Badge blog-user
Блог
Blog author
Татьяна Сухарева

Год в плену врага

11 Июля 2015, 08:38

Год в плену врага

Статистика Постов 103
Перейти в профиль


e7efd5520eaa.jpg


Вчера, 10 июля исполнился ровно год с моего ареста. Хотя арест это только название, это был настоящий силовой захват.

Это случилось в день, когда я должна была получать регистрационное удостоверение кандидата в депутаты Московской городской думы.

Накануне, окружная избирательная комиссия по избирательному округу № 27 (Орехово-Борисово) сообщила мне, чтобы 10 июля 2014 года в 19-15 я явилась за удостоверением кандидата в депутаты Московской городской думы. Все документы были в порядке, и оснований для отказа в моей регистрации у избирательной комиссии не были. Мы в штабе радовались. На тот момент я оказалась единственным кандидатом из «несистемной» оппозиции, которая благополучно дошла до регистрации. Других кандидатов «срезали» на подписях. Но, имея опыт подобного «срезания» в Щербинке в 2013 года, когда мне завернули все подписи (их было всего 10, и все их я собирала лично, заходя в каждую квартиру), я поняла, что сбор подписей — это бесполезная трата ресурсов. Все равно откажут в регистрации. И приняла решение договориться о выдвижении с партией «Справедливая Россия», чтобы подписи не собирать. Как выяснилось потом, на свою беду. Если бы я собирала подписи, то отделалась бы потерей денег. Но не свободы и здоровья.

Мы со штабом конечно предполагали различные «сюрпризы» в виде визитов полиции, налоговой, пожарной инспекции. Но, максимум, что мы могли предположить — это закрытие штаба, арест автомобиля или нападение на меня. Никому и в голову не могло прийти, что дойдет до фабрикации дела против кандидата по тяжкой статье УК, что меня посадят в СИЗО и подвергнут пыткам. Тогда казалось, что это слишком, что до этого не дойдет, такого не может быть. Теперь не кажется.

За несколько дней до моего ареста, ко мне на встречу напросился странный мужчина. По телефону он говорил, что он неплохой пиарщик, а на встречу в кафе «Фьорд» (метро Орехово) явился мужчина, похожий на бандита из 90-х, который намекал мне (правда, без отрытых угроз) на то, зачем мне баллотироваться, Орлов все равно победит и т.п. Я сказала, что кандидатуру снимать не буду и вышла с помощником из кафе. После этого, мы заметили, что мужчина нас «пасет», причем не заботясь о том, чтобы мы это не заметили, словно специально это демонстрирует. Мы расценили это как дешевый «развод».

Накануне я приехала домой в полночь, работа в штабе велась очень интенсивно. Отвесила костюм и достала туфли, чтобы завтра выглядеть на регистрации солидно и легла спать.

Утром в квартиру ворвались 10 вооруженных полицейских, которые наставили автоматы на мою соседку по коммунальной квартире, ее спутника и потом меня. У меня сразу отобрали все средства связи. Не разрешали пить, не выпускали в туалет. После обыска меня насильно повезли в офис, где избили меня и членов моего штаба. Я получила удар в позвоночник только за то, что попыталась выйти (формально арестована я еще не была, так что мое свободное передвижение не могло быть ограничено). От удара я упала на колени. Позвоночник у меня болит до сих, я испытываю сильную боль при вставании и подъеме по лестнице.

Потом меня с применением насилия доставили в УВД, где избили пластиковой бутылкой с водой по голове. 14 июля я была заключена под стражу, несмотря на то, что по закону меня заключать под стражу не имели права. Уже в СИЗО от сокамерниц я узнала, что эту норму УПК (ст. 108 ч.1.1) нарушают налево и направо.

В СИЗО я три раза объявляла голодовку. Во время последней голодовки меня намеренно поместили в камеру-одиночку с отрицательной температурой, застудив почки.

6 марта 2015 года меня из-за ухудшения здоровья перевели под домашний арест, который 7 июля был в очередной раз продлен, несмотря на то, что по закону больше года человека под стражей и домашним арестом держать нельзя. Но суд в очередной раз подтерся законом.

Многие «либеральные оппозиционеры» с пеной у рта призывают не делать из меня политзаключенную. Причем, делают это настолько усердно, что у меня возникают подозрения в их заинтересованности.

Так вот скажу о том, что если бы я не баллотировалась в Мосгордуму или бы если бы пошла по пути сбора подписей, с которыми бы меня гарантированно «срезали», я бы была до сих пор на свободе. При этом, даже если бы я совершила реальное мошенничество, я все равно была бы на свободе. Ровно до тех пор, пока кому-либо не помешала.

Все дела по мошенничеству заказные. Могу сказать с уверенностью на 100%. Я не оправдываю мошенников. Я просто хочу сказать, что настоящие мошенники и те, кто сидят за мошенничество это разные люди. Настоящие мошенники управляют страховыми компаниями, навязывают вам покупку дополнительных страховок за приобретение ОСАГО, кидают с выплатами. При этом прекрасно живут на Рублевке и лоббируют свои мошеннические интересы в правительстве и думе. Все прекрасно все понимают, но им все сходит с рук и будет продолжать сходить.

А сидят за мошенничество те, кто кому-то помешал в бизнесе или политике или просто те, враги которых имеют возможность так отомстить.

Осенью Госдума собирается принимать поправки к закону «О полиции», которые, в частности, установят «презумпцию доверия» полицейским, разрешат им стрелять на поражение в женщин без «видимых признаков беременности» и стрелять в толпу, если будут «основания полагать». Фактически, менты неограниченные права и полную безопасность. Неужели, мы это стерпим?

util