Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Косвинцев
Blog post category
Общество

Злоключения «Страны»: между политикой и правом

Послесловие к визиту украинских законников в редакцию скандального издания
30 Июня 2017, 02:07

Злоключения «Страны»: между политикой и правом

Послесловие к визиту украинских законников в редакцию скандального издания
Статистика Постов 47
Перейти в профиль

В истории с вымогательством 10 тысяч долларов, что Генпрокуратура Украины инкриминирует главному редактору интернет-издания «Страна.ua» Югорю Гужве, всем заинтересованным лицам, кто искренне желает докопаться до истины, стоит выделять два аспекта: юридический и неюридический. Их смешение приводит не просто к дезориентации украинского общества, но и к его разделению в том, в чем разделения быть не должно.

Между тем вторжение правоохранителей в помещение редакции «Страны» в 9 часов вечера 22 июня в очередной раз разделило Украину. Одни откровенно радовались данному факту под предлогом того, что этот информресурс якобы размещает материалы сепаратистского характера и является «пророссийским» в то время, когда Россия ведет войну против Украины...

Одновременно нашлось немало и тех, кто осудил действия правоохранителей. Мол, налицо факт давления на неподконтрольное СМИ и неугодного журналиста.

Попробуем разложить все по полочкам. В первую очередь стоит сказать, что украинская система масс-медиа, по публичным признаниям знатоков отрасли, изрядно заражена «джинсой» (размещение политической рекламы за деньги под видом «аналитики»). Также, по сообщениям СМИ, широкое распространение в стране получили «темники» (инструкции, что и как освещать), выходящие, как правило, из кабинетов влиятельных чиновников и олигархов. В благодарность за исполнение «темников» журналисты получают возможность работать и хорошие зарплаты. Оборотной стороной этих видов «бизнеса» является практика блокирования нежелательных публикаций за «черный нал», которая тоже, как правило, порождается людьми, имеющими деньги и/или власть.

В интересах государства и общества правоохранительные органы должны бороться с подобными явлениями. Однако в процессе этой борьбы ни в коем случае нельзя «выплеснуть» такого «ребенка», как свобода слова и печати. От ее уровня зависит не только международный имидж страны, но и гораздо более осязаемые вещи: иностранные инвестиции, подконтрольность власти обществу, борьба с коррупцией... Все это накладывает на правоохранителей особую ответственность за то, чтобы «поимка» какого-нибудь любителя «черного нала» с журналистским удостоверением не походила на сведение счетов со СМИ со стороны влиятельных людей из-за публикации компрометирующих их материалов. И уж, конечно, с юридической точки зрения все должно быть выполнено безупречно.

К сожалению, именно юридическая сторона на этот раз вызывает массу вопросов. Например, почему сразу после появления следственных работников в помещении редакции «Страны», как сообщалось, туда долгое время не пускали адвокатов? А ведь это является грубым процессуальным нарушением. Обычно его допускают следователи, которым либо «свыше» дан приказ найти «вещественные доказательства» в отношении неугодного властям лица, либо откровенные дилетанты. В любом случае суд, который примет «вещдок», добытый с подобным нарушением, не будет выглядеть непредвзятым и справедливым.

Конечно, в «Стране» факт выемки денег был зафиксирован при понятых. Однако, по словам адвоката Андрея Смирнова, они «появились внезапно». К тому же, как сообщалось, правоохранители фактически прибыли на операцию, заранее их подготовив. Вопрос о том, были ли понятые ангажированными или независимыми, пока остается открытым. На суде и при независимом журналистском расследовании, если кто-то захочет его провести, это может выявиться.

Еще один характерный момент. Пресс-секретарь ГПУ Лариса Сарган в Facebook сообщила, что указанные дензнаки были найдены в портфеле Гужвы. Между тем сотрудник редакции, который присутствовал при обыске, утверждает, что их вытащили из какой-то коробки из-под бутылки спиртного...

Кто туда деньги засунул? Откуда взялась та коробка? И даже если доллары вытащили из портфеля Гужвы, все равно остается вопрос, как они туда попали. Сам Гужва утверждал, что он этого не знает, а следить за ходом обыска у него не было возможности. И кто и как теперь докажет, что деньги не подбросили заинтересованные люди? В той атмосфере коррупции и лжи, в котором пребывают украинские законники, исключить такое можно, но это не будет выглядеть убедительно.

Вызывает также недоумение, что глава ГПУ Юрий Луценко вскоре после начала данной операции на своей странице в Facebook с помпой сообщил: «Добрехався, нарешті, до правди. За матеріалами ДФС і прокуратури м. Києва поліцією затримано І. Гужву, який вимагав і отримав 10 тис дол за нерозміщення компроментуючих матеріалів на діючого політика. У слідства наявні відео та аудіо докази».

Материалы о задержании еще даже не были оформлены, а главный законник страны уже протрубил о нем на весь мир. Зачем? Что за «писательский» зуд? Нечем заняться? Или заблаговременно хочется настроить суд соответствующим образом? Такая практика не способствует построению правового государства.

Что касается упомянутого политика, то им оказался Дмитрий Линько, член фракции Радикальной партии. В тот же вечер, 22 июня, на своей странице в Facebook он написал, что еще в конце марта ему стали поступать угрозы о том, что издание «Страна.ua» якобы намерено опубликовать компрометирующие материалы против него лично и Радикальной партии. «Далее начались попытки вымогательства денег и шантажа по непубликации этих материалов. Подобным образом кремлевская агентура хотела взять „на крючок“ меня как политика, — напускал туману нардеп. — Почти три месяца правоохранительные органы фиксировали все попытки вымогательства взятки. Вчера, главный кремлевский вестник Гужвы попался на горячем при получении первого транша в 10000 долларов. Деньги изымали лично у него».

После таких заявлений «пострадавшего» и главного законника Украины можно было надеяться, что обществу предъявят абсолютно неопровержимые и убедительные доказательства инкриминируемого преступления. Вместо этого ГПУ показало видеоролик, на котором в ресторане сидят человек, похожий на Гужву, и человек, совсем не похожий на Линько.

Позже Линько признался, что никогда с Гужвой не встречался. А еще позднее выяснилось, что на видеоролике якобы был так называемый «посредник». По информации адвокатов Гужвы, этот человек носит фамилию Филипковский А.О.

Из их беседы на видеоролике с трудом, но можно понять, что они обсуждали вопросы публикации и непубликации каких-то неназванных материалов за плату. Конечно, подобные разговоры не красят любого журналиста (представляю, как в этом месте ухмыляются сотрудники СМИ). Означенный видеоролик мог бы стать предметом серьезного разговора в журналисткой среде, например, в НСЖУ. А вот считать его доказательством такого уголовного преступления, как вымогательство, просто язык не поворачивается. Нельзя же так профанировать работу следственных органов! Это выставляет всю правоохранительную систему Украины совершенно в дурацком свете.

Ведь любой мало-мальски подготовленный юрист знает, что применительно к такого рода эксцессам вымогательство характеризуется требованием (!) передачи имущества (денег) с угрозой (!) разглашения сведений, которые потерпевший хочет сохранить в тайне. Ничего подобного на представленном видеоролике вряд ли сможет обнаружить какой-нибудь эксперт. Ну, разве что совсем уж продажный...

Не случайно адвокат Смирнов не без юмора пишет в своем микрорблоге: «Внимательно просмотрел кинофильм о „преступной деятельности“ Гужвы. Не смею давать оценку подлинности этой мелодрамы, попробую объяснить юридически. В сюжете два мужика сидят в ресторане и обсуждают редакционную политику: „публиковать — не публиковать“, где, когда и почём „помолчать“ и „поговорить“. Я сильно извиняюсь, господин Луценко, буквально несколько вопросов:

— Где вымогательство?

— Где угрозы опубликовать компрометирующую информацию?

— Где само событие преступления?

— Где потерпевший в ресторане?

...Вы с этим, правда, в суд собрались?»

Позже появилась информация, что «посредник» заключил со следствием соглашение о сотрудничестве. Это может несколько усилить позицию государственного обвинения, но явно не настолько, чтобы говорить о прямых доказательствах предполагаемой вины главного редактора «Страны». Возможно, подозревают его не зря, вот только свои предположения правоохранители обнародовали, выражаясь языком мастеров следственного дела, явно преждевременно.

Так на что же надеются законники во главе с кумом президента Порошенко, собираясь засудить неугодного журналиста на основе подобного полуфабриката? Неужели на то, что отдадут дело какому-нибудь услужливому судье? В этом случае власть может добиться желаемого. Однако ей не стоит забывать, что, кроме отечественных судов, существует ЕСПЧ...

Понимаю, что может найтись украинский патриот, который обвинит меня в том, что я пытаюсь выгородить скомпрометировавшего себя коллегу. На это вот что я скажу. С Гужвой лично не знаком, как человека его совершенно не знаю. Как коллега по журналистскому цеху он был мне крайне неприятен, когда работал в медиахолдинге «Вести». В то время данный медиохолдинг работал в вызывающе антиукраинском ключе. Для меня это неприемлемо. Любой желающий может почитать мои статьи на Zaxid.net и убедиться в том, насколько разнилось и разнится мое с Гужвой отношение к происходящему.

Однако объективности ради должен заметить, что Гужва уже около двух лет не работает в «Вестях». Все его тамошние прегрешения, если таковые и были, не имеют к новому делу никакого отношения.

В то же время, проработав в СМИ более 30 лет, в том числе главным редактором, я не мог не отметить, что после создания «Страны» Гужва как руководитель издания стал гораздо более взвешенным. «Страна» нередко публикует весьма профессионально проведенные журналистские расследования, в которых фигурируют известные коррупционеры. Какой-то явной сепаратистской направленности, как кое-кто говорит, у данного информресурса опять-таки не обнаружит ни один уважающий себя эксперт.

Правда, мне доводилось читать в СМИ и соцсетях такие упреки в адрес «Страны»: мол, много критикует действующую власть и почти совсем не трогает оппозицию. Что тут скажешь... Это же так очевидно, что подобные упреки не имеют отношения к вопросам законности. К политике — имеют, к украинскому патриотизму — имеют, а к праву — абсолютно никакого!

По всем канонам западного мира, куда стремится Украина и обязательно когда-нибудь придет, редакции СМИ должны обладать полной независимостью в выборе тем для публикаций. Уголовная или административная ответственность журналистов может наступать только в случае нарушения ими каких-то вполне определенных законов. С этой точки зрения претензии к «Стране» в плане содержания материалов совершенно беспочвенны до тех пор, пока по каким-либо фактам из публикаций издания не выскажется суд.

Позвольте также напомнить, что на Западе журналистов принято считать «сторожевыми псами демократии». Под их неотступным взором, прежде всего, должна находиться действующая власть. А все остальное — дело вкуса работников изданий и читателей.

В украинском обществе, судя по реакции некоторых граждан на историю с Гужвой, не в чести известное выражение, которое приписывают великому Вольтеру: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать». Но я верю, что когда-нибудь и в Украине оно будет популярным.

Впрочем, несмотря на все выше означенное, я не буду на 100% утверждать, что господин Гужва не замешан в том, в чем ему прокуратурой объявлено подозрение. Не буду утверждать это потому, что не хочу уподобляться больному, который учит врача, как лечить его болезнь. Тем не менее прошу оставить за мной право, попав на прием к изрядно пьяному доктору, отказать ему в доверии и отказаться у него лечиться.

Законники, которые доказывают виновность человека в Facebook, вместо того чтобы тихо и заблаговременно обзаводиться прямыми и надежными доказательствами, лично мне напоминают «пьяных», которые каким-то чудом обзавелись погонами. Если украинские правоохранители на самом деле хотят изжить противозаконную практику «джинсы» в масс-медиа, пусть «трезвеют».

Александр Косвинцев.

Поддержать автора, страдающего от цензуры:

Карта Сбербанка России 4276 2600 1496 0024

Карта Приватбанка (Украина) 4149 4391 0112 8399

util