Badge blog-user
Блог
Blog author
Мария Баст

Какой будет Россия в 21 веке?

10 Мая 2015, 14:46

Какой будет Россия в 21 веке?

Статистика Постов 14
Перейти в профиль

Носители либеральной идеи в России призывают к построению демократии, свободного, открытого, толерантного общества, говорят о необходимости того, чтобы Россия, являющаяся частью Европы, вошла в итоге в Евросоюз, стала полноправным ее членом. По мысли либералов, граждане России должны быть свободными, их права и свободы неукоснительно соблюдаться, в России должно быть построено гражданское общество, должна быть политическая конкуренция, независимые СМИ, независимая судебная система и т.д. Я разделяю и поддерживаю эту идею.

Однако на протяжении довольно длительного времени в России либеральная идея продолжает оставаться на уровне идеи: несмотря на попытки ее реализации, претворить в жизнь, несмотря на многочисленность либералов в России.

Что мешает? Какие принципиальные противоречия не дают идее реализоваться на практике? Можно ли эти противоречия устранить и что для этого нужно в России?

Разберемся по порядку.

Либеральная идея предполагает определенную степень подготовленности общества к ее реализации, к участию в построении. Мы говорим об определенном уровне правосознания общества, готовности общества соблюдать права и свободы человека. Об уровне правосознания, когда закон, если он противоречит принципам справедливости правового государства, вызывает сопротивление и неприятие в обществе, когда общество борется с законом, борется за свои права и свободы.

Дело в том, что в России правосознание зачастую подменяется законопослушанием. Многие права и свободы не вызрели, и общество не готово бороться за эти права и свободы, в т.ч. и за право жить в правовом и демократическом государстве, за горизонтальные и партнерские отношения между людьми, между человеком и государством. На практике в России зачастую закон, принятый государством, даже если он противоречит принципам справедливости, правового государства, правам и свободам, согласно представлению российского общества, такой закон все равно, по условию должен исполняться. Российское общество в подавляющем большинстве случаев готово смириться с законами, ущемляющими его права и свободы, т.е. уровень правосознания очень низок.

По сути, мы имеем дело с целой культурой иерархической системы построения отношений в обществе — это касается всех сфер от политических до бытовых, от доминирования одного человека в семье, на предприятии до политической партии и руководства страны в целом.

Либерализм же предлагает равенство, горизонтальные отношения, партнерство между людьми. Опять-таки во всех сферах: в семье, на работе. И с государством у меня тоже партнерские отношения.

Мы говорим о смене культуры и правосознания российского общества.

Возможен ли переход на более высокий уровень правосознания?

Дело в том, что в истории России неоднократно были попытки выстроить в обществе горизонтальные отношения, которые встречали препятствия и агрессию в самом же обществе, т.е. партнерство воспринималось как слабость другой стороны, и повод воспользоваться этой слабостью для собственного доминирования. Это прекрасно подтверждают исторические примеры. Попытка в 90-х годах прошлого века построить горизонталь вылилась, например, в экономике в криминальный передел и перераспределение ресурсов в пользу сильного, преобладала методика доминирования одних над другими, а не партнерские отношения. То же самое происходило в политике. Появилось множество партий, однако внутри эти партии были жестко подчинены одному лидеру. В итоге партнерские отношения между партиями были восприняты как слабость и произошел обычный захват и доминирование одной политический силы над всеми другими. Аналогичные процессы произошли в регионах, где доминируют их главы. Те же самые процессы происходят в иных сферах, в т.ч. и в семье.

Откуда иерархичность, почему нет горизонтальности в российском обществе?

Для объяснения причин либералы, как правило апеллируют к советскому времени, говоря о том, что сталинская эпоха, сталинские репрессии являются первопричиной иерархического состояния российского общества. Однако это всего лишь пропагандистская уловка некогда критиков советской системы, на которую часто клюют либералы. Ничего общего с реальными причинами это не имеет, так как реальная причина имеет куда более глубокие исторические корни и традиции в самой российской государственности, ее парадигме.

Тот же Сталин не мог возникнуть на пустом месте. Ведь даже культ Ленина появился не потому что Ленин его добивался, напротив, Ленин все попытки такого рода осуждал. Любая первопричина диктатуры и тоталитаризма лежит в согласии народа на те условия, которые предлагают тоталитаризм и диктатура. У каждого народа есть право на восстание, это естественное право, народ может отреагировать на появление диктатора. Народ этим правом на восстание почему-то не пользуется, значит, у народа есть на то причины: не осознает, или осознает, но все устраивает. Поверхностность в этом вопросе — основная ошибка либералов. Разрушая СССР, либералы считали, что разрушают и диктатуру, и причину диктатуры. В результате — СССР разрушен, диктатура никуда не делась. Получается, что проблема была не в СССР.

Действительно, проблема была не в СССР.

Русский классик, вспомним того же Михаила Лермонтова, этак лет за 100 до Сталина, пишет:

<...> Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ <...>

Или Петр Чаадаев пишет:

«Горе народу, если рабство не смогло его унизить, такой народ создан, чтобы быть рабом».

Высмеивание Александром Пушкиным церкви в «Сказке о попе и работнике его Балде».

Тот же Карл Маркс пишет о «Российском империализме и сути государственности»:

«Чудь и чудь кругом», — писал он. — Россия — это Московия, которая возникла после распада Золотой Орды. Он написал, что колыбель Московии — «кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов».

Интересны в этом плане исторические исследования польского режиссера Ежи Гофмана, который прослеживает связь отсталости России с ее изоляцией от внешнего мира на протяжении практически четырех веков, когда она находилась в составе Золотой Орды и впитала ту самую иерархичность, о которой мы говорим.

Очевидно, что Россия своей иерархичностью обязана Золотой Орде, культуре варваров, диких племен, пришедших с Востока и замедливших развитие России по сравнению со всем миром.

Я согласна со многими учеными, теоретиками, что несмотря на реформы Петра I, попытки коммунистов ликвидировать это отставание, по-прежнему, общественные отношения и правосознание отстают в своем развитии даже от ближайших соседей.

Что такое Россия?

Это народы, объединенные иерархичностью, жестким контролем из центра, многовековыми деспотическими традициями, где доминирует чинопочитание, вождизм, царизм, империализм, агрессия — все то, что было характерно для Золотой Орды. По сути, когда Путин говорит о том, что Россия будет строить евразийский союз, взяв за основу идею евразийства, он тем самым пытается, не меняя общество, легализовать ту форму существования российского общества, которая сложилась в течение многих веков. Именно евразийство впервые, еще в начале 20 века, признало Россию преемницей Золотой Орды и определило для нее наилучшую форму правления — единоначалие власти, деспотизм, империализм и теократию.

Можно сказать, что Россия столкнулась с двумя силами: «дугинщина», стояние на месте, и прогресс — развитие и движение вперед.

Очевидно, что движение вперед неизбежно, и карточный домик с традиционными ценностями падет.

Что придет на смену?

Нужно понимать, что Россия — самая многонациональная и многоконфессиональная страна в мире. Когда мы говорим о свободе, о демократии, то мы неизбежно сталкиваемся с противоречиями в самом устройстве, в самой парадигме России. Ведь Россия формировалась путем насильственного присоединения и завоевания народов, начиная с 14 века, начиная с Подмосковья и до Приморья.

При постановке вопроса о демократии возникнет вопрос о праве народов на самоопределение, автоматически, возникнут сепаратистские, националистические движения в республиках, среди русских националистов в том числе, которые будут требовать автономии и независимости, что неизбежно может привести к неконтролируемым процессам межнациональных конфликтов, распаду России, вплоть до ядерного конфликта. Может быть, на какой-то части территории результатом станет горизонтальность, но очевидно, что большинству народов придется проходить еще определенные этапы развития.

Нужен консенсус между народами, нужен интернациональный объединяющий все народы стержень. Говорить народам о том, что Россия много веков была ужасная, а теперь в один день станет демократической и идеальной, наивно. Нужна более сильная и привлекательная идея объединения, добровольного объединения. Это объединение должно предложить народам свободу в самом широком ее смысле — мир без границ, толерантный, мультикультурный, где права и свободы человека являются высшей ценностью, где человек может реализоваться — еще привлекательнее, чем Евросоюз и США.

И возникает противоречие.

Недавно Владимир Путин заявил о блоковости мышления Запада. Трудно не согласиться. Ведь на Западе действительно доминирует мышление блоками. Я это называю континентальным мышлением. Это переходный этап мышления от национального или регионального — к планетарному. Это естественный этап развития человечества. Сначала самые умные люди — ученые — открыли, что Земля круглая. Потом все общество должно вызреть до осознания, что Земля — круглая. Наступает переход от двухмерного мира к трехмерному. Например, обезьяна — для нее Земля плоская, есть ее среда обитания, она отличает, что есть дерево, еда, другие животные, но то, что Земля круглая — обезьяна поймет не скоро. Так шло и развитие человека: лес, деревья, река, деревня, город, страна, далее включается разум, знания, и человек осознает, что Земля круглая, есть другие планеты и т.д. Эволюция мышления — эволюция мышления человечества. Однако говоря о Западе, Владимир Путин, может намеренно, может нет, упустил очень важный момент: Россия — это тоже континентальное мышление, с еще более изжившими себя признаками регионализма и национализма, такими как — иерархическое устройство общества. Иными словами, как на Западе, так и в России, для коллективного сознания Земля по-прежнему плоская. Очевидно, что ни тот, ни другой мир не предлагают свободы в самом широком смысле. Оба мира — ограничения, оба мира не соответствуют реальности — устанавливают границы в то время, как их нет на земном шаре. Как мы можем говорить о свободе в самом широком ее смысле, о мультикультурности, толерантности, мире без национальностей и границ, когда мир разделен по различным признакам, когда одни страны доминируют над другими, когда большинство стран живут в нищете и голоде, а только избранные страны пользуются благами цивилизации только благодаря границам, установленным с другим миром. Большинство людей на Земле мечтают попасть за эти границы, преодолевая множество препятствий. Такой мир не может быть свободным, толерантным, мультикультурным, такой мир крайне нестабилен и раздираем конфликтами.

Это и есть основное противоречие, которое не позволяет на отдельно взятой территории построить рай на Земле. И Россия не исключение. Это объективно невозможно. И отсутствие этой возможности вызывает межнациональные, межконфессиональные, культурные противоречия при переходе России к демократии.

Переход к демократии возможен, построение общества возможно только путем построения другого мира, и это уже новый СССР, другое государство — государство, где выстраиваются партнерские, горизонтальные отношения во всех сферах.

Именно поэтому я убеждена в неизбежности торжества левой идеи, социализма, где человечеству принадлежит вся Земля, где нет чужих и своих, где личность, ее права и свободы являются высшей ценностью, а мир научный, мультикультурный, толерантный, без границ и национальностей, планетарный мир, осваивающий другие планеты и галактики, мир космических кораблей, свободного и прогрессивного человека.

util