Badge blog-user
Блог
Blog author
Анастасия Зотова

Должен ли журналист говорить правду?

1 Января 2016, 12:45

Должен ли журналист говорить правду?

Статистика Постов 111
Перейти в профиль

<anons>Меня упрекнули в нарушении журналистской этики. Корреспондент телеканала «Россия 1». </anons>

По мнению сотрудницы этого достойного канала, я как журналист совершила постыдный поступок, когда распространила через СМИ общественно важную и правдивую информацию.

Этот пост я пишу исключительно для того, чтобы объяснить: вообще-то журналист именно тем и занимается, что распространяет общественно важную информацию (NB — правдивую).

Что же, собственно, произошло?

29 декабря, половина двенадцатого ночи. Я собираюсь уходить с работы и лениво проглядываю ленту Facebook, чтобы узнать, не случилось ли чего в нашем прекрасном и свободном государстве. Ну, вдруг известный гееборец Виталий Милонов покарал клятых содомитов, или задержали подрывавших скрепы экстремистов с плакатом «Мы против коррупции», или избили экоактивистов, которые зачем-то протестуют против застройки своего парка.

И вдруг внезапно вижу описание совершенно чудовищного инцидента: в России XXI века, великой державе, молодой человек умирает от пневмонии. А в больнице, куда он попал, «не лечат, не реанимируют, а только констатируют смерть». Сообщение о том, что в России нет «ни технического прогресса, ни медицинского оборудования», сделанное журналистом одного из федеральных каналов, повергает в шок: мы поднимаемся с колен, а тут — такой удар в спину!

Является ли прискорбное состояние отечественной медицины вопросом общественной значимости? Безусловно. Должны ли журналисты заявить об этой требующей внимания властей ситуации? Непременно. Повинуясь журналистскому долгу, я процитировала в Facebook сообщение спикера, ни на йоту, не дай Бог, его не исказив и не сопроводив ни единым оценочным суждением.

8b4b07403256.jpg

Точно так же я цитировала слова директора центра адаптации детей беженцев Ольги Николаенко, которая рассказывала о судьбе мальчика, отобранного у матери в рамках операции «Беспризорник» (PS — с ребенком все в порядке, его вернули маме).

c2699585e1ac.jpg
Или Сергея Шарова-Делоне, защитника Ивана Непомнящих, осужденного на 2,5 лет по «Болотному делу».

0a1218f145c9.jpg
Жизнь в СИЗО Ивана Непомнящих, инцидент с таджикским ребенком и отсутствие возможностей вылечить человека в больнице — все это общественно значимая информация. Однако смерть молодого парня вызвала огромный общественный резонанс — видимо, потому, что это же «не бездомный, не маргинал и не зэк какой-то». Но сотрудница канала возмущена тем, что ее слова, которые она же сама разместила в публичной сети, так много привлекли внимания.

63d338b60a13.jpg

Я же, признаться, удивлена. Публикуя эту историю, я не высказала ни одного своего личного суждения и ни одной претензии к кому-либо. Я пересказала правдивую общественно-значимую историю, не исказив (еще раз подчеркну) ни единого слова спикера.

(Хотя рассказать мне есть что: например, как у меня однажды ночью пошла кровь горлом, я вызвала скорую помощь, а врач такой говорит: «Ну, я не знаю, что с вами, сходите завтра в платную поликлинику», — а потом оказалось, что в горле у меня опухоль, так началось какое-то воспаление, и это все срочно пришлось вырезать...)

Что касается людей, которые ведут себя агрессивно по отношению к журналистам и иным публичным персонам, — это, увы, объективная проблема, как и скверное состояние медицины. Мне тоже приходят оскорбления — кстати, Facebook так настроен, что они сразу уходят в спам. Мои друзья оскорбления получают — например, мальчика Гошу, который пишет тексты для «Медузы», вообще как-то обещали подкараулить и избить. Сколько грязи льется на Лену Климову, или Надю Толоконникову, или ту же Лесю Рябцеву — трудно даже представить.

А не то обвяжутся люди георгиевскими лентами — и давай на улицах стариков и девушек избивать, на музеи нападать, зеленкой швыряться. А полиция их даже не задерживает. А моего мужа, который защищал женщин от нападения таких бойких молодцов — отправили на три года в тюрьму. А многоуважаемый телеканал «Россия 1» потом на всю страну рассказал, что мой муж гомосексуалист — видимо, чтобы в тюрьме ему поинтереснее было сидеть.

И сейчас вместо того, чтобы ругаться со службой ФСИН, писать заявления в суды или общаться с адвокатами, я пишу длиннющий пост, чтобы пояснить прописную истину: журналист, который предает огласке факт, имеющий общественную значимость, — выполняет свою работу и свой журналистский долг.

Наш декан Елена Вартанова на одной из лекций сказала, что журналистом может быть лишь человек с чутким сердцем, который отзывается на любую несправедливость и стремиться ее исправить. И я не замолчу — я буду писать про то, как в судах и СИЗО теряют документы, как в ОВД пытают людей, как коррупционеры захватывают власть в Реутове и Королеве, а в Балашихе избивают наблюдателей. И про состояние здравоохранения в России я тоже буду писать.

***

А если кто-либо не хочет, чтобы его слова оказывались в СМИ, то нечего с ними выходить в публичное пространство. Ну не пишите в Facebook, если боитесь. Шушукайтесь на кухне о том, как «ни у кого нет гражданских прав», а потом — как в советское время — на площадь: «Слава товарищу Сталину! Слава ГУЛАГу! Слава репрессиям! Ура, ура, ура!»

util