Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Никита Соломатин

День чего, вы говорите?

12 June 2015, 14:41

День чего, вы говорите?

Статистика Постов 3
Перейти в профиль


fc74edc2d449.jpg
Сегодня «Эхо Москвы» задало слушателям вопрос: «Для вас День России — настоящий праздник или дополнительный выходной?» Для 81% слушателей, отвечавших по телефону, и 84% отвечавших на сайте радиостанции — всего лишь выходной. То есть искусственно придуманный официальный праздник, когда вывешивают флаги, устраивают торжественные концерты, а народ взирает на это с полнейшим равнодушием. Не знаю, есть ли еще в мире страны, где главный праздник государства настолько безразличен народу.

Понятно, что записные патриоты-государственники этот день не жалуют, ведь отмечают его в честь принятой в 1990 году Декларации о государственном суверенитете России. Тогда это был шаг к разрушению СССР, по которому эта публика теперь так ностальгирует. Сам Путин назвал распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой». Так что же праздновать тем, кто придерживается таких взглядов?

Но среди слушателей «Эха» не так уж много приверженцев этой точки зрения. И все же праздник не стал праздником и для большинства эховской аудитории. Николай Сванидзе сокрушается: «В оригинале этот день знаменовал рождение новой, демократической России, сбросившей имперские путы. Ведь суверенитет был провозглашен не от кого-нибудь, а от Советского Союза, от его верховной коммунистической власти». По его мнению, дело в государственной пропаганде, внедрившей в мозги россиян ностальгию по советской сверхдержаве. Но ведь этот праздник и в те времена, когда по СССР вздыхали только маргиналы, особой популярностью не пользовался.

На мой взгляд, причина такого отношения россиян к нынешнему празднику в том, что на самом деле никакого рождения новой России на руинах «империи Зла» не произошло ни в июне 1990, ни в августе 1991. Легко было придумать пропагандистское клише о том, что страна после семидесяти с лишним лет кромешного коммунистического ужаса возвращается к нормальной жизни. Вернули трехцветный флаг и двуглавого орла — что еще нужно?

Но чем было то государство, от которого стремились уйти в 1990 году и которое окончательно рухнуло в 1991? В какой мере оно продолжало идеи октябрьской революции? Похоже, что только на уровне символов.

Советское государство было отрицанием империи, оно создавалось с прицелом на мировую революцию. На его гербе был земной шар, его лозунг был «пролетарии всех стран, соединяйтесь». Все ради утопической идеи о всемирном братстве свободного труда.

Однако очень скоро выяснилось, что построить это утопическое братство несколько сложнее, чем придумать. Пролетарии всех стран не горели желанием вливаться в единую мировую семью, а свободный труд без принуждения вообще никого не привлекал. И советское государство стало постепенно превращаться в ту же Российскую империю, которую на словах отрицало.

Мечта о всемирной революции уступила место гордости за самую большую в мире, а значит, великую страну. Сталин, сговорившись с Гитлером о разделе Восточной Европы, начал возвращать утраченные империей территории, прихватив при этом даже часть земель, при предыдущих разделах Польши доставшихся австрийской короне. Созданный после Второй мировой войны «социалистический лагерь» в Восточной Европе держался лишь на оккупационных советских войсках. И уже в последние годы своего существования империя предприняла новую попытку захвата соседнего государства, правда, крайне неудачную.

Коммунистическая идеология, на которой было построено советское государство, постепенно выродилась в набор мантр, над которыми не смеялся только ленивый. И все, что к брежневским временам осталось от идей октябрьской революции, — это запрет частной собственности. Очень похоже, кстати, что именно это рудимент и привел к отставанию страны, низкому уровню жизни населения и в конечном счете нежизнеспособности режима.

И получается, что события 1990–1991 годов были возвращением к «истинной» России лишь в экономическом смысле. Политический же вектор был, как ни странно, тот же, что в 1917: от закоснелой империи к царству свободы. И снова со свободой ничего не получилось, путь от демократии к репрессивному режиму был пройден в ошеломляюще короткий срок. Империя, в очередной раз лишившись своих окраин, начала потихоньку отвоевывать утраченное.

На протяжении прошлого и нынешнего веков дряхлеющая империя постепенно разваливается, сжимаясь, как шагреневая кожа, но какую-то способность к регенерации все еще сохраняет и после каждого «распада» восстанавливается, правда, во все более уродливых, нежизнеспособных формах. Мы свидетели и участники затянувшейся агонии.

И что за праздник мы отмечаем сегодня? День чего, вы говорите? А она вообще-то еще есть?

util