Badge blog-user
Блог
Blog author
Arman Manusajyan

Мифы восстали из могил, но так и не обросли плотью

8 Мая 2015, 13:26

Мифы восстали из могил, но так и не обросли плотью

Статистика Постов 39
Перейти в профиль

О том, что «подвиг» панфиловцев, известный каждому жителю СССР и РФ со школьной скамьи, — чистейшей воды миф, известно давно. Еще со времен войны. Один из панфиловцев, И.Добробабин, верой и правдой служил в немецкой полиции. Другие «погибшие герои» тоже были вполне ходячими... Однако советские люди всегда свято верили, что правда в их жизни может только навредить. Поэтому их герои, все как один, подложные. Совки всегда боялись правды, как огня. Боялись ломки сложившихся фальшивых ценностей в насквозь фальшивой жизни. Так боятся ее наркоманы. Ходить только строем. Петь только хором. Этот жизненный принцип в нетронутом виде перешел от прежних советских людей к современным «россиянам», оставшихся по своей психологии все теми же советскими. Ну, а поскольку нам с этими людьми не по пути, то расскажем читателям советскую народную сказку про 28 витязей, вылупившихся на свет Божий «на подступах к Москве».

Как и положено по закону сказочного жанра, вначале присказка. Социологи констатируют: чем моложе опрашиваемые, тем хуже они знают свою недавнюю историю. В частности, мало кто в юношеской возрастной группе может ответить, когда была прорвана блокада Ленинграда или началась битва на Курской дуге. Но, с другой стороны, может это и не так плохо, если учесть, ЧТО подавалось и подается до сих пор под видом «истории». Советский человек вырос не только на «Капитале» Маркса и «научном коммунизме». Он вырос еще и на фильмах, книгах, спектаклях о войне типа «Живые и мертвые», «Горячий снег», «Батальоны просят огня», «Пядь земли», «В бой идут одни старики», «Восхождение», «Иди и смотри». Прекрасные, надо сказать, произведения. Могучие. Только исторической правды в них — ни на грош. То есть, иными словами, все это мифы, сказки. Это бы не было большой бедой, если бы такие стопроцентно художественные произведения не выдавались за официальную трактовку истории. Но именно это, к сожалению, и делается. Мифами население РФ кормится по сей день. Бывшие советские люди по складу своего ума не нуждаются в информации о реальных героях и реальных подвигах и, как уже сказано, больше всего на свете боятся правды. А посему особенно интересно пройтись по такой обильно унавоженной мифами почве, как история т.н. «великой отечественной войны».
Начнем с тарана. С лобового! С «подвига» Николая Гастелло, который в начале войны направил свой горящий самолет в колонну вражеской техники, что якобы явилось первым в мире тараном наземной цели. Почему слово «подвиг» в кавычках? А потому как вранье. Блеф. Сказка. На самом деле, первый в истории авиации таран совершил летчик русской царской армии, настоящий, а не выдуманный убогими совковскими сказочниками, герой Петр Нестеров 8 сентября 1914 года против австрийского самолета. Авторство же первого тарана наземной цели принадлежит советскому летчику Михаилу Ююкину, который 5 августа 1939 года направил свой горящий бомбардировщик СБ на колонну противника в ходе боя на р. Халхин-Гол. Слышали такое имя? Вот то-то и оно. И такова вся советская история. Благо изредка хоть отдаленные прототипы героев — положительные люди. А то сплошь и рядом типичные уголовники — убийцы, воры, дегенераты... Ладно бы просто сомнения. Так нет, все прекрасно известно и задокументировано. Вплоть до того, что на месте предполагаемой гибели капитана Гастелло и его экипажа после войны обнаружили останки другого экипажа, капитана Маслова, который служил в том же полку, что и Гастелло, и также вылетел на боевое задание в тот день. Останки же Гастелло (как и место гибели его самолета) не найдены и по сей день, а сам факт тарана наземных сил противника подбитым советским самолетом со стороны Гастелло или Маслова не подтверждается фактами.

Одна из тем, которую в советской историографии, мягко говоря, не очень любят вспоминать — паника в Москве в октябре 1941 года (остановленная лишь введением осадного положения), когда толпы советских чиновников стремились вырваться любыми путями из столицы, которая была, на их взгляд, уже обречена. При этом «забег» возглавляли разного рода начальники, в том числе высшие военные чины штабов и даже работники аппарата ЦК ВКП(б). Крысы — по-другому не скажешь. Сошлемся на докладную записку зам. начальника 1 отдела НКВД СССР старшего майора госбезопасности Шадрина от 20 октября 1941 года, который так описывал увиденное: «...5. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе, секретная, директивы ЦК ВКП(б) и другие документы. 6. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен. 7. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей и других продуктов. 8. В кабинете тов. Жданова обнаружены без присмотра пять совершенно секретных пакетов...». Вот она, настоящая история.

Не до конца все понятно и с тем, какие потери понесла советская армия в ходе войны. Прошедший всю войну солдатом писатель Виктор Астафьев в книге «Нет мне ответа...» пишет советским генералам: «Не вы, не я и не армия победили фашизм, а народ наш многострадальный. Это в его крови утопили фашизм, забросали его трупами. Только преступники могли так сорить своим народом! Только недруги могли так руководить армией, только подонки могли держать всех в страхе и подозрении. Побив 6-ю армию немцев, что же Вы не похвалитесь, что немцы тут же разбили под Харьковом, заманив в явный мешок, сразу шесть советских армий? Только одних ваших доблестных сотоварищей-лампасников там одновременно было взято в плен 19 штук, потому что они привыкли наступать сзади и отступать спереди, вот и угодили в полосу сомкнутого кольца сами. В 1943 году!». Так что если разбираться по правде, по существу, то плохо у советского народа обстоит дело с героями. Как «герой», так обязательно либо подставное лицо, либо мясник кровавый. Типа «непобедимого» Жукова...

А теперь кратко разберем хрестоматийный подвиг 16 ноября 1941 года 28 героев-панфиловцев и легендарные слова политрука Клочкова «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» Что же выясняется? О легендарном бое ничего не сообщал в своих донесениях ни командир 2-го батальона (в котором состояла рота героев) майор Решетников, ни командир 1075-го полка полковник Капров, ни командир 316-й дивизии генерал-майор Панфилов, ни командующий 16-й армией генерал-лейтенант Рокоссовский. Ничего не сообщали о нем и немецкие источники (хотя, если верить «Красной звезде», фашисты потеряли в одном бою аж 18 танков). Почему не сообщали? Потому что все, касающееся «героев»-панфиловцев, — ложь от первого слова до последнего. Что интересно, Главная военная прокуратура СССР в 1948 году провела расследование истории боя у разъезда Дубосеково, в результате чего и выяснилось, что история о 28 героях — фуфло журналистское. В частности, бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Капров сообщил военным следователям о том, что «никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной обман. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было. Никакого политдонесения по этому поводу я не писал. Я не знаю, на основании каких материалов писали в газетах, в частности в „Красной звезде“, о бое 28 гвардейцев из дивизии Панфилова».

Еще одна пикантная подробность: оказывается, один из панфиловцев верой и правдой служил немецкой стороне. Вот отрывок из того же упомянутого выше прокурорского расследования: «В ноябре 1947 г. военной прокуратурой Харьковского гарнизона был привлечен к уголовной ответственности за измену Родине гражданин Добробабин Иван Евстафьевич. Следствием установлено, что Добробабин добровольно сдался в плен немцам и поступил к ним на службу. Служил начальником полиции с.Перекоп Валковского района Харьковской области. В марте 1943 года, при освобождении этого района от немцев, Добробабин был арестован советскими органами, но из-под стражи бежал, вновь перешел к немцам и вновь устроился на работу в полиции, продолжая активную предательскую деятельность, аресты граждан и непосредственное осуществление принудительной отправки молодежи на работы в Германию. Виновность Добробабина полностью установлена. При аресте у него была найдена книга о «28 героях-панфиловцах», и оказалось, что он числится одним из главных участников этого боя, за что ему присвоено звание Героя Советского Союза. В ходе допросов Добробабина подтверждено, что в районе Дубосеково он был действительно пленен немцами, но никаких подвигов не совершал, и все, что написано в книге о героях-панфиловцах, не соответствует действительности. Далее было установлено, что кроме Добробабина остались в живых Васильев Илларион Романович, Шемякин Григорий Мелентьевич, Шадрин Иван Демидович и Кужебергенов Даниил Александрович, которые также числятся в списке 28 панфиловцев, якобы погибших в бою. В мае 1942 г. Особым отделом Западного фронта был арестован за добровольную сдачу в плен немцам красноармеец 4-й роты 2 батальона 1075 стрелкового полка 8-й гвардейской им. Панфилова дивизии Кужебергенов Д.А., который при первых допросах показал, что он является тем самым Кужебергеновым, который считается погибшим в числе 28 героев-панфиловцев. В дальнейших показаниях Кужебергенов признался, что он не участвовал в бою под Дубосековом, а показания свои дал на основании газетных сообщений, в которых о нем писали как о герое из числа 28 панфиловцев. Этот вымысел был повторен в произведениях разных писателей и широко популяризировался среди населения Советского Союза. Главный военный прокурор ВС СССР генерал-лейтенант юстиции Н. Афанасьев. 10 мая 1948 года«.

Впервые сообщение о бое гвардейцев дивизии Панфилова появилось в газете «Красная звезда» 27.11.1941 г. В очерке фронтового корреспондента Коротеева описывались героические бои дивизии им.Панфилова. В частности, сообщалось о бое роты Н-ского полка под командой политрука Диева с 54 немецкими танками, из которых 18 было уничтожено. Об участниках боя сказано, что «погибли все до одного, но врага не пропустили». 28 ноября в «Красной звезде» была напечатана передовица литературного секретаря А.Кривицкого под заголовком «Завещание 28 павших героев». В статье указывалось, что с танками сражались 29 панфиловцев. «Свыше пятидесяти вражеских танков двинулись на рубежи, занимаемые двадцатью девятью гвардейцами из дивизии Панфилова... Смалодушничал только один... только один поднял руки вверх... несколько гвардейцев одновременно, не сговариваясь, выстрелили в труса и предателя». Далее в передовой говорится, что оставшиеся 28 гвардейцев уничтожили 18 танков противника и... «сложили свои головы. Погибли, но не пропустили врага»... В 1942 году в газете «Красная звезда» от 22 января Кривицкий поместил очерк под заголовком «О 28 павших героях», в котором подробно написал о подвиге 28 панфиловцев. В этом очерке Кривицкий уверенно, как очевидец, пишет о личных переживаниях и поведении 28 гвардейцев, впервые называя все их фамилии. Далее Кривицкий останавливается на обстоятельствах смерти героев: «Бой длился более четырех часов. Уже 14 танков недвижно застыли на поле боя. Уже убит сержант Добробабин, убит боец Шемякин, мертвы Конкин, Шадрин, Тимофеев и Трофимов. Воспаленными глазами Клочков посмотрел на товарищей — „Тридцать танков, друзья, — сказал он бойцам, — придется всем нам умереть, наверно. Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва“... Прямо под дуло вражеского пулемета идет, скрестив на груди руки, Кужебергенов и падает замертво...»«. Допрошенный следователями прокуратуры литературный секретарь Кривицкий, в свою очередь, показал, что «при разговоре в Главном Политуправлении поинтересовались, откуда я взял слова политрука Клочкова, написанные в моей статье: „Россия велика, а отступать некуда — позади Москва“, — я ответил, что это выдумал я сам. В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный вымысел. Ни с кем из гвардейцев я никогда не встречался».

util