Badge blog-user
Блог
Blog author
Дмитрий Краюхин
Blog post category
Общество

ПОЛИЦЕЙСКИЙ СО СПРАВКОЙ

Всегда понимал, что знание законодательства полиционерами — понятие достаточно условное

9 Декабря 2016, 22:02

ПОЛИЦЕЙСКИЙ СО СПРАВКОЙ

Всегда понимал, что знание законодательства полиционерами — понятие достаточно условное

Статистика Постов 10
Перейти в профиль

Знаете, сказать, что я в шоке — практически ничего не сказать. Я, конечно, всегда понимал, что знание законодательства сотрудниками полиции — понятие достаточно условное. Но не до такой же степени!

Приведу пример, просто для понимания. На вас составляет протокол некий человек в штатском. Причем в процессе составления говорит достаточно странные вещи, вызывающие подозрения — знает ли он законодательство. Вы, естественно интересуетесь: «А вы, простите, кем будете-то?» «Я сотрудник полиции. Но удостоверения у меня нет. Но если хотите, можете обратиться в наш отдел кадров. Не хотите? Фигня-вопрос, ща сам сбегаю. Уфффф, даже запыхался. Вот вам справка о моём полицейском проихождении, а вот и паспорт, в котором чёрным по-русски написано, что я — это я!»

Скажете, такого быть не может? Потому что быть такого не может никогда? Не угадали. Впрочем, начну по порядку.

Не так давно в орловских соцсетях наделало немало шума видео, где гаишники пытаются запихнуть в машину сопротивляющуюся девушку? Так вот, её всё ж запихнули, доставили в полицию, где держали несколько часов. Естественно, к концу этого срока девушка была готова признаться не только в переходе на красный свет, но и в убийстве экс-гендиректора «Орелстроя» Владимира Соболева. Впрочем, до обвинений в убийстве дело не дошло, девушке всего лишь инкриминировали избиение одного из полиционеров.

Однако выдав нужное полиции признание и вырвавшись на свободу, Лариса П. (именно так зовут «злостную» и «злобную» правонарушительницу) сразу же написала жалобу на имя начальника орловских носителей полосатых палочек Алексея Коршунова. Лариса не оспаривала того, что шла по проезжей части в то время, когда горел запрещающий сигнал: она утверждала, что сошла с тротуара на зелёный сигнал светофора, а после того, как загорелся красный продолжила переход.

Сразу хочу сказать, стопроцентной уверенности в её словах у меня нет. Но, на мой взгляд, ужасного качества черно-белое видео с расположенной на автовокзале камеры примерно на 80-90 % подтверждает слова Ларисы. Из-за безумного сегодняшнего разбирательства я видео пока не взял, но, надеюсь, на следующей неделе смогу выложить его в интернет. Ещё есть запись с полицейского видеорегистратора, где начало перехода отсутствует: автомобиль ГИБДД вывернул из-за поворота когда Лариса уже находилась на проезжей части, и полицейские вынесли постановление по делу, основываясь не на фактах, а на предположениях. Это видео я тоже смогу получить и выложить.

Дело в том, что уже несколько дней я в этом деле имею вполне официальный статус — защитник лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Лариса обратилась к депутату облсовета Валентине Остроушко, а Валентина Викторовна посоветовала связаться со мной: среди её знакомых не так уж много лиц, официально признанными «избивателями полиционеров».

Сегодня утром мы пришли для разбирательства по делу. В помещении кроме девушки-инспектора, на рассмотрение которой была передана жалоба, находились два мужчины: помоложе в штатском и постарше в форме. Забегая вперёд — когда мы попытались выяснить процессуальный статус каждого из них, инспектор про молодого сказала: «Он старший в нашей комнате». Второй, который постарше, пояснил сам: «Это мои подчинённые, я сам выезжал на место и потому смотрю, как проходит разбирательство».

Фактически разбирательство вел «старший в комнате», именно он начал опрашивать свидетеля, которого привела Лариса. Опрос был скорее очень жестким допросом: молодой человек давил на свидетеля, требовал предоставить телефоны родственников. Когда «старший» заявил о намерении запросить в компании Tele2 детализацию звонков свидетеля, я не выдержал: «Простите, какой запрос, какой детализации? Как вы это видите процессуально?» «В соответствии с законом о полиции! — парировал тот. — Мы направим запрос и нам дадут ответ!» «Без решения суда? Что там по этому поводу Конституция говорит?» — опять любопытствую я. В глазах «старшего» появляется задумчивость, похоже он пытается вспомнить что-то давно и прочно забытое. «Мы направим запрос, а в Tele2 пусть сами решают, давать нам ответ или не давать». «Спасибо, теперь я понял! — я сама вежливость. — То есть полиция обратится к оператору с просьбой о незаконном предоставлении информации. А оператор сам будет решать — нарушать ему закон по просьбе полиции или нет...»

А опрос свидетеля продолжался, его показания начали сравнивать с уже упоминавшимся полицейским видео: «А где вы стояли? А где был ваш сын? А где находились мужчины, о которых вы упоминали? Вы говорите неправду! Вы дали заведомо ложные показания! Я сейчас же составлю на вас протокол!» И действительно, забыв о том, ради чего мы все собрались, «старший в комнате» начинает заполнять бланк протокола об административном правонарушении. Подхожу, заглядываю через плечо на объяснения свидетеля — и снова недоумеваю: «Позвольте, объяснения брали вы — а почему указано, что это якобы делала ваша коллега? И, к тому ж, документ не подписан ни ею, ни вами...» «Это неважно. Сейчас, составлю протокол об административном правонарушении, тогда и этот подпишем!»

Тихо офигеваю...

«Вы меня внесите в качестве свидетеля, — прошу. — Я ж тут присутствовал, всё видел, буду щаслив дать показания» «Если лицо, в отношении которого составляю протокол, попросит — тогда и внесу!»

С такой трактовкой КоАП я сталкиваюсь впервые. Но тут дровишек в костёр ГБДДшной фантасмагории нечаянно подкидывает свидетель. «А вы, собственно, кто? — спрашивает он у штатского. — Можно взглянуть на ваше удостоверение?» Самый главный человек в комнате на несколько секунд теряется. «У меня нет удостоверения. У него истёк срок действия, а новое ещё не оформили... Впрочем, — тут он становится решительным, — вы можете сходить в кадры и выяснить там: являюсь я сотрудником полиции или нет!»

Градус моего офигения стремительно растёт. «То есть, — спрашиваю я, — вы ничем не можете доказать ни своего процессуального статуса, ни своих полномочий, ни даже факта принадлежности к славному полицейскому племени?» И снова в глазах у моего визави появляется мысль. Может даже две. «Подождите, я сейчас, возьму в кадрах справку!»

Минут через пять возвращается. «Вот справка о моей должности! А вот мой гражданский паспорт, чтобы подтвердить, кто я такой!» «Но вы ж говорили, что возьмёте справку в кадрах. А справка, совсем свежая, но датирована прошлой неделей!» «А она... её мне... Я её давно получил, она у меня в машине лежала»

(Вы всё ещё сомневаетесь, что орловские полицейские могут подтверждать свои полномочия именно таким изысканным образом?)

Дальнейшее, в принципе, уже можно опустить. И препирательства с «начальником подчинённых» о его статусе (он просто-напросто не понимал, что КоАП какой-то статус предусматривает). И дискуссии о том, должны ли сотрудники ДПС соблюдать нормы федерального законодательства и МВДшные нормативные акты при доставлении граждан («В конце-то концов, всех законов никто не знает. Вы — все законы знаете?»). По всей видимости именно из-за «всех законов никто не знает» полицейский со справкой так и не счёл нужным вписывать в протокол ни одного из свидетелей «лжесвидетельства».

Из здания ГИБДД я вышел в смятении. Да, я понимаю если не всё, то многое. И мудрые слова Сергея Лаврова считаю самой точной оценкой происходящего в России.

Но не настолько же!...

Читайте также

Крайняя мера

30 Ноября 2016, 17:00

9 Декабря 2017, 09:54

9 Декабря 2017, 09:54

util