Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
fra Tommaso
Blog post category
Политика

К ВОПРОСУ О КОНЦЕПЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ В РОССИИ

Распространена точка зрения, согласно которой нет необходимости и даже бессмысленно что-либо менять на уровне конституционного регулирования, поскольку проблема имитационной демократии и (пока относительно) мягкого авторитаризма в России это проблема (не)соблюдения текущей конституции, проблема политической культуры (соответственно, её отсутствия), которая не поменяется вдруг, даже если провести радикальные перемены на конституционном уровне (заменить текущую конституцию на некую другую, более совершенную). Надо, дескать, не фантазировать на тему конституционной реформы, тем более, что на горизонте возможности для таковой не предвидится, а бороться за соблюдение действующей конституции.

2 Ноября 2017, 21:57

К ВОПРОСУ О КОНЦЕПЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ В РОССИИ

Распространена точка зрения, согласно которой нет необходимости и даже бессмысленно что-либо менять на уровне конституционного регулирования, поскольку проблема имитационной демократии и (пока относительно) мягкого авторитаризма в России это проблема (не)соблюдения текущей конституции, проблема политической культуры (соответственно, её отсутствия), которая не поменяется вдруг, даже если провести радикальные перемены на конституционном уровне (заменить текущую конституцию на некую другую, более совершенную). Надо, дескать, не фантазировать на тему конституционной реформы, тем более, что на горизонте возможности для таковой не предвидится, а бороться за соблюдение действующей конституции.

Статистика Постов 3
Перейти в профиль

Это одновременно так и не так.

Верно то, что, в принципе, при наличии в обществе и политическом истеблишменте определённой политической культуры, понимания и уважения демократии как принципа организации государственной власти государство может функционировать на демократической основе даже и при довольно архаичной и, казалось бы, недостаточной конституционной базе.

Эффективное функционирование демократии в США и Западной Европе — это, прежде всего, вопрос политической культуры, традиции и менталитета, а не вопрос более совершенного законодательства, тем более не вопрос идеальной конституции — в Великобритании её нет вообще (как единого документа), а в США, она оставляет желать много лучшего и вряд ли может служить образцом для подражания. Рискну утверждать, что подобной документ столь же мало смог бы остановить ползучий авторитаризм в России, как и конституция РФ 1993 г.

Вместе с тем, нельзя согласиться с тем, что думать о конституционной реформе бессмысленно, пытаться совершенствовать конституционные нормы бесполезно.

Сворачивание демократии и захват власти в России шло постепенно именно по пути использования тех лазеек, которые (пред)оставила для этого ныне (без)действующая конституция, без формального, очевидного её нарушения. Меры властей по фактическому выхолащиванию демократического содержания действующей конституции (допустим для простоты, что оно там было) противоречат ее духу, но не букве. Неоправданно сильная президентская власть, отсутствие эффективных противовесов, декларативно сформулированные права и свободы открыли путь для постепенного захвата власти без очевидного формального выхода за конституционное поле. При этом, конечно, ряд замечательных её деклараций просто игнорируются («нарушаются»), но именно потому, что они просто общие декларации (и грош им цена в базарный день). Практических механизмов сдерживания авторитаризма в ней нет.

Очень показательна в этом плане знаменитая формулировка про «два срока подряд» («Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд»).

Трактовка здорового человека: «Третий срок полномочий президента Конституция не допускает. Только два срока, и если два, то только подряд. А третий срок, хоть подряд, хоть нет, это больше, чем два». Трактовка курильщика: «Конституция запрещает занимать пост президента два срока подряд, но если они не подряд, то можно сколько угодно». И да, с этой формулировкой можно было бы жить, если бы все, вкл., прежде всего, Судей Конституционного Суда, придерживались логики здорового человека.

Но если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдёт не так. И если какие-то формулировки в конституции, направленные изначально на предотвращение авторитаризма, могут быть истолкованы в пользу находящихся у власти лиц, они будут истолкованы именно таким образом. Защищать такую конституцию нет никакого желания и ещё меньше — смысла.

Во избежание бесконечного Дня Сурка будущая конституция могла бы содержать положение: «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации в течение более чем двух полных или неполных сроков в общей сложности». И Бог с ними, пусть они будут не подряд — как раз это не важно, но принципиально важно, чтобы их было категорически ограниченное количество (напр., два; три, уже, пожалуй, слишком). И важно также, чтобы речь шла именно о двух полных или неполных сроках, потому что иначе завтра вам скажут, что президент ушёл в отставку до истечения своего предыдущего срока или занял его в силу тех или иных причин не самого начала, а, значит, его пребывание на посту до сих пор в смысле данной статьи и в полной мере сроком считать нельзя — ограничение «два срока» к «полусрокам» и «недосрокам» неприменимо. Ну, вы понимаете.

Как дополнительный ресурс обеспечения сменяемости власти видится также присяга, принимаемая при вступлении в должность: присяга должна содержать торжественное и публичное обещание не только и не столько добросовестно выполнять свои обязанности etc. etc., но и обещание уйти, и даже прежде всего, обещание уйти не позже, чем по истечении максимально возможного срока нахождения на соответствующем посту. Это куда более важно, чем довольно бессодержательная клятва соблюдать конституцию и служить народу (не дай Бог «до последнего вздоха»), поскольку представляет собой не демагогию, какую обычно содержат торжественные присяги (кто знает наверняка, что такое «добросовестно выполнять обязанности президента»?), а обещание совершения конкретного действия, выполнение или невыполнение которого есть всем очевидный и бесспорный факт. Невыполнение данного обещания ставит соответствующее должностное лицо вне закона — оно явным образом утрачивает свою легитимность.

Ощущение ещё большей безнадёжности, чем мнение, что нужно защищать действующую конституцию, вызывает только утверждение, что дискуссию по поводу конституционной реформы можно считать закрытой — всё и так, дескать, понятно: России нужна парламентская республика как антитеза суперпрезидентской республике сегодня; в качестве образца для подражания — см. Германия, Италия, Великобритания.

Рискну утверждать, что вопрос демократии в России это всё-таки не вопрос президентской или парламентской республики. Главу правительства, в принципе, может выбирать и парламент, а правительство может нести перед ним ответственность, но в условиях нашей страны (и многих других стран на постсоветском пространстве) это ничего не изменит по существу — результат будет тот же: фактически пожизненный автократ, опирающийся на искусственно созданное большинство в парламенте (поскольку парламентская республика ставит исполнительную власть в зависимость от власти законодательной, т.е. от конфигурации политических сил в парламенте).

Моя точка зрения состоит в том, что для создания законодательных предпосылок утверждения демократии в России (и не только), необходимо реализация ряда конституционных новаций (которые, в общем, могут быть интегрированы в модель как президентской, так и парламентской республики), основные из которых кратко описаны в следующих тезисах: https://www.fratommaso.com/tezisy

util