Badge blog-user
Блог
Blog author
Анна Разваляева

Хроника суда N 3: полицейский Владимир Зубрицкий против фермера Марины Злотниковой. Свидетели защиты. Медицинская экспертиза.

18 Мая 2015, 14:05

Хроника суда N 3: полицейский Владимир Зубрицкий против фермера Марины Злотниковой. Свидетели защиты. Медицинская экспертиза.

Статистика Постов 11
Перейти в профиль
В пятницу, 15 мая 2015 г., Троицкий суд Новой Москвы получил показания новых свидетелей защиты — А.Е. Луцевич (Корчма), И.Л. Калмыковой, Е.Н. Рыжовой. На прошлых заседаниях судья В.Д. Смагин уже выслушал показания потерпевшего и его стороны (Хроника N 1). Защита передала необходимые фото — и видео материалы (Хроника N 2). Также в пятницу, 15 мая, суд ожидал услышать показания П.Ю.Вандышева, нового свидетели от обвинения. Он мог прояснить ситуацию с кражами мобильных телефонов в день происшествия. Напомним, М.И. Злотникову обвиняют по ст. ч.1. ст. 318 УК в избиении полицейского В.А. Зубрицкого.

Процесс
<hr/> В.Д. Смагин начинает судебную процедуру: гособвинитель А.В. Кошелев и адвокат В.Н. Першин на процесс явились, свидетели защиты, обвиняемая М.И. Злотникова на месте. Очередь доходит до П.Ю. Вандышева, зам. главы сельского поселения «Щаповское», судья зачитывает: «дверь квартиры [Вандышев] не открыл, был оповещен по месту работы<...>, находится на больничном [отпуске] с последующим увольнением<...>соответственно, не вызывается [для дачи показаний]».
Гособвинитель А.В. Кошелев зачитывает доказательства вины М.И. Злотниковой: заключение эксперта, протокол осмотра с места происшествия, рапорт В.А. Зубрицкого, CD-диск с материалами уголовного дела. В противовес этим фактам, адвокат перечисляет: туманная улика обвинения CD-диск (Хроника N1) — неясно, как она попала к следователю. Далее В.Н. Першин нашел нарушения, образованные при передаче материалов дела от одного следователя другому (Хроника N1). И, как следствие последнего, протокол осмотра места происшествия выполнен неправильно.
Судья: Диск, каким образом попал в дело?
Гособвинитель: Я дело не расследую.

Перерыв

Обвинитель зачитывает сопроводительное письмо в Следственный Комитет за подписью сотрудника полиции Бирюка, где в приложении есть видеозапись — улика легализована. Адвокат возражает — не доказательство, мало фактов. Но суд удовлетворяет ходатайство и Бирюк, видимо, будет допрошен, как свидетель.
Разобрались с уликами, перешли к травмам. Гособвинитель зачитывает в материалах дела заключения травмпункта (г. Троицк) и судмедэкспертизы (г. Одинцово).

Судмедэкспертиза. При обращении в травматологический пункт у В.А. Зубрицкого обнаружены «1.линейные ссадины левой и боковой поверхности шеи», которые «2.причинены тупым твердым предметом, с ограниченной травмирующей поверхностью». Повреждения у В.А. Зубрицкого, «ссадины линейной формы», «не имели каких-либо характерных особенностей, которые позволили бы установить индивидуальные свойства травмирующего предмета. 3. Местом приложения травмирующей силы (сил) у Зубрицкого была левая боковая поверхность шеи». Сообщить количество возможных ударов, нанесенных В.А. Зубрицкому, и природу их образования эксперт не смог, «в связи с отсутствием точного описания количества ссадин, степенью их заживления, представленной копией справки». Могли «линейны ссадины» появиться у В.А. Зубрицкого после ударов рукой? Эксперт считает, что это не исключено. В тоже время, «линейные ссадины» у В.А. Зубрицкого не опасны для жизни и здоровья, и «потому поэтому не расцениваются, как [повлекшие] вред здоровью». Что касается «диагноза ушиб в левое бедро» у В.А. Зубрицкого, то эксперт не смог вынести о нем какое-либо мнение с точки зрения судебной медицины, так как «не указано каких-либо наружных или внутренних повреждений, не описаны объективные характеристики повреждений, морфологические особенности, отсутствуют, либо не приведены сведения о его размерах. По этим причинам нет объективных оснований для ответа на вопрос тяжести об имеющихся у Зубрицкого повреждениях. Эксперт Троицкий».

Адвокат В.Н. Першин обращает внимание суда: травмы В.А. Зубрицкий получил в поселении «Щапово», 25 ноября 2012 г. в 22.00, а не пос. «Спортбаза» (место происшествия) — указано в документах и записано со слов потерпевшего В.А.Зубрицкого.

Допрос свидетеля защиты А.Е. Луцевич (Корчма)
Свидетельница прибыла в поселок «Спортабаза» 25 ноября 2012 г. по приглашению активистки Юлии Гусейновой для памятного мероприятия, а потом — отдыха с шашлыками.

Луцевич: Мы подъехали на окраину поселка «Спортабаза», чтобы спуститься далее в овраг, к памятнику, для возложения цветов и свечей. Нас [активистов] окружило большое количество (на моей памяти, человек 10-15) сотрудников полиции; они были в форме, и гражданские лица; они [полицейские и сотрудники в форме] пытались препятствовать проходу к памятнику, на вопросы не отвечали, причину присутствия не называли.<...> М.И. Злотникова громко высказывала свое возмущение [происходящим]. Тогда сотрудники полиции и люди в штатском окружили ее. <...> Как я понимаю, присутствующие лица, люди в штатском начали проявлять к ней какой-то интерес: окружали, хватали за руки, она пыталась отстраниться, кричала от боли с криками: " Мне выкручивают руки!«. При этом она никого не била, в драках не участвовала.

Свидетельница А.Е. Луцевич обратила в тот день еще на два эпизода, после которых она прибывала в «состоянии шока». Первое, у юриста Е.Архипова выхватили мобильный телефон — на это полиция не отреагировала, несмотря на крики его друзей. Второе, украли телефон и у В.А. Цатурова — А.Е. Луцевич услышала крики. ( В.А. Цатуров, выступая как свидетель, упоминал о краже мобильного телефона , для прояснения этой ситуации ожидали Вандышева.)
<...>
После нескольких попыток задержания, рассказывает дальше А.Е.Луцевич, М.И. Злотниковой удалось освободиться. Ей помогли подняться наверх (ее пошатывало), где она села на асфальт, чтобы дождаться кареты Скорой помощи. Когда медработники проводили М.И.Злотникову до машины, еще полчаса автомобиль не мог выехать — выезд был заблокирован автомобилями ДПС и полиции, утверждает свидетельница.

Адвокат: Скажите, пожалуйста, в какое время вы прибыли?
Луцевич: Это была точно вторая половина дня. Между двумя и тремя часами (14.00-15.00).
Адвокат: Когда закончилось мероприятие?
Луцевич: Где-то через два часа мы уехали оттуда. Уже стемнело, могло пройти часа два точно.
<...>
Адвокат: Принимали в задержании М.И.Злотниковой гражданские лица?
Луцевич: Не представлялись, подходили к ней, окружали, пытались хватать, но назвать это задержанием... Препятствием.
Адвокат: Сотрудники полиции как-то пытались помешать?
Луцевич: Я не заметила.
Адвокат: Почему из всех выделили М.И. Злотникову?
Луцевич: Сложно сказать, может быть, она была в красной куртке, несколько раз высказала возмущение, из мести, требовала соблюдения закона, не боялась.
<...>
Адвокат: Сколько М.И. Злотникова находилась в больнице?
Луцевич: Насколько я знаю, недель две-три.
Адвокат: Какие телесные повреждения она получила?
Луцевич: Насколько мне известно, у нее были побои, проблемы со зрением, насколько мне известно, у нее случился инсульт.
<...>
Cудья: С какой по какой момент М.И Злотникова находилась в поле вашего зрения?
Луцевич: С момента спуска, до камня, до момента, когда лица в штатском пытались ее хватать,<...>до момента приезда скорой помощи.
Судья: Утверждаете, что ударов не было?
Луцевич: Да.
Судья: М.И.Злотникова кричала, что насилуют?
Луцевич: Насколько я помню, она кричала, что меня хватают. Мне виделось, что ее хватает в области груди.

Допрос свидетеля защиты И. Л. Калмыковой
Свидетельница И.Л.Калмыкова приехала в пос. «Спортабаза» 25 ноября 2012 г. по приглашению Юлии Гусейновой, почтить память репрессированных, а потом приготовить шашлыки. Подъехав к посту ДПС, их автомобиль долго не пропускали. В итоге, пассажиры пошли пешком. Уже в поселке свидетельница увидела двух женщины, которые вели под руки плачущую М.И. Злотникову, сзади шли «мужики в полицейской форме», которые «не представились». Активисты начали вызывать врачей, по мнению И.Л. Калмыковой, М.И. Злотникова находилась в состоянии истерики. Подъехавшую «Скорую» некоторое время «переодетые полицейские» не пропускали на территорию. Наконец медработники посадили М.И. Злотникову в микроавтобус. И.Л.Калмыкова, рассказывает, что пыталась пристыдить стоящего рядом полицейского, но он возразил: «Это мы вас в могилу посадим, она меня избила».

Адвокат: Почему вы решили, что это переодетый полицейский?
Калмыкова: Потому что полицейские так себя ведут: они знают закон о полиции, они умеют себя вести с пожилыми людьми.
Калмыкова: Марина Ивановна рассказывала, что они спустились вниз, чтобы поставить свечки репрессированным, она только подошла и в лесу на нее напали какие-то [люди], начали крутить руки, лезть везде, щупать. Она [Злотникова] очень эмоционально говорила, вся была красная.
Адвокат: Кто это, она рассказывала?
Калмыкова: В виде полицейских.
Адвокат: Нашли травмы?
Калмыкова: Повышенное давление, синяки на руке, вывих плеча.
<...>
Обвинитель: Он [полицейский] вам показывал, куда его избили?
Калмыкова: Нет.
<...>
Обвинитель: Вы видели момент задержания Злотниковой?
Калмыкова: Я уже подошла, когда ее вели.
<...>
Адвокат: Ирина Леонидовна, сколько лет было тому полицейскому?
Калмыкова: лет 20-25.

Допрос свидетеля защиты Е. Н.Рыжовой
Свидетельница Е. Н.Рыжовой 25 ноября 2012 г. приехала К месту к пос. «Спортабаза» по приглашению И.Л.Калмыковой. У поселка автомобиль остановил патруль ДПС — осмотрел машину, содержимое и решил не пропускать.

Рыжова: Когда мы туда подошли, увидели много людей, Марину. Она сидела на асфальте в полусознательном состоянии, говорила, что ее побили, пытались задержать. Потом приехала Скорая помощь, ее [Злотникову] завели. По-моему там были ДПС — они блокировали и не давали медикам уехать. Когда открывалась дверь Скорой помощи, туда заходили какие — то люди в штатском, Марина оттуда кричала, что она не одета. <...> В больнице врачи сказали, что у нее такое состояние, что к ней нельзя. Мы очень просились, потому что надо было уезжать в Москву. Нам сказали [врачи], что у нее может быть обширное кровоизлияние в мозг, поэтому ее самочувствие плохое, говорить не сможет. <...> Марина показала плечи — там синяки были, ссадины. Говорила она мало, сказала, что ее избили, не объясняя причин.

Адвокат: В дальнейшем объяснила, почему хватали?
Рыжова: Да. Она хотела поставить свечи, возложить цветы около памятника репрессированным. Но они [полицейские, сотрудник в штатском] этого делать не давали, как она говорила, пытались изнасиловать, потом они пытались ее [хватать] за интимные места.
<...>
Обвинение: Вы сами все видели момент задержания М.И. Злотниковой?
Рыжова: Нет, потому что я подошла, когда она села на асфальт.

оригинал




util