Badge blog-user
Блог
Blog author
Анастасия Зотова

Больше двух не собираться

20 Августа 2015, 00:03

Больше двух не собираться

Статистика Постов 111
Перейти в профиль
О задержаниях на массовых акциях я пишу относительно регулярно. Задержания на несанкционированных шествиях и пикетах, особенно одиночных, противоречат и Европейской Конвенции, и российской Конституции, и российским Федеральным Законам. Но там есть хотя бы формальный повод. Например, плакат, который для полиции как красная тряпка для быка.

Периодически людей задерживали просто так. Например, 18 декабря компанию Жени Левковича «приняли» возле метро. Они просто вышли из метрополитена. Без плакатов. Задержание было, разумеется, абсурдным. Но тогда сотрудники полиции знали: ребята идут записывать видео возле здания, где дает пресс-конференцию Путин. Был формальный повод: не допустить инакомыслящих к солнцеподобному. Ну и через три часа их отпустили.


В мае этого года на Болотной площади людей задерживали за белые ленты. Полный абсурд. Но это была годовщина «болотного побоища» 2012 года. Место знаковое. Собралось много людей. И белая лента для полиции тут, вероятно, стала «красной тряпкой».


Год назад (6 августа 2014 года) Ильдара Дадина задержали на Манежной площади, а потом в автозаке избили. Есть видео, на которых заметно, что он не делал ровным счетом ничего противозаконного. Он шел от Исторического музея к памятнику Жукову. Но тут как бы несложно догадаться, что спровоцировало полицейских: шел-то Ильдар к месту проведения одиночных пикетов, потому и был схвачен.


Я еще раз повторяю, что задержания людей, которые не нарушают законов, абсурдны. И я их ни разу не оправдываю. Но в этих случаях хотя бы можно понять, какова была логика сотрудников полиции, которые задерживали/руководили задержаниями. В том, что произошло вчера, я не понимаю ровным счетом НИЧЕГО.


История одного задержания

А дело было вот как: 18 августа вечером собрались в Измайловском районе, в каком-то парке, восемь человек. Я их даже не всех знаю, но они, судя по всему, дружат, раз собрались. С их слов, они просто гуляли. И в это охотно верится: парк в Измайлово — место вроде бы не знаковое для протестной тусовки. Это не памятник Абаю, не Манежная площадь, не Кремль, не Болотная...


Внезапно откуда-то появляются сотрудники полиции и Центра «Э» и задерживают шестерых. Девушка Ольга пытается зафиксировать происходящее, ей ломают камеру. У Оли и еще одного человека есть пресс-карты. Я так и не поняла, зачем Оля и тот второй, неизвестный мне товарищ их показали, но суть в том, что полиция, записав данные, их отпустила. А вот остальных шестерых задержала, обвинив в несанкционированной акции, и отправила в ОВД Измайловский.


*************************************

Уточнение от Ольги: полицейские сначала крикнули «Не снимать...». Я включаю камеру, но у меня из рук ее вырывает человек в штатском с криком: «Я сказал не снимать!» Естественно, я кричала, что я журналист, что они нарушают 58 статью. Начали требовать аккредитацию и пресс-карты.

Уточнение от Ромы: в ходе задержания сотрудники органов отобрали у Ольги камеру, разбили ее и выбросили объектив камеры в пруд. Эшники сказали ей, что камеру разбили потому, что она в прошлый раз сняла их лица, ее отделили от группы и психологически давили на нее некоторое время, чтобы ее запугать.

***************************************

Через несколько часов отпустили Колю Глухина, у которого тоже была пресс-карта. Остальных пятерых (все мальчики) до двух часов держали в комнате для составления протоколов. Протоколы не составлялись. Отметим, что задержание произошло примерно в 21:25. Доставлены в ОВД они были около десяти. Таким образом, через три часа (ну в крайнем случае в час ночи) всех должны были отпустить, если протоколов не было.


В два часа ночи поступила информация, что на ребят составляют протоколы по статье 20.2.8 КоАП РФ. Повторное нарушение на массовой акции. Грозит до 30 суток и штраф до трехсот тысяч рублей. В протоколах утверждается, что задержанные кричали «Слава Путину!», «Крым наш!» и топтали георгиевские ленты. Восьмой пункт — предтеча уголовки по 212.1, по которой сейчас сидит (под домашним арестом) Ильдар.


Кстати, у дверей ОВД, по словам задержанных, их ждали правозащитники, пытаясь пройти внутрь или хотя бы передать еду. Этого им долго сделать не удавалось, потом еду все же передали. По некоторым данным, в пять утра отпустили одного молодого человека.


Около полудня пришла информация, что ребят везут в Измайловский суд. Потом стало известно, что заседание начнется якобы в 15:00. Еще полтора часа неизвестности, во время которых я переписываюсь со свидетельницей Ольгой (та самая девушка, которой камеру сломали, она журналистка, потому я ее знаю). Около половины пятого судья Виталина Говердова отказывается принимать дело. Суд переносят (вроде бы на пятницу).


Выясняется, что судье нужны постановления по предыдущим административкам задержанных — из Никулинского суда. Ребят снова везут в ОВД — «дорабатывать материалы дела». Они пишут обязательства о явке в суд (которые являются фиктивной бумажкой, не имеющей юридической силы, и зачем это вообще писать, непонятно). И, по данным «ОВД-Инфо», их уже около семи вечера отпускают.


Была ли акция

Тут я стараюсь понять логику полиции. То есть, если акция все же БЫЛА, то вполне логично (с точки зрения правоохранителей), что на нее таким образом среагировали. Если акции НЕ БЫЛО, то это новый виток беспредела: теперь каждого, кто будет гулять на улице с друзьями или родственниками, могут в любую минуту задержать за «несанкционированное мероприятие». Могут задержать в очереди за хлебом или на автобусной остановке. А задержав четыре раза — посадить на пять лет по 212.1.


Итак, один из задержанных — мой друг Рома Рословцев. Это вот мы с ним зимой.



304c955d30b0.jpg

Рома действительно участвует в различных перфомансах, как и некоторые из остальных задержанных. И Рома не боится говорить о том, что участвовал в той или иной акции. Он сам о них писал на Открытой России.


В этот раз, узнав о задержании, я позвонила Роме. «Настя, правда, никакой акции не было, мы гуляли», — сказал он мне. Я не сомневаюсь в его порядочности и в том, что, устроив акцию, он бы об этом сказал: иначе смысла в акции, собственно, нет.


Обычно, если устраивается какая-то акция, то на нее зовут блоггеров и журналистов. Журналисты постят фоточки в Twitter, пишут репортажики, снимают видео. Пару раз меня тоже звали, я снимала. Сейчас, спустя сутки, нет ни одной фотографии с предполагаемой акции. Ну подумайте, зачем устраивать акцию и не снимать ее.


Да, в компании было три журналиста. Но неужели в компании друзей не может быть журналистов? Или когда с товарищами идете гулять, вы смотрите, кто из вас кем работает, и думаете, звать ли на прогулку, там, учителей и строителей, или только менеджеров? Понятно, что если бы меня Рома позвал погулять и я бы согласилась, то тоже была бы среди «журналистов». Пресс-карта, понятно, у меня всегда с собой (не знаю только, стала ли бы я ею светить, когда меня задерживают посреди улицы).


Многие уличные акции, как оппозиции, так и провластных движений, а также экологических активистов и еще Бог знает кого, снимает Филипп Киреев. Он всегда про все откуда-то знает, просто герой репортажной журналистики (без иронии). Я специально связалась с Филиппом и уточнила, знал ли он о какой-либо акции. Он не знал.


Для чистоты расследования я решила выяснить: не является ли 18 августа какой-либо датой какого-либо знакового события, в годовщину которого можно было устроить перфоманс. Залезла в Википедию, ничего не нашла.


Если я что-то упустила или напутала, напишите. Но я, собрав все сведения и проанализировав их, могу предположить только то, что для задержания не было никаких ни причин, ни поводов. Ну вот вообще никаких. И меня это сейчас очень пугает. Типа, собрался компанией больше двух человек — устраиваешь акцию. И неважно, чего вы там хотели — шашлыков пожарить или на озеро съездить: вечер закончится в ОВД. Отдыхайте дома, короче. Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.


util