Badge blog-user
Блог
Blog author
Наталья Грязневич

Монополизм и идиотизм. «Газпром»

11 Апреля 2016, 10:42

Монополизм и идиотизм. «Газпром»

Статистика Постов 29
Перейти в профиль

По последним оценкам, озвученным экономистами на Гайдаровском форуме, уровень участия российского государства в отечественной экономике доходит до 70%. Даже в «коммунистическом» Китае доля частного сектора экономики выше 50%. Если мы добавим в список госкомпаний предприятия, работающие на госконтрактах или получающие финансирование от государства через Россельхозбанк или Внешэкономбанк, а значит, подконтрольные ему, то уровень влияния государства на экономику поднимается до сопоставимого с советскими временами. Как отметил российский предприниматель Владимир Лисин, акционер Новолипецкого металлургического комбината и транспортно-логистического холдинга Universal Cargo Logistics Holding, «с таким уровнем концетрации государства в экономике пора вводить госплан». Элементы которого мы уже наблюдаем повсеместно в жизни нашей страны.

Когда законодательная и судебная ветви власти по факту подчинены исполнительной, в экономике происходит сверхконцетрация государственного участия. Когда государство львиную долю доходов с активов страны (через участие в госкомпаниях, прямую продажу прав на разработку ресурсов, налоги, акцизы, пошлины и т.д.) распределяет по своему усмотрению и контролирует само себя (смешно, когда Федеральная Антимонопольная Служба не видит ничего странного в существовании «Газпрома»), тогда власть и замыкается на себя, превращаясь в черную дыру, которая втягивает в себя все вокруг и не отдает ничего наружу. Стоит попасть в поле зрения государства любому явлению, как мы начинаем наблюдать его поглощение и разрушение.

До 2011 года, пока никому в кабинетах не было дела до интернета, произошел расцвет отечественных IT-компаний — «Яндекс», «ВКонтакте», Mail.ru и т.д. Можно привести пример и из опыта США — в то время как демократ (которыми называют в США социалистов) Барак Обама занимался спасением промышленности и здравоохранения, в Штатах сама по себе наступила сланцевая революция. Благодаря частной инициативе и отсутствию вмешательства в малую нефтгазовую индустрию о стороны власти расцвела конкуренция, которая стала стимулом для частных предпринимателей и инвесторов искать пути повышения эффективности работы буровых установок и внедрять инновации. Как результат — США выходят на лидирующие позиции в мире по добыче нефти (3 место) и газа (1 место). Теперь неловко вспоминать, как недавно функционеры «Газпрома» планировали захват газового рынка США. Ситуация такова, что скоро уже США составит конкуренцию «Газпрому» на традиционном для него европейском рынке.

<anons>Наградив «Газпром» монопольным правом на строительство газовой инфраструктуры, транспортировку и продажу газа за границу, Борис Николаевич Ельцин оказал всем нам медвежью услугу. Прямым следствием газпромовского монопольного положения стала его неспособность провести газификацию регионов, развивать новые месторождения и наращивать добычу, а также потеря существенной доли европейского рынка.</anons>

Давайте разберем по порядку.

Так как у «Газпрома» нет конкурентов на рынке газовой инфраструктуры для конечного потребителя, он не заинтересован в его развитии и отдает предпочтения гигантским и громким проектам строительства миллиардных газопроводов за границу. При этом строительство газовой инфраструктуры для конечного потребителя преподносится как социальный проект и большая услуга для населения от национального достояния. Но почему тогда не допустить на этот рынок частные компании, малый или средний бизнес? Не потому ли, что этот рынок окажется перспективным? Частные компании найдут способ провести недорогие газопроводы в поселки и города, чтобы в свою очередь сдавать транспортные мощности производителям газа. А при наличии конкуренции на рынке добычи и транспортировки газа частные копании найдут инновационный способ добыть газ по такой цене, что и покупатель будет доволен, что получил газ, и производитель газа и строитель газотранспортной сети не останутся в убытках. «Газпром» же сейчас как собака на сене — и сам не газифицирует регионы (потому что выгоднее дать подрядчикам заработать на «Южном» или «Северном потоке» и потом продавать газ на экспорт), и другим не дает.

Что касается добычи газа, то мы уже увидели разницу между монополией и свободным конкурентным рынком на примере сланцевой революции в США. Обладая привилегированным правом на добычу газа в России («Газпром» получает доступ ко всем самым перспективным месторождениям), газовый монополист не заинтересован в снижении издержек и внедрении инноваций. Да и не бывает централизованных инноваций. Обладая также правом на регулирование доступа к трубе, «Газпром» убирает конкурентов с рынка. Таким образом, газовый монополист не заинтересован в снижении издержек при добыче газа (подрядчики не поймут, если урезать их доходы), а это означает высокую себестоимость. Не заинтересован в скорейшем запуске новых месторождений (чем дольше запуск, тем выше доходы подрядчиков) и в целом не заинтересован во внедрении инноваций при добыче. Все это негативно сказывается на разработке новых месторождений и наращивании добычи.

И третий пункт — падение доли на газовом рынке Европы. Обладая монополией на продажу газа за границу, «Газпром» лишен возможности конкурировать с отечественными коллегами за европейского клиента по цене. Во время падения цен на газ на мировых биржах «Газпром» отказывался снижать цену для клиентов по своим контрактам (где она привязана к цене нефти), чем заставлял их искать других поставщиков. Более того, выступая в роли энергетического оружия в политической борьбе с Украиной, «Газпром» показал свою несостоятельность как надежного поставщика энергоресурсов в Европу, чем тоже вынудил европейского потребителя смотреть в сторону поставщиков из ближневосточного региона и Северной Америки. При наличии свободного доступа к экспорту газа монополист стал бы играть по рыночным правилам, что помогло бы России сохранить долю на энергетическом рынке Европы, а также не стал бы газовой дубинкой в руках политических авантюристов.

За кадром остались непонятные, мутные и часто скрытые активы и инвестиции «Газпрома» — от яхт-клубов и конюшен до спонсирования немецких футбольных клубов. Если бы газовый рынок в России был открытым и конкурентным, это как минимум дало бы стране газификацию регионов, внедрение инноваций в добычу газа и ее рост, а также позволило бы сохранить европейский рынок, а возможно, уже давно завоевать азиатский (вспомнить хотя бы планы экспорта нефти и газа в Китай компании «ЮКОС»).

От существования монополии выигрывают только те, кто участвует в ее работе, и чиновники, которые «регулируют» и «контролируют» ее деятельность. Народ остается в проигравших. На примере «Газпрома» мы видим, что благодаря его монопольному положению мы до сих пор (в 2016 году!) не можем провести газификацию регионов, а тарифы на газ растут ежегодно.

Минусы от существования монополий существенно превышают возможные плюсы. Это можно увидеть не только на примере газовой отрасли. Те же проблемы мы встретим в области пассажирских перевозок, где неподконтрольные закрытые ГУПы требуют все больше денег из бюджета; параллельно мы видим уголовные дела в отношении руководителей этих компаний и шубохранилища в расследованиях ФБК. То же и в здравоохранении — бюджет большой, а толку мало. Как были очереди за номерками, так и есть. Подробнее об этом я еще напишу.

Условия рыночной конкуренции являются гарантом цены и качества услуг. При монопольном положении госкомпании и их руководители отрываются от реальности. И от их деятельности со временем начинает веять идиотизмом. Начинаются покупки иностранных клубов и обустройства шубохранилищ в домах. А регионы как были без газа, так и остаются.

util