru/society/20101130/302686649.html.


util